May. 16th, 2017

blackmoon3712: (Default)
Дочитала Бахтина и взялась-таки за Муми-троллей... мне любимый подарил всю серию, ура!!

хм... Удивительная все-таки серия - от беззаботного детства к горькому взрослению, от идеального мира - к реальному...

Я их в детстве обожала и мечтала перечитать все книги, но у меня были только "Комета прилетает", "Волшебная зима" и "В конце ноября" (последнюю повесть, разумеется, я никак не могла дочитать и понять вообще, что там происходит - для ребенка это очень скучно, а вот взрослому открывается такооое... и далеко не всё, попрошу заметить, открывается). Ну и чуть позже прочитала некоторые сказки...

А сейчас прочитала всё - от наводнения до ноября, и просто обалдела.

Честно говоря, я начала немного грустить уже с первой повести. Нетрудно догадаться, почему) Я ведь с детства понимала, что чудесно было бы иметь такую маму, как у Муми-тролля, но быть ею - на фиг, на фиг. По большей части, идеальный мир его детства держится на ее труде, ее времени, ее заботе, ее самоотверженности. Она создает и быт, и атмосферу, и почти всё... Понятно, что мир в основном показан через глаза ребенка, который может не замечать, откуда берутся вещи и продукты и что такое деньги, но труд матери не заметить невозможно. Конечно, в первых повестях она идеальная - не ругается, не раздражается, никогда не устает, всегда спокойная и веселая, никого не напрягает... И ее трудом пользуются все - папа, дети, гости, и это ей вроде как даже в радость.

Хорошо быть Муми-троллем - мама обо всём позаботится и всё решит, внимание, без ворчания и давления, самое удивительное, что ей можно доверять и она уважает личное пространство детей) Чудеса)

Хорошо быть Муми-папой - он только пишет мемуары, до поливает свою грядку с табаком, да рыбачит, да вообще делает всё, что в голову взбредет и с благополучием семьи не связано никак - может даже взять и уплыть куда-то с хатифнаттами, оставив жену с ребенком. Как он построил дом, как рисунок на песке превратился в прекрасный, продуманный дом - ваще непонятно. Мечтатель же. Мало того - Муми-мама всегда его подбадривает, хвалит, вдохновляет, в общем, создает идеальные условия для творчества. "Нам всем нужна жена писателя", да)

Ой, но особенно хорошо быть Выхухолем,



я умилилась, вот прям хочу быть им - целыми днями читать и размышлять, валяясь в гамаке, а если что не понравится - поскандалить и уединиться в уютной пещере на берегу теплого моря, и чтоб туда еду носили, когда мне удобно, и чтоб можно было ворчать и даже сесть на торт, и чтоб ничего мне за это не было, чтоб слова поперек не сказали, на цыпочках передо мной ходили и мудростью моей восхищались)))

Но и Хемулем-коллекционером, или там ученым, который настолько увлечен своим делом, что на остальной мир ему как-то пофиг- тоже очень хорошо быть. Как-то так чудесно устраивается, что заботиться о жилье и пропитании - не надо, а до того, что ты ходишь в старом платье своей тетки (потому что тебе так удобно) - никому и дела нет, носи что хочешь независимо от гендера. А если вдруг, случайно, прилетит комета, то тебя кто-нибудь да спасет, да так, что и от дела отвлекаться не придется. Обожаю этот мир)))

Там есть место всякому и всякий принят. (Сейчас говорю в основном о впечатлении от первых книг, включая, пожалуй, и "Волшебную зиму", хотя с каждой книгой "реальности" становится всё больше и больше, а значит, и тоски... нарастает ощущение одиночества и как будто невозможности диалога, как в "Весенней песне" - невозможность встречи...)

В этом мире каждый может быть собой. От Снусмумрика не требуют, чтобы он стал хемулем, и наоборот. И каждый находит свое место в этом мире, и никто его не гнобит. Да это рай, господа) И тебе как будто говорят - каждый хорош, как он есть, и самые разные существа могут мирно уживаться. Толерантность в самом лучшем смысле этого слова)

Всё-таки вот это ощущение личности и личного пространства, и уважения - бесценно, особенно для детских книг. Снифф - не самый приятный зверек, капризный, жадный, трусливый, но тем не менее - и его любят. Снусмумрик (ах, какой персонаж, чего только стоит его свободолюбие, независимость, в том числе от вещей, любовь к одиночеству и ненависть к запретам!) и Муми-тролль - разные, но умудряются при этом быть лучшими друзьями (никогда не понимала, как такое возможно). Или вот в "Опасном лете" появляется депрессивная и довольно психованная Миса (немножко меня напоминает, ага, с воот таким жирным критиком внутри, очень мнительная, обидчивая, весь негатив относит к себе, ждет, когда ей дадут желаемое, а не просит, и так далее), но и она находит свое место и свое счастье) Сказка, но какая же чудесная:) Потерянный рай...

Конечно, кое-что раздражает и в первых книгах, но это так, по мелочи... Не считая Муми-мамы, которая едва ли не одиночку везет на себе весь этот рай (не весь, но ооочень много, но о ней речь будет потом), это хотя бы и фрекен Снорк - "типичная девочка", очень раздражают топорные гендерные роли в отношениях ее с Муми-троллем. Но потом появляется и сразу начинает радовать Дочь Мюмлы, весьма самодостаточная барышня, потом и вовсе малышка Мю - неприятная, но по крайней мере не стереотипная, типичный ребенок как он есть, без крылышек и нимба, то есть жестокий аморальный эгоист, и пол тут вообще неважен)) А Нинни, дитя-невидимка - прелесть) да про нее целый психологический этюд - невидимками становятся от холода и отсутствия любви, а любовь и принятие, отсутствие давления и бескорыстная забота как бы возвращает существу его личность, возможно, не слишком приятную и удобную для окружающих, но все-таки его)) Ах, ну и андрогинная Туу-тикки[1] - наконец-то образ человека, а не пола, спасибо. Впрочем, и сам Муми-тролль, к счастью, избытком "мужественности" не страдает и кажется "мальчиком" только на фоне "девочки" Снорк, а так-то, сам по себе - вполне нормальное андрогинное существо, просто "ребенок". И не стоит забывать, что сама писательница как раз и отразила себя в Муми-тролле и хомсе Тофте... это не "мальчики", а уж скорее "общечеловеки". Ну да, да, увы, общечеловеки обычно формально мужского пола - инерция литературы в условиях патриархата. Но кстати, малышка Мю - тоже альтер-эго писательницы - в конце концов, в этом мире без злости и эгоизма никуда, но главное - она "всегда делает всё, что ей хочется", "делает всё по-своему" и "никто ей не возражает". Ну это логично, как в анекдоте - "а ей можно потому, что она ни у кого не спрашивала".

Ах да, мне очень нравится, что вплоть до "Опасного лета" - "никто не уходит обиженным", нет трагических и невосполнимых потерь, нет и справедливости, сплошная милость. Тоже ведь рай) Особенно ярко это проявляется в "Шляпе волшебника" - Тофсла и Вифсла каким-то образом завладели сокровищем Волшебника, огромным чудесным гранатом[2], и ни в какую не хотели его отдавать, но ничего - по их желанию он наколдовал себе точно такой же (он может исполнять только чужие желания, не свои), и никто не ушел обиженным:) А еще эти очаровательные клептоманки свистнули сумку Муми-мамы, потому что, изволите видеть, в ней удобно спать, но тут же вернули, когда увидели, что она сильно расстроилась, и никто до них не докопался, где они эту сумку взяли, более того - в их честь закатили пир на весь мир)))[3]

Да, сплошное веселье и легкость - чего так не хватает в обыденной жизни...



[1] Прообраз - художница Тууликки, возлюбленная писательницы - это надо знать)

[2] Драгоценный камень, сокровище, которое неразлучные подружки прятали от чужих глаз - это юная любовь писательницы и другой ее подруги, опять-таки)

[3] На пиру подружки показали свое сокровище всем, и каждый зачарованно смотрел на этот пламенеющий камень и видел в нем образы самого важного для себя, самого желанного и сокровенного... Это я вообще могу трактовать как мечту о каминг-ауте и принятии - лично я всегда радуюсь, когда вижу любящих, и неважно, какого пола.

blackmoon3712: (Default)
А какие цитаты можно повыписывать, хотя бы начиная с "Мемуаров Муми-папы"... Там и про то, какие все разные:

"...я мельком упомянул об удивительном и полном безразличии Юксаре к окружающему. ...

- Гм! - произнес Фредриксон. - А может, наоборот, его интересует всё на свете? Спокойно и в меру. Нас всех интересует только одно. Ты хочешь кем-то стать. Я хочу что-то создавать. Мой племянник хочет что-то иметь. Но только Юксаре, пожалуй, живет по-настоящему." (то есть - в настоящем)

И, например, про то, как видит технарь и как - гуманитарий:

" - Что это такое? - восхищенно воскликнул я.

- Карусель, - ответил Фредриксон. - Я делал чертеж такой машины и показывал тебе, разве ты не помнишь?

- Но чертеж выглядел совсем по-другому. Ведь здесь лошади, серебро, флажки и музыка.

- И подшипники, - сказал Фредриксон."

И про одиночество, непонимание, непохожесть на других (все же вот повеяло холодком реальности)... Муми-папа, сбежавший из сиротского приюта с осточертевшими хемульскими порядками, жаждущий славы и приключений - такой немножко карикатурный, забавный, но все же романтический персонаж, и с ним я не могу не чувствовать родства. Или, отчасти, с ленивым Юксаре - папашей Снусмумрика))

Разумеется, и тут нельзя обойтись без феминистского негодования, которое выражают, что забавно, детеныши, в частности Снифф, перебивая чтение мемуаров: как? ты только в конце и только мельком упомянул о моей маме?! Да, вся книга об отцах, а мамы так, эпизодические фигуры, о которых известно примерно ничего, а о том, что жутко многодетная Мюмла - мама Снусмумрика, приходится догадываться по косвенным признакам)) Патриархата честное зерцало...

Образ Мюмлы-мамы безусловно раздражает, и нет, не только потому, что я чайлдфри. Это ведь воплощение идеи, что материнство - естественно и присуще женщине, а следовательно, внимание, дается ей легко, дети - только ее дело, отцы никакой ответственности за детей не несут. Очень вредная идея. До сих пор расхлебываем, и лично я от нее очень пострадала. Хотя как бы и намекается, что при таком подходе уход за детьми - так себе, воспитание - побоку, и в конце концов приходится отдавать их на усыновление более заботливым родителям. Но хорошо уже то, что Мюмла-мама расстается с детьми преспокойно - нет вот этого стереотипа про "болящее материнское сердце". А родители Сниффа вообще молодцы - скинули детеныша Муми-троллям и куда-то свалили. Меня восхищает эта легкость бытия:)

Если так присмотреться, то в этом мире есть только одна достаточно хорошая для детей семья, да и там о них заботится в основном Муми-мама. Откуда недалеко и до такого вывода, что дети - это в принципе, вообще-то, если честно, - не для всех. Для семейной жизни и воспитания детей тоже талант нужен, призвание какое-то.

Но важно и то, "как" написано - рассказана семейная история так, что мне практически не претит. Ну, дружили папы, дружат и дети - бывает. И ах, это узнавание деталей прошлого - в настоящем, эта навигационная будка, ставшая частью дома Муми-папы, этот трамвайчик в гостиной, эта деревянная луковка, так вовремя найденная на берегу моря... Даже я замечаю и восхищаюсь тем, как это всё "сделано"...

А, ну и история с днем рождения столетнего короля - опять все получили "по способностям", опять каждому свое...

Ой, и привидение, привидение - Боже мой, какое прелестное готичненькое привидение, правда, прирученное, сидящее в коробке из-под сахара (покрашенной в черный цвет и с рисунком из черепа и костей, так ему привычную атмосферу создали)), вяжущее носки или вышивающее грелку (ту самую, которая потом будет фигурировать в "Волшебной зиме"), потому что это "успокаивает нервы", и периодически завывающее что-то о "мести забытых костей"... О да, юмор в книге тоже на высоте)))

А концовка... эх, концовка и вовсе в духе Шестова: "Распахнулись новые ворота в Невероятное и Возможное, начался новый день, когда всё может случиться, если ты ничего против этого не имеешь." И да, так хочется и вправду верить, что семья может и не мешать приключениям и интересной, насыщенной жизни, эх... Хотя, конечно, страдания Муми-папы, "искателя приключений", как бы попавшего в капкан обывательской жизни, но который вообще-то и имея семью, практически свободен - в сущности, не так уж и трагичны по сравнению с реальной несвободой Муми-мамы, на которую она даже жаловаться не смеет.... Но это будет раскрыто чуть позже...

"Волшебная зима" - конечно, уже чуть серьезнее, чуть мрачнее. Здесь появляется и настоящее одиночество, и отчуждение, и злость, и стыд, и разочарование, и тоска, и даже смерть... Это уже для немножко повзрослевших деток, но и взрослый получает огромное удовольствие и бездну смыслов от нее. Я в детстве столько раз ее перечитывала, до ужаса хорошо понимая бедняжку Муми-тролля, оказавшегося в чужом, враждебном, холодном, непонятном мире зимы и тоскующего по лету... Мути тролль, переживший зиму, прекрасно знает, что никто из тех, кто благополучно проспал ее - его не поймет. Он приобретает собственный и невыразимый для другого опыт.

Кстати, о смерти. В повести замерзает насмерть "бельчонок с хорошеньким хвостиком", и его даже хоронят, весьма своеобразно. Это очень печально, но тут писательница делает сносочку и говорит: "если ты, маленький читатель, заплачешь на этом месте, посмотри на стр. такую-то." О да, я помню)) Открываешь страницу, а там - скачет этот бельчонок, живой и невредимый, и на рисунке, и в тексте (ее рисунки - это вообще отдельная тема, конечно, без них текст вообще не так воспринимается).



Или все-таки не этот?..

Понимаете, когда ты маленький, тебе легко верить, что бельчонок "встал и пошел", именно этот, и ты успокаиваешься) Но когда ты взрослый, и как бы замечаешь контекст (Туу-тикки говорит Муми-троллю - ну ты не переживай, этот бельчонок удобрит землю, на которой вырастут деревья, на которых будут прыгать новые бельчата, ну офигеть утешила), и как бы знаком с концепцией "круговорота жизни" как в биологическом, так и в философском плане... тебе уже трудно в это верить. Хочешь, но - трудно. Не только допускаешь вероятность, что это не тот бельчонок, но и, увы, она кажется тебе более логичной, более соответствующей "замыслу писателя"... как будто воскрешение того самого зверька - оно из идеального мира Муми-троллей, которого никогда не было и быть не может... но, с другой стороны - их идеальный мир - лето, и бельчонок появляется весной... эх... Да ведь нет никакого однозначного "замысла писателя", вот в чем прелесть-то... хорошо, что всё двоится, что нет ничего однозначного, что можно верить во что угодно и придавать статус "реальности" - чему угодно. Возможность - есть, есть лазейка, тем эти книги и хороши - бесконечным простором интерпретаций. Это, знаете, как у Блока - да я не знаю, умер младенец в моих стихах или просто заснул, я об этом не думал, я просто написал стихи) просто так написалось))

Морра. Возможно, есть какой-то смысл в том, что Морра - образ чуть ли не абсолютного зла и лютого холода, всё более и более очеловечивается по мере того, как мир становится более "реальным". Если в "Волшебной зиме" ее уже становится жалко (как она садится на костер и тушит его, подходит к керосинке - и та гаснет...), то в повести "Папа и море" она и вовсе "оттаивает", перестает тушить огонь и морозить землю (ну аддикция же, неутолимый голод) и даже приобретает способность как-то дружить, как-то общаться, и не ради огня... получается, ей становится тепло от самого процесса общения, от доверия, от контакта... Я бы ее трактовала не как "черную тень Муми-мамы", нет...[1] Скорее для меня это некая "темная сущность" в душе каждого, и если загнанная Муми-мама отрицает всякую возможность поладить с ней и предпочитает даже не вспоминать о ее существовании (очень похоже на защитный механизм), то Муми-тролль, у которого, извините, ресурсов и возможностей побольше, умудряется вступить с ней в контакт.



[1] Хотя... пока я будто в последний раз проходилась по тексту, в моей голове опять стали размножаться интерпретации))) Самое чудесное, что они друг другу не противоречат, их не надо состыковывать, их существование - автономно. Морра может быть в том числе и "черной тенью Муми-мамы". Смотрите. В "Шляпе волшебника" ей не отдают гранат, символизирующий, вообще-то, любовь и страсть. Зато Муми-мама получает обратно свою сумку, символизирующую заботу о семье. Как логично - женщина, личного счастья мы тебе не дадим, но то, что помогает тебе быть матерью и хозяйкой - так уж и быть, забирай. В "Волшебной зиме" Морра - уже и не страшное (а откуда жуть? это уж я истолкую совсем своеобразно - женская сексуальность жутка, как частный случай того, что женщина требует чего-то ДЛЯ СЕБЯ - эдак если они станут чего-то для себя требовать, мир рухнет и всё кругом завянет!), а довольно жалкое существо, которое не может согреться и от которого все разбегаются - очень похоже на положение матери, когда ей и не развлечься, и пообщаться не с кем. Наконец, в "Папе и море" Муми-тролль умудряется войти с ней в контакт. Возможно, что несчастную мать как-то утешает подросшее и поэтому начинающее ее ПОНИМАТЬ дитя. Жалкое это утешение, для меня так просто никакое, но что делать.

Угу, прекрасная была бы мысль, если бы не одно "но" - только что вспомнила, что Морру не обделили - гранат компенсировали шляпой волшебника. Она тоже не ушла обиженной) Правда, можно сказать, что шляпа непредсказуема, а гранат совершенен, но это еще не причина сопоставлять их с семейной жизнью и любовью соответственно)) Но... ведь ей надо было согреться, чем могла помочь ей шляпа? А гранат типа помог бы? Его пламя все-таки не греет, только навевает грезы. Не знаю... Надо также иметь в виду, что шляпа дает реальные, но неожиданные предметы, вещи, превращения, а гранат - идеальные и возвышенные переживания. И? Не знаю.

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

September 2017

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 05:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios