May. 17th, 2017

blackmoon3712: (Default)

Но Муми-тролль, однако, взрослеет) И всё уже не идеально. В повести "Папа и море" он идет на сделку с совестью (в эпизоде с кусачими муравьями уже прямо и безапеляционно показана смерть, пусть даже и малоприятных существ, но все же смерть, массовая, да и не просто смерть, а по сути убийство, этакий мини-геноцид). И он сталкивается с равнодушием и злой насмешкой другого - Морские лошадки его презирают и не хотят дружить... Это, конечно, напоминает влюбленность в каких-то недосягаемых красавиц, хотя бы и в "школьных королев", но это не так важно. Ну да, да - жизнь весьма печальна, не всегда получаешь то, что хочешь. Да тебе, вроде как, и не обязаны. Другое дело - зачем издеваться-то над тем, кто тобой восхищается.

Конечно, что уж там - меня сейчас очень интересует гендерный аспект этих произведений, особенно - образ Муми-мамы. Феминистке тут открывается такоооое, что, возможно, и хочется развидеть, как бы вернуться в сказку, в потерянный рай, но - никак. Мне это тем более проще видеть, что нет у меня тоски по детству, а эти книги для меня - о "золотом веке", об идеальном мире вообще, а не о детстве.[1] Фигасе детство, извините, с такими приключениями (см. хотя бы "Комета прилетает"). Итак, по крайней мере концовка "Волшебной зимы" уже как бы намекает: быть такой идеальной Муми-мамой - тяжко. Да, представьте себе, она говорит - надо бы проснуться следующей весной пораньше, чтобы немножко пожить и для себя. То есть, простите, даже ей все эти "приятные домашние хлопоты" - далеко не всегда в кайф.

Но особенно всё становится ясно в повести "Папа и море". Вот там - слишком ясно. Это можно столько выписок сделать... Ее отношения с Муми-папой настолько гендерно иерархичны, что выть хочется. Мало того, что она изо всех сил пытается вести себя так, как он хочет - она еще и на лету под него подстраивается: да, да, дорогой, я буду вести себя именно так, как в данный момент взбрело тебе в голову... Хочешь покрасоваться, почувствовать себя "сильным мужчиной", отправившись неизвестно куда, неизвестно зачем - пожалуйста... вот только сборы, обустройство на новом месте и прочий неинтересный, негероический, но такой необходимый семье быт - по-прежнему ее забота. "Интересно, оскорбится папа или нет, если я немного посплю в лодке" - о до чего. Она всегда внимательно его выслушивает, подбадривает, проявляет интерес и сочувствие ко всякой, сколь угодно бредовой идее. Она офигеть как тактична. Он же, если и соблаговолит обратить внимание на то, что важно и интересно ей - так, вскользь, между делом, чуть-чуть...Как типично, а. А по сути - ее никто не слушает и ее переживаниями никто не интересуется. Это еще простительно маленьким детям, но не мужу.

Я вот восхищалась, как в повести про комету Муми-мама отреагировала на то, что папа разбил миску - ну и молодец, она все равно была некрасивой. И так она всегда реагирует на косяки родных и гостей, и да, кто б не захотел оказаться на их месте... Я тоже так хочу - разбить тарелку, и чтоб меня за это еще и похвалили. Да, меня согревает бережное отношение к людям и наплевательское отношение к вещам (не ко всяким, но к каким-то неважным бытовым - уж точно). Но как реагируют окружающие на ее косяки? Особенно папа? А никак. Потому что нету у нее никаких косяков. Она идеальная, в том-то и весь ужас. Да, остальные персонажи могут себе позволить быть неидеальными, она - нет. И вот поэтому весь этот мир "золотого детства", держащийся на "идеальной маме" - вызывает ужас. Такое положение вещей в сущности кошмарно, и уж конечно, не может продолжаться вечно.

Поэтому мало-помалу наступает отрезвление - Муми-тролль видит, что мама и папа могут и того - поругаться, быть недовольными, усталыми, папа и вовсе истерики закатывает. Да! Один-единственный "косяк" Муми-мамы заключался в том, что она осмелилась намекнуть на то, что папа наловил дофигища рыбы, ее уже девать некуда, а до этого, о ужас, "не выразила восторга по поводу щуки".[2] Папа очень обиделся - как это не ценят его заботу о семье!..

На самом деле, увы, Муми-папа не просто мечтатель со странными идеями - он еще и довольно авторитарен, властен, болезненно самолюбив и тщеславен. Он изо всех сил пытается быть "главой семьи", чтоб все от него зависели, чтоб авторитет непререкаемый, но - не может. Не получается. Чего только стоит бесконечная ловля уже ненужной рыбы - нет бы крышу починить, течет же. Но он, видите ли, "не хочет ничего чинить"! Он хочет "сделать что-то новое, неслыханное"! А мама и подумать не смеет о том, чего ОНА хочет или там не хочет! И так у него во всем - и маяк он зажечь не может (а если бы вдруг мама смогла - он бы помер от горя и "унижения"!), и ерундой какой-то на озере занимается... Вместо заботы о насущных нуждах семьи - амбициозные и невыполнимые проекты, по сути - только для себя, для ублажения своего эго. И я бы это не осуждала, если бы он не завел семью и не свалил все хлопоты на жену. И "мужественность" его такая уязвимая, такая ободранная, жуть - съеживается не то, что от слова - от взгляда, от предполагаемой оскорбительной мысли о его "немощи", о "несостоятельности"... (кстати, о смирении - надо принимать таки тот простой факт, что ты не идеал и много чего не можешь) То ли дело "женственность" - выдерживает всё, не гнется, не ломается... Классика, ну классика ведь - женщина, тащи на себе всё, но делай вид, что я главный. Грустно всё это и вызывает протест.

Особенно важен сюжет о том, как Муми-мама разрисовывает стены их нового жилища. Тут ведь несколько смыслов, два как минимум. Во-первых, ее настолько задолбала любимая семья, что она уходит в нарисованный сад, прячется за деревом. а потом и вовсе рисует в саду несколько своих копий, чтоб не так-то просто было ее найти. Вот это поворот!



"У тебя просто мания величия, - решила малышка Мю. - Рисуешь только себя. Неужели ты не можешь и нас нарисовать?" "Вы живете на острове - ответила мама." Да, они живут, а она их обслуживает. Вот тебе и одиночество в семье, вот тебе и "счастье", и "предназначение".

Во-вторых, ее роспись - это точная копия того сказочного Муми-далена из первых книг, откуда они уехали на этот неприветливый остров посреди моря по прихоти Муми-папы. Первая мысль - она скучает по дому, но я думаю, что она тоскует по иллюзии, по идеальной семье, которой в реальности никогда не было... ей небось картинки красивые по молодости нарисовали ("картинками ее надо, картинками!" - Достоевский молодец, знает, о чем говорит)), а она и поверила, и вышла замуж, и оказалось всё не так... (да кстати - на нереальность, иллюзорность того мира очень прозрачно намекает стеклянный шар с отражениями в саду, первая глава книги так и называется - "семейство в стеклянном шаре"). Ну и третий смысл - женщина мечется между бытом и творчеством, это уже биографическое, про мать писательницы... Можно и еще накопать, но эти - главные.

И как, опять же, показательно - мама пропадает до вечера, маму ищут. До Муми-тролля доходит: "Она была так одинока, что потерялась". Она возвращается, и папа заявляет: "Зачем же ты нас так пугаешь? Ты ведь знаешь, мы привыкли к тому, что ты сидишь дома по вечерам." А она уже прямо говорит: "Вот это-то и ужасно. Должно же быть какое-то разнообразие." А до этого Муми-мама просыпается ночью и думает: "Жаль, что мамам нельзя уходить из дома, когда им вздумается, и спать не дома. Мамам иногда это в особенности нужно."



Кстати, детки уже спят не дома - взрослеют. Им, значит, можно) Муми-тролль становится подростком, страдающим от одиночества и непонимания даже идеальных, казалось бы, родителей: "Вечно одно и то же. Они так ничего и не поняли."

И не забываем - папа свободен, даже "обремененный" семьей, он уйти может, куда и когда захочет, заявив - "приду, когда приду" (да, так и написано!!), она - нет. Она его будет ждать, без единого упрека, она ему "верит и доверяет", а он? А ему даже в голову не приходит, что она тоже может захотеть уйти... Ну здравствуйте, двойные стандарты) постоянно вас вижу, везде, честно - вы задолбали.

Еще раз - мне страшно, что от женщины требуют быть такой идеальной и удобной, заметьте - ее не в чем упрекнуть, не было такого, что она не приготовила обед, отказалась выслушать... она только и делала, что заботилась о других. А если бы - нет? Вот так раз - и нет, сами, ребята, сами. Какова бы была реакция того же папы?.. Я на себе немножко, но испытала и давление, и непомерные требования, и упреки в несовпадении с идеалом, и даже этого хватило, чтобы решительно послать и посылать впредь и идею "женственности", и ее носителей и пропагандистов, пошло всё это к чертовой матери и горите в аду.

Понятно, что я говорю о смыслах, очевидных для меня. Я не всё понимаю. Я не поняла, что за фигня со Смотрителем маяка и почему пребывание муми-троллей на этом острове возвратило ему его личность, а самое непонятное - почему он ее потерял.[3]

Да, я не понимаю много чего, но это еще не значит, что смыслы, которые вижу я, какие-то "неправильные" или вовсе "не существуют".



[1] Мне некуда возвращаться и не о чем жалеть. И это не только про детство. Наверное, не найдется в жизни такого счастливого момента, в который хотелось бы вернуться - всё так или иначе отравлено.

[2] Обидеться на то, что тобой не восторгаются... А что, это мне понятно, я это могу. Так я же не "настоящая женщина", а еще мне хватает ума не заводить семью - за меня всё это тащить точно никто не будет. Я лично в любом случае не согласилась бы, но это важный момент, системный.

[3] Хотя, примерно понять можно, хотя бы и по аналогии с последней повестью, но мне сейчас лень) Коротко говоря, Смотритель получил травму, а потом благодаря Муми-троллям, особенно маме, восстановил связь с реальностью и вновь стал собой. (кстати, про кости чаек - это ж перекличка с привидением из "Мемуаров", как здорово...)

Все-таки есть в них, в Муми-троллях, что-то волшебное - они будто запускают механизм восстановления)) будто олицетворяют, помимо всего прочего, некие силы души, связь с первозданным и прочее... Это наряду с тем, что они являются живыми отдельными существами с собственными личностями.

blackmoon3712: (Default)
"В конце ноября" - это, конечно, депрессивная жесть, странная, непонятная, жутковатая, без сюжета, очень скучная для ребенка и весьма любопытная для взрослого.

Да, сюжета нет - в покинутый муми-троллями дом в долине стягиваются некоторые персонажи, проводят там некоторое время и разъезжаются. Бытовые ситуации, бытовое общение, иногда и скандалы, и всё это с кучей скрытых смыслов.

Почти все, кроме Снусмумрика, приходят в этот дом, чтобы обрести себя, разрешить некоторые, как минимум, психологические проблемы.

Снусмумрик абсолютно тот же, что в предыдущих книгах, но здесь он - как будто посредник, проводник, медиум, связующее звено между двумя мирами, у него-то проблем нет, но он как-то незаметно и ненавязчиво помогает другим войти в контакт с собой. Он как будто для этого и возвращается - я всё ломала голову, почему он, как всегда, уходит в начале осени,



но потом вдруг поворачивает назад и проводит время с незваными гостями) Как ни странно, но это так)) Кстати, и он кое-что получает в итоге - к нему пришла новая песня, но не прям такая, какую он себе представлял, и это тоже хорошо:)

Бросается в глаза, что гости - отражения, двойники, подобия, как бы неказистые "реальные" проекции семьи Муми-троллей: Хемуль - Муми-папа, Филифьонка - Муми-мама, Хомса - Муми-тролль, Онкельскрут - предок, живущий в печке (Муми-троль его в "Волшебной зиме" откопал), Мюмла - малышка Мю. Да, это условно, да, это лишь один из смыслов, так как все эти персонажи - вполне самостоятельные личности, не бледные отражения Муми-троллей, но очень хотят быть похожими на них, особенно первые три. Хемуль не умеет управлять лодкой, но хочет быть похожим на Муми-папу, Филифьонка не любит и боится детей, но из кожи вон лезет, чтобы уподобиться Муми-маме, Хомса... хочет такую же идеальную маму, как у Муми-тролля (можно сказать - он хочет жить его жизнью), Онкельскрут думает, что только предок может его понять, только с ним есть о чем поговорить. При этом он-то вполне самодостаточен и не слишком невротичен (очень точно и трогательно на его примере рассказывается о старости), а Мюмла - так и вовсе вполне здоровая и самостоятельная личность, она приходит в этот дом только затем, чтобы почувствовать себя еще более уверенно, комфортно и совсем беззаботно. Ей и так по жизни неплохо, но в этом доме, в доме ее детства - совсем идеально. Она не заморачивается о том, что думают о ней другие и способна на контакт с другими. Не идеальна, но счастлива с собой, а это ведь главное. Возможно, пребывая в этом доме, она немножко учится смягчать свой эгоцентризм (хотя бы в разговоре с Онкельскрутом), но так, не сильно напрягаясь и не слишком себя ужимая.

Хемуль в итоге понимает кое-что важное о себе - не нужна ему лодка, ее надо отдать, да не тому, кто о ней мечтает, а тому, кому она нужна, это важное уточнение) А он дальше будет жить своей жизнью, присущей Хемулю, пусть и не слишком симпатичной и совсем не героической. Если в начале можно было подумать, что вот, он живет не свою жизнь и только мечтает ходить под парусом, а вместо этого занимается всякой посторонней фигней, и тем самым отдаляет себя от "настоящей жизни", то в конце оказывается, что вся эта фигня - это и есть его жизнь, она вполне ему "по размеру". Может, это и грустно для постороннего наблюдателя, но ему-то норм, и это главное. И кстати, таким образом он превосходит, перерастает свой идеал - Муми-папу, который вечно тревожится то о том, что не стал искателем приключений, то о том, что не соответствует образу "главы семьи" у себя в голове. Хемуль принимает себя)

Филифьонка, можно сказать, излечивает свою травму от падения с чердака во время мойки окон, вследствие которой она больше не могла даже прикасаться к тряпке, а неспособность заниматься уборкой означает для нее утрату смысла жизни. Но в доме Муми-тролей она вспоминает, что есть еще одно стоящее занятие в жизни, а именно - приготовление пищи, чем она и занимается с радостью, гордостью и удовольствием. Да, она не может стать похожей на Муми-маму, да, не может воссоздать в доме ту чудесную атмосферу из первых книг, потому что и она не такая, и окружающие не такие - ну и ничего страшного. Зато она тоже умеет рисовать, и у нее "артистический вкус") И в конце концов она даже затевает генеральную уборку в доме - страх исчез, она снова стала собой, она не боится выметать всяких "ползучек" из темных углов (как это, опять же, терапевтично звучит - типа встретится со своими страхами или иными неприятными штуками в психике и не испугаться, не забиться в угол самой, а их вымести нахрен). Более того - благодаря Снусмумрику, его ненавязчивому присутствию, она открывает в себе еще один талант - музыкальный, и решает купить себе губную гармошку. И тем самым Филифьонка тоже не просто излечивается и вновь становится собой, но и превосходит свой идеал - в отличие от Муми-мамы, она гармонично сочетает заботу о быте с творчеством, и, что немалый плюс - ей не надо никого обслуживать, она всё это делает для себя. Она совершенно свободно огрызается с Хемулем,



пытавшимся что-то задвинуть о ее "обязанностях", "потому что она женщина" - нет, она занимается бытом исключительно потому, что это приносит удовольствие ей, что это необходимо ей. Она, конечно, хочет одобрения окружающих, но никому не обязана угождать.

Я уж не говорю о том, что Мюмла вообще не обращает внимания ни на какие "требования" и стереотипы, живет, как ей нравится, делает, что ей хочется - хоть танцевать, хоть спать,



хоть есть ночью в кладовке. К быту она равнодушна, то есть ленива, а от генеральной уборки не сбегает, видимо, только из некоего чувства солидарности - там принимали участие все, даже Снусмумрик)))

При этом, еще раз, быть или стать собой - вовсе не значит быть или стать идеальным. Хемуль обожает всех поучать, раздавать указания и непрошенные советы, и это неприятно, и за это можно огрести, но уж он такой, ничего не поделать. В любом случае, окружающие вольны и послать его куда подальше. Филифьонка - фанатка упорядоченного быта, у нее маниакальная страсть к чистоте, у нее "слишком много вещей", да и оставить их некому, потому что она одинока. Но, в конце концов, это ее выбор, видимо, так ей комфортно, она вполне может получать удовольствие от такой жизни, а временами приглашать гостей или самой ездить к ним, ее одиночество не абсолютно и вовсе не трагично, как и у Снусмумрика. У Мюмлы проблемы с эмпатией, правда, это не ее проблемы, а окружающих) Но, по крайней мере, она не так злобна и агрессивна, как малышка Мю, ее уверенность в себе, довольство собой - спокойные. И так далее))



blackmoon3712: (Default)
Хомса, сирота Хомса Тофт... Да, это в некой степени взрослеющий и растерянный Муми-тролль) В реальном сером холодном[1] мире, без мамы, без идеальной мамы - это важно. Его образ и трогательный, и жутковатый, ведь этот никому не известный косматый сирота Тофт, незаметно живущий в простаивающей лодке Хемуля, спящий на канатах и с наслаждением вдыхающий запах смолы - в сущности, демиург)



Это он придумал и Муми-дален, и его обитателей, и идеальную маму, и даже нуммулита, питающегося электричеством, а еще он научился делать грозу, да, настоящую грозу, которая сейчас бушует за окном. Об этом недвусмысленно говорится в тексте:



"Это моя гроза. Я ее сделал. Я наконец научился рассказывать так, что мой рассказ можно увидеть." Боже, как это обалденно...

Но, что самое чудесное, - это, черт возьми, не означает принципиальной нереальности какого-либо персонажа или мира - всё живет, всё настоящее, но только как бы в разных планах бытия. Обожаю эту многослойность и неоднозначность) И, Боже, какая чарующая жуть в последней повести, со всеми этими нуммулитами и ползучками...

Замечательно описывается, как Тофт приходит в мир своей мечты, но она ускользает от него - идеальной семейство в отъезде (хотя, по совести, его по-настоящему интересовала только Муми-мама), всё выглядит как-то не так, хотя бы и потому, что сейчас поздняя осень, а мир его мечты - летний (взять хотя бы образ ручья-реки[2]), а в дом приперлись отнюдь не идеальные существа... Всё не так!

И Хомсе приходится учиться быть одному, без мамы (это, конечно, автобиографическая деталь), отращивать зубы, но и справляться со своим гневом и прочими деструктивом, опасным для окружающих



(выросший нуммулит), смириться с тем, что его мечта об идеальной семье так и останется мечтой (сцена с шаром,



куда уходит нуммулит - в свою стихию, в идеальный мир, где даже у него всё будет хорошо), но и сохранять некую связь с этой своей мечтой, откуда, по-видимому, он сможет черпать силы для реальной жизни, а возможно, и творческие силы, ведь всё так неоднозначно (последняя сцена,



где он уже почти ловит канат от лодки с возвращающимся муми-семейством, вот в этом "почти" - вся суть...)

Короче, Тофту придется как-то балансировать, чтобы жить в этом неидеальном и сером мире и при этом не очень страдать. Он сможет возвращаться в свою фантазию, как бы подпитываться от нее, укрываться в ней, когда станет слишком тяжело и холодно, но - она никогда не станет явью. Печально, грустно, как угодно, но это офигеть как правдиво.

И дело не только в том, что рая на земле нет, хотя и правда нет. А в том, что идиллия, построенная на труде и самоотверженности одной, как это водится, женщины - не имеет права на существование, а если и существует, то непрочна. В этом - главный изъян, порок, червоточина "рая" Муми-дола, и для феминистки это понятно с первой же страницы первой же повести. Сразу всё начинает двоиться - да, классно быть Муми-троллем или Сниффом каким-нибудь, а вот Муми-мамой - не, не хочется. Папа отправился куда-то путешествовать, вот просто взял и уплыл, а супруга с детенышем его ищет, не унывая и не жалуясь - какая, ять, прелесть. И так во всех книгах. Что бы стало с уютным и надежным миром Муми-тролля, если бы мама вдруг устала и не приготовила ужин, забыла, где лежат лекарства, отказалась выслушать и утешить, пошла бы к себе в комнату заниматься творчеством, а то бы и просто взяла и ушла? Что, если бы она перестала быть тем бесконечным "контейнером", как пишут психологи, куда дети, да и не только они, складывают свой гнев, боль, тревогу? Что стало бы с Муми-папой без эмоционального обслуживания, без зеркала, "которое увеличивает его в два раза" (В. Вульф), с которым так легко чувствовать себя "главой"? Много бы он натворил?

Вот и становится постепенно, от повести к повести, всё более и более ясно и понятно: даже мама - не бесконечный ресурс[3]. Нельзя, просто нельзя вот так взять и свалить всё на кого-то одного... А как же ее потребности, ее мечты, ее жизнь, ее творчество? У нее как будто этого ничего нет, комфорт других - как будто смысл ее жизни, как будто это так естественно для нее, "присуще" ей "паприроде"... но нет - мало-помалу становится понятно, что всё "своё", "личное" у нее было и есть, но - принесено и ежедневно приносится в жертву семье[4].

В последней повести Тофту открывается правда об этой семье, и, что особенно важно - правда о маме. Оказывается, и они могли грустить и злиться друг на друга, и временами быть очень даже несчастными. А мама, на которой держалась вся эта идиллия? А вот она - особенно. Это неправда! - кричит он, возмущается, что они не понимают, врут, наговаривают... Он злится на Муми-маму за то, что она его не ждала, но если честно - за то, что не соответствует идеальному образу у него в голове, от злости и устраивает грозу, и растит гнев в своей душе. Но потом - понимает. Заходит в тот лесок, где бродили и прятались друг от друга недовольные Муми-тролли, а в особенности мама - и понимает.



"По этому лесу ходила Муми-мама, когда была усталая, сердитая и хотела, чтобы ее оставили в покое; невесело бродила она наугад в этой вечной тени..." И уже думает не о том, как бы ее наказать, а о том, как бы ей помочь, как бы сделать так, чтобы она не была такой несчастной... Поздравляю, малютка Муми-тролль с его вечным "мама что-нибудь придумает" - вырос! :)

Но тут смотрите какое дело. Сначала "он вдруг с большим облегчением почувствовал, что все образы, мелькавшие до этого в его голове, исчезли. Его рассказ о долине и счастливой семье поблек и куда-то уплыл, уплыла куда-то и Муми-мама, стала далекой, чужой, он даже не мог представить себе, как она выглядит." И только после этого "хомса вдруг представил Муми-маму совсем иной, и это вовсе не удивило его". Отпустив свою иллюзию, отказавшись от идеализации, он понял, какая она настоящая, живая, и смог ее понять, смог ей сочувствовать - классическая история детей и родителей, но не только. Опять же - отпустив свою фантазию о "счастливой семье", он смог установить контакт с теми светлыми и творческими силами своей души, которые и символизируют Муми-тролли:)

А, ну и нельзя обойти вниманием явную параллель между хатифнаттами и нуммулитом. Разумеется, приблизительную, как и все остальные параллели. Как хатифнатты, так и нуммулит видятся мне некими свойствами души, психики - свойства эти непонятны, непрозрачны для разума, иррациональны, могут быть опасными, могут тянуть непонятно куда (вечная тоска хатифнаттов по иному и их буйство в грозе), но они также имеют отношение к творчеству, свободе, самости... Эти существа обитают в творческом хаосе бессознательного) У Муми-папы, Муми-тролля и Тофта есть возможность общаться и с этими качествами души - ну повезло им, че. А Снусмумрик что с ними вытворяет...))) (в "Опасном лете") И кстати, у Мюмлы тоже особые отношения с грозой и электричеством: "теперь я заряжена дикостью, и не стану ничего делать. До чего же приятно делать то, что хочешь".

Конечно, я тут не сказала о многом. Хотя бы о коротких сказках - о "Филифьонке, которая боялась катастроф", о "Седрике" - там уже не совсем идиллия и весьма ценные, в том числе терапевтические, смыслы) Ну это ладно.

Но ах, как мне нравится этот рисунок



с Филифьонкой на берегу моря...



[1] Холодном - не как зима, зима-то была волшебной, а тут невыносимо скучный и тусклый ноябрь...

[2] Вот кстати, то, что Онкельскруту подсказывают, как правильно ловить рыбу в осенней реке... это ведь про то, что он волен называть реку ручьем и вообще как ему угодно, но "правила игры" от этого не изменятся - рыба будет не на середине реки, как летом, а около берега, и если иметь это в виду, то можно и со своей фантазией не расставаться, и вполне реальные плоды от данного мира получить.

[3] И тут, конечно, следует задуматься о себе. Мне - о себе. О своих требованиях к потенциальному партнеру, о своем идеале. Получается, кроме всего прочего, что он еще и должен быть эдакой идеальной мамой. Есть о чем подумать) Скажу сразу - я не собираюсь себя ругать, в чем-то упрекать, обесценивать и так далее. Я хочу нечто осознать. Соотнести кое-как это с реальностью. И понять, как, с одной стороны, получить что-то близкое к тому, что мне нужно, а с другой, что самое важное - вырастить эдакую "маму" в себе и для себя, научиться вполне счастливо и самостоятельно жить с собой. Вот что главное. Тогда или относительное счастье найдется, или без него тоже вполне сносно проживу. Это как-то ближе к реальности, а главное - полезно для меня. Чтобы я сама к себе хорошо, терпимо, бережно, с любовью относилась.

[4] Тут, конечно, можно завизжать - но ведь семья счастлива!! а значит, оно того стоит!!! Если даже не говорить о том, как это аморально - благоденствовать за счет поедания жизни другого... так что уже - нет, оно того не стоит. Но еще два момента. Во-первых, дочитайте серию до конца - семья не так уж счастлива, и усталость, и недовольство - прорываются и еще прорвутся. Во-вторых, Муми-мама списана с уникальной женщины - матери писательницы. Да, она фантастически успевала всё - и быт, и детей, и творчество. Но тут опять же два момента. Во-первых, не все так могут - банально не хватит сил, не у всех такой сумасшедший запас энергии. Во-вторых, что самое главное - а женщина и вовсе не должна всё успевать. Нет у нее такой обязанности. Пусть подключаются мужчины, хватит уже паразитировать. Кстати, сама Туве не захотела для себя такой "счастливой" судьбы жены и матери - и замуж не вышла, и детей не родила. Слишком понятно, почему))) Зато сколько всего сотворила!..

blackmoon3712: (Default)
В заключение скажу вот что. Листая интернет в поисках каких-нибудь исследований творчества Туве Янссон (похоже, самое толковое и интересное попросту не переведено на русский язык), натыкалась на удивительное. Некоторые пишут что-то там о "традиционной семье" Муми-троллей. Неа, господа, никакая она не традиционная, и слава Богу. Самое традиционное там - роль мамы, но по ходу повествования и она подвергается сомнению и пересмотру. Папа - типичный мужчина эпохи начала эмансипации (мы до сих пор в этом начале застряли, увы), который слегка растерян и хочет усидеть на двух стульях - быть и свободным искателем приключений, и традиционным отцом с непререкаемым авторитетом, что понятно - не преуспевает ни в одной из этих ролей: приключения оборвались в самом начале, да и путешествие с хатифнаттами как-то не задалось, да и традиционным "главой семьи" он быть не может, сколько ни пыжься - просто потому, что он не такой, да и время другое, да и сам по себе образ "главы семьи" - вредный миф... Нет бы Муми-маме помочь, но не будем о грустном... А что может быть более нетрадиционным, чем отношение к детям в их семье, равное к своим и приемным?! Сплошное принятие да внимание, уважение да любовь, никаких наказаний, унижений, обесцениваний! А гости? Кого только они принимают в свой дом, с кем только позволяют общаться детям!.. Не дом, а проходной двор! Философы, бродяги, чокнутые, да взять хотя бы Мюмлу-маму с несколькими десятками детей от разных отцов - ничего, всем рады! Что же в этом традиционного?)))

Вот поэтому и надо запретить эти книги в России - да-да, наткнулась я и на такое, читать, конечно, не стала)) Конечно, запретить! Эти книги прививают ужасные нетрадиционные ценности, такие как любовь и уважение к каждому, даже самому маленькому, незначительному существу, ценность каждого, принятие людей и даже детей такими, как они есть... там, страшно сказать, толерантность! Эти ужасные книги рассказывают о личных границах, о личном пространстве, о свободе, даже о бунтарстве, а о покорности и наказаниях не говорят совсем. Хемули и Хемулихи со своим "орднунгом" выглядят смешно и жутко, а бунтарь-Снусмумрик, пылко ненавидящий все и всяческие запреты, указания, предписания - герой, с которого хочется брать пример! Также в этих книгах, о ужас, исподволь, но подвергается сомнению традиционная роль женщины. Разумеется, всё это противоречит тем традиционным и не очень ценностям, которые сейчас пытаются впихнуть в дорогих россиян... ну, частью впихнуть, а частью поддержать, конечно. Сжечь, конечно, всё сжечь!!

Вот поэтому я и обожаю эти книги и считаю, что хорошо бы их читать и детям, и взрослым:)

Туве Янссон - гений.

Вот она со своими созданиями, не всеми, но самыми близкими.



Естественно, ближе всего альтер-эго - Муми-тролль, хомса Тофт, малышка Мю м Мюмла. Внизу - Снусмумрик, Миса, Туу-тикки и Снифф. Ну и хатифнатты. Только не понимаю, кто это за ней прячется, в шляпе.

Несколько дней пишу этот текст, а он всё ветвится, а интерпретации всё разрастаются... Неимоверно приятное чувство)

Напоследок (неужели?) - о совсем веселых интерпретациях. Мой любимый смотрит на этот пантеон и интересуется: "а что это за презервативы?" Я: "ой! и правда!!" Поржали. Нет, я не буду тут говорить про "фаллические символы" и какого хрена именно они олицетворяют энергию, неудовлетворенность данностью и вечные странствования - это не интересно.

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

June 2017

S M T W T F S
     1 23
456 7 8 9 10
11 12 13 1415 16 17
1819202122 23 24
2526 27282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:57 am
Powered by Dreamwidth Studios