blackmoon3712: (Default)

«Наездникам для размышления» - замечательная притча. Это о ничтожестве и тщете земных побед вообще. И написано очень хорошо. Особенно это: «А под конец с нахмурившегося неба вообще начинает капать дождь…» Так художественно-депрессивно…

«Окно на улицу» - это ведь он явно о себе, тут же его представляешь, и эти лошади с повозками, и окно – будто перед тобой…

«Деревья» - обалденная притча. Выпишу полностью: «Ведь мы – словно бревна на снегу. Кажется, что они лежат на скользком насте и их можно легким толчком отодвинуть. Нет, нельзя, потому что они крепко связаны с землей. Но смотри-ка, даже и это – только кажется.»

У Кафки нет никаких основ, нет земли под ногами, всё как-то перемешивается и развоплощается, нет ничего прочного – и это отражает действительное состояние мира. Нет ничего настоящего и несомненного. Старое исчезает, прочного нового еще не появилось – это само собой. Но всё гораздо сложнее, т.к. нужно найти основы, которые лучше прежних, не такие же - относительные, возведенные в абсолют, сомнительные и насильственно-несомненные. Нет, дело явно к концу идет. Мы проходим через такое чистилище, где сгорает всё относительное, мы прошли (и проходим) через слишком глубокие сомнения, чтобы удовольствоваться вновь чем-то средним… Сейчас мир распался на части¸ и они довольно забавно вращаются, всё-всё, старое и новое, плохое и хорошее, и притом всё чудовищно перемешано. Простое доказательство: приведите мне какую-нибудь неоспоримую истину, основополагающую, основу жизни и морали, с которой согласятся все или хотя бы значительное большинство. Если и приведете, она будет явно отрицательная, а не положительная. Не про то, что делать, а про то, чего не делать - так и то хорошо. Хорошо бы. Нет такой основы, с которой кто-нибудь бы не спорил и не был бы отчасти прав. Хм.. Главное, сейчас и спорить можно свободно. Хм… Тогда я нехило так прочувствовала постмодерн. Я еще не знала, что свобода в моей стране кончается, да ее и не было почти. И я была в растерянности перед множеством "истин". Теперь, к счастью, собственная система морали вырисовывается. Она - христианская, гуманистическая, персоналистская, творческая, феминистская, агендерная, ненасильственная (но и довольно строгая в основах), отчасти левая, отчасти либеральная. А впрочем, это едва ли система. Это моральное чувство. И сами принципы - от сердца, а уже потом ум их обосновывает. Да так у многих, другое дело, что признаваться в этом "стыдно". Ну как же, разум постановили считать "мужским" началом, а сердце - "женским", а что "мужское", то и престижное, и почетное, "женское" - напротив, презренное и второсортное. Несомненно, все эти сортировки по гендеру с иерархиями - бред сивой кобылы, но, увы, живучий. Утешает только то, что культурные установки можно менять.

«Приговор» - эффектно, но я ничего не поняла. Но явно про страх перед родительской фигурой. И этот страх чаще всего оправдан.

«Описание борьбы» - чистый сюр, совсем ничерта не понятно. Такое смешение реальности и бреда сильно напрягает. Темы в основном те же самые, психологические выверты. А вот это правда: «они надеются провести счастливый вечер, уже потому радуются будущей жизни» - а жизнь обязательно подложит свинью. Но перемена: рассказчик понимает, что не женщину «компрометирует», а глупость мужчины показывает, понимает, что это глупо и «позор» - не ее, а его, в данном случае. Вот это положительный сдвиг! Интересно, что с одной стороны, он вроде как управляет своей фантазией, но временами и теряет контроль – человек не властен даже в своем сне… Снова зависимость от общества даже в мелочах… Но вот что отлично: «Гора, я не люблю тебя, потому что ты напоминаешь мне о легких облаках, о вечной заре, об уходящем ввысь небе – а это всё такие вещи, которые доводят меня почти до слез, ибо их никогда не достигнешь, если тебя несут на маленьких носилках. Но, показывая мне всё это, ты, коварная гора, закрываешь мне радостную перспективу, к которой развертываются красивые виды того, что для меня достижимо.» Ясно, о чем. Эх... тут ведь целая трагедия... увлечение "горним" нередко доводит до депрессии, но сплошная равнина, сколь угодно красивая и благополучная - скучна. Мне надо и то, и это. Не понимаю, как это возможно, но надо. Впрочем, ведь по сути - христианство об этом, о невозможном, о том, что земля поднимается к небу, а небо приближается к земле... ну или Третий Завет.

Вот что еще тут важно, эта же тема и в «Пассажире»: «Я стою на площадке трамвайного вагона, и я в полной неуверенности относительно моего положения в этом мире, в этом городе и в моей семье» - не могу обосновать свое существование! Но не совсем ясно - обосновать что? Факт существования, или его смысл, или что? А может, и то, и другое... И вот тут та же тема: «Не было у меня в жизни такого времени, когда я бы сам мог убедить себя в том, что я живу.[1] Видите ли, я воспринимаю окружающие меня вещи так, что мои представления о них предельно шатки, мне всегда кажется, что эти вещи когда-то существовали, а теперь канули… Я… всегда испытываю какую-то мучительную потребность видеть вещи такими, какими они могли быть до того, как открылись мне. Они тогда, наверное, красивы и спокойны. Это непременно так, потому что я часто слышал, что люди именно так о них говорили.» Хм, то ли «вещь в себе», то ли обыденное «а ты не верь своим глазам, верь нашим словам». Это очень глубоко. Тут подвешенность, ненастоящесть достигает апогея – сомнение в собственном существовании. И – иной, чем у других, взгляд на вещи. Но я – себе верю. И не считаю правильным тотальное недоверие себе. Кому тогда? Критерий – в тебе. Не каждый выдерживает груз личности. И далее потрясающий монолог от «Что за дни я влачу!» до «И только мне одному страшно.» - вещи не такие, какими кажутся большинству (или как большинство хотело бы их видеть). И если ты видишь не так, как все, или не хочешь не замечать то, что не замечают все – ты прав, но для тебя это жутко. Вот это выражено гениально! Такая потерянность! И рядом – ложь…

А вот монолог: «Чего вы, собственно, убиваетесь, представляясь быть реальным...» - пляска вещей в мире, полная безосновность и неподлинность. Извините, так вся подлинность – «там». Но ее можно увидеть и через "здесь".  Т.е., вообще ничего нет – ни мира, ни человека. А началось всё с исчезновения Бога – о Нем ведь ни слова. Т.е. с грехопадения, вообще-то. Личность изнутри удивительно почувствовала небытие…

Про Париж офигенно – снова про  ложь и искусственность. Ведь так и есть на самом деле.

«Мы создали, вообще говоря, непригодные для жизни военные машины, башни, стены, и мы могли бы долго этому удивляться, если бы у нас было на это время. И удерживаем себя во взвешенном состоянии, мы не падаем, мы парим, хотя мы отвратительнее летучих мышей. И уже почти никто не в состоянии удержать нас, чтобы в один прекрасный день мы не сказали: «Боже, какой сегодня прекрасный день». Потому что мы уже так устроились на этой земле и строим жизнь на основе наших соглашений. Потому что мы – как...» - и т.п. Это о бессмыслице обыденного существования. А про женщину, пившую кофе в саду – ему непонятно (как и мне), как люди  могут так просто жить, не выходя из обыденности и не удивляясь ей. Именно как это – все время бездумно и внутри. И это при том, что обыденное существование выброшено, «объективировано» - свято прав Бердяев.

А это как точно: «Если вы дышите редко, вы задыхаетесь из-за самого себя, от внутренних ядов, если  вы дышите часто, вы задыхаетесь от непригодно для дыхания воздуха, из-за взбунтовавшихся вещей. А если вы стараетесь отыскать ваш ритм, вы погибаете уж от этих поисков» Как точно и какая безысходность…



[1] Знакомо, но все же было и есть такое время, что я живу. Сейчас даже чаще, благодаря терапии и другим важным факторам.

blackmoon3712: (Default)

И все-таки Рембрандт, несмотря на всякую такую духовность - не мой художник. У него слишком много ущербности в форме, мало красоты, чрезвычайно мало, а я как Чехов - "в человеке всё должно быть прекрасно" - жажду полного преображения, тотального теозиса...

Рембрандт же часто изображает что? Коросту, под которой тлеет дух. Мне по-прежнему кажется, что это очень верно, но не для всех его картин. Это тоже очень ценно, но это - не последнее. К тому же, у меня взгляд беспринципного эстета, часто в картине я ценю прежде всего форму. Это в литературе я могу терпеть всё, что угодно, хоть "косноязычие" и "художественную бездарность"[1], лишь бы смысл-дух был - с восторгом читаю "Что делать?", вообще Чернышевского люблю больше Тургенева... Тургенева, по правде сказать, вообще не люблю... Но в живописи, вообще в изобразительном искусстве - нет, дайте мне красоту!

Ну вот красота -



Титус в образе Паллады, обалденно.

Вообще, даже удивительно, что он так красив...





Или вот красота -



"Борьба Иакова с ангелом" называется. Да ладно, "борьба", одно название) Чистый эрос) Тут есть что-то от Леонардо...





Давид и Ионафан...

Вот не люблю семейную тему, но это реально красиво -



Иаков благословляет детей Иосифа. Чадолюбие и отцелюбие Иосифа, конечно, прекрасно - такая "не мужская" нежность на его лице...





Портрет молодого человека в кресле

Ну конечно, Рембрандт живой, но в том-то и дело, что здешней жизнью, слишком здешней... А вот не всегда!

Взять "Артакеркса, Амана и Эсфирь" -



да тут совсем не здешнее, и поврежденность картины только усиливает это...

И или вот потрясающее - "Аман узнаёт о своей судьбе".



Это ведь не про Амана, про другое совсем, жуткое и универсальное... рок и бессилие...

Художник он гениальный и даже гениальнейший (я это сейчас вижу) в изображении инобытия, но не идеального, как у Леонардо, а вот именно сквозь наличную жизнь. Это ж какой громадный дар надо иметь, чтобы это не только видеть, но и воплотить... Меня завораживает его сумрак с проблесками золота и багрянца, он действительно бездонный, он не трагический даже, он про какую-то абсолютную безысходность, обреченность и тоску. Ну это я сейчас вижу в картинах, которые считаю лучшими.

"Возвращение блудного сына" -



и хорошо, что не закончил! Конечно, тут ведь главное - не сын, которому, возможно, и не в чем каяться, тут главное - образ любви, нежной и принимающей, воплощенной в отце. Он как бы приговаривает "ну-ну, ничего страшного", и при этом прикасается так бережно...



[1] В этом, кстати, самого Достоевского обвиняли, так что понятие субъективное и растяжимое...

blackmoon3712: (Default)

А вот "Поклонение волхвов" (какой образ Богоматери!) и "Обрезание Христа" - замечательные.





Мой любимый сумрак...

И Вирсавия - опять же, зачем такая некрасивая? Неужели скорбь, задумчивость, духовность, в конце концов (это все он передал великолепно, не спорю) - нельзя было выразить в более совершенной форме?..



Еще лицо ее, да, написано гениально и, хотя бы и некрасивое, преображено вселенской скорбью и какой-то особенной добротой... и какой же глубокий взгляд... Но тело мог бы и прикрыть, некрасиво и ничто не спасает... если только - показать беззащитность, незащищенность... Конечно, Рембрандт всегда доказывает, насколько и некрасивая форма может быть одухотворена и красива как бы внутренней красотой... Сейчас я бы сказала, что вижу в ней красоту. Тем не менее, сама по себе идея противопоставления внутренней и внешней красоты (если оно еще есть у художника, что вообще не факт) - мне никогда не нравилась. Мне надо всё и сразу. Мне не надо "зато она хорошо учится" - от этого веет какой-то совковой безысходностью. Запрет на красоту, "главное, что человек хороший" - это ведь тоже ущербность. Но у Рембрандта не то. У него скорее "а мне нравятся вот такие женщины, и плевал я на ваши идеалы". И это как раз хорошо. Я за разнообразие, но не за отрицание красоты. При этом нормально, что у всех свои вкусы. Вот Саския его мне не нравится, хоть убейте. А вот в Хендрикье что-то есть...

В этом и выражается гениальность сего "неэстетичного" по моим меркам художника, и это я очень понимаю и даже ценю. Ну конечно, для него-то его женщины были прекрасны, вот только не каждого зрителя можно в этом убедить, при всем желании и гениальности, а вот показать нечто сквозь внешность - это да, это надо уметь. С Боттичелли у меня тоже часто несовпадение эстетического идеала - и ничего, один из любимых. С Рембрандтом не так, он не выражает чего-то очень важного для меня, или же выражает что-то чуждое.

Выражает, только в других картинах)

Вот, например, невыразимо-прекрасное -



Моисей разбивает скрижали. Прекрасное именно в передаче чувства... Как говорил Ибсен - прекрасным может быть не только прекрасное по форме, но и попросту - искреннее, правдивое, сильное.

Из позднего - Давид играет Саулу.



Как люблю я этот рембрандтовский мрак... что характерно, его поздние картины то незакончены, то испорчены, но в том-то и прелесть - нельзя закончить гениальное, гениальное должно быть недосказанным... только так и можно дать намек на "иное" - то ли прорыв "иного", то ли затягивание в него...





Филемон и Бавкида... Сами боги посетили счастливую, любящую, и, что характерно, бездетную чету. И что же они попросили у богов? Деток? Нет же, быть жрецами в их храме, и это логично - своей любовью они как раз и служили богам всю жизнь. И Богу.





Отречение Петра





Пророчица Анна





Святой Петр в раздумьях

О, Симеон-Богоприимец -



"ныне отпущаеши..."

Христос и самарянка...





Еще того не лучше - туша быка... А не судьба показать свое несравненное мастерство на чем-то другом? Конечно, художники скажут - это же насколько виртуозно можно написать обыденный и даже отвратительный предмет! Согласна, ребята. А все же мне не нравится... Но не обращайте на меня внимания, мне и вазочки с цветочками не нравятся, я вообще сложный и капризный человек...

Вот не нравится мне "Матфей с ангелом".



Чисто идеологически - мне, видите ли, кажется, нет, я уверена, что Евангелие никто никому не диктовал, что Боговдохновенность - это свободное вдохновение, а не диктовка... Но если не вникать в сюжет, а просто смотреть - то светотень в картине потрясающа, отражает иной план бытия.

Хм, кстати, может возникнуть вопрос - почему же я, "беспринципный эстет", так люблю Брейгеля и Босха, отнюдь не тщившихся изображать пластическую красоту? Есть причины. Они хоть и изображали часто уродство, но - тревожное, нереальное, фантастическое, а я ведь нереальное всякое жуть как люблю. А вот у Рембрандта уродство уже реальное. Это меня отталкивает гораздо больше. И еще. Их уродство - это уродство зла, потому оно и воспринимается как должное, а у него парадоксально получается уродство добра, а так хочется, чтобы добро было и красивым... Может, ценна его направленность показать внутреннюю красоту, но... Это напоминает "Мисс Зато она хорошо учится". А не надо "зато", хорошо учиться надо в том числе. Говорю же, я как Чехов - за тотальную красоту, как Достоевский - "красота спасет мир", не одно добро... Не один дух, но и тело. Вот идеал - одухотворенная форма, синтез иудейства и язычества, то бишь само христианство - теозис! Да!..

blackmoon3712: (Default)

Мало что мне у него нравится эстетически, по правде говоря... Но его свет - это да, это я даже в "Данае" почувствовала...





Ну как раз от нее мало что осталось, как говорят специалисты... Тем не менее, свет, исходящий от живого тела, тем более женского - да тут прямо религиозный смысл.

Изначально здесь была изображена Саския, ждущая любви, под белым покрывалом)

Вот, кстати, "Автопортрет с Саскией на коленях" или "Блудный сын в таверне".



Нет, это замечательно, спору нет, я очень рада, что в браке он обрел то, что большинству удается лишь ненадолго схватить в разгуле - радость, веселье, страсть, безбашенность.

Ему завидую, ей - нет. О, конечно, я не сомневаюсь, что им повезло и чувства были взаимны, я немного про другое. За восемь лет брака она пережила четыре беременности - неудивительно, что рано умерла, через год после очередных родов. Это ужасно. А самое ужасное то, что даже сейчас это ужасным не считается, это до сих пор такое обыденное зло, что и злом-то не считается - ах, это природа. К черту идите со своей природой. Сопереживают гениям, ах какие они непонятые и несчастные (а я с этим и не спорю), но на женщин, которых они в гроб вгоняли - плюют. Хотя нет, что самое страшное - не плюют, а еще умиляются. Умиляются их страданиям. А для меня это всё равно, что холокостом умиляться, лагерями да Северной Кореей. Сколько уже веков или даже тысяч лет идет самый натуральный фемицид, женщины до недавнего времени были в рабстве, до сих пор как минимум в прислугах - но осознавать это ой как не хочется. Психзащиты плюс защита привилегий - и вот тебе стена, которую не прошибить. И ложь, ложь, ложь. Да они сами это выбирают, да им убиваться в кайф, ага. Болеть, уродовать свою жизнь, растаптывать свою личность - именно это выберет реально свободный человек, добровольно, сознательно и с радостью? Вы откуда упали вообще?

Насчет светотени он гений, с ее помощью он и правда выражает некие высоты духа. Вот "Философ, погруженный в размышления" - не самая мастерская его картина, если его, но.



Ведь по этой теме красота вовсе не обязательна. Тот самый таинственный свет, винтовая лестница, символизирующая духовно-интеллектуальное восхождение, и моя родная атмосфера размышления, ухода от реальности... Да, это очень сильно...

А вот кстати, этот почтенный старец - Ян Амос Коменский.



Это он придумал классно-урочную систему и вообще стоял у истоков педагогики ну вплоть до 21 века, наверное. Не, ну для его времени это был прогресс, конечно.

Люблю я его "Пейзаж с замком"



Такая мрачная, гнетущая атмосфера, такое тревожное предчувствие грозы... Моя эстетика.

И еще пейзажи отличные есть.



Горный пейзаж с грозой




>Мельница





Отдых на пути в Египет

Но мне непонятно, зачем он так уродует многих своих персонажей - Вирсавию, даже Христа в Эммаусе...



Христа он так изобразил, что просто и говорить об этом не хочется, и духовность вся теряется, и свет не спасает...

Кстати, есть и другой Эммаус -



жуткий, но завораживающий...

Но есть и другие изображения Христа, отличные просто.

Совершенно пленительные, и при этом вполне реалистичные...













Или вот "Воскресение"





Или "Явление Христа Магдалине"





"Не прикасайся ко Мне" - до сих пор волнует, почему Фоме можно, а Марии нельзя... и ведь никто не знает.

Правда, "Воскрешение Лазаря" -



какой-то зомби-ужастик.

blackmoon3712: (Default)

И что еще хорошо в его произведениях - это динамика. Не какая-то неподвижная мощь, а именно стремительность.

Например, "Вознесение Марии" -



красота ж.

Или ангел прилетел к Аврааму -



"оставь ребенка в покое, мы пошутили!.."





Тайная Вечеря





"Оплакивание Христа" - чудесный эскиз...

и Распятия...





и снятие с креста...





О! "Се Человек!"



Прекраснейший! Как раз в тему о достоинстве Христа и человека - тогда я писала о Христе Монтаньи, но и этот рубенсовский - идеально туда вписывается! Ну да, Он, может, слишком величественный, слишком царственный, багрянородный, порфироносный... здоровый слишком... но, глядя на эту картину, язык не поворачивается назвать это недостатком!

Классика христианского гуманизма -



Иисус и грешница





Такое рубенсовское Благовещение)

А это - даже прекрасно.







И коронование)





Христос у Рубенса, конечно, мощный. Иначе и быть не может. Но все же это не гора плоти, а вполне узнаваемый Иисус. Воскресший, слегка печальный...

Иногда натурализм и полезен бывает для религиозного чувства -



как в этой сцене бичевания... всё по-настоящему, на это сердце и отзывается...

А потом - Воскресение!



"И снова здравствуйте!"



Вот этот эскиз - замечательный.





"Воскрешение Лазаря" - от Иисуса будто тепло исходит, тепло и свет. Он тут прям как костер в ночи.





Ужжассно раболепная сцена, но Иисус, но свет, но колорит...

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Чернышевский не то, что бы "звал к топору Русь"[1], но в определенный период был не против. В определенный период говорил, что не боится крови, насилия, хаоса, "мужиков с дубьем". Думал, что после всё само уладится... Т.е. когда-то и правда признавал "цель оправдывает средства". Но больше все-таки в этом было констатации простого факта: иной революции в России быть не может, слишком долго терпели внизу, слишком долго тупили и наглели наверху. Он оправдывал, но не поощрял. Но все это романа не касается. В романе совсем другая мораль.

И не стоит так уж сильно превозносить реформы Александра 2 - это минимум, который он вынужден был сделать, и то не весь.

Что "обмирщено", а что "церковно" - автор статьи не может понимать вследствие поверхностного понимания как "мира", так и "церкви".

Так, православные обвиняют протестантов в "развоплощении Церкви" - под этим понимая отказ от многих обрядов и пр. внешней атрибутики. А ведь атрибутика - это лишь символ воплощения, но не оно самое. Нет, напротив, протестанты попытались дать Церкви реальную плоть - чтоб Христос жил в человеке, семье, общине, работе, в реальных отношениях между людьми.[2] Вера должна быть выражена во всем человеке и во всей его жизни. Такому человеку не нужен храм и посредник, он сам всегда с Богом. Истинная Церковь - это вера, воплощенная в жизни, "охристовленный Космос" - Бердяев. Истинная плоть Церкви - не обряды и сооружения, а весь строй жизни человека. Очень правильно заметил Бердяев в рецензии, кажется, на Булгакова, что... ладно, потом цитату найду. И нашла: "слишком большое углубление в религиозную жизнь упраздняет религию, которая создана для далеких и отпавших". Тем не менее, теперь я понимаю важность и смысл общины - наверное, надо не только твое общение с Богом, но и общение с людьми в Боге, смысл в этом явно есть: теозис не только для человека, но и для человечества...

Так-то, а наши православные набрались наглости и написали: "Церковь - это не "где двое или трое собрались во имя Мое", а где есть пастыри и пасомые" (!!!) Ничего так книжечка, в храме продавалась по благословению очередного иерарха. Я тут не знаю, и сказать чего... Господа, а это ничего, что вы во имя своей иерархической гордыни отвергаете слова самого Христа?! Ну конечно, ведь и у вас цель оправдывает средства, и у вас идет "коррекция веры" (в этом меня обвиняли, да на себя посмотрите), и у вас Великий Инквизитор, не только у католиков, не обольщайтесь... Очень весело получается: мы воспитаем вас во лжи и рабстве, но зато многих приведем ко спасению. Только вот я христианство не так понимаю. Да и современного человека уже не так-то просто унизить и запугать. Виноваты сытость, медицина, образование, права какие-то... ужас, раньше лучше было, правда?

Оно конечно, можно и меня упрекнуть в том, что я не признаю "вечной погибели", явно прописанной даже в Евангелии (и то, явно ли - вещь спорная, знающие люди говорят, что не всё там однозначно с переводом...). Но, заметьте, мне-то можно, я-то не признаю всю Библию от первого слова до последнего - подлинным, прямым словом Божьим, вечным и незыблемым. А вы признаете (ну постоянно об этом твердите же), поэтому вам городить такое не только нельзя, но и как-то уж очень неприлично... Вам нельзя выбирать то, что приятней:) Признаете каждую строчку - вот и живите буквально как написано, а я порадуюсь, на вас глядя, как вы будете противоречия разрешать... Ух... И потом, вы не согласны с Писанием из гордости, а я - из милосердия.

Похоже, протестантов рецензент не любит, считает эту конфессию типа искажением христианства... Красноречивое: "А Чернышевский?!" Что Чернышевский? А что Кальвин? Вот глупость опять сказал - Кальвин не заменил спасение мирским аскетизмом и трудом, а объявил это путем ко спасению, средством. Понятие спасения у него было, не надо песен. Просто он до жути сузил выбор средств. А о том, во что превратил Женеву, и вспоминать не хочется. В казарму. И людей сжигал... Конечно, безобразие. Но сама по себе идея спасения трудом оказалась очень полезной и плодотворной, да и в принципе - какая в ней неправда? Это же здорово - добросовестно работать на своем месте, куда призван, и тем спасаться! Почему Кант стал Кантом, сын скорняка - великим философом? Да потому что родители и пастор увидели, что у мальчика способности к наукам, а посему ему надо не дело отца продолжать, а продолжать обучение и тем самым - исполнять Божью волю о себе! Так-то!

А что вот это - "?!" Чем автор статьи возмущен? Чем ему плоха идея труда и социальной справедливости? (К которой Кальвин не особо причастен, уж скорее к капитализму) Что за человек противный - труд его не устраивает, сибаритство он осуждает... Я это не специально так вопросы ставлю - выражался бы яснее, и возражения были бы серьезней. Насчет "проповеди идей" (атеистических) в мастерской я говорила - может, и плохо, но что ж церковь не устраивала подобных мастерских и не проповедовала тем всё, что ей угодно? И совмещали бы это с воскресной школой, и всё было бы хорошо. Сами виноваты.  Только и умеют, что государством прикрываться, даже до сего дня, нет бы самим что-то сделать, в условиях конкуренции, так сказать. Но с другой стороны, как представлю, ЧТО бы они там проповедовали... не знаю, может, вменяемый атеизм даже лучше. Надо же как-то освобождаться от ветхих представлений о Боге...

Так, снова параллель насчет "хулы на Духа" - по сути, у Рахметова это даже верно, хотя масштаб, конечно, маленький.

А вот образ, тоже взятый у христианства - "Невеста". Это не только, даже не столько монахиня, а Церковь. У Чернышевского этот образ Невесты, многозначный, такой глубокий, так отдающий мистикой - и теозиса (прообраз Земли), и Софии, и где-то "вечной женственности"... (ох не люблю я это расплывчатое понятие...) Теозис, конечно, самое то. И такой красивый образ... Революция - хрен с ней. Главное дело - эмансипация и преображение. Дмитриенко тут, по обыкновению, видит обман и подлог, прикрытие христианским образом антихристианской ценности, я - вовсе нет. Христианства в этом образе очень много, подлинного.

А как рецензент относится к Верочке?! Снова подмена Евангелия - катехизисом, непонимание смысла христианского брака - мы уже привычные. Но тут уж наезд слишком дикий: осуждение за то, что она хотела "лишь" (!!!) вырваться на волю, за то, что не спала с человеком, которого пока не любила... Нет, блин, если бы она вышла замуж за того богатого придурка, практически - продалась бы на всю жизнь, повинуясь воли маменьки, рожала бы ему детей без любви - вот это да, настоящий христианский брак был бы. Продаться навеки нелюбимому мужчине, потому что мама с папой так сказали - это для рецензента христианский брак. Абсолютно не понимаю, какой-такой "страшный грех" - сбежать от такой маменьки? Которая кричит "обокрала", для нее ведь дочь - капитал. Так давно пора было бежать-то. Конечно, меня лично смущает брак без любви, но Вера-то по наивности и гордости принимала чувства Лопухова за дружеские, да и он от нее ничего не требовал, да и выхода другого не было.

На священника тоже наезд дикий - грехов он никаких не совершал, венчая пары без согласия родителей. Даже по канонам их согласие не нужно. Напротив, такие батюшки добро делали, и Бог им воздал. Законодательство тогда было дурацкое - какое похищение, когда она согласна? Ну, вот статус у женщины такой был  - сперва собственность родителей, потом - мужа, ее мнение ничего не значит. О, рецензент даже пишет - для их же блага такие законы, ибо дуры неразумные. Ну на это я уже отвечала. Господи, даже жену священника зацепил. А ведь у них были такие отношения, которые многим "попам" и "попадьям" и не снились! Куда уж до них тем же "соборянам" Лескова! Так они и не ощущали себя "попом" и "попадьей". За атеизм я их не осуждаю, ибо хорошие люди. А многие священники - атеисты, да не по вере, а по делам!

Я только одному удивляюсь, как Дмитриенко не припомнил второе, еще более "греховное" венчание Веры - при живом-то муже. Удивительно, как он это пропустил... Венчание было для них формальным обрядом, необходимым для признания обществом брака, следовательно, греха никакого в этом нет. Давно следовало придумать загсы и не мучить людей ритуалами религии, к которой они не принадлежат.



[1] за топор скажите спасибо Победоносцеву и иже с ним.

[2] Да, попытки в основном не слишком удачные, т.к. воплощать пытались в основном ВЗ. Да, Евангелие воплотить крайне сложно, а массово - невозможно. Но попытки сами по себе ценные... 

blackmoon3712: (Default)


Да в альбоме, не тут)) Ну, что - глупость, суета, грех, бредовая, сумбурная атмосфера. Наверняка тут множество символических деталей, смысл которых я, по своему невежеству, не могу понять - в лодке дерево, на дереве человек, мачта тоже как дерево, а в ее листве какая-то жутковатая маска... И не зря, не зря мир не красив и не гармоничен, не детализирован, а расплылся в тумане.. Апокалиптичный художник. В живописи есть, может, десятка два-три гениев, а может, и сотня наберется, но Босх - один из редчайших ГЕНИЕВ.

Честно говоря, я всё меньше и меньше восхищаюсь Босхом, точнее даже - всё меньше и меньше им интересуюсь, он всё дальше от меня. То есть, ну вот по аналогии с Пушкиным и Рафаэлем - да, пусть гении, хрен с вами, но лично мне - не интересные, не цепляют. И Босх - пусть даже и гений, мне не жалко, но - не мой. Ну, обличал грехи человеческие, допустим, молодец - а что, никаких грехов, кроме "плотских", не существует... спорная вся эта тема, с грехами. По одному толкованию, "Корабль дураков" - это про церковь, погрязшую в разврате. Хорошо. А что, кроме разврата проблем больше нет никаких? В чем грешны его "дураки" - в блуде (лютня, на которой, кстати, играет монахиня - символизирует женский половой орган) и чревоугодии? И всё? Не, ну я могу понять, что Босха раздражало лицемерие - проповедуют одно, а творят другое. Но вся вот эта катавасия вокруг "грехов плоти", исключительно плоти - уже давно меня немножко раздражает.

А вот что пишет Фуко (читаю "Историю безумия в классическую эпоху"):

"Однако Narrenschiff - единственное из всех этих судов, которое существовало не только в романах и сатирах, но и в самой действительности; такие корабли, заполненные сумасшедшими и перевозившие свой необычный груз из города в город, были на самом деле. В те времена безумцам ничего не стоило вести бродячий образ жизни. Города при первом удобном случае изгоняли их за пределы своих стен; и они так и скитались по отдаленным деревням, если только их не препоручали какой-нибудь группе купцов или паломников. Особенное распространение этот обычай получил в Германии... Нередко бывало, что их передавали на попечение морякам... Должно быть, у причалов европейских городов часто можно было встретить такие “корабли дураков”.

С одной стороны, не нужно преуменьшать бесспорную практическую пользу от этого плавания; препоручить безумца морякам значит наверняка от него избавиться, чтобы он не бродил где попало под стенами города, а уехал далеко, сделался пленником своего отъезда. Но с другой стороны, тема воды привносит во все это целый сонм связанных с нею смутных представлений; вода не просто уносит человека прочь — она его очищает; к тому же, находясь в плавании, он пребывает во власти своей переменчивой судьбы: на корабле каждый предоставлен собственной участи, всякое отплытие может стать для него последним. Дурак на своем дурацком челноке отправляется в мир иной — и из иного мира прибывает, высаживаясь на берег. Плавание сумасшедшего означает его строгую изоляцию и одновременно является наивысшим воплощением его переходного статуса. В известном смысле это плавание — всего лишь распространившееся вширь, на все полуреальное, полувоображаемое географическое пространство, пограничное положение безумца; он пребывает на той линии горизонта, какая очерчивает круг интересов средневекового человека, и это его положение и символично, и в то же время вполне реально, ибо ему дарована привилегия быть запертым у ворот города: исключенный из городской жизни, он превращается в заключенного, а поскольку у него нет и не может быть иной тюрьмы, кроме порога в буквальном смысле слова, то и держат его строго на линии границы. Для внешнего мира он — внутри, для внутреннего — вовне. Такое в высшей степени символичное положение он занимает и поныне — если, конечно, иметь в виду, что прежняя вполне зримая крепость порядка превратилась сегодня в цитадель нашего сознания.

Именно такова роль воды и плавания на корабле. Безумец заперт на его борту, словно в тюрьме, побег из которой невозможен; он — всецело во власти реки с тысячью ее рукавов, моря с тысячью его путей, их великой переменчивости, неподначальной ничему. Он — узник, стоящий посреди самой вольной, самой широкой из дорог; он накрепко прикован к открытому во все концы света перекрестку. Он — Пассажир (Passager) в высшем смысле слова, иными словами, узник перехода (passage). И неведома никому земля, к которой причалит его корабль, — равно как не знает никто, из каких краев он прибыл, когда нога его ступает на берег. Нет у него иной правды, иной родины, кроме бесплодных просторов, пролегающих между двумя берегами, двумя чужбинами. Неважно, ритуал ли отплытия с присущей ему системой значений находится у истоков этой связи помешательства и воды, которая прослеживается в сфере воображаемого западноевропейской культуры на протяжении всего ее существования, — или же, наоборот, именно их сближение вызывает из глубины веков этот ритуал и закрепляет его в сознании. Одно бесспорно: в восприятии европейца вода надолго связывается с безумием.

В свое время уже Тристан, прикинувшись безумцем, позволил морякам ссадить его на побережье Корнуэльса. И когда он появляется во дворце короля Марка, никто его не узнает, никто не ведает, откуда он держит путь. Но уж слишком часто ведет он странные речи — они и знакомы, и словно бы идут откуда-то издалека; слишком хорошо ему известно, что скрывается за самыми привычными вещами, — а значит, он выходец из какого-то очень близкого к нашему, но иного мира. Он — не пришелец с твердой суши, на которой покоятся твердыни городов; он — выходец из беспокойного, неугомонного моря, этой волшебной равнины, изнанки мира, чьи неведомые пути хранят в себе столько удивительных тайн. Изольда лучше, чем кто-либо, понимает, что этот безумец — сын моря, вестник беды, брошенный здесь дерзкими матросами: “Будь прокляты моряки, что привезли с собой этого дурака! Зачем они не вышвырнули его в море!” Та же тема не раз возникает в последующие века: у мистиков XV столетия она трансформировалась в мотив души-челнока, одинокой в безбрежном море желаний, в бесплодном поле забот и неведения, окруженной бликами ложного знания, заброшенной в самую сердцевину неразумного мира; челн души обречен оставаться во власти великого моря безумия, если не удастся ему бросить надежный якорь веры либо поднять свои духовные паруса, дабы веяние духа Божьего направило его в порт. В конце XVI в. Деланкр был убежден: именно море причиной тому, что все племя мореплавателей служит дьяволу: неверная пашня, по которой, полагаясь лишь на звезды, ведут борозду корабли; секреты, передающиеся из уст в уста; удаленность от женщин; наконец, самый вид этой бескрайней волнующейся равнины лишают человека веры в Бога и сколько-нибудь прочных связей с родиной; и тогда он вверяет себя дьяволу и безбрежному океану его происков. В классическую эпоху влиянием морского климата обычно объясняли меланхолический темперамент англичан: вечный холод и сырость, неустойчивая погода приводят к тому, что крошечные капельки воды, проникая во все жилы и фибры тела, делают человека хилым и предрасположенным к безумию. Наконец, не касаясь богатейшей литературной традиции — от Офелии до Лорелеи, упомянем лишь грандиозную полуантропологию, полукосмологию Хайнрота, у которого безумие становится проявлением в человеке некоего темного “водного” начала, того сумрачного беспорядка, зыбкого хаоса, где все зарождается и все умирает, — хаоса, противостоящего светозарному, зрелому, устойчивому разуму.

Но если в воображении европейца плавание дураков связывается со столькими мотивами, восходящими к незапамятным временам, то почему тогда эта тема так внезапно оформляется в литературе и в иконографии именно к XV в.? Почему вдруг возникают очертания Корабля дураков, а его дурацкая команда начинает назойливо вторгаться даже в привычнейшие картины жизни? Почему от древнего союза воды и безумия, в один прекрасный день — не раньше и не позже — появилось на свет подобное судно?

Потому, что оно символизирует собой ту тревогу и беспокойство, которые внезапно охватывают европейскую культуру в конце Средних веков. Безумие и безумец становятся важнейшими персонажами этой культуры — во всей своей двойственности: они несут в себе и угрозу, и насмешку, и головокружительную бессмыслицу мира, и смехотворное ничтожество человека."
blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

А вот про титанов, про особенных людей. Все-таки интересно сочетается у Писарева глубина с поверхностностью. Нащупал он неприкаянность особенных людей, людей не от мира сего: "Правильной карьеры эти люди не сделали с самого сотворения мира. Природа всегда отказывает им в... служебных дарованиях." Понимает, сколько "непробившихся" талантов - ведь это ужасно. Сколько неизвестных талантливых, необычных людей, гениев!.. Неизвестных, задохнувшихся, задавленных, забитых, особенно - женщин...

Самоистязание Рахметова Писарев понимает одновременно глубоко и поверхностно. "Причина первая - общая таким натурам потребность взимать на себя грехи мира, бичевать и распинать себя за все людские глупости и подлости", "не помогаешь другим, так страдай же сам вместе с ними, страдай больше их!"  Действительно, особенные люди разделяют судьбу Христа  (или Он - их, это все равно) больше, чем все остальные. Большинство страдает за себя, ну, за близких, а эти - за "неопределенный круг лиц".

А надо ли??? Вот ведь христианством повеяло, причем исторически искаженным. На самом деле, страдание не нужно обожествлять, страдание в мире нужно уменьшать. Кому станет легче от того, что некто страдает также или даже больше за компанию? Уж лучше помогите человеку, хотя бы и материально) А подражание Христу именно в этом смысле кажется мне хождением по кругу. А Он как раз пришел нас из этого круга выдрать. Это отменяет не сострадание, а истязание и самоистязание. Культ страдания не только не нужен, но и вреден. Короче, я тут с собой не согласна! Всё прямо наоборот! И абсолютно прав Писарев, решительно выступивший против культа страдания! Да, то, что мне показалось христианским в образе Рахметова - оно как раз псевдохристианское! Это естественно, что социализм впитал в себя как истину христианства, так и яды исторических его искажений.

Мне казалось, что Писарев отвергает культ страдания из-за своего «раздутого рационализма». Не знаю. Я и сейчас рационализмом не страдаю, но культ этот отвергаю чисто эмоционально. Настрадалась. Ну а к эмоциям всегда можно подобрать аргументы, разумеется.

Да, Писарев не видел смысла в страданиях Рахметова, не видел в этом логики. Ведь «жизнь и учение человека должны всегда находиться в возможно точном согласии». Ну, верно. Бывает и так, что логики нет, а смысл – есть. Но здесь Рахметов не противоречит своим убеждениям, он же сказал, что страдает «из принципа». Мораль у него такая. Хотя внешне и не логично: людям проповедовать земное счастье, а себя истязать. Он думал, что в совершенстве наслаждаться жизнью все люди смогут только при новом строе, а пока невозможно всем, то и ему нельзя, тем более что богатство его – неправедное. /Ну вот и отдал бы его на добрые дела, кому легче от его спанья на гвоздях?/ Рахметов тут вполне созвучен старцу Зосиме (мол, революционер должен быть аскетом, а то смешно – сам зависим от табака, а туда же, общество переделывать лезет). И вот я сейчас думаю, что это не Рахметову в плюс, а скорее Зосиме в минус. Не люблю аскезу, да и никогда не любила, если честно. Может, потому, что у меня и без аскезы маловато в жизни радости. Я еще «не наелась», какая нахрен аскеза. Сейчас мне нравится мысль, что аскеза имеет смысл лишь тогда, когда самоограничение помогает другим: отказать себе в покупке не затем, чтобы себя помучить (это путь в никуда), а затем, чтобы другого порадовать. А себя мучить… я даже скажу, куда этот путь: да прямиком к мучению других. Я страдаю и они пусть! Мне полезно и им душеспасительно. И так далее. Диалектика садомазохизма.

Возможно и то, что «силам Рахметова нет приложения», «эти силы давят и гнетут своих обладателей» - это есть, хотя он и развел какую-то бурную деятельность. «от избытка сил…» может быть… но вот у меня лично скорее наоборот… (приложить некуда, вот и не делаю ничего... Обломов.)

Но очень поверхностно Писарев понимает любовь, а потому чуть не смеется над отказом Рахметова от любви и приводит ему в штыки исторических чудищ, которым как-то не пришло в голову от нее отказаться… Эх, Писарев… Да ведь ты любовь понимаешь так же "легко", как эти чудища. И это после "Что делать?", где любовь описана самая идеальная!!! Впрочем, если у тебя чего внутри нет, это ниоткуда и не впихнешь, ни из какой книжки, ниоткуда… Я помню, как грубо он не понял Катерину из «Грозы». Она, конечно, искалечена ложными представлениями о Боге и нравственности, спору нет. Но ее честность, отвращение к обману, стремление к чистой любви я не могу не приветствовать. Не могла такая чистая душа обманывать кого-то и встречаться с любимым втихаря, потому что для нее это была не интрижка, а любовь. И Рахметов не позволял себе любви не по глупости, а из-за высокого ее понимания, понимания ответственности перед любимым человеком, понимания вот чего: если любишь, надо отдавать почти всего себя, а не по кусочкам. В романе прямо этого не сказано, но укажите мне иные причины. Легких интрижек он не признавал, почему – непонятно, откуда у него такая кристальная нравственность, когда в принципе «новым людям» это не возбранялось, главное ведь, чтобы вреда никому не было… За это я им только восхищаться могу. По крайней мере, он не относился к женщинам как к необходимым и удобным вещам.

И все-таки я тут опять кое-где глупость написала. Если понимать любовь совсем высоко, то ее нельзя себе «позволить» или «не позволить», она просто случается. Ответственность? За взрослого человека? Вот да, это было актуально до эмансипации и контрацептивов. Отдавать себя? Хм, я сама в этом уже сомневалась, не зря это «почти». Нет, все-таки главная причина одиночества Рахметова в наличном неравенстве полов. Да, тогда действительно надо было нести ответственность за женщину, сложно было представить ее «боевым товарищем», равным себе. Тогда реально боялись, что любовь отвлекает от важных дел… А значит, и любовь была какая-то хромая.

Но и в рамках этого рассуждения Рахметов поступал благородно - он не хотел никому ломать жизнь и ни от кого принимать жертв. "Боевой товарищ" - оно хорошо, но редко.

А вообще, Писарев умен и почти не раздражает…

blackmoon3712: (Default)
У него я в первую очередь обратила внимание на "Мадонну с телом Христа".



Очень скорбно получилось, траурно...
А фон - странным образом напоминает египетские росписи в гробницах. Конечно, издалека... В любом случае, самобытно.

А вот на его триптихе "Воскресение" особенно любопытно "Вознесение".



Подобного я нигде не видела, очень красиво переплетается натурализм с мистикой и благочестием. Утончен, погружен в созерцание его св. Себастьян. И он не такой эротичный, как итальянские, конечно, но процесс пошел)А само "Воскресение" - тихо и нежно, Христос идет прямо к тебе со светлой радостью... да, хорошо...

Мадонны на троне, "святые собеседования"... Очень тонкие и просветленные образы. Что касается тихо-покорно-благочестиво-аскетичного духа картин - это не цель духовной жизни человечества, но важный этап, и совсем им пренебрегать тоже нельзя.





А, так это - обручение св. Екатерины Александрийской





фрагмент - Саломея. какая вуаль....







тоже Екатерина Александрийская...



какие дамы...



А это часть триптиха - "Тщеславие". В храме висел. Вот такой.





Тут ведь, с одной стороны - как бы осуждение и отрицание плоти, плоть - как ужас-ужас, грех, ад и разложение, но с другой стороны - любование телом, это видно. Убрать страшные картинки с обеих сторон - и нормальная картина для спальни, не для моей, ибо не в моем вкусе, но все же. И это нормально - любование плотью. Но и осознание ее несовершенства и конечности - тоже нормально. Хочется сказать - только без всяких ужасов, без нагнетания, но... эти средневековые фобии, сколь угодно дикие, вырастают из некой правды, которая для меня очевидна. Для меня несовершенство и конечность плоти - действительно ужасны и нередко повергают в отчаяние. Хорошо еще, что я понимаю - греховна не только плоть, но и дух, и всё-всё-всё. А это кардинально меняет оптику. К лучшему. За всё себя пинать - пинков не напасешься. Следовательно, надо как-то спокойнее относиться к факту своей и не только греховности)



О, кстати о пробуждающемся интересе к окружающему миру - собачки на траве... фрагмент этой, несомненно, религиозной картины. Что бы ни "означали" эти собачки, очевиден интерес художника именно к ним, а не к "означаемому") И это тоже хорошо.



Святой Иероним со львом и кто-то с обалденной собакой.





И еще Иероним со львом - нравится мне этот сюжет.





Вот не знаю, кто эта женщина в горе и что тут происходит, но изображение интересно само по себе.





Портрет дамы - что-то в этом есть...

blackmoon3712: (Default)

Признавая все его неоспоримые заслуги, никак не могу сказать, что меня в его творчестве хоть что-то зацепило... Я не вижу красоты, мало света, мало духа... Мне не нравится знаменитый портрет четы Арнольфини, хотя, без сомнения, в нем есть и дух переломного времени (поворот к частной жизни), и даже некая тайна...

Гентский алтарь...



Почему-то сразу бросаются в глаза... прямо скажу - безобразные изображения Адама и Евы, эти живые воплощения впадения в грех и земную тяжесть. Ну и центральный образ "Поклонение Агнцу" - но это так тривиально, поклонение...



Хотя и красиво, и благочестиво, и даже есть свет, и само поклонение - не силе и власти, а кротости и любви. Но всё слишком гладко, пассивно, правильные группы людей напоминают стада. "Страшный суд" Микеланджело куда выше, а про "Рай" Тинторетто я и вовсе молчу в восхищении...

Но, конечно, отдельные фрагменты по-своему красивы или интересны...







Иоанны - Креститель и Евангелист (створки)





Отшельники





Дева Мария





Архангел Гавриил- крылья живые...





Пение ангелов - более знаменито то, где они все страшненькие, но мне больше по душе такое)





Пилигримы





Мученицы





Кумская сивилла

Или вот "Мадонна канцлера Роллена".



Бесспорно, изумительно-гармоничный пейзаж за окном, "открытие мира и человека" - важнейший этап истории.



А так... теофании вовсе не чувствуется, канцлер хоть и присутствует при Богоявлении, но не просветлен. Мадонна здесь, как мне кажется, лишь воплощает идеал женской красоты художника (а в мои идеалы он не вписывается), обычный некрасивый младенец не тянет на Христа... Это как раз один из тех случаев, когда не земля возносится к Небу, а Небо притягивается за уши к земле...

Но я все-таки прониклась эстетикой Северного Возрождения. Например, вот такое "святое собеседование" -



правда, это, вероятно, мастерская ван Эйка.





Святая Варвара





"Туалет дамы" - неловко, скованно и даже немного жалко, но примерно с такого и начиналась вереница обнаженных Тициана, Рубенса, Буше и далее... первые попытки) мне вспоминается, как Мережковский в одном из своих романов описывал изображения нимф и русалок на средневековых рукописях - античные духи и божества, попавшие в северный мир варваров, сжавшиеся от холода... И вот тут как будто только-только начинается освобождение от стыда и страха перед обнаженным телом, конечно, это только начало... нимфы и русалки перезимовали на страницах монастырских рукописей, начинается весна)

Благовещения, Иоанн Креститель и Мадонна -







как мне нравятся эти деревянные створки диптихов и триптихов...

blackmoon3712: (Default)
(и опять же в альбоме это не так поверхностно смотрится, честное слово))

Такой нежный, чистый, невинный, утонченно-чувственный эрос... Люблю!



Восхищена... Прям душа в какую-то даль улетает...Глядя на такое, кто посмеет сказать, что нагота и чувственность не могут быть святыми, священными?.. Нет, конечно, найдутся и такие, со своим "красивое не значит еще безгрешное" - а для меня значит, а они, в сущности, доходят до того, что красивое-то как раз и есть грешное... оно, мол, соблазняет... На что?) "В жизни хороши только сны", любой человек очень быстро поймет, как реальность отличается от мечты...

Конечно, классицизм и даже салон, но мне и салонная живопись иногда очень даже -



вот его "Св. Тереза", чистая fatale female, декаданс в начале 19 века, как мило... Люблю этот типаж, тут уж ничего не поделать))

А это совсем уже романтизм и даже модерн -



Оссиан, то бишь галльский Баян, призывает духов реки звуками своей арфы... И такое тоже люблю)

Это точно Жерар?!

blackmoon3712: (Default)

2008/2017

Такого я даже не ожидала! Впечатление словами не передать. "Погребение Аталы"...



Увы, я не знаю, про что это, но я в восторге![1] Темная пещера, мудрая и спокойная фигура монаха, красноречивый порыв юноши, обнимающего ее ноги, - и она сама, донельзя просветленная, а в проеме пещеры - крест, и свет - от него! Крест! Просветление, спасение и смерть, страдание - всё от него! И как это прочувствовано! Нет слов!.. Светлая мистика смерти. Такая очень просветленная смерть, христианская... любимая тема, да... И тут же вспоминаешь обещание воскресения... Вот уж по всем статьям - моя, родная картина.

Ну... уже не совсем родная, хотя и прекрасная, да. Но я уже как-то отхожу от культа страдания. Оно конечно, любовь и смерть - красиво, романтично, да и реалистично, по-прежнему более реалистично для меня, чем любовь с жизнью и счастьем, но вот последнее - явно более предпочтительно, более желанно, и я хоть немного, но верю в возможность и такой комбинации:) И мальчик красивый, да)

Равно и "Сон Эндимиона" - обожаю, восхищаюсь! Так красиво, прозрачно, тонко! Такой свет!!!



Тело возлюбленного Луны как бы распыляется в этом волшебном свете... нереально... А я люблю, когда форма так красиво расплывается, один из моих любимых приемов... Всё хорошо до такой степени, что меня впервые не раздражает Амур, а это нонсенс... Сначала мне казалось, что лучше бы здесь была сама Селена - и это, действительно, было бы неплохо - но так больше тайны, всё утончается... Амур будто олицетворяет встречу, тайну любви, он будто открывает взору богини ее возлюбленного, даже слышишь его звонкий и таинственный смех... Чудеснейшая картина, одна из моих любимых! Она - единственная, подобных нет! Здесь воплощена тончайшая мистика Эроса, здесь чувствуется тончайшее и прекраснейшее инобытие... (Мне даже показалось, что Эндимион напоминает моего возлюбленного. Но причина моего восхищения не в этом случайном совпадении).



[1] Теперь примерно знаю, и не в восторге. Девушка принимает яд, чтобы "не нарушить обет целомудрия" с возлюбленным, к тому же обет давала не она, а ее мать за нее. Потом оказывается, здрасьте приехали, что епископ мог освободить ее от обета, что "христианство не требует напрасных жертв", а она-то и не знала, ну надо же!! А клятвы давать христианство разрешает? Да не за себя, за детей? А отдавать свою совесть на откуп всяким епископам? А "целомудрия" так уж прямо требует, да и что это такое, кстати? У меня-то уже есть ответы. А за историческое христианство так и тянет выпить, не чокаясь.

blackmoon3712: (Default)
"если женщина изображена так, что ее хочется... гм-гм, то это уже не искусство, а порнография". Но тут многое зависит от зрителя. Есть люди, способные и Венеру Милосскую... хм, опошлить. Не помню, откуда дровишки, но - приехал как-то мужик в Москву, и знакомый повел его в Третьяковку просвещать. Как дошли до картины Брюллова "Итальянское утро",



он покраснел до ушей, плюнул и отвернулся: "я думал, тут культурное место, а тут вон какую пакость показывают" - злобно ещё так. "Пакость" - это про одно из самых тонких, возвышенных, прозрачных, духовных и пронзительно-прекрасных изображений обнаженной девушки!!! Мужик, кстати, был последней шлюхой на селе. (Я просто тут подумала... Для распутных мужчин подходящего оскорбительного наименования нет. Значит, будем использовать то, что есть. Со временем может прижиться как равное для обоих полов, и тогда род слова будет совсем неважным, возможно, даже будет восприниматься случайным, как и род большинства слов сейчас...) Может, потому и "пакость"?.. Определенно - грех пошл. И если нет у людей культуры обнаженного тела, если они самое прекрасное воспринимают вот так... ну, их очень жаль. Либо они воспринимают телесное как непотребное и жизнь их полна мучительного стыда, либо они лицемеры. А дровишки, кажись, от Игоря Кона...
Но и само сексуальное желание далеко не всегда пошло.
А вот если изображен натюрморт так, что его хочется съесть - это нормально и даже хорошо, ибо у еды одно предназначение, а у женщины никакого предназначения вовсе нет, как и у мужчины. Как-то нелепо только смотреть на еду, а на женщину или мужчину - нормально.
А Шарден учителю, кстати, нравился - ожидаемо) Он его презентовал как "великого художника, всю жизнь рисовавшего тещу и кастрюльки - и ничего!" Что правда, то правда - каждому свое.
И сам Шарден, что характерно, больше похож на какую-нибудь бабушку или тетушку:)

blackmoon3712: (Default)
Не люблю моралистов, тем более мещанских, но я-то вольна воспринимать его картины по-своему, ведь так? Я оцениваю всё, отовсюду выкапываю что-то близкое или интересное, но бездумно не поклоняюсь ничему.
Итак, "Деревенская помолвка".



Не люблю жанровые, бытовые картины. Но изображено всё уж больно ловко - охота порассуждать. Прежде всего - по любви или нет? Скорее всего, да, хотя парочка пытается это не показывать, разыгрывает именно сцену, как прилично и положено. Но прикосновение рук красноречиво... Да и вообще - чем больше пытаются скрыть, тем больше видно:) Он - сама почтительность, она - сама стыдливость, а сестренка ее плачет - горе-то какое... Русские это дело тоже любили:) Конечно, тому есть причины, первобытные, магические - человеческие чувства особо ни при чем, просто брак - это переход в иное состояние, и этим ничем не отличается от похорон - человек умирает одним, а оживает другим. А сама картина ценна именно тем, что художник, хотел - не хотел, но явно показал условность, разыгранность всех этих социальных обрядов... Форма, так принято - и больше ничего. Я не знаю, у кого тут как, но у молодых людей истинные чувства явно не такие.
Не люблю семейных сцен, не люблю, когда семья санкционирует, контролирует, а потом и подавляет любовь... Сватовство, помолвка, свадьба - всё это прямого отношения к любви не имеет. (Если подумать глубже - всякие обряды допустимы по желанию, если не унизительны и если участники осознают их игровой характер, и семьи должны быть разными и ни в коем случае не деспотичными.) А еще смотришь и думаешь - а ведь они поженятся, и лет через 10-20 станут такими же степенными и скучными, как их родители... Особенно жалко смотреть на девушку - такая тоненькая, хорошенькая, нежная, трепетная, а выйдет замуж - отяжелеет, расплывется, состарится... Потом, ребята, о любви и речи не будет - только семья и дело. А как жаль!!!...

О, "Разбитый кувшин".



Само по себе изображение поэтично, лирично, нежно, всё в какой-то легкой дымке грусти. Эстетика налицо. Какая-то прозрачная элегия... Красиво и чувствительно донельзя. Где мой кружевной платочек? Ах, да, я же одноразовыми пользуюсь... За это, за мастерство изображения, за передачу даже того специфического настроения - хвалю. Но не за плоскую мысль!
Собственной, самодовлеющей ценности девственность не имеет. Можно говорить лишь о том, что лишаться ее хорошо бы по взаимной любви, что нужно ценить свое тело и душу, не отдавать просто так кому попало, и это касается обоих полов. Можно, но не обязательно, обязательно - это вдолбить в голову, что секс должен быть по взаимному желанию, и не воспитывать насильников - вот что обязательно. А пока мы даже насчет элементарных вещей - в пролете.
А грустить, как эта девушка, можно, если это произошло без любви, "так как-то", или (что вероятнее, учитывая эпоху) из-за спутанных-перепутанных понятий, которые веками женщинам в голову вколачивали. И потом, скажите на милость, господа моралисты, отчего же нет картины "Юноша грустит о потерянной невинности"? Надо срочно заполнить пробел!!! Ведь, получается, писатели более правдивы - пишут, что и мужчине бывает донельзя грустно, и тогда писали... И почему эта "невинность" внушалась только девушкам? Мораль-то должна быть равной для обоих полов. Единственно что - в силу биологии и неразвитости науки, для девушки это опасно, рискованно... А так не вижу особых различий. Даже Бердяев умудрился написать, что "потеря девственности особенно катастрофична для женщины" - да разве он женщина, почем ему знать?! Нельзя судить обо всех по своей бесплотной супруге!!
В сущности, такие завышенные требования к женщинам - это дискриминация. Никогда не прощу тем эпохам, что женщин воспитывали как куриц, замуж продавали как коров, а морали требовали прямо ангельской. Глупо и отвратительно.
Да, девушки острее это всё воспринимали - так это воспитание и установки общества. Смотришь на нее и думаешь - а тот-то где, как себя чувствует? Это вконец ненормально... Почему ты одна?
Впрочем, слишком понятно, что в те времена логично было оплакивать невинность. Ведь потеря ее означала бесконечные роды, уход за детьми, семью, быт - и полное отсутствие даже подобия воли, свободы... А для незамужней и того хуже - несмываемый позор, незаконнорожденный ребенок... И это только ее бремя, он как бы ни при чём. Сейчас же слишком понятно, что мораль должна быть одинаковой для обоих полов.
О девственности до сих пор говорят - потерять, лишиться... Странные выражения. Что тут терять? Либо реализуешься в сексуальном плане, либо нет - в обоих случаях "терять" нечего. Это по желанию должно быть)
Вот еще у него наткнулась, картины абсолютно не интересные, но тема отличная: о манипуляции чувством вины перед родителями, о мещанской морали и в очередной раз о том, как она противоречит христианской:





На первой отец проклинает непутевого сына, на второй - умирает, чем доводит непутевого до отчаяния...
Ср. с притчей о блудном сыне))
blackmoon3712: (Default)
все эти "галантные празднества" - скука неимоверная. Не люблю дворы, церемонии и т.п., вообще всю эту придворную чушь.



"Отплытие на остров Цитеру" (остров любви) - самая известная его картина на эту тему.
Может, и скучно, может, и жеманно, а главное - за счет угнетенных слоев общества, но! Если вычесть "на свои гуляем, на народные" и оставить чисто идеал для элиты - ну не так плохо, бывало и хуже) Любовь лучше войны, гедонизм лучше садизма и так далее)) Ну и посмотреть чисто на живопись: да, нежность, "жемчужные переливы" - красиво) не мое, но)

Или вот "Общество в парке"



Или "Две кузины"



Или даже вот представление какое-то, по-видимому)



Всё это напоминает мне "призраков" Сомова и Борисова-Мусатова, а следовательно - вызывает нежность:)


Но когда он юморит, бывает вообще пошло: "Суд Париса".



Да, "любовь повернулась ко мне задом". Пошло? Ага, как раз под стать картине.

Но, разумеется, я в благоговейном восхищении от "Юпитера и Антиопы".



Она необыкновенная - красивое лицо, довольно красивое тело и кожа будто светится... Просветленная нагота, люблю. Это - тема преображения человека, и его тела в том числе. А какой контраст - она светлая, тихая, и - темный, порывистый сатир. Эстетика - выше всяких похвал. И остается вопрос еще - он просто дико на нее набросится или остановится, пораженный божественной красотой?.. Не похоже только, что тихонько, по-человечески, разбудит... Люблю такие вопросики. Свет и тьма... Кстати, что удивительно - по цвету и композиции напоминает символ "инь-ян", не находите? Так что здесь можно откопать и такие глубины. Впрочем, красота духовна в принципе. Пожалуй, лучшая картина Ватто, если вообще не лучшая на подобный сюжет. Удивительная. Перед красотой я всегда благоговею.

Странный у него "Жиль".



Благодаря сочетанию шутовского наряда и серьезного, задумчивого лица - чувство щемящее, неприятное. А я такого не люблю. Не люблю жалкий и жалостливый тип Пьеро. Как-то за человека обидно становится - человек не должен быть жалким. Наверное, я равнодушна к театру (хотя по факту - была там раз в жизни и непрочь сходить на вменяемую постановку классического произведения), а уж клоунаду, фарс, цирк и прочие нелепости терпеть не могу. Оскорбляют мое тонкое чувство прекрасного:) Красота, смерть, любовь, духовные вершины, социальная несправедливость, в конце концов - да, эти темы я ценю хоть в живописи, хоть где. Но не такое непонятно-мягко-аморфное, нелепое, да к тому же явно постановочное. Не спорю, что у персонажа сложный внутренний мир, это Ватто сумел показать - да зачем же такой нелепый костюм? Говорю же, ненавижу, когда людей делают жалкими...

А все эти его "Финетта" ("Слух"), "Равнодушный" - не цепляют.





Кстати, к гендерному вопросу - какие же в то время были "феминизированные" щёголи. И это считалось нормальным. Нормы вообще меняются, знаете ли) А вспомнить времена, когда мужчины вообще платья носили - красота ж!

И, напоследок любопытное: как видел сюжет "Святое семейство" художник эпохи рококо:



А знаете, даже и весьма неплохо - живо, нежно и даже немножко инобытийно...)
blackmoon3712: (Default)


"Купание Сусанны" - ничего не скажешь, красивая женщина. И нагота тут светлая, чистая, преображенная...
blackmoon3712: (Default)
А вот что у Лоррена восхитительно - так это "Морская гавань при заходе солнца" 1639. Потрясающе, нет слов! Для моего эстетического восприятия обычно гораздо важнее свет, нежели богатство колорита. Именно свет - а тут он неописуемый. Какой везде отсвет, Боже мой! Лучшего заката я не видела... И ничего, кроме него - просто купаешься в этом свете. Гениальное видение и воплощение красоты природы, а лучшие ее видения и воплощения - бесспорно духовны. "Солнце духовно" (Бердяев)
Восхитителен этот пейзаж только в моем альбоме) в сети нашла вот что (неужели это одна и та же картина?!):





"Улисс возвращает Хрисеиду ее отцу" -



непонятно, где, кто и кого возвращает, но пейзаж сам по себе неплохой. В любом случае, куда лучше пуссеновских - те часто деревянны, и слишком.

Да вообще его пейзажи очень хороши. Вот, например, какие облака в "Пейзаже с торговцами" - не чета пуссеновским!



Здесь мне, конечно, очень нравится сюжет:



Аполлон работал пастухом, замечтался, и Гермес украл стадо)) это так мило))) Аполлон - творческая личность, музыкант, ну не до стада ему!

Восход в гавани



Акид и Галатея -



милая парочка, только из-за них выкладываю)

Туман в порту -



какая тонкая, легкая дымка...

Прибытие Клеопатры - ммм, какой световой эффект угадывается за хреновой репродукцией...

blackmoon3712: (Default)
не только соцреализм, а вообще всё. Да, искусство правдиво, вот оно и показало всё как есть, но ведь задыхаешься!
Ну для примеру:



Моисенко, "Черешня"



Самохвалов, "Военизированный комсомол"



Сундуков, "Очередь"

Добросовестно прошла все залы (по учебе надо как-никак), но после – бегом к Врубелю и далее к символистам.
Врубель... "Утро", "Демон летящий", "Шестикрылый Серафим"...







Борисов-Мусатов... "Утро")



С удовольствием убедилась, что Нестеров таки декадент:)



"Великий постриг"

Но главное – зависла перед «Рождением Венеры» Милиоти...



Полчаса перед картиной сидела, наверное!.. И все это давящее ушло, я как будто очистилась и подзарядилась. Чистая, светлая энергия, сотворение нового мира… эти вихри как будто втягивают тебя туда, пронизывают насквозь, ты пляшешь вместе с ними. Что-то очень важное и несказанное изобразил Милиоти, пусть даже неуклюже и через штамп, через навязший в зубах гендерный миф. А о несказанном разве можно сказать иначе? Тем более, разве можно сделать это не неуклюже?

Как написал кто-то в "Мире искусства": "Но истинная любовь всегда доходит до конца через прекрасную форму, через плоть доходит до живущего в ней духа, которым ведь только и прекрасна всякая плоть."

/весна 2016/
хотела еще раз пойти и заснять это советское искусство, для наглядности, но так и не пошла))
blackmoon3712: (Default)
/2008, 2015-2017 доп./

О положении женщины: «И этот ум остается без пользы для общества, оно отвергает его, оно подавляет его, оно удушает его.» - !!! Мало того – заставляет жить в ничтожестве и выполнять самую грязную, мелкую, скучную работу.
«…трудно встать на колени перед самой собою» (т.е отзеркалить мужское якобы восхищение женщиной) - и не надо, нужно встать с колен.
«не хочу быть судьей в своем деле» - позвольте! Это совсем не тот случай! Вот это как раз – твое дело, и только тебе судить и решать. Часто возмущаешься какой-то нелепостью в жизни, и тебе дают якобы христианский ответ: «Не суй свой нос в Божий Промысел, на все воля Божья и т.п.» А когда начинаешь говорить, что если бы на всё была воля Божья, то рай на Земле никогда бы не кончился, затыкают уши. Страшно, видите ли, думать! Да и как же мне не совать нос, когда это мои дела?! Они или касаются лично меня, или могут коснуться, да и вообще – если в мире меня что-то живо интересует, это уже мое дело и имею право о нем судить. Это как в «Догме»: женщину бросил муж, а мама ей: «Это промысел Божий…» Да не смешите, разве Бог его заставил? Сам ушел. Но она могла бы возразить: «ушел потому, что я не могла иметь детей, и это ни от него, ни от меня не зависело. Зачем Бог сделал меня бесплодной?» Во-первых, не стоит жалеть о таком муже, он любил не тебя, а то, что мог бы получить от тебя, пусть даже это дети, неважно. Мог бы рассмотреть вариант усыновления, например. С другой стороны, мне могут сказать: если чф не соглашается менять свою позицию ради любимого, она его тоже не любит? Хм, а почему позицию должна менять именно она? Именно чф? Уничтожить себя – разве это любовь? Это мазохизм. Если здраво рассуждать, то тут неразрешимый конфликт интересов и нужно расставаться, а раз так, то и это не любовь, если  люди не совпадают в таких важнейших вещах.
Во-вторых, и я не понимаю: отчего порой одна женщина хочет иметь детей и не может, а другая не хочет, но очень даже может и уже не знает, как предохраняться, чтоб на 100%?! Наша физическая природа – это гребаная лотерея, она может нифига не совпадать с нашей личностью, с нашим подлинным «я», и это ужасно злит. Я думаю, первой женщине даже легче – всегда ведь можно взять приемного ребенка. А «родная кровь» - предрассудок, зависящий исключительно от убеждений самого человека. Можно любить приемных детей и не любить своих, это уже доказано многократно.
Но все же – почему так? Не знаю, но одно могу сказать точно: нет в нашем мире целесообразности и справедливости, нет никакой логики (особенно в природном). Доказательств тому масса: больные дети рождаются у положительных родителей, хорошие люди мучаются и гибнут, а плохие живут и благоденствуют. Невинное страдание. Ничем не обосновать. Ничем не оправдать. Факт. Зачем?!
Возможно, ради свободы. Свободы усомниться в существовании Бога. Если бы всё было целесообразно, больные дети рождались бы только у алкоголиков и наркоманов, бесплодные не хотели бы детей (Боже, я бы так радовалась, если бы была бесплодна!!!) зло тотчас получало бы по заслугам – разве такой правильный миропорядок не был бы явным доказательством бытия Божьего? Вот, смотри, всё правильно, теперь не отвертишься! Вот, смотри, хотя и есть у нас некая доля свобода, но всё находится под Его контролем! Многие скажут – и хорошо бы было! Хорошо, но не отлично. Средненько, удовлетворительно. Но Бог не оставил нас в мещанстве. Он хочет, чтобы было отлично. Он основал свое дело на свободе. Он не хочет принуждать принять Себя. Только свободно, только изнутри. Как и всякий нормальный человек не хочет принуждать другого к любви. Богу ведь не просто принятие нужно, а любовь. «Бог хочет свободной любви человека». Цена этого желания, конечно, жуткая и неподъемная. Но оно того стоит! И, в конечном итоге, иначе не было бы человека. Без свободы человека нет. Хотя, я в последнее время склоняюсь к тому, что Бог сделает бывшее небывшим. Что всё мучительное станет лишь дурным сном. Иначе жить невозможно.
Но не одни мы страдаем. Он – тоже[1].
И вот я… Я почему много чего боюсь… Я постоянно говорю себе: чем ты лучше других? И с тобой может произойти всякое. И дело даже не в лучше-хуже, пусть  даже я и лучше – но гарантий все равно нет никаких. Почему-то часто верующие чувствуют себя в привилегированном положении даже в этой жизни. «Вот я верю, мне Бог поможет. Вот помолюсь, перекрещусь перед выходом – день будет удачный, Бог защитит от врагов..» Ага, а если водички святой выпить да просфоркой закусить – и грипп не подцепишь, и вообще никакая зараза не пристанет.
Не всё так просто… Хотя мне везет очень часто, даже в мелочах, я все же постоянно думаю – ну чем я лучше других? Верой? «По вере вашей да будет вам…» Это так обычно и бывает. Но другие вовсе не виноваты, что у них нет веры. Им даже тяжелее. С верой в любом случае легче, а мы еще поблажки выпрашиваем… Да не жалко Богу, но… Нет, я ничем не лучше. Я так же могу тяжело заболеть, мне может жутко не повезти в личной жизни, меня могут ограбить, убить и страшно подумать, что еще сделать… Чем я лучше несчастных жертв маньяков и просто распущенных патриархальным строем недолюдей? Вот потому и страшно… И я постоянно говорю: «Господи, пусть ничего страшного не случится со мной и вообще ни с кем!..» Очень этого хочу! Есть надежда, что ничего не случится, но уверенности нет никогда. Невинные мученики – это жертвы за нашу свободу. И мы в любой момент можем оказаться на их месте…
И еще. Иов возмущался своим невинным страданием и был оправдан. Не более ли оправданы возмущающиеся чужими страданиями?.. Не всё лежит на поверхности. Часто думают, что прославляют Бога, а на самом деле богохульствуют. Порой думают, что богохульствуют, а на самом деле прославляют Бога, проявляя образ Божий в себе – любовь к людям.
«Приятно видеть счастливые браки». Да, очень приятно. Покажите мне хоть один, а? Да нет, не благополучный, а именно счастливый.
«…и влюбляться можно, и жениться можно, только с разбором и без обмана…» - именно, именно.
«Запах тленья все слабей,
Запаз розы все сильней» - то же самое предчувствие рая…
Конец романа очень красивый, красивый не словами, а… Чернышевский, не всегда хорошо владея словом, сумел внушить мне красивую картинку и красивое чувство, полное восхищения… чувство возрождения и обновления… мб, даже воскресения… И какой насыщенный, многомерный образ дамы в трауре, а затем в свадебном платье. Это и возлюбленная Рахметова, и жена Чернышевского, и Россия, а то и весь обновленный мир – Небесный Иерусалим… Конечно, революция у него получилась розовая. Но не суть.
Суть – в доброте и честности, которыми пронизан роман, в жажде новой жизни, в действительно человеческом отношении к женщине. В конце пишу: очень добрая и человечная книга! Пусть и с некоторыми заблуждениями, ну а кто не ошибался? Зачем искать тут непременно кровавую революцию и безнравственность? Кто чего хочет, тот того и ищет… Зачем придираться к мелочам и раздувать минусы? Лучше раскрыть глаза и увидеть чистейшую мораль, уважение к женщине, идеал брака… Женщины на похоронах Чернышевского вызвались нести его гроб. И как их не понять! Я бы тоже несла! Спасибо тебе, добрый и умный человек! Единственный русский феминист, между прочим! Царство Небесное, блаженное!..
Неплохо бы пройтись по критике романа. Ух, как я зла на Набокова и этого, козла последнего… Дмитриенко, что ли…!!!
В том издании к роману прилагались... кажется, воспоминания о Чернышевском и несколько критических статей, которые,  в свою очередь, раскритиковала я) Но об этом чуть позже:)



[1] Иисус жил в оккупированной стране, в нищете и унижении, был одинок, несчастен, непонят, в расцвете лет умер мучительной и позорной смертью. И это только земная жизнь. Бог страдал и сейчас страдает, на нас любуясь. Сострадает так, как никто. Ну конечно, для полного счастья Иисусу недоставало еще родиться женщиной… Но уж это было никак нельзя – женщину никто бы и слушать не стал.
blackmoon3712: (Default)


Я бы назвала проще - "Чудо в монастыре". И правда - художник изобразил чудесное исцеление своей дочери от паралича в янсенистском Пор-Рояле.
Что ж, чудес я принципиально не отрицаю, всё может быть. Про янсенистов знаю мало, /а сейчас и вовсе ничего не помню/. Но, кажется, этой картиной художник показал основные преимущества и недостатки этого движения, здесь сам дух его отражен, потому картина важна. Подобные движения - реакция на крайнюю распущенность общества при попустительстве и лицемерии, а нередко и при участии во всем этом официальной церкви. Плюсы видны сразу - сильная вера, способная и на чудеса, нравственная чистота, простота, скромность, искренне благочестие и ограничение потребностей, возможно, даже разумное. Казалось бы, чего еще надо? А, между прочим, много чего. Да и перечисленные положительные качества можно понимать ой как по-разному... Увы, всё это часто сводится к монастырю. А разве может всё христианство уместиться в монастырь? Нет. Да и сам мир в монастырь втискивать не только невозможно, но и не нужно.
Христианство - это полнота не только Божественного, но и человеческого, и самого мира. (Потому "всеединство", на которое так нападал Лосский - верная идея, если ее уравновесить дуализмом Бердяева. Как? Антиномически:) Бог в мире, и Бог вне мира - это для меня аксиома.) В монастыре же обычно человеческое нивелируют, стремятся (в идеале) к одному Божественному - "уступить место Богу в себе", а самим исчезнуть. И нередко становятся не выше, а ниже человеческого - вон, "Несвятых святых" почитайте, меня с одних отрывков мутило... Это неправильная установка. Чудо просто пассивно принимается, нет человека, его творчества, а скудость обстановки навевает мне мысли о скудости теории подобных движений. И о том, как они обедняют и обесценивают жизнь... Нет красоты, здесь явно презрение плоти, и это тоже неправильно. Крайность против крайности, маятник - если у них по десять любовниц, мы, значит, будем безбрачны... Все эти очищающие движения имеют значение в основном критическое, они напоминают о чем-то элементарном. Но это не истинное христианство. Сами по себе они подобны человеку, который вместе с грязью и пылью смыл с себя драгоценные украшения. Нельзя свести христианство к монастырю, нельзя нивелировать человека во имя Бога - это отрицание Богочеловечества.
Исцеление - это здорово! (Хотя, конечно, хочется, чтобы медицина решила уже все проблемы, и трагедии людей стали более глубокими, тонкими, уже никакой наукой не решаемыми...) Но ведь одной девушке ноги нужны, чтобы ходить из кельи на мессу, а другой - чтоб бегать на свидания к возлюбленному. Одно другого не лучше и не хуже, и обе имеют равные права на свою жизнь, и на уважение, и на помощь... Здесь же отрицается личность даже в самой идее монашеской формы. А ведь жизнь должна быть полной и разнообразной, и люди должны быть разными! Богу нужны интересные и самобытные личности, а не покорные марионетки. А на Него наклепали качества рабовладельца, причем внешне даже из благих и чистых побуждений... ну, люди...

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

September 2017

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17 18 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 11:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios