blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Рахметова, разумеется, тоже надо "разоблачить". Рецензент всё это нарочно исказил или по скудоумию? К меню придрался. Самую лучшую говядину Рахметов ел не потому, что она доступна простому народу, а для своей "боксерской диеты". Все остальное - в той же мере, как и народ.

Ну, можно сказать, что меню было приемлемое, да. "чего же им еще надо было"? Зачем революцию делали? Насчет революции (Октября) я мнение свое переменила, но даже и сейчас скажу: я не знаю, насколько "простой народ" реально был обеспечен нормальной едой, так что и судить не берусь, чего им еще надо было. Впрочем, Лесков, Чехов, Толстой и сам Достоевский свидетельствуют, что не очень-то было с едой у низов, не говоря уже обо всем остальном. Революция произошла потому, что не провели нормальные реформы, а не потому, что с жиру кто-то взбесился внезапно. И даже погром культуры, о котором я так скорблю... Но разве поспоришь с тем, что сказала одна преподавательница: "все эти дворянские усадьбы с галереями и библиотеками были для простого народа не храмом знаний, а местом, где насиловали мать, сестру, жену" - что, не было? Не нашлось вот творческих сил для реформ, виновата в основном элита, я так считаю, с дикого народа взять нечего. Не народ делал революцию, разумеется, а кучка лживых бандитов, обещавших именно то, чего народ давно хотел (только вот незадача - очень скоро новая власть стала делать всё наперекор обещаниям), а далее взыграла жажда мести. Взыграли "старые яды", прав Бердяев.

А Дмитриенко все-таки навно-бесчеловечен, да и к иной вере относится неуважительно: "йоговское завихрение с гвоздями" - да, не почувствовал того, что понял Писарев, но это ладно. А что сразу "завихрение"? Значит, как гвозди - так завихрение, а как власяница - так благочестие, православно же, да?

Ага, дальше знаю, к чему клонит - Чернышевский проповедует антихриста под личиной Христа... Да, Рахметов и люди его типа не тянут на Мессию, хотя и имеют некие внешние черты с Ним. Впрочем, главное то, что после Христа никакие мессии уже не нужны, надо на что-то более реальное рассчитывать. Да, в нашей революции, разумеется, проявился антихрист. Да, "испытывайте духов". Вот только соответствие духу Христа проверяется не буквой, а духом. Вот только чаяния Чернышевского весьма отличаются от реального Октября. Вот только до фига антихристова духа было и в монархии, откуда в революцию он и перетек. Много и среди считающих себя христианами было и есть лжепророков и антихристов!

И снова туманные намеки... На что покушался Чернышевский? Ну скажи честно - на ЧТО? Может, на замену христианства - религией земного рая? Что ж, это имело место. Но не получилось и не могло получиться. Но из этого нужно делать не совсем такие выводы. Обычно ставят дикое "или": христианство или свобода, христианство или материальное благополучие, христианство или права человека - вон патриарх недавно отличился... Да всё это совместимо, более того - неотрывно от христианства по сути.

Вот нарочно возьму и почитаю "Моральный кодекс строителя коммунизма"! Сравню с теми же любимыми Чернышевским, Герценом... ну они же не коммунисты) С какой радости автор их связывает? Уже подозреваю, что найду массу несоответствий! А если не найду, тем лучше - значит, хреново воплощался в жизнь этот кодекс. Я заранее уверена, что найду не только кучу нестыковок со своими любимыми, но и некоторые бесспорные истины. Написано же в целом наверняка отвратительно-казенно-напыщенно, но уж так и быть, помучаюсь.

Чернышевский верно почувствовал в своем дневнике: "Главная мысль христианства - любовь." Не увидел, правда, свободы, но ее и сейчас не видят. Дмитриенко, бесспорно, не удалось найти любви в ЧД, и он даже ручается, что и мы не найдем. Не знаю, лично я - нашла.

Кстати, о вечновсовываемом везде Пушкине. Дмитриенко цитирует "Евгения Онегина": "нравственность в природе вещей" - ? ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ? Пока не пойму, не могу оценить, а потому и спорить. Хотя, судя по контексту - мол, есть некая абсолютно утвержденная нравственность, которая "управляет" миром, какой-то вечный свод основных правил... Это поверхностное понятие. Дмитриенко понимает, что нельзя путать нравственность с нравоучением - и сам же только этим и занимается. Нравственность ничем не управляет и нигде изначально ее нет, кроме как в Боге и в человеке. В природе ее нет. Она внутри, а не снаружи. Есть вечные основы - любовь и свобода, но автор статьи их то забывает, то неверно толкует.

Приговор: мораль персонажей ЧД "для человека с традиционными представлениями о нравственности - духовная смерть." Да не нужно традиции, хватит уже!!! Есть иная нравственность, и почему вдруг только традиционная - истинна? Этот человек даже не подозревает, что Христос как раз и перевернул все традиционные представления о нравственности. Да и потом, опять же, традиция не одна. И даже одну понимают по-разному. А для меня традиционная нравственность - духовная смерть, так-то.

Приговор: любовь в ЧД - "уродец эмансипации". Вот так рецензент видит то, что для меня - идеал любви. Современное прочтение, 21 век, я в шоке. Сам ты урод... Дело ведь не только в "свободном выборе себе предмета страсти", хотя и это важно, свобода ведь лучше, чем насилие. Очень грубо он это понял. Ну, какой человек, так он и понимает, видит, что хочет и может видеть, это понятно. Человек явно незнаком с идеей андрогинности как условия целостности личности (сейчас я предпочитаю идею преодолеиия гендера). Это ведь махровый реакционер, больше ничего... Как поняли роман современники Чернышевского, даже если и сниженно, примитивно - это не важно и говорит нелестно только о них, а не о Николае Гавриловиче. Идея эмансипации должна быть принята целостно, а не по кускам. Все со всем связано: хочешь свободно выбирать мужчин - будь независимой - работай.

Далее наезд дичайший на Чернышевского - да этому деликатному человеку и в голову бы не пришло послать женщин укладывать рельсы, ему бы в страшном сне такое не привиделось. Он рыцарь был) Хотя, а если женщина может это делать, почему нет-то? Есть женщины, которые могут, и мужчины, которые не могут выполнять физически тяжелую работу, в чем проблема-то? А со своими матками, как говорят феминистки, уж позвольте нам самим разобраться. И абсолютно правы в том, что все эти списки запрещенных для женщин работ давно надо отменить - дискриминация в чистом виде. Женщина - человек прежде всего, а не матка на ножках. Надо ей заработать - пусть работает. А то сейчас ведь как хитро - на многие "вредные работы" по сути женщин берут, но с другой записью в т/к, соответственно - зарплата низкая, льгот никаких. Совсем оборзели. И вообще, пора уже искусственную матку создавать, давно пора! Вот консерваторы вечно ставят нас перед нелепым выбором: или продавайся мужчинам и рожай, или иди рельсы укладывать. Но есть же еще куча вариантов)))

Тем не менее, Чернышевский считал, что при равенстве полов должны как-то учитываться особенности физиологии, потому Вера и открыла швейную мастерскую, а не контору по заготовке дров. Да и пусть учитываются особенности, только не полов, а людей!

И это наглая ложь, что женщины стали трудиться на тяжелых работах только после 17г. Вспомните крестьянок, вспомните Некрасова, Толстого! Значит, асфальт укладывать женщине нельзя, а на поле пахать (иногда, в отсутствии мужа и лошади, даже буквально впрягаться в плуг) - можно?! В поле выходить на второй день после родов можно?!

А кстати и на Веру заодно снова наезд. Она явно не виновата в "историях", случавшихся с ее работницами. Не могла же она их запирать на замок, да и не должна была, да и права не имела. Да и все равно бы не помогло, и даже тем более не помогло бы. Роль ее только положительная - ободряла, утешала, помогала. А что еще делать? Фарисействовать, клеймить, читать мертвые нравоучения? Вера делала в таких случаях ровно то, что надо делать. Ангел и святая.

Насчет фразочки Лопухова: "замуж должны выходить только вдовы", т.е. женщины, на практике познавшие, что есть семейная жизнь. Практически сейчас так оно и происходит, возможностей узнать своего избранника со всех сторон - масса. Конечно, все равно не особо помогает, и все же лучше, чем раньше. По крайней мере, ошибку можно исправить. Конечно, легкомыслие. Конечно, наделение магической силой штампа в паспорте. Поставив его, люди откровенно расслабляются, да попросту наглеют - теперь куда на хрен он/она денется. И мужчины, и женщины значительно хуже начинают обращаться друг с другом, перестают следить за собой. Избавляться пора от этих детских предрассудков. Да, конечно, к отношениям надо относиться серьезно (вот так тавтология, простите), себя не разменивать. Это мое мнение, не навязываю. Это мне вот так нужно. Но с другой стороны, смотря что тебе нужно - традиционная семья или любовь (могут совпадать, а могут и не совпадать). Да и сверх того варианты есть. 

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Чернышевский не то, что бы "звал к топору Русь"[1], но в определенный период был не против. В определенный период говорил, что не боится крови, насилия, хаоса, "мужиков с дубьем". Думал, что после всё само уладится... Т.е. когда-то и правда признавал "цель оправдывает средства". Но больше все-таки в этом было констатации простого факта: иной революции в России быть не может, слишком долго терпели внизу, слишком долго тупили и наглели наверху. Он оправдывал, но не поощрял. Но все это романа не касается. В романе совсем другая мораль.

И не стоит так уж сильно превозносить реформы Александра 2 - это минимум, который он вынужден был сделать, и то не весь.

Что "обмирщено", а что "церковно" - автор статьи не может понимать вследствие поверхностного понимания как "мира", так и "церкви".

Так, православные обвиняют протестантов в "развоплощении Церкви" - под этим понимая отказ от многих обрядов и пр. внешней атрибутики. А ведь атрибутика - это лишь символ воплощения, но не оно самое. Нет, напротив, протестанты попытались дать Церкви реальную плоть - чтоб Христос жил в человеке, семье, общине, работе, в реальных отношениях между людьми.[2] Вера должна быть выражена во всем человеке и во всей его жизни. Такому человеку не нужен храм и посредник, он сам всегда с Богом. Истинная Церковь - это вера, воплощенная в жизни, "охристовленный Космос" - Бердяев. Истинная плоть Церкви - не обряды и сооружения, а весь строй жизни человека. Очень правильно заметил Бердяев в рецензии, кажется, на Булгакова, что... ладно, потом цитату найду. И нашла: "слишком большое углубление в религиозную жизнь упраздняет религию, которая создана для далеких и отпавших". Тем не менее, теперь я понимаю важность и смысл общины - наверное, надо не только твое общение с Богом, но и общение с людьми в Боге, смысл в этом явно есть: теозис не только для человека, но и для человечества...

Так-то, а наши православные набрались наглости и написали: "Церковь - это не "где двое или трое собрались во имя Мое", а где есть пастыри и пасомые" (!!!) Ничего так книжечка, в храме продавалась по благословению очередного иерарха. Я тут не знаю, и сказать чего... Господа, а это ничего, что вы во имя своей иерархической гордыни отвергаете слова самого Христа?! Ну конечно, ведь и у вас цель оправдывает средства, и у вас идет "коррекция веры" (в этом меня обвиняли, да на себя посмотрите), и у вас Великий Инквизитор, не только у католиков, не обольщайтесь... Очень весело получается: мы воспитаем вас во лжи и рабстве, но зато многих приведем ко спасению. Только вот я христианство не так понимаю. Да и современного человека уже не так-то просто унизить и запугать. Виноваты сытость, медицина, образование, права какие-то... ужас, раньше лучше было, правда?

Оно конечно, можно и меня упрекнуть в том, что я не признаю "вечной погибели", явно прописанной даже в Евангелии (и то, явно ли - вещь спорная, знающие люди говорят, что не всё там однозначно с переводом...). Но, заметьте, мне-то можно, я-то не признаю всю Библию от первого слова до последнего - подлинным, прямым словом Божьим, вечным и незыблемым. А вы признаете (ну постоянно об этом твердите же), поэтому вам городить такое не только нельзя, но и как-то уж очень неприлично... Вам нельзя выбирать то, что приятней:) Признаете каждую строчку - вот и живите буквально как написано, а я порадуюсь, на вас глядя, как вы будете противоречия разрешать... Ух... И потом, вы не согласны с Писанием из гордости, а я - из милосердия.

Похоже, протестантов рецензент не любит, считает эту конфессию типа искажением христианства... Красноречивое: "А Чернышевский?!" Что Чернышевский? А что Кальвин? Вот глупость опять сказал - Кальвин не заменил спасение мирским аскетизмом и трудом, а объявил это путем ко спасению, средством. Понятие спасения у него было, не надо песен. Просто он до жути сузил выбор средств. А о том, во что превратил Женеву, и вспоминать не хочется. В казарму. И людей сжигал... Конечно, безобразие. Но сама по себе идея спасения трудом оказалась очень полезной и плодотворной, да и в принципе - какая в ней неправда? Это же здорово - добросовестно работать на своем месте, куда призван, и тем спасаться! Почему Кант стал Кантом, сын скорняка - великим философом? Да потому что родители и пастор увидели, что у мальчика способности к наукам, а посему ему надо не дело отца продолжать, а продолжать обучение и тем самым - исполнять Божью волю о себе! Так-то!

А что вот это - "?!" Чем автор статьи возмущен? Чем ему плоха идея труда и социальной справедливости? (К которой Кальвин не особо причастен, уж скорее к капитализму) Что за человек противный - труд его не устраивает, сибаритство он осуждает... Я это не специально так вопросы ставлю - выражался бы яснее, и возражения были бы серьезней. Насчет "проповеди идей" (атеистических) в мастерской я говорила - может, и плохо, но что ж церковь не устраивала подобных мастерских и не проповедовала тем всё, что ей угодно? И совмещали бы это с воскресной школой, и всё было бы хорошо. Сами виноваты.  Только и умеют, что государством прикрываться, даже до сего дня, нет бы самим что-то сделать, в условиях конкуренции, так сказать. Но с другой стороны, как представлю, ЧТО бы они там проповедовали... не знаю, может, вменяемый атеизм даже лучше. Надо же как-то освобождаться от ветхих представлений о Боге...

Так, снова параллель насчет "хулы на Духа" - по сути, у Рахметова это даже верно, хотя масштаб, конечно, маленький.

А вот образ, тоже взятый у христианства - "Невеста". Это не только, даже не столько монахиня, а Церковь. У Чернышевского этот образ Невесты, многозначный, такой глубокий, так отдающий мистикой - и теозиса (прообраз Земли), и Софии, и где-то "вечной женственности"... (ох не люблю я это расплывчатое понятие...) Теозис, конечно, самое то. И такой красивый образ... Революция - хрен с ней. Главное дело - эмансипация и преображение. Дмитриенко тут, по обыкновению, видит обман и подлог, прикрытие христианским образом антихристианской ценности, я - вовсе нет. Христианства в этом образе очень много, подлинного.

А как рецензент относится к Верочке?! Снова подмена Евангелия - катехизисом, непонимание смысла христианского брака - мы уже привычные. Но тут уж наезд слишком дикий: осуждение за то, что она хотела "лишь" (!!!) вырваться на волю, за то, что не спала с человеком, которого пока не любила... Нет, блин, если бы она вышла замуж за того богатого придурка, практически - продалась бы на всю жизнь, повинуясь воли маменьки, рожала бы ему детей без любви - вот это да, настоящий христианский брак был бы. Продаться навеки нелюбимому мужчине, потому что мама с папой так сказали - это для рецензента христианский брак. Абсолютно не понимаю, какой-такой "страшный грех" - сбежать от такой маменьки? Которая кричит "обокрала", для нее ведь дочь - капитал. Так давно пора было бежать-то. Конечно, меня лично смущает брак без любви, но Вера-то по наивности и гордости принимала чувства Лопухова за дружеские, да и он от нее ничего не требовал, да и выхода другого не было.

На священника тоже наезд дикий - грехов он никаких не совершал, венчая пары без согласия родителей. Даже по канонам их согласие не нужно. Напротив, такие батюшки добро делали, и Бог им воздал. Законодательство тогда было дурацкое - какое похищение, когда она согласна? Ну, вот статус у женщины такой был  - сперва собственность родителей, потом - мужа, ее мнение ничего не значит. О, рецензент даже пишет - для их же блага такие законы, ибо дуры неразумные. Ну на это я уже отвечала. Господи, даже жену священника зацепил. А ведь у них были такие отношения, которые многим "попам" и "попадьям" и не снились! Куда уж до них тем же "соборянам" Лескова! Так они и не ощущали себя "попом" и "попадьей". За атеизм я их не осуждаю, ибо хорошие люди. А многие священники - атеисты, да не по вере, а по делам!

Я только одному удивляюсь, как Дмитриенко не припомнил второе, еще более "греховное" венчание Веры - при живом-то муже. Удивительно, как он это пропустил... Венчание было для них формальным обрядом, необходимым для признания обществом брака, следовательно, греха никакого в этом нет. Давно следовало придумать загсы и не мучить людей ритуалами религии, к которой они не принадлежат.



[1] за топор скажите спасибо Победоносцеву и иже с ним.

[2] Да, попытки в основном не слишком удачные, т.к. воплощать пытались в основном ВЗ. Да, Евангелие воплотить крайне сложно, а массово - невозможно. Но попытки сами по себе ценные... 

blackmoon3712: (Default)
Хм, принято считать, что он создавал в своих портретах своего рода духовно-утонченный тип аристократа. Ну, "Карл Первый на охоте" -



еще туда-сюда.

Но хоть убейте, не вижу ни духовности, ни утонченности в том откормленном рыжем парне с титулом герцога Леннокского.



Ну не вижу...

В основном, конечно, портреты аристократов, очень скучные. Ну вот еще тот же Карл 1 в разных ракурсах - ничего (это у него сережка в ухе? одобряю),



да он же с супругой Генриеттой.







Автопортрет шикарный, да.

В общем, я как-то больше на религиозную тему внимание обратила, видимо, мне это интереснее в принципе. Вот "Вход Господень в Иерусалим" -



с необычного ракурса, непривычно близко, и толпы-то особо не видно, а может, и не нужна она?..

"Сусанна и старцы" -



отвратительный сюжет, но что делать, картина сильная.





"Оплакивание" очень экспрессивное.

О, Рубенс оплакивает супругу.



Честно говоря, всем этим плакальщикам хочется настучать по голове (навскидку - Герцен, Розанов). Беречь жён не пробовали? Ну там, о здоровье их заботиться, инкубаторами не считать? К чему потом эти слезы крокодильи? Ну да, мужчины не виноваты в том, что им никто не открыл, что жена - тоже человек и жить хочет. Бедненькие. (Я сама не знаю, сарказм это или нет.)

"Венера посещает мастерскую Вулкана" -



очень рубенсовское, но утонченнее, без всякого безобразия. А вместе с тем и очередная красивая ложь - что прекрасная женщина укажет, то мужчина и сделает. Ага. Бегут и спотыкаются. Красота без реальной власти - просто игрушка в руках тех, у кого эта власть есть. И всё. А в "Илиаде" даже какой-то смертный ранил Афродиту. Вот тебе и "власть любви и красоты". Даже богиня не защищена от непойми кого.







Это две репродукции одной картины, и я не знаю, что это - может, обручение Марии, может, нет. И не знаю, какая лучше - и темная хороша, и светлая нюансами цвета богата...

Мадонна с Магдалиной и Иосифом...



хороша... обреченность и усталость тоже красивыми бывают...





О, а этот "Иоанн Крестиитель" - совсем закос под Караваджо) во всех смыслах))





Ой. А это прям тициановское что-то. Особенно - "грешница" и Предтеча с огненным взором сатира... Вот он затмевает всех. А что за мужик в короне - понятия не имею. Но меня больше интересует вопрос - а грешники где?





Поцелуй Иуды

И два "Распятия", первое тревожно, но вполне в рамках прекрасного (вспомнить "Распятия" Брюллова, Веласкеса...), а второе что-то даже Ге напомнило...





blackmoon3712: (Default)
 2008, 2015-2017 доп./

И ведь ничего, касающегося меня лично, не произошло. Всё ровно. Стойкое отвращение вызывает среда обитания... Вообще... Отвращение + тоска - такое порой на целый день. Всё вокруг не то, что очень мерзко и злобно, а серо, скучно, обыденно, поверхностно... Не люди, а масса.

А книги? Вроде мыслящие люди такой бред иногда пишут, что плакать хочется. Особенно сбивает с толку отношение к женщинам. Нет, женский вопрос до сих пор стоит очень остро, эмансипация отнюдь не завершена. Хотя, конечно, правильнее ставить не женский вопрос, а андрогинный (*гендерный, я тогда такого слова не знала). Почему-то никто не задумывается, что должны меняться не только женщины, но и мужчины. Очень сильно сбивают с толку то призывы исполнять "исконно женские обязанности" (меня от них тошнит), то какие-то дикие трактовки феминизма, одни крайности, здравых мыслей мало. Ну потому что информации у меня было мало. А на самом деле здравых мыслей сейчас - море. Вот самых что ни на есть элементарных и здравых. Жаль, что они не популярны, охренеть как жаль... Подобно тому, как русские либералы спотыкаются, скажем, на Украине, так и просто либералы спотыкаются на феминизме. Спотыкаются люди, поразительно свободные, вот даже мой Бердяев... а потому что "ты для себя лишь хочешь воли"... сложно уйти от мгс, да не многие и хотят. Ну ладно, он когда жил, так и современные не лучше... От всего этого теснит в груди, как от старинного корсета, "нечем дышать" и т.п...

Послезавтра - зачет по криминологии, вот почитываю учебник. И вроде хорошо ведь написан, но насчет женской преступности - снова дискриминационные мотивы. (сейчас не помню, что именно, но вспомнила, как на психологии и педагогике дядя всучивал нам "теорию" какого-то израильского "ученого", что в изнасиловании часто виновата женщина, ну вот эту "виктимность", меня это возмутило дико, но я промолчала, теперь знаю, что это неприемлемо и называется "виктимблейминг", пакость жуткая. Еще один преподаватель, вот сейчас не вспомню, какой, утверждал, что татуировки полностью принадлежат тюремной субкультуре, и не надо приличным людям их делать, вот там я немножко спорила, ну потому что очевидный бред... а химичка в школе заставила плачущую девочку вынимать пирсинг из носа, хотя та пыталась объяснить, что этого делать нельзя, т.к. прокол сделан недавно, при этом заявила, что девочка выглядит "как животное"... Господи, сколько ж вас таких, маленьких, но инквизиторов, отравляющих жизнь людям по причине собственной несвободы, неудовлетворенности, по невежеству и властолюбию, когда вы исчезнете-то наконец?! Я понимаю, что требуется просвещение, прежде всего. Но у меня нет сил на этих динозавров, я могу только ругаться...)

Не хочу быть слабой. (ах ну да, в учебнике наверняка же было написано, что современные женщины совершают преступления потому, что у них нет возможности быть "слабыми"... ну конечно, конечно, пусть лучше против них совершают преступления их "защитники" да сор из избы не выносят - да, так будет гораздо лучше!!) А если я и беспомощна в реальной жизни, то вовсе не из-за пола, а из-за устройства личности. От "женских обязанностей" меня коробит, всё мое существо их попросту отторгает. Говорить об их равноценности с "мужскими" равносильно тому, чтобы говорить о равной почетности всякого труда. А иначе, как думаете, почему женщины боролись и борются за исполнение "мужских" обязанностей, а мужчины с ужасом бегут от "женских"? Ни один мужчина не вышел и не выйдет с протестом против того, что жена не подпускает его к пылесосу, кастрюлям и памперсам. "Мужская" работа явно престижней. "Мужская" работа дает хотя бы относительную независимость, "женская" - однозначную зависимость. "Мужские" навыки покупают по прейскуранту, "женские" - требуют просто так. "Мужскую" работу оплачивают не как левая пятка захочет, а четко, она имеет пределы - вот тут - моя обязанность, а вот там - уже не моя. Есть четкое время работы, выходные, отпуск. Женский же ежедневный труд - невидим, размыт и оплачивается чаще всего едой, да еще с контролем и упреками. Ну на фиг. А "традиционно женский" наемный труд - тоже непрестижный и низкооплачиваемый. 

Впрочем, по сути, "мужского" и "женского" нет, слишком размыты границы, слишком часто одно переходит в другое... Это по сути, но гендерное пока - очень даже есть. К сожалению.

А плюс я еще прочитала, как критикует Чернышевского некий господин Дмитриенко, и жить расхотелось окончательно) ну там реально жесть. Но я реально живу в словах, такая уж моя доля:)

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

И вот подошли мы к короткому замыканию Набокова – к Пушкину, а заодно и к преобладанию эстетики над этикой. Вот последнее – самое плохое. Понимаете, это нормально в изобразительном искусстве, в музыке это само собой, но не в литературе! Именно это бездушное эстетство и отравляет всё, более того – бездушный эстет никогда по-настоящему не поймет Пушкина. Будет лбом бить поклоны перед истуканом, но не поймет, не проникнется. И Лермонтова, и Гоголя не поймет, и вообще никого. Тут же возникает и вопрос о свободе творчества.

Вот за Белинского я его не прощу, я его уважаю и даже где-то люблю. Есть мнение, что Белинский втюхивал нам теорию «социального заказа», противоречащую свободе творчества. Странно вы как-то понимаете свободу… Но прав Белинский: многие (если не все) великие произведения отражали свое время, среду, потребности эпохи, проблемы общества и т.п. «Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей». А как иначе? И это надо понимать в широком смысле, не только в социальном, но и в метафизическом, философском, религиозном. В литературе всегда есть философия («направление идей»), она не может быть «отвлеченно-прекрасной». Вернее, даже так: быть «вне политики», «вне идеологии» - это тоже политическая и идеологическая позиция, вообще-то. Никто не заставляет и не заказывает, само так получается, такова суть литературы. Она или за, или против чего-то, даже если пытается остаться в стороне.

Бердяев, знавший о свободе куда больше Набокова, справедливо утверждал, что не может быть «чистой» литературы, «чистого» искусства, «чистой» философии. Как вы себе это представляете?! Ведь это всё – жизнь, а в жизни всё со всем связано. Оно конечно, человек свободен человека нельзя принуждать, как в СССР: пиши об этом и не пиши о том (поверьте, «нигилисты» в ужас бы пришли от «страны Советов», как-то все дружно забыли, что ни Чернышевский, ни Писарев, ни Белинский и иже с ними в СССР не жили и писали, и мечтали вообще о другом). Творчество, вдохновение – свободны. Но человек не живет в вакууме, в любом случае реагирует на сигналы среды, и вообще  - моего «я» нет без другого (снова Бердяев – не может быть одной личности в мире, личности предполагает взаимодействие с другими). Также для творчества нужен, как-никак, материал из этого мира, не только вещество, но и социум (события, связи, реакции), культура в целом и пр. По сути Белинский сказал, что настоящий творец, хоть он и свободен, не может изолироваться от мира, не перестав быть творцом. И всё. «Социальный заказ» был в СССР, Белинский не виноват, что его так грубо поняли.

Даже если взять такую совершенно «личную» тему литературы, как любовь и отношения полов вообще, отношение к женщине (ох не зря не пишут «отношение к мужчине», так ведь невозможно написать! - тем самым уже доказывается, что женщина и до сих пор – объект, а мужчина – универсальный субъект, изволите видеть… рррр…) Но ведь и эти темы - не «вечные», в том смысле, что испытывают влияние времени. Сопоставив некоторые эпизоды «Золотого осла» и «Декамерона», сюжетно аналогичные, можно сделать вывод об изменении взгляда на женщину и женскую сексуальность. Даже кажется, что не так далеко до эмансипации…

Литература – это не хрустальный мирок, в который можно убежать от реальности (да в каждом мирке – своя реальность), это – область духа, в ней всегда происходит движение, появляется новизна, изменения, сообразные с эпохой, как в человеке и в обществе, и область эта не изолирована от других областей духа и жизни, она взаимопроникают как бы. Не «связаны», а именно взаимопроникают. Как же можно этого не понимать? Религия, социология, философия, история, политика – всё это живые источники литературы, но не «пособия» и не опоры для бездарностей. Всё со всем связано – как люди, так и области жизни, мысли, духа. Да без этих «пособий» сам Достоевский ломаного гроша не стоит, писал-то не слишком художественно, часто затянуто, часто его герои – просто сосуды для его идей, но каких! Вон, в «Униженных и оскорбленных» девушка излагает не свои, а его мысли, да при этом его же языком. И т.п. Невозможно отодрать от всего этого литературу.

Вот из-за своего эстетства Набоков и не понимает Пушкина. Да разве в Пушкине, в Лермонтове главное – красота стиха?! А вспомнить, как скучновато порой писал Гоголь… Да разве можно критиковать писателя только за погрешности в форме?! Ну тогда Достоевский точно пролетает… Это ведь много позже из-за значительного содержания его произведений признали его форму, сказали: ну вот такая своеобразная художественность. Примерно как с концептуальным искусством) Нет, если уж придираться, то по существу.

Снова Набоков упал в свою же яму: говорит, что о критике судят по отношению к Пушкину, а сам его злостно не понимает. Главное в Пушкине не красоты слога, не описания природы, не тема любви (довольно, мне кажется, поверхностные стихи тем более неприятно, что обращены к разным женщинам). Таких, с природой да с любовью – пруд пруди. Пушкин сам очень точно понимал свои заслуги: «И буду долго тем любезен я народу…» Помните, чем?! (Ну, еще в Пушкине как бы в свернутом виде – все наши великие писатели, но потому-то он менее интересен, чем они: взрослый человек интереснее младенца) Нельзя без волнения это читать, нельзя не воскликнуть: как же ты прав!!! Равно и Лермонтов велик вовсе не «прозрачным привкусом неба во влажном стихе» (придет же такая штука в голову…) Бесспорно, у этих поэтов форма совершенна, часто очень красива, мастерски построена, читать приятно и т.п. Но если бы в этой форме не было их бунта, негодования, свободолюбия, тоски, «чувств добрых» и т.п. – грош цена самой красивой форме.

Впрочем, ведь в искусстве форма и содержание неразделимы, не? Гениальность – это и есть соединение совершенной формы с живым духом. Но главное – все же дух, если он есть, всегда блеснет красота – тот же Чернышеский как поэтичен в 4-м сне Веры!!! Эта часть «Что делать?» безумно красива… Нет, в самом деле, по отношению к Пушкину оценивать человека… Может, Чернышевский и недооценил его, да ведь и у меня к Пушкину есть идеологические счеты, за то же «Клеветникам России» - не похвалю за дрянную идею, хоть как красиво пиши. Поэт свободен, да ведь свободен и читатель принять или отвергнуть его. Свобода с двух сторон. Да, можно сказать, что плевал Пушкин на мое мнение о нем. А на ваше, думаете, не плевал? Тем не менее, писатель на то и писатель, чтобы читатели его обсуждали. 

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

А вот про титанов, про особенных людей. Все-таки интересно сочетается у Писарева глубина с поверхностностью. Нащупал он неприкаянность особенных людей, людей не от мира сего: "Правильной карьеры эти люди не сделали с самого сотворения мира. Природа всегда отказывает им в... служебных дарованиях." Понимает, сколько "непробившихся" талантов - ведь это ужасно. Сколько неизвестных талантливых, необычных людей, гениев!.. Неизвестных, задохнувшихся, задавленных, забитых, особенно - женщин...

Самоистязание Рахметова Писарев понимает одновременно глубоко и поверхностно. "Причина первая - общая таким натурам потребность взимать на себя грехи мира, бичевать и распинать себя за все людские глупости и подлости", "не помогаешь другим, так страдай же сам вместе с ними, страдай больше их!"  Действительно, особенные люди разделяют судьбу Христа  (или Он - их, это все равно) больше, чем все остальные. Большинство страдает за себя, ну, за близких, а эти - за "неопределенный круг лиц".

А надо ли??? Вот ведь христианством повеяло, причем исторически искаженным. На самом деле, страдание не нужно обожествлять, страдание в мире нужно уменьшать. Кому станет легче от того, что некто страдает также или даже больше за компанию? Уж лучше помогите человеку, хотя бы и материально) А подражание Христу именно в этом смысле кажется мне хождением по кругу. А Он как раз пришел нас из этого круга выдрать. Это отменяет не сострадание, а истязание и самоистязание. Культ страдания не только не нужен, но и вреден. Короче, я тут с собой не согласна! Всё прямо наоборот! И абсолютно прав Писарев, решительно выступивший против культа страдания! Да, то, что мне показалось христианским в образе Рахметова - оно как раз псевдохристианское! Это естественно, что социализм впитал в себя как истину христианства, так и яды исторических его искажений.

Мне казалось, что Писарев отвергает культ страдания из-за своего «раздутого рационализма». Не знаю. Я и сейчас рационализмом не страдаю, но культ этот отвергаю чисто эмоционально. Настрадалась. Ну а к эмоциям всегда можно подобрать аргументы, разумеется.

Да, Писарев не видел смысла в страданиях Рахметова, не видел в этом логики. Ведь «жизнь и учение человека должны всегда находиться в возможно точном согласии». Ну, верно. Бывает и так, что логики нет, а смысл – есть. Но здесь Рахметов не противоречит своим убеждениям, он же сказал, что страдает «из принципа». Мораль у него такая. Хотя внешне и не логично: людям проповедовать земное счастье, а себя истязать. Он думал, что в совершенстве наслаждаться жизнью все люди смогут только при новом строе, а пока невозможно всем, то и ему нельзя, тем более что богатство его – неправедное. /Ну вот и отдал бы его на добрые дела, кому легче от его спанья на гвоздях?/ Рахметов тут вполне созвучен старцу Зосиме (мол, революционер должен быть аскетом, а то смешно – сам зависим от табака, а туда же, общество переделывать лезет). И вот я сейчас думаю, что это не Рахметову в плюс, а скорее Зосиме в минус. Не люблю аскезу, да и никогда не любила, если честно. Может, потому, что у меня и без аскезы маловато в жизни радости. Я еще «не наелась», какая нахрен аскеза. Сейчас мне нравится мысль, что аскеза имеет смысл лишь тогда, когда самоограничение помогает другим: отказать себе в покупке не затем, чтобы себя помучить (это путь в никуда), а затем, чтобы другого порадовать. А себя мучить… я даже скажу, куда этот путь: да прямиком к мучению других. Я страдаю и они пусть! Мне полезно и им душеспасительно. И так далее. Диалектика садомазохизма.

Возможно и то, что «силам Рахметова нет приложения», «эти силы давят и гнетут своих обладателей» - это есть, хотя он и развел какую-то бурную деятельность. «от избытка сил…» может быть… но вот у меня лично скорее наоборот… (приложить некуда, вот и не делаю ничего... Обломов.)

Но очень поверхностно Писарев понимает любовь, а потому чуть не смеется над отказом Рахметова от любви и приводит ему в штыки исторических чудищ, которым как-то не пришло в голову от нее отказаться… Эх, Писарев… Да ведь ты любовь понимаешь так же "легко", как эти чудища. И это после "Что делать?", где любовь описана самая идеальная!!! Впрочем, если у тебя чего внутри нет, это ниоткуда и не впихнешь, ни из какой книжки, ниоткуда… Я помню, как грубо он не понял Катерину из «Грозы». Она, конечно, искалечена ложными представлениями о Боге и нравственности, спору нет. Но ее честность, отвращение к обману, стремление к чистой любви я не могу не приветствовать. Не могла такая чистая душа обманывать кого-то и встречаться с любимым втихаря, потому что для нее это была не интрижка, а любовь. И Рахметов не позволял себе любви не по глупости, а из-за высокого ее понимания, понимания ответственности перед любимым человеком, понимания вот чего: если любишь, надо отдавать почти всего себя, а не по кусочкам. В романе прямо этого не сказано, но укажите мне иные причины. Легких интрижек он не признавал, почему – непонятно, откуда у него такая кристальная нравственность, когда в принципе «новым людям» это не возбранялось, главное ведь, чтобы вреда никому не было… За это я им только восхищаться могу. По крайней мере, он не относился к женщинам как к необходимым и удобным вещам.

И все-таки я тут опять кое-где глупость написала. Если понимать любовь совсем высоко, то ее нельзя себе «позволить» или «не позволить», она просто случается. Ответственность? За взрослого человека? Вот да, это было актуально до эмансипации и контрацептивов. Отдавать себя? Хм, я сама в этом уже сомневалась, не зря это «почти». Нет, все-таки главная причина одиночества Рахметова в наличном неравенстве полов. Да, тогда действительно надо было нести ответственность за женщину, сложно было представить ее «боевым товарищем», равным себе. Тогда реально боялись, что любовь отвлекает от важных дел… А значит, и любовь была какая-то хромая.

Но и в рамках этого рассуждения Рахметов поступал благородно - он не хотел никому ломать жизнь и ни от кого принимать жертв. "Боевой товарищ" - оно хорошо, но редко.

А вообще, Писарев умен и почти не раздражает…

blackmoon3712: (Default)
И еще прекрасное:





Рождество





Мадонна с Младенцем



"Несение креста", фрагмент





Голгофа... ну здесь я смотрю в основном на Марию Магдалину..





Оплакивание...





И еще одно - что мне нравится здесь, ну кроме тревожной атмосферы - ап. Иоанн среди женщин, очередной гендерный сдвиг.





Страдающий Спаситель...





Интересное "Воскресение", во многом еще очень средневековое...





Иисус благословляющий... с одной стороны - один из первых "портретов Христа", с другой стороны - Он здесь так похож на утонченного эльфа, это прекрасно...



Иоанн Креститель





Иоанн Евангелист





Чаша св. Иоанна Евангелиста...





Это, насколько я понимаю, св. Елена и св. Мария Египетская





Св. Урсула защищает своих подруг. Между прочим, от замужества. И это логично. Это, черт возьми, актуально до сих пор!..





Ну это явно Мадонна. Вероятно - фрагмент Благовещения. Сочетание рыжего с зеленым уж больно хорошо...





О, а этот диптих напомнил мне о Моро... вот упорно лезут в голову его дамы с единорогами... прекрасно...





Триптих "Отдых на пути в Египет" - пока Иосиф добывает пропитание, Мадонна позирует художнику. Норм разделение труда, мне нравится)
))



Но какая Мария Магдалина...

И еще два Благовещения, последнее особенно прекрасно и необычно - Деву поддерживают ангелы... ну чтоб она не хлопнулась в обморок, наверное) эх, если бы - на самом деле такие моменты жизни человек проживает в одиночестве...





blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Конечно, у Писарева классовая мораль. Морально раздробленный человек для него всегда – эксплуататор. А хотя, логика есть: раздроблены мы все, не бывает господина без раба и наоборот, но самое главное – самый последний раб всегда найдет того, в отношении которого он будет господином и выместит свою обиду, это всегда так. Поэтому надо быть свободным. Все раздроблены, да не одинаково. Одно дело – честный человек, другое – вор и насильник. Можно ли сказать, что классовая мораль всегда отчасти верна?.. И правда классовой морали в том, что она пытается распределить ответственность по справедливости, пропорционально власти, ресурсам и привилегиям, а не тупо "пополам", как это пытаются сейчас сделать люди, игнорирующие феминистскую повестку. И правильно делают феминистки, что экстраполируют классовую мораль на гендерные отношения - вылезает очень много неприятной правды. Вообще все эти современные заморочки насчет привилегий - родом оттуда, из классовой морали, и весьма полезны могут быть, весьма способствовать могут гуманизации общества.

Довольно глубокое рассуждение о свободном и имманентном восприятии всего, о неприятии ничего чуждого и внешнего себе, против авторитета и пр. Хоть кто и хоть что сказал, но «новый человек» принимает или не принимает это только изнутри, своим умом и чувством. Писарев упирает, конечно, на ум, но я бы сказала – дух,  «и только то, что по самой природе своей может принять.» Так, и никак иначе.

Именно, а многие «обуздывают» свой ум, свою «непокорную мысль», душат живые чувства, запутывают и запугивают друг друга и сами себя. Этого вовсе не надо.

А вот эта фраза, по-моему, очень известна, и наверняка многие возмущены ею, хотя чем только эти «многие» не возмущены… «Ветхие люди только и делают, что грешат и каются, и неизвестно, когда они бывают подлее: когда грешат или когда каются.» Мощно!

Возмущены, тут, во-первых, за себя лично – чувствуют правду. Но, во-вторых, и за веру – отрицаются понятия греха, вины, покаяния. Писарев хоть честно отрицает, а те хуже, те девальвировали и дискредитировали всё, что можно. Грех и вину используют для господства/манипулирования, а покаяние… На исповеди побывал, свечку поставил, ну, может, на храм денег отстегнул – и пошел дальше грешить: ни обновления души, ни попыток даже реально загладить причиненный кому-либо вред. Конечно, противно на такое «христианство» смотреть!

Далее у Писарева речь идет только о расчете выгод, грех и покаяние действительно отрицаются.

Причины:

1 – плохо каялись эти «ветхие люди», очень плохо: «был как сумасшедший» - какое же это покаяние? Каялись обычно не так, неглубоко и не в том, в чем надо бы (последнее очень важно!!!). Последнее - самое страшное. Думали, что каяться нужно только перед Богом, что исповедь священнику – это и есть оно, этого достаточно, ну там свечку еще поставить, и всё. Перед ближним, перед человеком редко старались загладить вину. Хотя Христос ясно сказал: перед кем согрешил, у того прощения и проси. Элементарно попросить прощения – это и у нынешних христиан не в моде (и если бы только у традиционалистов!..) А т.к. Бог за всех обижен (обижая ближнего, обижаем Его), то каемся всегда и перед Ним. Плюс еще: каялись, и тут же этим же грешили. Со стороны очень неприятно смотрится – ну и на кой ты тогда вообще каешься?

2 – и «нигилисты», и консерваторы одинаково поверхностно и грубо понимали «грех». Причем нигилисты благодаря консерваторам так понимали) Я не понимаю, к чему заменять вину просчетом – вина все равно никуда не девается. Ну как сказать... я сейчас вижу много "просчетов", и не только у себя, а виновных - поди найди. Все-таки чувство вины слишком часто бывает деструктивно, и вполне понятны и даже оправданны попытки от него дистанцироваться... Если иметь в виду, что уж больно легко чередовались грех и покаяние... но то же самое, и даже легче, может происходить с расчетом и просчетом. Хотя… Я поняла. Писарев имеет в виду, что «новые люди» учатся на свих ошибках, растут, развиваются – «размышляют» и «исправляют ошибки в расчете». (ведь «грех» значит «промах») А «ветхие люди» будто вращаются в порочном кругу. Не исправляют ошибок – вот что главное. (отчасти это из-за завышенных требований к себе и другим и искаженных нравственных понятий вообще) Молодец, прав. Но для того, чтобы исправить ошибки, вовсе не нужно отрицать понятия греха, вины и покаяния. Просто нужно серьезно и ответственно относиться к этому и понимать, о чем идет речь. Отрицать не нужно, модернизировать - необходимо.

Нас сделала духовными лентяями и рабами церковь – просто ходите к батюшкам, а они за вас будут думать, а вы им повинуйтесь, и всё. /ну простите, таков мой скромный опыт, мое впечатление от нескольких исповедей. А какие «шедевральные» придумывают сборники, перечисляющие грехи, это уму непостижимо, кто их пишет.../ Дух Великого Инквизитора… Пример, когда рабство удобно и комфортно. Вот большинство и  «не забивает себе голову», и живет как в тумане…И церковь по сей день не собирается отходить от такого взгляда.

«В новых людях добро и истина, честность и знание, характер и ум оказываются тождественными понятиями» - идеал целостного человека.

Ну, вот его постулаты:

- любимый труд

- совпадение личных и общественных интересов

- гармония ума и чувства

Очень хорошо. Идеал Писарева – «мыслящие работники, любящие свою работу». Очень хороший идеал, по сути ничем не противоречит христианству, а наоборот, является его порождением.

«…не делают ничего такого, что превышало бы обыкновенные человеческие силы»… Оно хорошо. Но нет никаких вымеренных, стандартных, «обыкновенных» человеческих сил. Как писал Бердяев, человек – существо неопределенное, нельзя точно сказать, что есть человек и человеческое. Самое лучшее определение человека – существо противоречивое, т.е. заключающее в себе всё. Можно сказать с презрением: «человеческое, слишком человеческое». Можно унизить себя: «я всего лишь человек…» Но можно ударить себя в грудь и гордо сказать: «я – человек!» «Человек – это звучит гордо!» Или с восхищением: «Вот это – Человек!» Это понятно. В человеке есть возможность всего. Поэтому равно неправы и апологеты доброй и разумной природы человека, и апологеты злой, презренной и ничтожной. Не стоит себя необоснованно возвышать или унижать.

Это правда, что человек без Бога не сможет усовершенствоваться. Но Бог может присутствовать в жизни человека имплицитно. Но Бога отождествив с церковью, Его слово – с тем, что ляпнет священник, мы оказывались не с Божьей помощью, не в общении с Богом, а во власти людей, которые ошибались точно так же, как мы, если не хуже, которые ничуть не умнее и не святее нас (хорошо еще, если не наоборот), которые насиловали нашу совесть, наш разум, наше творческое начало, которые именем Бога убивали Бога в нас. В общем, ничего хорошего. А всё из-за постоянного забвения взаимной связи: не только человеку нужен Бог, но и Богу нужен человек.

Не надо было попирать человека, доводить до того, что он «свою забитость и ограниченность принимал за нормальное явление», ставил «чрезвычайно низкий уровень своих умственным и нравственных требований». Здесь у Писарева -  притяжение высоты и призыв к развитию, к активной работе для «светлого будущего». Это выражение оскомину уже набило, но оно полно смысла. Нужно приближать «Царство Божье». Только одни понимали его исключительно духовно, другие – исключительно материально. А оно целостно. Одни думали, что это дело одного Бога, другие – что одного человека. Маятник… А это дело богочеловеческое. Царство Божье – Богочеловеческий рай, созданный свободными усилиями Бога и человека, полнота и совершенство духа и материи. А для этого нужно и уважать себя, и повышать уровень своих требований, и верить в свои силы. Небольшую часть необходимого Писарев перечислил. Конечно, ошибка – верить только в человека. Человек без Бога – не человек. И наоборот. И ошибка Писарева – его нереальный оптимизм и неимоверный рационализм. Надо признать трагедию и страдания. Иррациональные. И признать не в том смысле, что они должны быть, а в том, что они есть. Ну вот есть. Не убираются. На самом деле, рацио может избавить от многих страданий, но не от всех. 

blackmoon3712: (Default)
 2008

Кратенькая статья Лосского - неполная и до крайности поверхностная. Тоже мне, философ. А последний абзац и вовсе хамский. Неудачно бичуется тут "нигилизм" как попытка опрокинуть "устои" - не было никаких уже устоев, сгнило всё до невозможности. Да и зачем нужны такие "устои"? И какое значение может иметь грубость Тургенева?

Так, Писарев. В целом - хорошо, прямо, честно, умно. Во многом верно, кое-где глубины, о которых сам не подозревает. Кое-что угадал точно. Но конечно, из-за помешательства на рационализме - много поверхностного. В целом же почти все его положения верны, если их не абсолютизировать. Ведь "земное стремление доставить всем людям возможно большую долю простого житейского счастья" - вовсе не плохо, если не отрицать и более тонкие потребности и стремления.

"глубоко уронил их роман "Что делать?"  - это он о критиках))) "В романе этом нет ничего ужасного", напротив - "присутствие самой горячей любви к человеку" (особенно к женщине, ведь даже мастерская там - для женщин), произведение - "в высшей степени оригинальное и нравственно замечательное" - всё это мои мысли.

Верно про "проницательного читателя" - готовые мысли. Но от этого ни одно направление не уклонилось...

Явный промах Писарева в том, что он восхищается Базаровым, не менее ущербным, чем окружающие его дворяне. Ведь Тургенев написал размышление и предупреждение с уклоном в карикатуру. Удивительно, как может затмевать разум стремление к разумности...

Рассуждение про труд нельзя не поддержать полностью - "без труда для них немыслима жизнь" - т.к. они любят его. Плюс "новые люди" никогда не согласятся получать деньги даром или почти даром.

Зло "от бедности и от праздности" - конечно, не все зло, но довольно приличная часть. Это, скажем так, не только причины, а уже и следствия. Т.е. это не первопричины.  Что нужно устранить бедность и праздность, "обратное отношение" награды за труд - бесспорно. Но первопричину нельзя упускать из виду...

"любовь к ближнему встречается только в назидательных книгах", не в жизни - вот исток атеизма и нигилизма. 

blackmoon3712: (Default)
Ну у кого язык повернулся назвать его "Портрет м-ль Ривьер" - "французской Джокондой"?!



Жуткое впечатление от неправильных пропорций (непомерно большая голова и чересчур длинная шея) перечеркивает всё, это в готике такие пропорции милы, а в классическо-реалистичной живописи - ужасны). Стойкое чувство уродства.

Ну, что я скажу - классицист, а интересные работы всё равно попадаются. Неплох его "Эдип и Сфинкс" - утверждение силы и мудрости человека. Хороши все варианты.







Правда, человек - опять мужчина, противостоящий женщине-зверю, но что делать, такая у них оптика. При матриархате была бы другая, тоже не слишком справедливая.

Художник, хотел - не хотел, а отлично заклеймил патриархальную буржуазию в "Портрете Бертена Старшего", "мещанского Юпитера"...



Бррр.

И конечно, его обнаженные... Я ценю красоту тела, в том числе женского. В его "Большой купальщице" натура передана с огромным мастерством, пожалуй, даже слишком - вышла практически фотография, а ведь задача живописи иная.



Здесь фон поинтереснее.



Вот "Большая одалиска" - это да, эстетично.



Выразительный контур, вытянутые пропорции... Энгр как раз совершенный контур и искал... Непросветленная, но утонченная и изысканная красота. Пусть и не живая, и тело как будто резиновое, намертво отфотошопленное - вот где гламур-то! Но красота и естественность никак между собой не связаны, могут только совпадать или не совпадать.

Но очень интересна его "Турецкая баня"!



Поражает хотя бы то, что он написал столь чувственную картину в 82 года... Однако, любил жизнь человек)) Что ж, конечно, полезно взглянуть, какая внешность тогда была вполне конвенциональной... Мне нравится крайняя девушка справа, стоящая, заплетающая другой волосы, что-то в ней есть... И еще любопытна фигура в высоком головном уборе - от нее веет сюрреализмом в духе Дельво... И в целом. Сам по себе прием - втиснуть 22 фигуры в маленькую сферу - оригинально, и великолепно передает жарко-чувственную, томно-ленивую атмосферу бани... по сути, гаремная обстановочка. Да, очень интересно по атмосфере, замыслу и контурам.

О, дань романтизму и предвестие символизма -



"Сон Оссиана". И это тоже Энгр?..

Одалиска и рабыня.



И это тоже уже не совсем классицизм...

Ахиллес приветствует послов Агамемнона.



Такое мы одобряем))

Жанна д'Арк



Рафаэль и Форнарина.





Конечно, второй вариант, неоконченный, круче. Камерность, интимность, теплота... Но идея одна - мужчина видит и "любит" не живую женщину, а образ у себя в голове, а женщина любит мужчину, гордится мужчиной, но ей совершенно до лампочки, что он еще и творец. Оба не видят друг в друге личность. Ничего хорошего в этом нет.

Это изображение Иисуса так и просится на какие-нибудь мемчики...



"Да ладно! Да ничего подобного Я не говорил! Да прекратите неадекват всякий творить! Прости им, ибо не знают, что делают..."

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./


"Что такое наша барышня? Та же печка (изразцовая)... так же блестит... но при этом так же холодна... ни мысли, ни глубокого чувства вы в ней не заметите, поэтому с нею ни о чем нельзя говорить, кроме нарядов да вечеров. Читали бы лучше больше, а от барышень ничему хорошему не научитесь." Вот это нормальное воспитание разве?! Бедные девушки...

Ольга Сократовна нравится мне за смелость и честность, за свободолюбие - за то же, за что Вера Павловна и Волгина. Но я подозреваю, что в реальной О.С. большой глубины не было... Хотя не знаю. По крайней мере, она могла говорить не только о балах и танцах. Чернышевский: "Человек, не облагороженный любовью - хуже всякой скотины. Он только прозябает, он не живет полной жизнью, и чувства у него загрубели" - 100%

Он возлагал на нее слишком большие надежды. Они не были похожи, но тогда он говорил: "противоположности лучше сходятся". А в "Что делать?" он уже так не думал. Видимо, понял кое-что. Но все же ее любил такой любовью, какая немногим и снилась, всю свою жизнь. В жизни он не всегда следовал своим идеям... Значит, возможна и такая любовь... Но взаимная ли? Чего я никак не могу понять - почему она не поехала за ним и как он мог после этого также сильно ее любить?

"Только одну умную девушку я и нашел". А ведь она тоже не слишком... Дефицит:( Я читала некоторые ее письма к нему. Ума особого я хоть убей не вижу - самый обычный, бытовой ум. Но, похоже, она его любила, была ласкова, привязана... Тогда почему же не поехала?

А его гражданская казнь!!! Вот тема для картины!!! Почему никто не нарисовал, даже из советских?! Нет, блин, надо было лепить женщин с веслами да малевать сибирских партизан со звериными мордами. Впрочем, даже если бы они попробовали, наверняка вышла бы дрянь. Мб, я попытаюсь когда-нибудь...

Какая трагичная у него судьба, насколько, если вдуматься... Помимо всех прочих лишений: русский писатель-гражданин был насильно отторгнут от общественного движения, не видел реформ 60-х!!! Это верно заметил Короленко...

С выводом Чернышевского насчет двух рассказов Успенского нельзя согласиться - такой вывод не на совести Успенского (мол, "не нужно мужику быть богаче и иметь досуг, чтоб не избаловался"). Успенский просто рассказал, что есть, как бывает. Верно Короленко заметил, что Чернышевский не хотел считаться со всей сложностью жизни. А ведь это и по роману видно - герои просто не попадают в реально безвыходные ситуации. Впрочем, в том же можно и меня упрекнуть - не хочу считаться с жизнью... Мы, идеалисты и теоретики, такие. Но ведь мы зачем-то и нужны наверняка, а?!

О Толстом он порой отзывался до смешного несправедливо - хорошо пишет, потому что граф) Но это я не знаю, что на него напало, а вообще Чернышевский писал о нем довольно здравые статьи, признавал его огромное значение.

Интересная легенда про козлов, баранов, ученых, машину... (один знакомый моего мч рассказик похлеще написал! Похоже, не перевелись у нас таланты!) А какую легенду про Чернышевского в народе сочинили, ммм...

Часто преувеличивают, говоря, что благодаря ссылке у Чернышевского произошел прям-таки крах всего мировоззрения. Какая-то правда в этом есть, но основам своим он остался верен, иначе и не могло быть у такого человека. Говорят, этот крах запечатлен в "Прологе". Я сейчас читаю - конечно, нет уже оптимизма. Всё более приземленно, местами слишком. Нет уже и надежд на скорую революцию, а уж в особенности - на ее пользу. Ну, мб еще Короленко прав насчет практической деятельности. Да мне это не особо важно, произошел у него крах или нет. Если я вижу у человека какие-то ценные мысли, я не разуверюсь в них даже если разуверится он. Это его трагедия, а идеи вечны. Они уже живут во мне. И я не завишу от его веры или неверия.

Безусловно интересны записки его сына Михаила, особенно о похоронах: "Лицо его было глубоко спокойно" - еще бы, праведник! А сколько венков, с какими словами, и сколько от женщин, от молодежи... "многие плакали", главное, всё от души. Немногие, ой немногие заслужили такие похороны... Я бы искренне присоединилась ко многим соболезнованиям.

"Бессилие врачей оскорбительно..."

Глас народа - глас Божий. Не всегда, но бывает. Вот он: "За что замучили человека? За то, что правду говорил. А сами где?" - и ужасно бранил "начальство" (совершенно трезвый)." Еще: "И мертвого-то боятся, спокойно умереть не дадут..."

blackmoon3712: (Default)
Очень хороши у Делакруа бывают обнаженные. Живопись, конечно, изумительная.



Женщина с попугаем





Одалиска





Обнаженная, полулежащая на диване

"



Одалиска, отдыхающая на диване" - напоминает работы Модильяни...

И еще одна, зловещая...



Аспазия у него интересная - не привычная эллинка с "правильными чертами лица", а типичная "женщина Востока"



(что даже и логично, учитывая, что родина Аспазии - Малая Азия, а если и не логично, учитывая, что я не знаю, как выглядели жители Малой Азии тогда - я всё равно приветствую увлечение художника восточными типажами, мне - нравится.)

Сюжеты у романтика - всегда трагические, всегда на грани.

Вот Медея, готовая убить своих детей...



(я сначала не рассмотрела хорошенько и подумала "опять какая-то хрень с купидончиками, а нет...) Некоторые феминистки полагают, что это такая проекция и сваливание своих грехов на другого - писал-то мужчина... Это в том числе, но это не вся правда. Женщину можно и до такого отчаяния довести, что ж в этом удивительного? Мне этот сюжет всегда даже немножко нравился - Медея отомстила Ясону так, что мало не показалось, ударила в самое больное (надеюсь) место, и ее даже никто не притянул к ответственности - она вознеслась к своему отцу-Солнцу. Мне всегда нравилась и арабская легенда про Лилит - она не покорилась даже тогда, когда стали убивать ее детей. Мне нравится, что даже детьми (казалось бы, самым дорогим и выстраданным) женщину не всегда можно шантажировать. Мне нравится, когда даже эта цепь - рвется. Жалко детей? Но надо ведь когда-нибудь и женщину пожалеть - для меня сейчас именно это важно. И если действительно жалко детей, если они не прикрытие для удобного кое-кому "порядка вещей", то надо обратить внимание в первую очередь на тех, кто угнетает женщину, и все претензии предъявить в первую очередь - им.





Или вот Клеопатре приносят гадюк...





Или сумасшедшая...





Или Тассо в сумасшедшем доме...





Или Гамлет на кладбище...

Вот Офелия не очень характерная -



кажется, она не слишком хочет умирать...

blackmoon3712: (Default)
Нравится, я вообще приветствую романтизм - неудовлетворенность данностью и бегство от нее, пусть даже в иное время и пространство, пусть даже просто увлечение экзотикой - все равно понимаю и отчасти поддерживаю. А картины Делакруа - живые. Много хорошего у него есть. Очень много.

Остросоциальная, злободневная, вызывающая протест против жестокости и насилия и очень живая "Резня на о. Хиос" -



вот тут не только бегство от реальности (все-таки всё красиво, даже во зле как бы нет уродства и безобразия), но и ее обличение. Да, романтики любили брать именно такие острые, эффектные сюжеты - и отлично. Не любили тихой середины, не верили в гармонию, тянулись к предельному (а в нашей жизни предельное - смерть или нечто около нее, вот такой абсурд, вывих грешного мира).

Роскошная и жестокая "Смерть Сарданапала".



Хотя, мне показалось - мало еще драмы, экспрессии, роскоши, пряности и остроты, мало!.. Ну, может, в репродукции не уловила... тогда хочу в Лувр! Репродукция в альбоме довольно бледненькая, а сюда я выбрала потемнее)) ой, да это же эскиз - ну и хорошо) В образе Сарданапала художник изобразил, конечно же, себя)

Кстати, вот он)



"Алжирские женщины" -



вот тут ему удалось идеально передать свое впечатление от гарема. Конечно, французскому художнику он показался очень приятным - такой лениво-чувственный Восток, томные красавицы, экзотика... Картина вышла неплохая, и на том спасибо. А что негоже женщине жить животно-растительной жизнью - это само собой, но эстетически картина даже для меня приятна.

Даже его аллегории не скучны, в основном из-за того, что художник наделил их томными восточными очами... Первая - Война, вторая - не знаю. Возможно, Искусство)







Хорош портрет Шопена -



свободно-эскизный, эмоциональный, и непостижимо удалось схватить какую-то глубокую печаль...

Но и портрет Жорж Санд,



само собой - удивительная женщина.

Нравится мне и "Море с высот у Дьеппа" -



свет, свободный мазок...

И конечно же, его несомненный шедевр, что бы там ни говорили современники, да и кто угодно - "Свобода на баррикадах".



Так и веет духом французских революций... Слышишь выстрелы, крики, брань, видишь и чувствуешь - героический порыв к Свободе (много героев и героинь было на баррикадах, вообще уважаю эту революционную романтику). Кстати, зря он не изобразил женщин на баррикадах, только Свободу увидел в женском теле. Интересно, почему?[1] Ведь в реальности, к сожалению, женщина часто более зависимое существо, чем мужчина, даже чисто психологически... (Это не значит, что так хорошо и пусть будет!) Но вообще картина великолепная, органично сочетает реальную атмосферу баррикад и прекрасный идеальный образ Свободы. Тут нестыковок никаких нет, всё дышит единым духом. И честно, не сказочно - вот и трупы, прям на первом плане. Да, жертвы. Но кто их убил? Поборники собственности и благочестия. Короче, хотя и очевидны неполнота, ущербность и перегибы всех революций (истинной Революции еще нигде никогда не было), но бесконечно ценен сам по себе порыв к Свободе и достоинству - а тут он отображен. И в то же время красиво всё, романтично, живо, нет уродства, нет людей-машин, людей-автоматов, да и людей-зверей - вот сравните с советским "соцреализмом", этим диким кошмаром. Например, "Клятва сибирских партизан" - бр-р-р...

"Марокканец, седлающий коня" -



да и фиг бы с ним, но какой конь...

Юнона и Эол, эскиз...



иной план бытия, где обитают боги)

Христос на море Галилейском... на втором эскизе Он будто в саване...







[1] А я знаю, почему. Госпожа де Бовуар подсказала: женщина для мужчины - Другой, следовательно, в ее образе символизируется для него всё, к чему он стремится, в том числе и свобода. Причина только в этом, к реальным "свойствам" женщины это всё отношения не имеет, да и нет никаких таких свойств.

blackmoon3712: (Default)
В заключение скажу вот что. Листая интернет в поисках каких-нибудь исследований творчества Туве Янссон (похоже, самое толковое и интересное попросту не переведено на русский язык), натыкалась на удивительное. Некоторые пишут что-то там о "традиционной семье" Муми-троллей. Неа, господа, никакая она не традиционная, и слава Богу. Самое традиционное там - роль мамы, но по ходу повествования и она подвергается сомнению и пересмотру. Папа - типичный мужчина эпохи начала эмансипации (мы до сих пор в этом начале застряли, увы), который слегка растерян и хочет усидеть на двух стульях - быть и свободным искателем приключений, и традиционным отцом с непререкаемым авторитетом, что понятно - не преуспевает ни в одной из этих ролей: приключения оборвались в самом начале, да и путешествие с хатифнаттами как-то не задалось, да и традиционным "главой семьи" он быть не может, сколько ни пыжься - просто потому, что он не такой, да и время другое, да и сам по себе образ "главы семьи" - вредный миф... Нет бы Муми-маме помочь, но не будем о грустном... А что может быть более нетрадиционным, чем отношение к детям в их семье, равное к своим и приемным?! Сплошное принятие да внимание, уважение да любовь, никаких наказаний, унижений, обесцениваний! А гости? Кого только они принимают в свой дом, с кем только позволяют общаться детям!.. Не дом, а проходной двор! Философы, бродяги, чокнутые, да взять хотя бы Мюмлу-маму с несколькими десятками детей от разных отцов - ничего, всем рады! Что же в этом традиционного?)))

Вот поэтому и надо запретить эти книги в России - да-да, наткнулась я и на такое, читать, конечно, не стала)) Конечно, запретить! Эти книги прививают ужасные нетрадиционные ценности, такие как любовь и уважение к каждому, даже самому маленькому, незначительному существу, ценность каждого, принятие людей и даже детей такими, как они есть... там, страшно сказать, толерантность! Эти ужасные книги рассказывают о личных границах, о личном пространстве, о свободе, даже о бунтарстве, а о покорности и наказаниях не говорят совсем. Хемули и Хемулихи со своим "орднунгом" выглядят смешно и жутко, а бунтарь-Снусмумрик, пылко ненавидящий все и всяческие запреты, указания, предписания - герой, с которого хочется брать пример! Также в этих книгах, о ужас, исподволь, но подвергается сомнению традиционная роль женщины. Разумеется, всё это противоречит тем традиционным и не очень ценностям, которые сейчас пытаются впихнуть в дорогих россиян... ну, частью впихнуть, а частью поддержать, конечно. Сжечь, конечно, всё сжечь!!

Вот поэтому я и обожаю эти книги и считаю, что хорошо бы их читать и детям, и взрослым:)

Туве Янссон - гений.

Вот она со своими созданиями, не всеми, но самыми близкими.



Естественно, ближе всего альтер-эго - Муми-тролль, хомса Тофт, малышка Мю м Мюмла. Внизу - Снусмумрик, Миса, Туу-тикки и Снифф. Ну и хатифнатты. Только не понимаю, кто это за ней прячется, в шляпе.

Несколько дней пишу этот текст, а он всё ветвится, а интерпретации всё разрастаются... Неимоверно приятное чувство)

Напоследок (неужели?) - о совсем веселых интерпретациях. Мой любимый смотрит на этот пантеон и интересуется: "а что это за презервативы?" Я: "ой! и правда!!" Поржали. Нет, я не буду тут говорить про "фаллические символы" и какого хрена именно они олицетворяют энергию, неудовлетворенность данностью и вечные странствования - это не интересно.

blackmoon3712: (Default)
Хомса, сирота Хомса Тофт... Да, это в некой степени взрослеющий и растерянный Муми-тролль) В реальном сером холодном[1] мире, без мамы, без идеальной мамы - это важно. Его образ и трогательный, и жутковатый, ведь этот никому не известный косматый сирота Тофт, незаметно живущий в простаивающей лодке Хемуля, спящий на канатах и с наслаждением вдыхающий запах смолы - в сущности, демиург)



Это он придумал и Муми-дален, и его обитателей, и идеальную маму, и даже нуммулита, питающегося электричеством, а еще он научился делать грозу, да, настоящую грозу, которая сейчас бушует за окном. Об этом недвусмысленно говорится в тексте:



"Это моя гроза. Я ее сделал. Я наконец научился рассказывать так, что мой рассказ можно увидеть." Боже, как это обалденно...

Но, что самое чудесное, - это, черт возьми, не означает принципиальной нереальности какого-либо персонажа или мира - всё живет, всё настоящее, но только как бы в разных планах бытия. Обожаю эту многослойность и неоднозначность) И, Боже, какая чарующая жуть в последней повести, со всеми этими нуммулитами и ползучками...

Замечательно описывается, как Тофт приходит в мир своей мечты, но она ускользает от него - идеальной семейство в отъезде (хотя, по совести, его по-настоящему интересовала только Муми-мама), всё выглядит как-то не так, хотя бы и потому, что сейчас поздняя осень, а мир его мечты - летний (взять хотя бы образ ручья-реки[2]), а в дом приперлись отнюдь не идеальные существа... Всё не так!

И Хомсе приходится учиться быть одному, без мамы (это, конечно, автобиографическая деталь), отращивать зубы, но и справляться со своим гневом и прочими деструктивом, опасным для окружающих



(выросший нуммулит), смириться с тем, что его мечта об идеальной семье так и останется мечтой (сцена с шаром,



куда уходит нуммулит - в свою стихию, в идеальный мир, где даже у него всё будет хорошо), но и сохранять некую связь с этой своей мечтой, откуда, по-видимому, он сможет черпать силы для реальной жизни, а возможно, и творческие силы, ведь всё так неоднозначно (последняя сцена,



где он уже почти ловит канат от лодки с возвращающимся муми-семейством, вот в этом "почти" - вся суть...)

Короче, Тофту придется как-то балансировать, чтобы жить в этом неидеальном и сером мире и при этом не очень страдать. Он сможет возвращаться в свою фантазию, как бы подпитываться от нее, укрываться в ней, когда станет слишком тяжело и холодно, но - она никогда не станет явью. Печально, грустно, как угодно, но это офигеть как правдиво.

И дело не только в том, что рая на земле нет, хотя и правда нет. А в том, что идиллия, построенная на труде и самоотверженности одной, как это водится, женщины - не имеет права на существование, а если и существует, то непрочна. В этом - главный изъян, порок, червоточина "рая" Муми-дола, и для феминистки это понятно с первой же страницы первой же повести. Сразу всё начинает двоиться - да, классно быть Муми-троллем или Сниффом каким-нибудь, а вот Муми-мамой - не, не хочется. Папа отправился куда-то путешествовать, вот просто взял и уплыл, а супруга с детенышем его ищет, не унывая и не жалуясь - какая, ять, прелесть. И так во всех книгах. Что бы стало с уютным и надежным миром Муми-тролля, если бы мама вдруг устала и не приготовила ужин, забыла, где лежат лекарства, отказалась выслушать и утешить, пошла бы к себе в комнату заниматься творчеством, а то бы и просто взяла и ушла? Что, если бы она перестала быть тем бесконечным "контейнером", как пишут психологи, куда дети, да и не только они, складывают свой гнев, боль, тревогу? Что стало бы с Муми-папой без эмоционального обслуживания, без зеркала, "которое увеличивает его в два раза" (В. Вульф), с которым так легко чувствовать себя "главой"? Много бы он натворил?

Вот и становится постепенно, от повести к повести, всё более и более ясно и понятно: даже мама - не бесконечный ресурс[3]. Нельзя, просто нельзя вот так взять и свалить всё на кого-то одного... А как же ее потребности, ее мечты, ее жизнь, ее творчество? У нее как будто этого ничего нет, комфорт других - как будто смысл ее жизни, как будто это так естественно для нее, "присуще" ей "паприроде"... но нет - мало-помалу становится понятно, что всё "своё", "личное" у нее было и есть, но - принесено и ежедневно приносится в жертву семье[4].

В последней повести Тофту открывается правда об этой семье, и, что особенно важно - правда о маме. Оказывается, и они могли грустить и злиться друг на друга, и временами быть очень даже несчастными. А мама, на которой держалась вся эта идиллия? А вот она - особенно. Это неправда! - кричит он, возмущается, что они не понимают, врут, наговаривают... Он злится на Муми-маму за то, что она его не ждала, но если честно - за то, что не соответствует идеальному образу у него в голове, от злости и устраивает грозу, и растит гнев в своей душе. Но потом - понимает. Заходит в тот лесок, где бродили и прятались друг от друга недовольные Муми-тролли, а в особенности мама - и понимает.



"По этому лесу ходила Муми-мама, когда была усталая, сердитая и хотела, чтобы ее оставили в покое; невесело бродила она наугад в этой вечной тени..." И уже думает не о том, как бы ее наказать, а о том, как бы ей помочь, как бы сделать так, чтобы она не была такой несчастной... Поздравляю, малютка Муми-тролль с его вечным "мама что-нибудь придумает" - вырос! :)

Но тут смотрите какое дело. Сначала "он вдруг с большим облегчением почувствовал, что все образы, мелькавшие до этого в его голове, исчезли. Его рассказ о долине и счастливой семье поблек и куда-то уплыл, уплыла куда-то и Муми-мама, стала далекой, чужой, он даже не мог представить себе, как она выглядит." И только после этого "хомса вдруг представил Муми-маму совсем иной, и это вовсе не удивило его". Отпустив свою иллюзию, отказавшись от идеализации, он понял, какая она настоящая, живая, и смог ее понять, смог ей сочувствовать - классическая история детей и родителей, но не только. Опять же - отпустив свою фантазию о "счастливой семье", он смог установить контакт с теми светлыми и творческими силами своей души, которые и символизируют Муми-тролли:)

А, ну и нельзя обойти вниманием явную параллель между хатифнаттами и нуммулитом. Разумеется, приблизительную, как и все остальные параллели. Как хатифнатты, так и нуммулит видятся мне некими свойствами души, психики - свойства эти непонятны, непрозрачны для разума, иррациональны, могут быть опасными, могут тянуть непонятно куда (вечная тоска хатифнаттов по иному и их буйство в грозе), но они также имеют отношение к творчеству, свободе, самости... Эти существа обитают в творческом хаосе бессознательного) У Муми-папы, Муми-тролля и Тофта есть возможность общаться и с этими качествами души - ну повезло им, че. А Снусмумрик что с ними вытворяет...))) (в "Опасном лете") И кстати, у Мюмлы тоже особые отношения с грозой и электричеством: "теперь я заряжена дикостью, и не стану ничего делать. До чего же приятно делать то, что хочешь".

Конечно, я тут не сказала о многом. Хотя бы о коротких сказках - о "Филифьонке, которая боялась катастроф", о "Седрике" - там уже не совсем идиллия и весьма ценные, в том числе терапевтические, смыслы) Ну это ладно.

Но ах, как мне нравится этот рисунок



с Филифьонкой на берегу моря...



[1] Холодном - не как зима, зима-то была волшебной, а тут невыносимо скучный и тусклый ноябрь...

[2] Вот кстати, то, что Онкельскруту подсказывают, как правильно ловить рыбу в осенней реке... это ведь про то, что он волен называть реку ручьем и вообще как ему угодно, но "правила игры" от этого не изменятся - рыба будет не на середине реки, как летом, а около берега, и если иметь это в виду, то можно и со своей фантазией не расставаться, и вполне реальные плоды от данного мира получить.

[3] И тут, конечно, следует задуматься о себе. Мне - о себе. О своих требованиях к потенциальному партнеру, о своем идеале. Получается, кроме всего прочего, что он еще и должен быть эдакой идеальной мамой. Есть о чем подумать) Скажу сразу - я не собираюсь себя ругать, в чем-то упрекать, обесценивать и так далее. Я хочу нечто осознать. Соотнести кое-как это с реальностью. И понять, как, с одной стороны, получить что-то близкое к тому, что мне нужно, а с другой, что самое важное - вырастить эдакую "маму" в себе и для себя, научиться вполне счастливо и самостоятельно жить с собой. Вот что главное. Тогда или относительное счастье найдется, или без него тоже вполне сносно проживу. Это как-то ближе к реальности, а главное - полезно для меня. Чтобы я сама к себе хорошо, терпимо, бережно, с любовью относилась.

[4] Тут, конечно, можно завизжать - но ведь семья счастлива!! а значит, оно того стоит!!! Если даже не говорить о том, как это аморально - благоденствовать за счет поедания жизни другого... так что уже - нет, оно того не стоит. Но еще два момента. Во-первых, дочитайте серию до конца - семья не так уж счастлива, и усталость, и недовольство - прорываются и еще прорвутся. Во-вторых, Муми-мама списана с уникальной женщины - матери писательницы. Да, она фантастически успевала всё - и быт, и детей, и творчество. Но тут опять же два момента. Во-первых, не все так могут - банально не хватит сил, не у всех такой сумасшедший запас энергии. Во-вторых, что самое главное - а женщина и вовсе не должна всё успевать. Нет у нее такой обязанности. Пусть подключаются мужчины, хватит уже паразитировать. Кстати, сама Туве не захотела для себя такой "счастливой" судьбы жены и матери - и замуж не вышла, и детей не родила. Слишком понятно, почему))) Зато сколько всего сотворила!..

blackmoon3712: (Default)
"В конце ноября" - это, конечно, депрессивная жесть, странная, непонятная, жутковатая, без сюжета, очень скучная для ребенка и весьма любопытная для взрослого.

Да, сюжета нет - в покинутый муми-троллями дом в долине стягиваются некоторые персонажи, проводят там некоторое время и разъезжаются. Бытовые ситуации, бытовое общение, иногда и скандалы, и всё это с кучей скрытых смыслов.

Почти все, кроме Снусмумрика, приходят в этот дом, чтобы обрести себя, разрешить некоторые, как минимум, психологические проблемы.

Снусмумрик абсолютно тот же, что в предыдущих книгах, но здесь он - как будто посредник, проводник, медиум, связующее звено между двумя мирами, у него-то проблем нет, но он как-то незаметно и ненавязчиво помогает другим войти в контакт с собой. Он как будто для этого и возвращается - я всё ломала голову, почему он, как всегда, уходит в начале осени,



но потом вдруг поворачивает назад и проводит время с незваными гостями) Как ни странно, но это так)) Кстати, и он кое-что получает в итоге - к нему пришла новая песня, но не прям такая, какую он себе представлял, и это тоже хорошо:)

Бросается в глаза, что гости - отражения, двойники, подобия, как бы неказистые "реальные" проекции семьи Муми-троллей: Хемуль - Муми-папа, Филифьонка - Муми-мама, Хомса - Муми-тролль, Онкельскрут - предок, живущий в печке (Муми-троль его в "Волшебной зиме" откопал), Мюмла - малышка Мю. Да, это условно, да, это лишь один из смыслов, так как все эти персонажи - вполне самостоятельные личности, не бледные отражения Муми-троллей, но очень хотят быть похожими на них, особенно первые три. Хемуль не умеет управлять лодкой, но хочет быть похожим на Муми-папу, Филифьонка не любит и боится детей, но из кожи вон лезет, чтобы уподобиться Муми-маме, Хомса... хочет такую же идеальную маму, как у Муми-тролля (можно сказать - он хочет жить его жизнью), Онкельскрут думает, что только предок может его понять, только с ним есть о чем поговорить. При этом он-то вполне самодостаточен и не слишком невротичен (очень точно и трогательно на его примере рассказывается о старости), а Мюмла - так и вовсе вполне здоровая и самостоятельная личность, она приходит в этот дом только затем, чтобы почувствовать себя еще более уверенно, комфортно и совсем беззаботно. Ей и так по жизни неплохо, но в этом доме, в доме ее детства - совсем идеально. Она не заморачивается о том, что думают о ней другие и способна на контакт с другими. Не идеальна, но счастлива с собой, а это ведь главное. Возможно, пребывая в этом доме, она немножко учится смягчать свой эгоцентризм (хотя бы в разговоре с Онкельскрутом), но так, не сильно напрягаясь и не слишком себя ужимая.

Хемуль в итоге понимает кое-что важное о себе - не нужна ему лодка, ее надо отдать, да не тому, кто о ней мечтает, а тому, кому она нужна, это важное уточнение) А он дальше будет жить своей жизнью, присущей Хемулю, пусть и не слишком симпатичной и совсем не героической. Если в начале можно было подумать, что вот, он живет не свою жизнь и только мечтает ходить под парусом, а вместо этого занимается всякой посторонней фигней, и тем самым отдаляет себя от "настоящей жизни", то в конце оказывается, что вся эта фигня - это и есть его жизнь, она вполне ему "по размеру". Может, это и грустно для постороннего наблюдателя, но ему-то норм, и это главное. И кстати, таким образом он превосходит, перерастает свой идеал - Муми-папу, который вечно тревожится то о том, что не стал искателем приключений, то о том, что не соответствует образу "главы семьи" у себя в голове. Хемуль принимает себя)

Филифьонка, можно сказать, излечивает свою травму от падения с чердака во время мойки окон, вследствие которой она больше не могла даже прикасаться к тряпке, а неспособность заниматься уборкой означает для нее утрату смысла жизни. Но в доме Муми-тролей она вспоминает, что есть еще одно стоящее занятие в жизни, а именно - приготовление пищи, чем она и занимается с радостью, гордостью и удовольствием. Да, она не может стать похожей на Муми-маму, да, не может воссоздать в доме ту чудесную атмосферу из первых книг, потому что и она не такая, и окружающие не такие - ну и ничего страшного. Зато она тоже умеет рисовать, и у нее "артистический вкус") И в конце концов она даже затевает генеральную уборку в доме - страх исчез, она снова стала собой, она не боится выметать всяких "ползучек" из темных углов (как это, опять же, терапевтично звучит - типа встретится со своими страхами или иными неприятными штуками в психике и не испугаться, не забиться в угол самой, а их вымести нахрен). Более того - благодаря Снусмумрику, его ненавязчивому присутствию, она открывает в себе еще один талант - музыкальный, и решает купить себе губную гармошку. И тем самым Филифьонка тоже не просто излечивается и вновь становится собой, но и превосходит свой идеал - в отличие от Муми-мамы, она гармонично сочетает заботу о быте с творчеством, и, что немалый плюс - ей не надо никого обслуживать, она всё это делает для себя. Она совершенно свободно огрызается с Хемулем,



пытавшимся что-то задвинуть о ее "обязанностях", "потому что она женщина" - нет, она занимается бытом исключительно потому, что это приносит удовольствие ей, что это необходимо ей. Она, конечно, хочет одобрения окружающих, но никому не обязана угождать.

Я уж не говорю о том, что Мюмла вообще не обращает внимания ни на какие "требования" и стереотипы, живет, как ей нравится, делает, что ей хочется - хоть танцевать, хоть спать,



хоть есть ночью в кладовке. К быту она равнодушна, то есть ленива, а от генеральной уборки не сбегает, видимо, только из некоего чувства солидарности - там принимали участие все, даже Снусмумрик)))

При этом, еще раз, быть или стать собой - вовсе не значит быть или стать идеальным. Хемуль обожает всех поучать, раздавать указания и непрошенные советы, и это неприятно, и за это можно огрести, но уж он такой, ничего не поделать. В любом случае, окружающие вольны и послать его куда подальше. Филифьонка - фанатка упорядоченного быта, у нее маниакальная страсть к чистоте, у нее "слишком много вещей", да и оставить их некому, потому что она одинока. Но, в конце концов, это ее выбор, видимо, так ей комфортно, она вполне может получать удовольствие от такой жизни, а временами приглашать гостей или самой ездить к ним, ее одиночество не абсолютно и вовсе не трагично, как и у Снусмумрика. У Мюмлы проблемы с эмпатией, правда, это не ее проблемы, а окружающих) Но, по крайней мере, она не так злобна и агрессивна, как малышка Мю, ее уверенность в себе, довольство собой - спокойные. И так далее))



blackmoon3712: (Default)

Но Муми-тролль, однако, взрослеет) И всё уже не идеально. В повести "Папа и море" он идет на сделку с совестью (в эпизоде с кусачими муравьями уже прямо и безапеляционно показана смерть, пусть даже и малоприятных существ, но все же смерть, массовая, да и не просто смерть, а по сути убийство, этакий мини-геноцид). И он сталкивается с равнодушием и злой насмешкой другого - Морские лошадки его презирают и не хотят дружить... Это, конечно, напоминает влюбленность в каких-то недосягаемых красавиц, хотя бы и в "школьных королев", но это не так важно. Ну да, да - жизнь весьма печальна, не всегда получаешь то, что хочешь. Да тебе, вроде как, и не обязаны. Другое дело - зачем издеваться-то над тем, кто тобой восхищается.

Конечно, что уж там - меня сейчас очень интересует гендерный аспект этих произведений, особенно - образ Муми-мамы. Феминистке тут открывается такоооое, что, возможно, и хочется развидеть, как бы вернуться в сказку, в потерянный рай, но - никак. Мне это тем более проще видеть, что нет у меня тоски по детству, а эти книги для меня - о "золотом веке", об идеальном мире вообще, а не о детстве.[1] Фигасе детство, извините, с такими приключениями (см. хотя бы "Комета прилетает"). Итак, по крайней мере концовка "Волшебной зимы" уже как бы намекает: быть такой идеальной Муми-мамой - тяжко. Да, представьте себе, она говорит - надо бы проснуться следующей весной пораньше, чтобы немножко пожить и для себя. То есть, простите, даже ей все эти "приятные домашние хлопоты" - далеко не всегда в кайф.

Но особенно всё становится ясно в повести "Папа и море". Вот там - слишком ясно. Это можно столько выписок сделать... Ее отношения с Муми-папой настолько гендерно иерархичны, что выть хочется. Мало того, что она изо всех сил пытается вести себя так, как он хочет - она еще и на лету под него подстраивается: да, да, дорогой, я буду вести себя именно так, как в данный момент взбрело тебе в голову... Хочешь покрасоваться, почувствовать себя "сильным мужчиной", отправившись неизвестно куда, неизвестно зачем - пожалуйста... вот только сборы, обустройство на новом месте и прочий неинтересный, негероический, но такой необходимый семье быт - по-прежнему ее забота. "Интересно, оскорбится папа или нет, если я немного посплю в лодке" - о до чего. Она всегда внимательно его выслушивает, подбадривает, проявляет интерес и сочувствие ко всякой, сколь угодно бредовой идее. Она офигеть как тактична. Он же, если и соблаговолит обратить внимание на то, что важно и интересно ей - так, вскользь, между делом, чуть-чуть...Как типично, а. А по сути - ее никто не слушает и ее переживаниями никто не интересуется. Это еще простительно маленьким детям, но не мужу.

Я вот восхищалась, как в повести про комету Муми-мама отреагировала на то, что папа разбил миску - ну и молодец, она все равно была некрасивой. И так она всегда реагирует на косяки родных и гостей, и да, кто б не захотел оказаться на их месте... Я тоже так хочу - разбить тарелку, и чтоб меня за это еще и похвалили. Да, меня согревает бережное отношение к людям и наплевательское отношение к вещам (не ко всяким, но к каким-то неважным бытовым - уж точно). Но как реагируют окружающие на ее косяки? Особенно папа? А никак. Потому что нету у нее никаких косяков. Она идеальная, в том-то и весь ужас. Да, остальные персонажи могут себе позволить быть неидеальными, она - нет. И вот поэтому весь этот мир "золотого детства", держащийся на "идеальной маме" - вызывает ужас. Такое положение вещей в сущности кошмарно, и уж конечно, не может продолжаться вечно.

Поэтому мало-помалу наступает отрезвление - Муми-тролль видит, что мама и папа могут и того - поругаться, быть недовольными, усталыми, папа и вовсе истерики закатывает. Да! Один-единственный "косяк" Муми-мамы заключался в том, что она осмелилась намекнуть на то, что папа наловил дофигища рыбы, ее уже девать некуда, а до этого, о ужас, "не выразила восторга по поводу щуки".[2] Папа очень обиделся - как это не ценят его заботу о семье!..

На самом деле, увы, Муми-папа не просто мечтатель со странными идеями - он еще и довольно авторитарен, властен, болезненно самолюбив и тщеславен. Он изо всех сил пытается быть "главой семьи", чтоб все от него зависели, чтоб авторитет непререкаемый, но - не может. Не получается. Чего только стоит бесконечная ловля уже ненужной рыбы - нет бы крышу починить, течет же. Но он, видите ли, "не хочет ничего чинить"! Он хочет "сделать что-то новое, неслыханное"! А мама и подумать не смеет о том, чего ОНА хочет или там не хочет! И так у него во всем - и маяк он зажечь не может (а если бы вдруг мама смогла - он бы помер от горя и "унижения"!), и ерундой какой-то на озере занимается... Вместо заботы о насущных нуждах семьи - амбициозные и невыполнимые проекты, по сути - только для себя, для ублажения своего эго. И я бы это не осуждала, если бы он не завел семью и не свалил все хлопоты на жену. И "мужественность" его такая уязвимая, такая ободранная, жуть - съеживается не то, что от слова - от взгляда, от предполагаемой оскорбительной мысли о его "немощи", о "несостоятельности"... (кстати, о смирении - надо принимать таки тот простой факт, что ты не идеал и много чего не можешь) То ли дело "женственность" - выдерживает всё, не гнется, не ломается... Классика, ну классика ведь - женщина, тащи на себе всё, но делай вид, что я главный. Грустно всё это и вызывает протест.

Особенно важен сюжет о том, как Муми-мама разрисовывает стены их нового жилища. Тут ведь несколько смыслов, два как минимум. Во-первых, ее настолько задолбала любимая семья, что она уходит в нарисованный сад, прячется за деревом. а потом и вовсе рисует в саду несколько своих копий, чтоб не так-то просто было ее найти. Вот это поворот!



"У тебя просто мания величия, - решила малышка Мю. - Рисуешь только себя. Неужели ты не можешь и нас нарисовать?" "Вы живете на острове - ответила мама." Да, они живут, а она их обслуживает. Вот тебе и одиночество в семье, вот тебе и "счастье", и "предназначение".

Во-вторых, ее роспись - это точная копия того сказочного Муми-далена из первых книг, откуда они уехали на этот неприветливый остров посреди моря по прихоти Муми-папы. Первая мысль - она скучает по дому, но я думаю, что она тоскует по иллюзии, по идеальной семье, которой в реальности никогда не было... ей небось картинки красивые по молодости нарисовали ("картинками ее надо, картинками!" - Достоевский молодец, знает, о чем говорит)), а она и поверила, и вышла замуж, и оказалось всё не так... (да кстати - на нереальность, иллюзорность того мира очень прозрачно намекает стеклянный шар с отражениями в саду, первая глава книги так и называется - "семейство в стеклянном шаре"). Ну и третий смысл - женщина мечется между бытом и творчеством, это уже биографическое, про мать писательницы... Можно и еще накопать, но эти - главные.

И как, опять же, показательно - мама пропадает до вечера, маму ищут. До Муми-тролля доходит: "Она была так одинока, что потерялась". Она возвращается, и папа заявляет: "Зачем же ты нас так пугаешь? Ты ведь знаешь, мы привыкли к тому, что ты сидишь дома по вечерам." А она уже прямо говорит: "Вот это-то и ужасно. Должно же быть какое-то разнообразие." А до этого Муми-мама просыпается ночью и думает: "Жаль, что мамам нельзя уходить из дома, когда им вздумается, и спать не дома. Мамам иногда это в особенности нужно."



Кстати, детки уже спят не дома - взрослеют. Им, значит, можно) Муми-тролль становится подростком, страдающим от одиночества и непонимания даже идеальных, казалось бы, родителей: "Вечно одно и то же. Они так ничего и не поняли."

И не забываем - папа свободен, даже "обремененный" семьей, он уйти может, куда и когда захочет, заявив - "приду, когда приду" (да, так и написано!!), она - нет. Она его будет ждать, без единого упрека, она ему "верит и доверяет", а он? А ему даже в голову не приходит, что она тоже может захотеть уйти... Ну здравствуйте, двойные стандарты) постоянно вас вижу, везде, честно - вы задолбали.

Еще раз - мне страшно, что от женщины требуют быть такой идеальной и удобной, заметьте - ее не в чем упрекнуть, не было такого, что она не приготовила обед, отказалась выслушать... она только и делала, что заботилась о других. А если бы - нет? Вот так раз - и нет, сами, ребята, сами. Какова бы была реакция того же папы?.. Я на себе немножко, но испытала и давление, и непомерные требования, и упреки в несовпадении с идеалом, и даже этого хватило, чтобы решительно послать и посылать впредь и идею "женственности", и ее носителей и пропагандистов, пошло всё это к чертовой матери и горите в аду.

Понятно, что я говорю о смыслах, очевидных для меня. Я не всё понимаю. Я не поняла, что за фигня со Смотрителем маяка и почему пребывание муми-троллей на этом острове возвратило ему его личность, а самое непонятное - почему он ее потерял.[3]

Да, я не понимаю много чего, но это еще не значит, что смыслы, которые вижу я, какие-то "неправильные" или вовсе "не существуют".



[1] Мне некуда возвращаться и не о чем жалеть. И это не только про детство. Наверное, не найдется в жизни такого счастливого момента, в который хотелось бы вернуться - всё так или иначе отравлено.

[2] Обидеться на то, что тобой не восторгаются... А что, это мне понятно, я это могу. Так я же не "настоящая женщина", а еще мне хватает ума не заводить семью - за меня всё это тащить точно никто не будет. Я лично в любом случае не согласилась бы, но это важный момент, системный.

[3] Хотя, примерно понять можно, хотя бы и по аналогии с последней повестью, но мне сейчас лень) Коротко говоря, Смотритель получил травму, а потом благодаря Муми-троллям, особенно маме, восстановил связь с реальностью и вновь стал собой. (кстати, про кости чаек - это ж перекличка с привидением из "Мемуаров", как здорово...)

Все-таки есть в них, в Муми-троллях, что-то волшебное - они будто запускают механизм восстановления)) будто олицетворяют, помимо всего прочего, некие силы души, связь с первозданным и прочее... Это наряду с тем, что они являются живыми отдельными существами с собственными личностями.

blackmoon3712: (Default)
А какие цитаты можно повыписывать, хотя бы начиная с "Мемуаров Муми-папы"... Там и про то, какие все разные:

"...я мельком упомянул об удивительном и полном безразличии Юксаре к окружающему. ...

- Гм! - произнес Фредриксон. - А может, наоборот, его интересует всё на свете? Спокойно и в меру. Нас всех интересует только одно. Ты хочешь кем-то стать. Я хочу что-то создавать. Мой племянник хочет что-то иметь. Но только Юксаре, пожалуй, живет по-настоящему." (то есть - в настоящем)

И, например, про то, как видит технарь и как - гуманитарий:

" - Что это такое? - восхищенно воскликнул я.

- Карусель, - ответил Фредриксон. - Я делал чертеж такой машины и показывал тебе, разве ты не помнишь?

- Но чертеж выглядел совсем по-другому. Ведь здесь лошади, серебро, флажки и музыка.

- И подшипники, - сказал Фредриксон."

И про одиночество, непонимание, непохожесть на других (все же вот повеяло холодком реальности)... Муми-папа, сбежавший из сиротского приюта с осточертевшими хемульскими порядками, жаждущий славы и приключений - такой немножко карикатурный, забавный, но все же романтический персонаж, и с ним я не могу не чувствовать родства. Или, отчасти, с ленивым Юксаре - папашей Снусмумрика))

Разумеется, и тут нельзя обойтись без феминистского негодования, которое выражают, что забавно, детеныши, в частности Снифф, перебивая чтение мемуаров: как? ты только в конце и только мельком упомянул о моей маме?! Да, вся книга об отцах, а мамы так, эпизодические фигуры, о которых известно примерно ничего, а о том, что жутко многодетная Мюмла - мама Снусмумрика, приходится догадываться по косвенным признакам)) Патриархата честное зерцало...

Образ Мюмлы-мамы безусловно раздражает, и нет, не только потому, что я чайлдфри. Это ведь воплощение идеи, что материнство - естественно и присуще женщине, а следовательно, внимание, дается ей легко, дети - только ее дело, отцы никакой ответственности за детей не несут. Очень вредная идея. До сих пор расхлебываем, и лично я от нее очень пострадала. Хотя как бы и намекается, что при таком подходе уход за детьми - так себе, воспитание - побоку, и в конце концов приходится отдавать их на усыновление более заботливым родителям. Но хорошо уже то, что Мюмла-мама расстается с детьми преспокойно - нет вот этого стереотипа про "болящее материнское сердце". А родители Сниффа вообще молодцы - скинули детеныша Муми-троллям и куда-то свалили. Меня восхищает эта легкость бытия:)

Если так присмотреться, то в этом мире есть только одна достаточно хорошая для детей семья, да и там о них заботится в основном Муми-мама. Откуда недалеко и до такого вывода, что дети - это в принципе, вообще-то, если честно, - не для всех. Для семейной жизни и воспитания детей тоже талант нужен, призвание какое-то.

Но важно и то, "как" написано - рассказана семейная история так, что мне практически не претит. Ну, дружили папы, дружат и дети - бывает. И ах, это узнавание деталей прошлого - в настоящем, эта навигационная будка, ставшая частью дома Муми-папы, этот трамвайчик в гостиной, эта деревянная луковка, так вовремя найденная на берегу моря... Даже я замечаю и восхищаюсь тем, как это всё "сделано"...

А, ну и история с днем рождения столетнего короля - опять все получили "по способностям", опять каждому свое...

Ой, и привидение, привидение - Боже мой, какое прелестное готичненькое привидение, правда, прирученное, сидящее в коробке из-под сахара (покрашенной в черный цвет и с рисунком из черепа и костей, так ему привычную атмосферу создали)), вяжущее носки или вышивающее грелку (ту самую, которая потом будет фигурировать в "Волшебной зиме"), потому что это "успокаивает нервы", и периодически завывающее что-то о "мести забытых костей"... О да, юмор в книге тоже на высоте)))

А концовка... эх, концовка и вовсе в духе Шестова: "Распахнулись новые ворота в Невероятное и Возможное, начался новый день, когда всё может случиться, если ты ничего против этого не имеешь." И да, так хочется и вправду верить, что семья может и не мешать приключениям и интересной, насыщенной жизни, эх... Хотя, конечно, страдания Муми-папы, "искателя приключений", как бы попавшего в капкан обывательской жизни, но который вообще-то и имея семью, практически свободен - в сущности, не так уж и трагичны по сравнению с реальной несвободой Муми-мамы, на которую она даже жаловаться не смеет.... Но это будет раскрыто чуть позже...

"Волшебная зима" - конечно, уже чуть серьезнее, чуть мрачнее. Здесь появляется и настоящее одиночество, и отчуждение, и злость, и стыд, и разочарование, и тоска, и даже смерть... Это уже для немножко повзрослевших деток, но и взрослый получает огромное удовольствие и бездну смыслов от нее. Я в детстве столько раз ее перечитывала, до ужаса хорошо понимая бедняжку Муми-тролля, оказавшегося в чужом, враждебном, холодном, непонятном мире зимы и тоскующего по лету... Мути тролль, переживший зиму, прекрасно знает, что никто из тех, кто благополучно проспал ее - его не поймет. Он приобретает собственный и невыразимый для другого опыт.

Кстати, о смерти. В повести замерзает насмерть "бельчонок с хорошеньким хвостиком", и его даже хоронят, весьма своеобразно. Это очень печально, но тут писательница делает сносочку и говорит: "если ты, маленький читатель, заплачешь на этом месте, посмотри на стр. такую-то." О да, я помню)) Открываешь страницу, а там - скачет этот бельчонок, живой и невредимый, и на рисунке, и в тексте (ее рисунки - это вообще отдельная тема, конечно, без них текст вообще не так воспринимается).



Или все-таки не этот?..

Понимаете, когда ты маленький, тебе легко верить, что бельчонок "встал и пошел", именно этот, и ты успокаиваешься) Но когда ты взрослый, и как бы замечаешь контекст (Туу-тикки говорит Муми-троллю - ну ты не переживай, этот бельчонок удобрит землю, на которой вырастут деревья, на которых будут прыгать новые бельчата, ну офигеть утешила), и как бы знаком с концепцией "круговорота жизни" как в биологическом, так и в философском плане... тебе уже трудно в это верить. Хочешь, но - трудно. Не только допускаешь вероятность, что это не тот бельчонок, но и, увы, она кажется тебе более логичной, более соответствующей "замыслу писателя"... как будто воскрешение того самого зверька - оно из идеального мира Муми-троллей, которого никогда не было и быть не может... но, с другой стороны - их идеальный мир - лето, и бельчонок появляется весной... эх... Да ведь нет никакого однозначного "замысла писателя", вот в чем прелесть-то... хорошо, что всё двоится, что нет ничего однозначного, что можно верить во что угодно и придавать статус "реальности" - чему угодно. Возможность - есть, есть лазейка, тем эти книги и хороши - бесконечным простором интерпретаций. Это, знаете, как у Блока - да я не знаю, умер младенец в моих стихах или просто заснул, я об этом не думал, я просто написал стихи) просто так написалось))

Морра. Возможно, есть какой-то смысл в том, что Морра - образ чуть ли не абсолютного зла и лютого холода, всё более и более очеловечивается по мере того, как мир становится более "реальным". Если в "Волшебной зиме" ее уже становится жалко (как она садится на костер и тушит его, подходит к керосинке - и та гаснет...), то в повести "Папа и море" она и вовсе "оттаивает", перестает тушить огонь и морозить землю (ну аддикция же, неутолимый голод) и даже приобретает способность как-то дружить, как-то общаться, и не ради огня... получается, ей становится тепло от самого процесса общения, от доверия, от контакта... Я бы ее трактовала не как "черную тень Муми-мамы", нет...[1] Скорее для меня это некая "темная сущность" в душе каждого, и если загнанная Муми-мама отрицает всякую возможность поладить с ней и предпочитает даже не вспоминать о ее существовании (очень похоже на защитный механизм), то Муми-тролль, у которого, извините, ресурсов и возможностей побольше, умудряется вступить с ней в контакт.



[1] Хотя... пока я будто в последний раз проходилась по тексту, в моей голове опять стали размножаться интерпретации))) Самое чудесное, что они друг другу не противоречат, их не надо состыковывать, их существование - автономно. Морра может быть в том числе и "черной тенью Муми-мамы". Смотрите. В "Шляпе волшебника" ей не отдают гранат, символизирующий, вообще-то, любовь и страсть. Зато Муми-мама получает обратно свою сумку, символизирующую заботу о семье. Как логично - женщина, личного счастья мы тебе не дадим, но то, что помогает тебе быть матерью и хозяйкой - так уж и быть, забирай. В "Волшебной зиме" Морра - уже и не страшное (а откуда жуть? это уж я истолкую совсем своеобразно - женская сексуальность жутка, как частный случай того, что женщина требует чего-то ДЛЯ СЕБЯ - эдак если они станут чего-то для себя требовать, мир рухнет и всё кругом завянет!), а довольно жалкое существо, которое не может согреться и от которого все разбегаются - очень похоже на положение матери, когда ей и не развлечься, и пообщаться не с кем. Наконец, в "Папе и море" Муми-тролль умудряется войти с ней в контакт. Возможно, что несчастную мать как-то утешает подросшее и поэтому начинающее ее ПОНИМАТЬ дитя. Жалкое это утешение, для меня так просто никакое, но что делать.

Угу, прекрасная была бы мысль, если бы не одно "но" - только что вспомнила, что Морру не обделили - гранат компенсировали шляпой волшебника. Она тоже не ушла обиженной) Правда, можно сказать, что шляпа непредсказуема, а гранат совершенен, но это еще не причина сопоставлять их с семейной жизнью и любовью соответственно)) Но... ведь ей надо было согреться, чем могла помочь ей шляпа? А гранат типа помог бы? Его пламя все-таки не греет, только навевает грезы. Не знаю... Надо также иметь в виду, что шляпа дает реальные, но неожиданные предметы, вещи, превращения, а гранат - идеальные и возвышенные переживания. И? Не знаю.

blackmoon3712: (Default)
Дочитала Бахтина и взялась-таки за Муми-троллей... мне любимый подарил всю серию, ура!!

хм... Удивительная все-таки серия - от беззаботного детства к горькому взрослению, от идеального мира - к реальному...

Я их в детстве обожала и мечтала перечитать все книги, но у меня были только "Комета прилетает", "Волшебная зима" и "В конце ноября" (последнюю повесть, разумеется, я никак не могла дочитать и понять вообще, что там происходит - для ребенка это очень скучно, а вот взрослому открывается такооое... и далеко не всё, попрошу заметить, открывается). Ну и чуть позже прочитала некоторые сказки...

А сейчас прочитала всё - от наводнения до ноября, и просто обалдела.

Честно говоря, я начала немного грустить уже с первой повести. Нетрудно догадаться, почему) Я ведь с детства понимала, что чудесно было бы иметь такую маму, как у Муми-тролля, но быть ею - на фиг, на фиг. По большей части, идеальный мир его детства держится на ее труде, ее времени, ее заботе, ее самоотверженности. Она создает и быт, и атмосферу, и почти всё... Понятно, что мир в основном показан через глаза ребенка, который может не замечать, откуда берутся вещи и продукты и что такое деньги, но труд матери не заметить невозможно. Конечно, в первых повестях она идеальная - не ругается, не раздражается, никогда не устает, всегда спокойная и веселая, никого не напрягает... И ее трудом пользуются все - папа, дети, гости, и это ей вроде как даже в радость.

Хорошо быть Муми-троллем - мама обо всём позаботится и всё решит, внимание, без ворчания и давления, самое удивительное, что ей можно доверять и она уважает личное пространство детей) Чудеса)

Хорошо быть Муми-папой - он только пишет мемуары, до поливает свою грядку с табаком, да рыбачит, да вообще делает всё, что в голову взбредет и с благополучием семьи не связано никак - может даже взять и уплыть куда-то с хатифнаттами, оставив жену с ребенком. Как он построил дом, как рисунок на песке превратился в прекрасный, продуманный дом - ваще непонятно. Мечтатель же. Мало того - Муми-мама всегда его подбадривает, хвалит, вдохновляет, в общем, создает идеальные условия для творчества. "Нам всем нужна жена писателя", да)

Ой, но особенно хорошо быть Выхухолем,



я умилилась, вот прям хочу быть им - целыми днями читать и размышлять, валяясь в гамаке, а если что не понравится - поскандалить и уединиться в уютной пещере на берегу теплого моря, и чтоб туда еду носили, когда мне удобно, и чтоб можно было ворчать и даже сесть на торт, и чтоб ничего мне за это не было, чтоб слова поперек не сказали, на цыпочках передо мной ходили и мудростью моей восхищались)))

Но и Хемулем-коллекционером, или там ученым, который настолько увлечен своим делом, что на остальной мир ему как-то пофиг- тоже очень хорошо быть. Как-то так чудесно устраивается, что заботиться о жилье и пропитании - не надо, а до того, что ты ходишь в старом платье своей тетки (потому что тебе так удобно) - никому и дела нет, носи что хочешь независимо от гендера. А если вдруг, случайно, прилетит комета, то тебя кто-нибудь да спасет, да так, что и от дела отвлекаться не придется. Обожаю этот мир)))

Там есть место всякому и всякий принят. (Сейчас говорю в основном о впечатлении от первых книг, включая, пожалуй, и "Волшебную зиму", хотя с каждой книгой "реальности" становится всё больше и больше, а значит, и тоски... нарастает ощущение одиночества и как будто невозможности диалога, как в "Весенней песне" - невозможность встречи...)

В этом мире каждый может быть собой. От Снусмумрика не требуют, чтобы он стал хемулем, и наоборот. И каждый находит свое место в этом мире, и никто его не гнобит. Да это рай, господа) И тебе как будто говорят - каждый хорош, как он есть, и самые разные существа могут мирно уживаться. Толерантность в самом лучшем смысле этого слова)

Всё-таки вот это ощущение личности и личного пространства, и уважения - бесценно, особенно для детских книг. Снифф - не самый приятный зверек, капризный, жадный, трусливый, но тем не менее - и его любят. Снусмумрик (ах, какой персонаж, чего только стоит его свободолюбие, независимость, в том числе от вещей, любовь к одиночеству и ненависть к запретам!) и Муми-тролль - разные, но умудряются при этом быть лучшими друзьями (никогда не понимала, как такое возможно). Или вот в "Опасном лете" появляется депрессивная и довольно психованная Миса (немножко меня напоминает, ага, с воот таким жирным критиком внутри, очень мнительная, обидчивая, весь негатив относит к себе, ждет, когда ей дадут желаемое, а не просит, и так далее), но и она находит свое место и свое счастье) Сказка, но какая же чудесная:) Потерянный рай...

Конечно, кое-что раздражает и в первых книгах, но это так, по мелочи... Не считая Муми-мамы, которая едва ли не одиночку везет на себе весь этот рай (не весь, но ооочень много, но о ней речь будет потом), это хотя бы и фрекен Снорк - "типичная девочка", очень раздражают топорные гендерные роли в отношениях ее с Муми-троллем. Но потом появляется и сразу начинает радовать Дочь Мюмлы, весьма самодостаточная барышня, потом и вовсе малышка Мю - неприятная, но по крайней мере не стереотипная, типичный ребенок как он есть, без крылышек и нимба, то есть жестокий аморальный эгоист, и пол тут вообще неважен)) А Нинни, дитя-невидимка - прелесть) да про нее целый психологический этюд - невидимками становятся от холода и отсутствия любви, а любовь и принятие, отсутствие давления и бескорыстная забота как бы возвращает существу его личность, возможно, не слишком приятную и удобную для окружающих, но все-таки его)) Ах, ну и андрогинная Туу-тикки[1] - наконец-то образ человека, а не пола, спасибо. Впрочем, и сам Муми-тролль, к счастью, избытком "мужественности" не страдает и кажется "мальчиком" только на фоне "девочки" Снорк, а так-то, сам по себе - вполне нормальное андрогинное существо, просто "ребенок". И не стоит забывать, что сама писательница как раз и отразила себя в Муми-тролле и хомсе Тофте... это не "мальчики", а уж скорее "общечеловеки". Ну да, да, увы, общечеловеки обычно формально мужского пола - инерция литературы в условиях патриархата. Но кстати, малышка Мю - тоже альтер-эго писательницы - в конце концов, в этом мире без злости и эгоизма никуда, но главное - она "всегда делает всё, что ей хочется", "делает всё по-своему" и "никто ей не возражает". Ну это логично, как в анекдоте - "а ей можно потому, что она ни у кого не спрашивала".

Ах да, мне очень нравится, что вплоть до "Опасного лета" - "никто не уходит обиженным", нет трагических и невосполнимых потерь, нет и справедливости, сплошная милость. Тоже ведь рай) Особенно ярко это проявляется в "Шляпе волшебника" - Тофсла и Вифсла каким-то образом завладели сокровищем Волшебника, огромным чудесным гранатом[2], и ни в какую не хотели его отдавать, но ничего - по их желанию он наколдовал себе точно такой же (он может исполнять только чужие желания, не свои), и никто не ушел обиженным:) А еще эти очаровательные клептоманки свистнули сумку Муми-мамы, потому что, изволите видеть, в ней удобно спать, но тут же вернули, когда увидели, что она сильно расстроилась, и никто до них не докопался, где они эту сумку взяли, более того - в их честь закатили пир на весь мир)))[3]

Да, сплошное веселье и легкость - чего так не хватает в обыденной жизни...



[1] Прообраз - художница Тууликки, возлюбленная писательницы - это надо знать)

[2] Драгоценный камень, сокровище, которое неразлучные подружки прятали от чужих глаз - это юная любовь писательницы и другой ее подруги, опять-таки)

[3] На пиру подружки показали свое сокровище всем, и каждый зачарованно смотрел на этот пламенеющий камень и видел в нем образы самого важного для себя, самого желанного и сокровенного... Это я вообще могу трактовать как мечту о каминг-ауте и принятии - лично я всегда радуюсь, когда вижу любящих, и неважно, какого пола.

blackmoon3712: (Default)


ласточка аж двух эмансипаций, женщин и чернокожих! Молодец, уважаю! Как, ну как можно было не допускать женщин к искусству?!

Конечно, в основном она писала портреты, но была, например, такая интересная аллегория -



"Невинность между Пороком и Добродетелью", причем, что характерно, Порок тут - мужчина) вполне логично))

И автопортрет художницы.



Симпатично. Кстати, вот терпеть не могу, когда говорят о художницах - "она кокетничает". Во-первых, женщинам такое поведение настырно прививали. Во-вторых, в кокетстве, в желании быть привлекательной (привлекательным) нет ничего плохого, стыдного или недостойного - если только оно свободно. А вот в насилии и давлении - есть. И то, что "быть красивой" вменяется в обязанность, причем строго людям определенного гендера - очень, очень плохо.

И - википедия о художнице, "я просто оставлю это здесь..."

"Её работы, отражающие влияние Жака-Луи Давида, стали склонятся в большей степени к исторической живописи. В то время этот жанр считался сугубо мужским, женщинам-художницам полагалось рисовать семейные портреты, натюрморты, животных, пейзажи, все то, что могло развлечь и доставить удовольствие зрителю."

"В 1800 году в «Парижском Салоне» она экспонирует «Портрет негритянки». За шесть лет до этого было отменено рабство, и этот образ, обыгрывающий аналогию женщин и рабов, стал символом эмансипации женщин и расовых прав. Эта картина была приобретена Людовиком XVIII для Франции в 1818 году."

"Другим знаком отличия для неё, как художника, стало награждение Золотой медалью «Парижского Салона» 1804 года, что дало и получение государственного пособия. В это время она открыла студию по художественному обучению женщин. Её карьера пострадала от политических событий, развернувшихся во Франции, так как её семья имела очень тесные связи с монархистами. Однако, в период возвращения монархии после 1814 года, который назвали Реставрацией Бурбонов, её муж, убежденный роялист, граф Бенуа был назначен в Государственный совет.

Несмотря на то, что Мари-Гийемин находилась в это время на пике своей популярности, она была вынуждена отказаться от своей карьеры как художника, так и устроителя выставок, в связи с обязанностями перед семьей и решительным принуждением реакционного режима к консервативному образу жизни."

Так и душили женские таланты. А потом кто-то кукарекает, что "женщины ничего нигде не достигли". Так бы и въехала по роже, честное слово. Хотя нет - если бы могла, превратила бы в женщину и отправила бы жить в те "благословенные" времена. Так доходчивее)

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

June 2017

S M T W T F S
     1 23
456 7 8 9 10
11 12 13 1415 16 17
1819202122 23 24
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 09:00 am
Powered by Dreamwidth Studios