blackmoon3712: (Default)

А вот "Поклонение волхвов" (какой образ Богоматери!) и "Обрезание Христа" - замечательные.





Мой любимый сумрак...

И Вирсавия - опять же, зачем такая некрасивая? Неужели скорбь, задумчивость, духовность, в конце концов (это все он передал великолепно, не спорю) - нельзя было выразить в более совершенной форме?..



Еще лицо ее, да, написано гениально и, хотя бы и некрасивое, преображено вселенской скорбью и какой-то особенной добротой... и какой же глубокий взгляд... Но тело мог бы и прикрыть, некрасиво и ничто не спасает... если только - показать беззащитность, незащищенность... Конечно, Рембрандт всегда доказывает, насколько и некрасивая форма может быть одухотворена и красива как бы внутренней красотой... Сейчас я бы сказала, что вижу в ней красоту. Тем не менее, сама по себе идея противопоставления внутренней и внешней красоты (если оно еще есть у художника, что вообще не факт) - мне никогда не нравилась. Мне надо всё и сразу. Мне не надо "зато она хорошо учится" - от этого веет какой-то совковой безысходностью. Запрет на красоту, "главное, что человек хороший" - это ведь тоже ущербность. Но у Рембрандта не то. У него скорее "а мне нравятся вот такие женщины, и плевал я на ваши идеалы". И это как раз хорошо. Я за разнообразие, но не за отрицание красоты. При этом нормально, что у всех свои вкусы. Вот Саския его мне не нравится, хоть убейте. А вот в Хендрикье что-то есть...

В этом и выражается гениальность сего "неэстетичного" по моим меркам художника, и это я очень понимаю и даже ценю. Ну конечно, для него-то его женщины были прекрасны, вот только не каждого зрителя можно в этом убедить, при всем желании и гениальности, а вот показать нечто сквозь внешность - это да, это надо уметь. С Боттичелли у меня тоже часто несовпадение эстетического идеала - и ничего, один из любимых. С Рембрандтом не так, он не выражает чего-то очень важного для меня, или же выражает что-то чуждое.

Выражает, только в других картинах)

Вот, например, невыразимо-прекрасное -



Моисей разбивает скрижали. Прекрасное именно в передаче чувства... Как говорил Ибсен - прекрасным может быть не только прекрасное по форме, но и попросту - искреннее, правдивое, сильное.

Из позднего - Давид играет Саулу.



Как люблю я этот рембрандтовский мрак... что характерно, его поздние картины то незакончены, то испорчены, но в том-то и прелесть - нельзя закончить гениальное, гениальное должно быть недосказанным... только так и можно дать намек на "иное" - то ли прорыв "иного", то ли затягивание в него...





Филемон и Бавкида... Сами боги посетили счастливую, любящую, и, что характерно, бездетную чету. И что же они попросили у богов? Деток? Нет же, быть жрецами в их храме, и это логично - своей любовью они как раз и служили богам всю жизнь. И Богу.





Отречение Петра





Пророчица Анна





Святой Петр в раздумьях

О, Симеон-Богоприимец -



"ныне отпущаеши..."

Христос и самарянка...





Еще того не лучше - туша быка... А не судьба показать свое несравненное мастерство на чем-то другом? Конечно, художники скажут - это же насколько виртуозно можно написать обыденный и даже отвратительный предмет! Согласна, ребята. А все же мне не нравится... Но не обращайте на меня внимания, мне и вазочки с цветочками не нравятся, я вообще сложный и капризный человек...

Вот не нравится мне "Матфей с ангелом".



Чисто идеологически - мне, видите ли, кажется, нет, я уверена, что Евангелие никто никому не диктовал, что Боговдохновенность - это свободное вдохновение, а не диктовка... Но если не вникать в сюжет, а просто смотреть - то светотень в картине потрясающа, отражает иной план бытия.

Хм, кстати, может возникнуть вопрос - почему же я, "беспринципный эстет", так люблю Брейгеля и Босха, отнюдь не тщившихся изображать пластическую красоту? Есть причины. Они хоть и изображали часто уродство, но - тревожное, нереальное, фантастическое, а я ведь нереальное всякое жуть как люблю. А вот у Рембрандта уродство уже реальное. Это меня отталкивает гораздо больше. И еще. Их уродство - это уродство зла, потому оно и воспринимается как должное, а у него парадоксально получается уродство добра, а так хочется, чтобы добро было и красивым... Может, ценна его направленность показать внутреннюю красоту, но... Это напоминает "Мисс Зато она хорошо учится". А не надо "зато", хорошо учиться надо в том числе. Говорю же, я как Чехов - за тотальную красоту, как Достоевский - "красота спасет мир", не одно добро... Не один дух, но и тело. Вот идеал - одухотворенная форма, синтез иудейства и язычества, то бишь само христианство - теозис! Да!..

blackmoon3712: (Default)

/2008, 2015-2017 доп./

А в общем, сейчас отношения между полами по сути не изменились, утилитарность никуда не исчезла: «Ты бы нашел себе девушку, пусть она тебе готовит» - «Не, я лучше сам, так дешевле» «Зачем мне жена, которая дома ничего не делает, а переспать можно кого-то найти?» «Зачем мне муж, который не зарабатывает?» Утилитарность с двух сторон, схема старая – мужчина платит за секс и быт. И ведь знаете, если бы они это ясно осознавали, было бы еще терпимо. Но эта простая схема прикрыта постоянно какими-то предрассудками, туманностями, «поэзией», «предназначением», «романтикой», "любовью", "природой", старые обязанности и новые права окончательно всё запутывают… А ведь просто надо себе уяснить: мужчина содержит тебя не потому, что ты женщина, а за оказание определенных услуг. (Точно так же и женщина может содержать мужчину, и плохого ничего в этом нет, если обоих устраивает.) Вот и надо подумать хотя бы, какие услуги таких денег стоят, а какие – нет. Какие услуги ты готова оказывать, а какие нет. За что ты в состоянии платить, а за что - нет. Что несложно сделать "из любви", действительно несложно и приятно, а о чем надо договариваться, ибо влом. Ну вот хотя бы это, для начала.  И мужчинам полезно подумать о том, "любят" ли их или их деньги, да и насчет секса - возможно, их совсем не хотят, а просто уступают. Разве ж это приятно? Может, многим мужчинам это пофиг, но в любом случае насилие получается.

Что же касается меня, то я честно скажу – материальная поддержка, которую мне оказывает любимый человек, по сути является милостыней, т.к. почти никаких бытовых услуг я не оказываю, секс услугой не считаю (мне он самой нужен), да он и не слишком-то фееричен из-за моего паранойяльного страха забеременеть и отсутствия искры, ну это уже с двух сторон… ой, что говорить о том, чего почти нет - причем, опять-таки, по бесчувствию двух сторон)) Мне-то еще повезло, а чаще бывает так, что женщина оказывает непропорционально много услуг, да еще и свободу ее ограничивают, притом что она вполне может себя обеспечить. Все-таки материальная независимость и личная свобода не всегда прямо коррелируют…

Волгина не то, что бы уж очень хорошо разбирается в морали, но радует то, что она не фарисейка. Смела, решительна, по-житейски умна. Довольно добра. Верно, что способность "правильно понимать вещи" не особенно зависит от возраста.

Не могут мне нравиться ее тиранские замашки в отношениях с мужем. И вообще, тогда женщина могла себя так вести лишь до тех пор, пока мужчина это позволял. Да и сейчас та же фигня. Разве стоит на это рассчитывать? Их брак не особо радостен, очень даже обычен. Нет единения, вот как у Кирсановых... Ей не хватает внимания, а ему - понимания. Но и в целом - разобщенность: "страшно надоедлив", "не дослушиваю", при этом он что-то выслушивает насчет обоев... Это нечестно) Расколотость - "С тобою я все равно что одна" - !!! Обычно и тихо. И честности между ними маловато. Впрочем, ужиться друг с другом можно и при худших условиях. Но всё это - не то. Да, видно падение идеала... Думаю, у самого Чернышевского было что-то вроде того... Да и меня вряд ли ожидает лучшее, только у нас слегка наоборот)

Нет, тут точно веет бессилием перед обыденностью... Ох, а не подобна ли эта "обыденность" - "разрухе" у Булгакова? Выбирают не тех людей, а потом жалуются на обыденность... Хорошо бы, если так.

Не нравится мне сварливость Волгиной, хамство по отношению к прислуге. Стремление выдавать всех замуж, ох... может, в то время оно и похвально, эдакое устроение судеб ближних, своеобразная забота, но как же веет затхлым болотом...

Хм, а это уж точно - "идти навстречу опасности - самое лучшее дело, когда... большей опасности и быть не может." Легко сказать, сложно сделать...

Волгин не без оснований порицает спешку, "нетерпение". В большинстве случаев можно и нужно потихоньку (о преобразованиях в обществе). Но знаете, когда страна жутко отстала и шагает в пропасть - неудивительно, что люди начинают метаться...

О рыбаке. Если чего-то не можешь - или молча терпи, или преодолевай себя. Но нет ничего хуже пустых жалоб. Это правда я писала?))) Это бывает верно в отношении возможного, но не невозможного, да и тем более - все люди разные, и возможности у них не одинаковые. Понимаете, одуванчик пробьет асфальт, а орхидея - нет.

Волгин офигеть как много знает - образец для подражания. Как и Чернышевский...

Опасения за Платонцеву: а нехрен девушек... Дальше знаете? Я имела в виду - нечего их воспитывать как куриц. Такой оранжерейный цветок в борделе не только удивителен, но и неуместен. Ложью ограждали ее наивность, внушали ложные понятия... Именно наивность - невинной можно быть и без этого. ЗАЧЕМ? Что ее, такую, может ожидать в таком обществе? Я - за честность и знание реальности.

Еще хорошо в Волгиной то, что она не запирает себя дома. Хм, книжки читать ей Володя мешает (сын), а с друзьями кататься - нет. Да не в ребенке дело, а в ней, в том, что для нее важно. Ну так ей ребенок как раз дома и мешает, чего непонятного-то.

Да, выбор мужа в то время значил не совсем то, что в наше...

А вот честность во все времена называют дикостью, а прямоту - фамильярностью...

Ужасное время, 30 лет считали уже старостью!!!

Муж влюблен в Волгину по уши, повезло, да, ей сперва это было просто удобно, но впоследствии мудрено не почувствовать расположения к такому человеку. Да всякое бывает.

blackmoon3712: (Default)

/2008, 2015-2017 доп./

Художественность, мб, еще ниже, чем в ЧД. Неудивительно, ведь ЧД – о том, что должно быть, о том, чего хочется, о чем мечтается, а «Пролог» - о том, что есть. В ЧД был идеал, которым можно вдохновляться, а тут – действительность и безнадежность. Написано, как всегда у него, честно, беспощадно и умно.

Но как поразительно показана сеть лжи и предрассудков, обмана и лицемерия!!! Люди просто не умеют быть честными и представить себе не могут жизнь без предрассудков! Печальная картина. Это же касается и «новых людей», и у них есть немалые моральные изъяны, хотя и меньше, чем у ветхих.

Волгина, хоть и великолепна в своей честности, смелости и непосредственности – все же далеко не «новая женщина», куда ей до Веры… Хоть и неприятно это сознавать, но похоже, что Ольга Сократовна была больше похожа на Волгину… Впрочем, как сказал кто-то, природа любви загадочна и непостижима. Да и где бы в то время Николай Гаврилович нашел лучше? Да и какое мне дело до его личной жизни? Да и если на себя оборотиться – реально-то я люблю вовсе не свой идеал (если он еще когда-нибудь у меня был… не был, но ведь некоторые пожелания есть), привязалась же к нему… (Если бы не была христианкой, непременно писала бы: Он. С большой буквы. А так вроде неудобно.) Ооооо

По письмам О.С. видно, что она относилась к мужу гораздо ласковее, чем Волгина. Хоть это радует. А выходки ее рассеянного супруга очень забавны, кое-где меня напоминают)

В целом, произведение значительное. Беспощадное описание нравов способно вогнать в депрессию – да мне это не страшно:) уже:) я уже давно там была)))

Стоит отметить очень тонко выписанную любовную историю Левицкого и Мери – это традиция русской литературы вылезла. Весьма и весьма лирично, особенно этот плач Левицкого на скамье у ручья, эти ленточки в дневнике… Но тут есть нечто новое и ценное – трепетная влюбленность соединена с искренней дружбой и моральным пафосом.

Ну и, естественно, моральное противостояние Волгина и Левицкого. Волгин сделал любопытный ход: себя подставил под удар, а Левицкого типа оставил на будущее. Умно и благородно, а сие сочетание очень редко:) Не "умри ты сегодня, а я завтра", а "я сегодня умру, а тебе завтра, может, повезет".

Я сначала думала, что Волгин в своем пусть мудром ожидании "подходящих условий" (действительно, куда годится это стадо рабов?!) не понимает главного: если ничего не делать, ничего и не будет.  Сейчас жертвуешь собой и думаешь: впустую, не оценят – а нет, потом как раз ценят. История и движется такими жертвами, хотя, увы, и глупостями тоже. Суть ведь в том, что появляется умный и благородный человек, проповедует замечательные идеи, собой жертвует ради них – это начальный толчок, без него никак. Всегда есть кто-то первый… А далее, наряду с преклонением перед ним, уже мертвым, происходят глупые искажения его идей – начинается «продвижение» куда-то в сторону, а не вперед. Хорошо если еще не назад…И, Господи, да неужто нельзя обойтись без жертв?! Можно. Необязательны они. Но и до этого дорасти надо. Нам еще очень долго расти... И жертвы, и травмы, и тернии - всё это не обязательно. Скорей бы это понять.

Левицкий очень даже прав, что «всегда можно и нужно делать хоть что-нибудь». И Волгин делает это «хоть что-нибудь», подставляя себя под удар. Правда, он уж слишком пассивен и скептичен. Не могу одобрить его отказ от сотрудничества с Соколовским – благородное ведь дело!!! Надеюсь, Чернышевский таким не был. Или он вывел образ Волгина как бы жалея, что не был таким тихим, и вот сослан теперь, разлучен с семьей?.. Кто знает… В любом случае, перед ним я преклоняюсь.

А также образ Соколовского напомнил мне благороднейшего, очень мною уважаемого Сераковского… Что бы там ни говорил Волгин, а вот, безумно благородный Сераковский остался в истории как первый и очень сильный борец за отмену телесных наказаний в армии… Кто б дедовщину еще отменил… Я – однозначно за контрактную армию и равные условия для обоих  полов.

Нет, без таких людей не случается ничего хорошего в истории.

Пройдусь слегка по роману.

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Вот сейчас многие люди образуют устойчивые пары без штампа и абсолютно свободно верны друг другу (а если и нет, то штамп от этого не спасает). Это не может не радовать. Мб, когда-нибудь и вправду будет здоровое отношение к браку и любви. Это напрямую зависит от гендерного равенства. Но я же не могу говорить за всех. Я нашла свою любовь, вцепилась в нее и не представляю, как может быть второй, третий… эх… Немыслимо, как у других это происходит. Но, в самом деле, если люди ошиблись – зачем их мучить? Лучше уж исправить свою ошибку, ну и покаяться, если верующие. Очень большая правда в том, что добрачный период в то время, да и в недавнем прошлом, был «праздником» - люди не узнавали друг друга по-настоящему, наворачивали каких-то иллюзий, мало общались по-человечески… Сейчас мужчины и женщины имеют возможность просто общаться и дружить, учиться и работать вместе и видеть друг друга настоящими. Правда, очень мешают искренности гендерные предрассудки. Правда, до сих пор много притворства до брака и грубости с хамством, «разочарований» в браке. Это пережитки, надо избавляться. Нужно учиться честности.

Ох какую я дальше написала глупость про секс… мол, если людей влечет друг к другу, то они уже совместимы, а многие сексуальные привычки и потребности (?) вырабатываются совместно. Хорошо хоть про темперамент такого не сказала… Не хотела я этого признавать, да пришлось: нет, не так. Потребности и совместимость не вырабатываются, они просто есть, или их нет… Что касается техники, приемов – да, многое приходит с совместным опытом, и множество границ может быть пересмотрено и отодвинуто, но все равно у каждого есть незыблемые понятия о приемлемом и неприемлемом. Правда, конечно, пока не начнешь двигать, непонятно, что можно изменить, а что нельзя.

И еще о суеверном отношении к штампу. На «Радио Мария» приводили статистику – мол, в «незаконных» семьях больше насилия, что связали с повышенным уровнем страха и незащищенности (я извиняюсь, кого? Мужчин? Или там женщины руки распускают? не смешите)… можно ли этой статистике доверять – большой вопрос. Но даже если всё так, это всё равно доказывает мою правоту: это лишь показатель суеверия, не будет суеверия – не будет страха и насилия. Ну конечно, см. Дм. Смирнова - домашнего насилия в христианском браке нет! А если муж жену за косы таскает - какое ж это насилие, он ее учит...

Но у нас же тут еще приговор: «разрушение в романе Чернышевского начал евангельской этики.» КАКИХ? Можно конкретно? Только, пожалуйста, без путаницы с катехизисом. У рецензента, в отличие от Чернышевского, нет непосредственного нравственного чувства, он не чувствует этику свободы, у него в голове просто свод правил, и всё. Чернышевский - чувствовал и понимал Евангелие куда лучше него. ОПАНЬКИ. Дальше я просто в ступоре. Это в духе «Православного путеводителя по Библии». Двойная мораль для женщин и мужчин (увы, от нее и в светском-то обществе много чего осталось!) Мало того, что рецензент считает, будто эти различные требования предопределены различиями физической природы полов (КАК? КАКИМИ? Неужели он имеет в виду пошлость Лужина – мол, мужчина чужого ребенка не родит? Так это решается, как только разрывается круг неравенства, как только женщина перестает зависеть от мужчины, да делайте тесты днк, в конце концов, кто вам мешает?!), так еще и на их основании «зиждутся соответствующие положения евангельской этики»!!! Дожили!.. Христос, значит, проповедовал отдельную мораль каждому полу?! А вот хренушки, не найдете вы такого в Евангелии, а по букве - Он гораздо строже к мужчинам относился. Вот это я понимаю, наглость… И так забавно, думает, что наехал на Чернышевского, а на деле пошел против Христа! Нифига этот дядя не знает Евангелия. Нет там двойных стандартов. Нет там обвинения женщин и оправдания мужчин, вообще ничего подобного нет.

А что, кстати, с церковью до Петра Первого всё нормально было?..

«Секулярное богословие» - во-первых часто глубже, духовнее, живее церковного, во-вторых, с учетом понятия «мистическая Церковь» никакого секулярного богословия и нет. Всякий истинный акт человека происходит в Церкви.

И я хренею… Все, ну вот все писатели хороши, ценны, даже отлученный Толстой, даже грешный Пушкин – и только Чернышевский создал «евангелие от антихриста»! Конечно, ведь он, в отличие от тех, на святое покусился, на неравенство полов! Свободу женщины защищал  - конечно, антихрист! Да те же Бунин и Набоков куда ниже Чернышевского, как по мне, и с Достоевским их в один ряд ставить – просто нелепость.

Далее – величайшая наглость и варварство: требование убрать ЧД из школьной программы!!! Он не сволочь?! Если не в ЧД, то где еще можно прочитать про идеальный брак и человеческие отношения между людьми вообще и мужчинами и женщинами в частности?! Такую книгу убрать!.. Если ее сейчас все же убрали, это – катастрофа. И не менее наглая, грубая ложь – убрать, мол, «по причинам сугубо литературно-методическим». И называет якобы причины:

- сложность повествовательной манеры автора;

- путаность повествования;

- сомнительные этические принципы; (вот оно, и не надо песен!)

- все равно подростки это читать не станут. (а если не станут, что ж ты так беспокоишься, а?)

А можно подумать, они читают «Войну и мир» или «Преступление и наказание»! Наивный человек! Я была в аду под названием «школа» и прекрасно помню, как прилежно дети читают классику: «Читал? Ну че там? А, эта вышла за того, а этот самый ушел на войну. Ага.» «Читал? Че там? А, типа убил старушку топором, да? Ага, из-за бедности. А, ну ясно всё.» Вот все их знания о Толстом и Достоевском. Да и нельзя их особо винить, рановато им такие глыбы, не по зубам. Но если уж есть ФМ и ЛН, то пусть будет и Чернышевский. Я ведь только недавно поняла, Господи… Раскольников, идея сверхчеловека… 9 класс… Что ж в школе Ницше не изучают, а? Без Ницше там хрен разберешься.

«так и живем - то с программой КПСС, то с программой по литературе». Таак… Во-первых, мне страшно представить, какая программа была бы в школе при засилье церкви. Во-вторых, уж не на рабство ли духовное мы жаловаться начали? Так откуда оно? А с других времен, задолго до «бесноватого из Симбирска». К рабству нас приучали долго и упорно, к чему и церковь лапу приложила. А как думаете, почему после Октября народ не защищал свою веру, спокойно смотрел на разрушение храмов, казни священников, легко менял иконы в красном углу на портреты Ленина? А все потому, что воспитательные методы церкви обратились против нее. Это всегда так. Вдалбливали послушание, рабство, духовную пассивность, личное ничтожество, умственную и нравственную косность, воспитали стадо баранов – получайте. Хотя, больше похоже, что рецензент жалуется не на рабство в целом, а на рабство не у того господина, который симпатичен ему. А такая постановка вопроса меня в корне не устраивает.

Короче, всё отвратительно, мерзко и безобразно. У кого хуже? У Дмитриенко лучше по стилю, более легко, просто, но по смыслу – хуже нет. У Набокова хоть 2-3 глубокие мысли. А у него – только злобный поиск минусов и злостное из преувеличение. Я же, адвокат по натуре, ищу плюсы и истинно христианский дух – непосредственно своим сердцем.

Ура!!! Всё, отпустила меня эта книга!

Теперь мб еще кое-что прочитаю, «Пролог», «Моральный кодекс…»…

Ах да, еще сны! Мб…

blackmoon3712: (Default)
Фламандец, работавший в Испании. Одна картина у него нравится, одна, но безумно -



"Иисус и самарянка". Можно сказать, одна из любимых в Северном возрождении вообще... Красота, утонченность, изящество - невероятные! И колорит, и линии, и всё... Как по мне - совершенство.

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Конечно, у Писарева классовая мораль. Морально раздробленный человек для него всегда – эксплуататор. А хотя, логика есть: раздроблены мы все, не бывает господина без раба и наоборот, но самое главное – самый последний раб всегда найдет того, в отношении которого он будет господином и выместит свою обиду, это всегда так. Поэтому надо быть свободным. Все раздроблены, да не одинаково. Одно дело – честный человек, другое – вор и насильник. Можно ли сказать, что классовая мораль всегда отчасти верна?.. И правда классовой морали в том, что она пытается распределить ответственность по справедливости, пропорционально власти, ресурсам и привилегиям, а не тупо "пополам", как это пытаются сейчас сделать люди, игнорирующие феминистскую повестку. И правильно делают феминистки, что экстраполируют классовую мораль на гендерные отношения - вылезает очень много неприятной правды. Вообще все эти современные заморочки насчет привилегий - родом оттуда, из классовой морали, и весьма полезны могут быть, весьма способствовать могут гуманизации общества.

Довольно глубокое рассуждение о свободном и имманентном восприятии всего, о неприятии ничего чуждого и внешнего себе, против авторитета и пр. Хоть кто и хоть что сказал, но «новый человек» принимает или не принимает это только изнутри, своим умом и чувством. Писарев упирает, конечно, на ум, но я бы сказала – дух,  «и только то, что по самой природе своей может принять.» Так, и никак иначе.

Именно, а многие «обуздывают» свой ум, свою «непокорную мысль», душат живые чувства, запутывают и запугивают друг друга и сами себя. Этого вовсе не надо.

А вот эта фраза, по-моему, очень известна, и наверняка многие возмущены ею, хотя чем только эти «многие» не возмущены… «Ветхие люди только и делают, что грешат и каются, и неизвестно, когда они бывают подлее: когда грешат или когда каются.» Мощно!

Возмущены, тут, во-первых, за себя лично – чувствуют правду. Но, во-вторых, и за веру – отрицаются понятия греха, вины, покаяния. Писарев хоть честно отрицает, а те хуже, те девальвировали и дискредитировали всё, что можно. Грех и вину используют для господства/манипулирования, а покаяние… На исповеди побывал, свечку поставил, ну, может, на храм денег отстегнул – и пошел дальше грешить: ни обновления души, ни попыток даже реально загладить причиненный кому-либо вред. Конечно, противно на такое «христианство» смотреть!

Далее у Писарева речь идет только о расчете выгод, грех и покаяние действительно отрицаются.

Причины:

1 – плохо каялись эти «ветхие люди», очень плохо: «был как сумасшедший» - какое же это покаяние? Каялись обычно не так, неглубоко и не в том, в чем надо бы (последнее очень важно!!!). Последнее - самое страшное. Думали, что каяться нужно только перед Богом, что исповедь священнику – это и есть оно, этого достаточно, ну там свечку еще поставить, и всё. Перед ближним, перед человеком редко старались загладить вину. Хотя Христос ясно сказал: перед кем согрешил, у того прощения и проси. Элементарно попросить прощения – это и у нынешних христиан не в моде (и если бы только у традиционалистов!..) А т.к. Бог за всех обижен (обижая ближнего, обижаем Его), то каемся всегда и перед Ним. Плюс еще: каялись, и тут же этим же грешили. Со стороны очень неприятно смотрится – ну и на кой ты тогда вообще каешься?

2 – и «нигилисты», и консерваторы одинаково поверхностно и грубо понимали «грех». Причем нигилисты благодаря консерваторам так понимали) Я не понимаю, к чему заменять вину просчетом – вина все равно никуда не девается. Ну как сказать... я сейчас вижу много "просчетов", и не только у себя, а виновных - поди найди. Все-таки чувство вины слишком часто бывает деструктивно, и вполне понятны и даже оправданны попытки от него дистанцироваться... Если иметь в виду, что уж больно легко чередовались грех и покаяние... но то же самое, и даже легче, может происходить с расчетом и просчетом. Хотя… Я поняла. Писарев имеет в виду, что «новые люди» учатся на свих ошибках, растут, развиваются – «размышляют» и «исправляют ошибки в расчете». (ведь «грех» значит «промах») А «ветхие люди» будто вращаются в порочном кругу. Не исправляют ошибок – вот что главное. (отчасти это из-за завышенных требований к себе и другим и искаженных нравственных понятий вообще) Молодец, прав. Но для того, чтобы исправить ошибки, вовсе не нужно отрицать понятия греха, вины и покаяния. Просто нужно серьезно и ответственно относиться к этому и понимать, о чем идет речь. Отрицать не нужно, модернизировать - необходимо.

Нас сделала духовными лентяями и рабами церковь – просто ходите к батюшкам, а они за вас будут думать, а вы им повинуйтесь, и всё. /ну простите, таков мой скромный опыт, мое впечатление от нескольких исповедей. А какие «шедевральные» придумывают сборники, перечисляющие грехи, это уму непостижимо, кто их пишет.../ Дух Великого Инквизитора… Пример, когда рабство удобно и комфортно. Вот большинство и  «не забивает себе голову», и живет как в тумане…И церковь по сей день не собирается отходить от такого взгляда.

«В новых людях добро и истина, честность и знание, характер и ум оказываются тождественными понятиями» - идеал целостного человека.

Ну, вот его постулаты:

- любимый труд

- совпадение личных и общественных интересов

- гармония ума и чувства

Очень хорошо. Идеал Писарева – «мыслящие работники, любящие свою работу». Очень хороший идеал, по сути ничем не противоречит христианству, а наоборот, является его порождением.

«…не делают ничего такого, что превышало бы обыкновенные человеческие силы»… Оно хорошо. Но нет никаких вымеренных, стандартных, «обыкновенных» человеческих сил. Как писал Бердяев, человек – существо неопределенное, нельзя точно сказать, что есть человек и человеческое. Самое лучшее определение человека – существо противоречивое, т.е. заключающее в себе всё. Можно сказать с презрением: «человеческое, слишком человеческое». Можно унизить себя: «я всего лишь человек…» Но можно ударить себя в грудь и гордо сказать: «я – человек!» «Человек – это звучит гордо!» Или с восхищением: «Вот это – Человек!» Это понятно. В человеке есть возможность всего. Поэтому равно неправы и апологеты доброй и разумной природы человека, и апологеты злой, презренной и ничтожной. Не стоит себя необоснованно возвышать или унижать.

Это правда, что человек без Бога не сможет усовершенствоваться. Но Бог может присутствовать в жизни человека имплицитно. Но Бога отождествив с церковью, Его слово – с тем, что ляпнет священник, мы оказывались не с Божьей помощью, не в общении с Богом, а во власти людей, которые ошибались точно так же, как мы, если не хуже, которые ничуть не умнее и не святее нас (хорошо еще, если не наоборот), которые насиловали нашу совесть, наш разум, наше творческое начало, которые именем Бога убивали Бога в нас. В общем, ничего хорошего. А всё из-за постоянного забвения взаимной связи: не только человеку нужен Бог, но и Богу нужен человек.

Не надо было попирать человека, доводить до того, что он «свою забитость и ограниченность принимал за нормальное явление», ставил «чрезвычайно низкий уровень своих умственным и нравственных требований». Здесь у Писарева -  притяжение высоты и призыв к развитию, к активной работе для «светлого будущего». Это выражение оскомину уже набило, но оно полно смысла. Нужно приближать «Царство Божье». Только одни понимали его исключительно духовно, другие – исключительно материально. А оно целостно. Одни думали, что это дело одного Бога, другие – что одного человека. Маятник… А это дело богочеловеческое. Царство Божье – Богочеловеческий рай, созданный свободными усилиями Бога и человека, полнота и совершенство духа и материи. А для этого нужно и уважать себя, и повышать уровень своих требований, и верить в свои силы. Небольшую часть необходимого Писарев перечислил. Конечно, ошибка – верить только в человека. Человек без Бога – не человек. И наоборот. И ошибка Писарева – его нереальный оптимизм и неимоверный рационализм. Надо признать трагедию и страдания. Иррациональные. И признать не в том смысле, что они должны быть, а в том, что они есть. Ну вот есть. Не убираются. На самом деле, рацио может избавить от многих страданий, но не от всех. 

blackmoon3712: (Default)
 2008

Верно и про филантропию. Это хорошо, но. Она оскорбительна, ставит в зависимость, развращает, создает нищих и бездельников, в конечном итоге - ни фига не сокращает бедность, а скорее даже поддерживает ее. Это не значит, как в "Бесах", что "незачем и копейку нищему бросить". Пока бедность есть, человеколюбие требует бросать, и не копейку. Но это не решение проблемы, а лишь временное облегчение. Да и то, некоторым легче умереть, чем оказаться на паперти. "не богадельня, а мастерская" - дельно. Ясно, что "здоровый человек... может и должен собственным трудом прокормится и одеться, приобрести себе образование и воспитать детей." Труд "плохо оплачивается, порабощается" - потому и бедность.

«целесообразная организация труда важнее даже, чем парламент» - даа? Что-то в странах без парламента как-то не получается ничего приличного организовывать.

Нужно, «чтоб труд был… по душе и по силам», «любить свое дело». Экономическая организация – возможна, и пусть не рычат о первородном грехе. Это счастливыми всех сделать нельзя, а нищету искоренить можно и нужно.

«кто любит труд, тот сознательно любит самого себя» и его «личные интересы… не противоречат действительным интересам общества» (экономически, опять же не абсолютно), т.е. обеспечена добросовестность в труде. Прямая выгода тут на 2 месте, главное – склонность.

«Каждая человеческая страсть есть признак силы, ищущей себе приложения» - вот это очень верно!

«без малейшей опасности быть эгоистами до последней степени» могут быть только очень нравственные люди. Да, как в «Что делать?».

«Новый человек» трудится «по страстному влечению» - !!!

Я сомневаюсь только, всякий ли труд можно полюбить, вот где загвоздка…

«для него деньги составляют только средство, которым он поддерживает свою жизнь, чтобы иметь возможность отдавать эту жизнь труду» - это здравое отношение, но обычно всё наоборот… Если это медицина, к примеру, то интересы больного и врача совпадают, если врач любит свое дело. И тогда «незачем пугать себя идеей долга, потому что между долгом и свободным влечением для него не существует различия.» (ИСД) Ох как же давно я хочу этого!!!

«Это очень важная особенность… позволяет нам быть человеколюбивыми и честными по… непосредственно сильному влечению природы.» «Трудясь для самого себя, трудятся на пользу человечества.»

«т.н. общественное мнение потеряло всякое понятие о человеческом образе» - !!!

«Любя что-то, любить в этом все свои подвиги, все свои страдания» - себя.

«Забирайте с собою чувства молодости, после не подымете» - Гоголь. «А как их заберешь с собою, если не вложишь их целиком в такое дело…»

«сам человек для себя самого дороже всех на свете» (тем не менее, «я» нет без других)

«Если ценою труда и лишений, ценою потерянной молодости, ценою потерянной любви он купил себе право глубоко и сознательно уважать самого себя… то нельзя сказать, что он заплатил слишком дорого.»  - !!! Ну это как в Евангелии - душа дороже царств мира, целое дороже части, а человек – целое.

«Новый человек знает очень хорошо, как он неумолим и безжалостен к самому себе; новый человек боится самого себя (суда своей совести) больше, чем кого бы то ни было.» Христианский идеал. Как думаете, что приятней Богу: чтобы мы были нравственны из страха внешнего наказания или исключительно по совести? Но второе требует и иных понятий о морали, не формальных, а внутренних. «такая потребность самоуважения и такая боязнь собственного суда будут покрепче тех нравственных перил… через которые… так свободно и изящно порхают туда и обратно.» - !!! «Чем глубже становится их эгоизм, тем сильнее делается их любовь к человечеству… тем строже становится их верность самим себе.» Отлично вообще!!!

Бесспорно!!! Но, прозревая такие глубины нравственности, Писарев в то же время поверхностно судит о причине – любимый труд. Это не первопричина, а опять же причина-следствие. Более похоже на первопричину всех этих благ внутреннее стремление жить так, а не иначе. Но откуда оно? От Бога, от Его образа и подобия, что Он вложил в нас. Никогда не поверю, что вот так, ниоткуда, возникает духовность в природном существе. Дух не возникает из материи, наоборот. Подобное рождает и творит подобное или ниже, но выше – никогда. Три вещи в мире совершенно непонятны без Бога: возникновение вещества (начало Вселенной), возникновение жизни и появление человека со всеми его странностями, т.е. духа. Три пропасти налицо: между ничем и чем-то, между неживым и живым, между природой и духом.

Далее Писарев различает ум "старых  людей" от ума "новых людей" в зависимости от того, к чему он прилагается (то-то и оно, что ум – нейтральный инструмент). Ум первых – узкий, мелкий, односторонний, что ведет к дисгармонии чувств и ума в зависимости от сферы  - с посторонними людьми нет чувств, с близкими – ума. Но, снова здравая мысль, христианская мысль о цельном, нераздробленном человеке: «Здоровые люди не должны разваливать своего существа»… «ум и чувство надо примирить» путем сравнения их требований, размышления и поисков результата, удовлетворяющего и то, и то. Алгоритм крайне прост, выполнение тяжело. Но нужно. Но все-таки лучше, чем жить бессовестно и бестолково. 

blackmoon3712: (Default)
Хомса, сирота Хомса Тофт... Да, это в некой степени взрослеющий и растерянный Муми-тролль) В реальном сером холодном[1] мире, без мамы, без идеальной мамы - это важно. Его образ и трогательный, и жутковатый, ведь этот никому не известный косматый сирота Тофт, незаметно живущий в простаивающей лодке Хемуля, спящий на канатах и с наслаждением вдыхающий запах смолы - в сущности, демиург)



Это он придумал и Муми-дален, и его обитателей, и идеальную маму, и даже нуммулита, питающегося электричеством, а еще он научился делать грозу, да, настоящую грозу, которая сейчас бушует за окном. Об этом недвусмысленно говорится в тексте:



"Это моя гроза. Я ее сделал. Я наконец научился рассказывать так, что мой рассказ можно увидеть." Боже, как это обалденно...

Но, что самое чудесное, - это, черт возьми, не означает принципиальной нереальности какого-либо персонажа или мира - всё живет, всё настоящее, но только как бы в разных планах бытия. Обожаю эту многослойность и неоднозначность) И, Боже, какая чарующая жуть в последней повести, со всеми этими нуммулитами и ползучками...

Замечательно описывается, как Тофт приходит в мир своей мечты, но она ускользает от него - идеальной семейство в отъезде (хотя, по совести, его по-настоящему интересовала только Муми-мама), всё выглядит как-то не так, хотя бы и потому, что сейчас поздняя осень, а мир его мечты - летний (взять хотя бы образ ручья-реки[2]), а в дом приперлись отнюдь не идеальные существа... Всё не так!

И Хомсе приходится учиться быть одному, без мамы (это, конечно, автобиографическая деталь), отращивать зубы, но и справляться со своим гневом и прочими деструктивом, опасным для окружающих



(выросший нуммулит), смириться с тем, что его мечта об идеальной семье так и останется мечтой (сцена с шаром,



куда уходит нуммулит - в свою стихию, в идеальный мир, где даже у него всё будет хорошо), но и сохранять некую связь с этой своей мечтой, откуда, по-видимому, он сможет черпать силы для реальной жизни, а возможно, и творческие силы, ведь всё так неоднозначно (последняя сцена,



где он уже почти ловит канат от лодки с возвращающимся муми-семейством, вот в этом "почти" - вся суть...)

Короче, Тофту придется как-то балансировать, чтобы жить в этом неидеальном и сером мире и при этом не очень страдать. Он сможет возвращаться в свою фантазию, как бы подпитываться от нее, укрываться в ней, когда станет слишком тяжело и холодно, но - она никогда не станет явью. Печально, грустно, как угодно, но это офигеть как правдиво.

И дело не только в том, что рая на земле нет, хотя и правда нет. А в том, что идиллия, построенная на труде и самоотверженности одной, как это водится, женщины - не имеет права на существование, а если и существует, то непрочна. В этом - главный изъян, порок, червоточина "рая" Муми-дола, и для феминистки это понятно с первой же страницы первой же повести. Сразу всё начинает двоиться - да, классно быть Муми-троллем или Сниффом каким-нибудь, а вот Муми-мамой - не, не хочется. Папа отправился куда-то путешествовать, вот просто взял и уплыл, а супруга с детенышем его ищет, не унывая и не жалуясь - какая, ять, прелесть. И так во всех книгах. Что бы стало с уютным и надежным миром Муми-тролля, если бы мама вдруг устала и не приготовила ужин, забыла, где лежат лекарства, отказалась выслушать и утешить, пошла бы к себе в комнату заниматься творчеством, а то бы и просто взяла и ушла? Что, если бы она перестала быть тем бесконечным "контейнером", как пишут психологи, куда дети, да и не только они, складывают свой гнев, боль, тревогу? Что стало бы с Муми-папой без эмоционального обслуживания, без зеркала, "которое увеличивает его в два раза" (В. Вульф), с которым так легко чувствовать себя "главой"? Много бы он натворил?

Вот и становится постепенно, от повести к повести, всё более и более ясно и понятно: даже мама - не бесконечный ресурс[3]. Нельзя, просто нельзя вот так взять и свалить всё на кого-то одного... А как же ее потребности, ее мечты, ее жизнь, ее творчество? У нее как будто этого ничего нет, комфорт других - как будто смысл ее жизни, как будто это так естественно для нее, "присуще" ей "паприроде"... но нет - мало-помалу становится понятно, что всё "своё", "личное" у нее было и есть, но - принесено и ежедневно приносится в жертву семье[4].

В последней повести Тофту открывается правда об этой семье, и, что особенно важно - правда о маме. Оказывается, и они могли грустить и злиться друг на друга, и временами быть очень даже несчастными. А мама, на которой держалась вся эта идиллия? А вот она - особенно. Это неправда! - кричит он, возмущается, что они не понимают, врут, наговаривают... Он злится на Муми-маму за то, что она его не ждала, но если честно - за то, что не соответствует идеальному образу у него в голове, от злости и устраивает грозу, и растит гнев в своей душе. Но потом - понимает. Заходит в тот лесок, где бродили и прятались друг от друга недовольные Муми-тролли, а в особенности мама - и понимает.



"По этому лесу ходила Муми-мама, когда была усталая, сердитая и хотела, чтобы ее оставили в покое; невесело бродила она наугад в этой вечной тени..." И уже думает не о том, как бы ее наказать, а о том, как бы ей помочь, как бы сделать так, чтобы она не была такой несчастной... Поздравляю, малютка Муми-тролль с его вечным "мама что-нибудь придумает" - вырос! :)

Но тут смотрите какое дело. Сначала "он вдруг с большим облегчением почувствовал, что все образы, мелькавшие до этого в его голове, исчезли. Его рассказ о долине и счастливой семье поблек и куда-то уплыл, уплыла куда-то и Муми-мама, стала далекой, чужой, он даже не мог представить себе, как она выглядит." И только после этого "хомса вдруг представил Муми-маму совсем иной, и это вовсе не удивило его". Отпустив свою иллюзию, отказавшись от идеализации, он понял, какая она настоящая, живая, и смог ее понять, смог ей сочувствовать - классическая история детей и родителей, но не только. Опять же - отпустив свою фантазию о "счастливой семье", он смог установить контакт с теми светлыми и творческими силами своей души, которые и символизируют Муми-тролли:)

А, ну и нельзя обойти вниманием явную параллель между хатифнаттами и нуммулитом. Разумеется, приблизительную, как и все остальные параллели. Как хатифнатты, так и нуммулит видятся мне некими свойствами души, психики - свойства эти непонятны, непрозрачны для разума, иррациональны, могут быть опасными, могут тянуть непонятно куда (вечная тоска хатифнаттов по иному и их буйство в грозе), но они также имеют отношение к творчеству, свободе, самости... Эти существа обитают в творческом хаосе бессознательного) У Муми-папы, Муми-тролля и Тофта есть возможность общаться и с этими качествами души - ну повезло им, че. А Снусмумрик что с ними вытворяет...))) (в "Опасном лете") И кстати, у Мюмлы тоже особые отношения с грозой и электричеством: "теперь я заряжена дикостью, и не стану ничего делать. До чего же приятно делать то, что хочешь".

Конечно, я тут не сказала о многом. Хотя бы о коротких сказках - о "Филифьонке, которая боялась катастроф", о "Седрике" - там уже не совсем идиллия и весьма ценные, в том числе терапевтические, смыслы) Ну это ладно.

Но ах, как мне нравится этот рисунок



с Филифьонкой на берегу моря...



[1] Холодном - не как зима, зима-то была волшебной, а тут невыносимо скучный и тусклый ноябрь...

[2] Вот кстати, то, что Онкельскруту подсказывают, как правильно ловить рыбу в осенней реке... это ведь про то, что он волен называть реку ручьем и вообще как ему угодно, но "правила игры" от этого не изменятся - рыба будет не на середине реки, как летом, а около берега, и если иметь это в виду, то можно и со своей фантазией не расставаться, и вполне реальные плоды от данного мира получить.

[3] И тут, конечно, следует задуматься о себе. Мне - о себе. О своих требованиях к потенциальному партнеру, о своем идеале. Получается, кроме всего прочего, что он еще и должен быть эдакой идеальной мамой. Есть о чем подумать) Скажу сразу - я не собираюсь себя ругать, в чем-то упрекать, обесценивать и так далее. Я хочу нечто осознать. Соотнести кое-как это с реальностью. И понять, как, с одной стороны, получить что-то близкое к тому, что мне нужно, а с другой, что самое важное - вырастить эдакую "маму" в себе и для себя, научиться вполне счастливо и самостоятельно жить с собой. Вот что главное. Тогда или относительное счастье найдется, или без него тоже вполне сносно проживу. Это как-то ближе к реальности, а главное - полезно для меня. Чтобы я сама к себе хорошо, терпимо, бережно, с любовью относилась.

[4] Тут, конечно, можно завизжать - но ведь семья счастлива!! а значит, оно того стоит!!! Если даже не говорить о том, как это аморально - благоденствовать за счет поедания жизни другого... так что уже - нет, оно того не стоит. Но еще два момента. Во-первых, дочитайте серию до конца - семья не так уж счастлива, и усталость, и недовольство - прорываются и еще прорвутся. Во-вторых, Муми-мама списана с уникальной женщины - матери писательницы. Да, она фантастически успевала всё - и быт, и детей, и творчество. Но тут опять же два момента. Во-первых, не все так могут - банально не хватит сил, не у всех такой сумасшедший запас энергии. Во-вторых, что самое главное - а женщина и вовсе не должна всё успевать. Нет у нее такой обязанности. Пусть подключаются мужчины, хватит уже паразитировать. Кстати, сама Туве не захотела для себя такой "счастливой" судьбы жены и матери - и замуж не вышла, и детей не родила. Слишком понятно, почему))) Зато сколько всего сотворила!..

blackmoon3712: (Default)
"В конце ноября" - это, конечно, депрессивная жесть, странная, непонятная, жутковатая, без сюжета, очень скучная для ребенка и весьма любопытная для взрослого.

Да, сюжета нет - в покинутый муми-троллями дом в долине стягиваются некоторые персонажи, проводят там некоторое время и разъезжаются. Бытовые ситуации, бытовое общение, иногда и скандалы, и всё это с кучей скрытых смыслов.

Почти все, кроме Снусмумрика, приходят в этот дом, чтобы обрести себя, разрешить некоторые, как минимум, психологические проблемы.

Снусмумрик абсолютно тот же, что в предыдущих книгах, но здесь он - как будто посредник, проводник, медиум, связующее звено между двумя мирами, у него-то проблем нет, но он как-то незаметно и ненавязчиво помогает другим войти в контакт с собой. Он как будто для этого и возвращается - я всё ломала голову, почему он, как всегда, уходит в начале осени,



но потом вдруг поворачивает назад и проводит время с незваными гостями) Как ни странно, но это так)) Кстати, и он кое-что получает в итоге - к нему пришла новая песня, но не прям такая, какую он себе представлял, и это тоже хорошо:)

Бросается в глаза, что гости - отражения, двойники, подобия, как бы неказистые "реальные" проекции семьи Муми-троллей: Хемуль - Муми-папа, Филифьонка - Муми-мама, Хомса - Муми-тролль, Онкельскрут - предок, живущий в печке (Муми-троль его в "Волшебной зиме" откопал), Мюмла - малышка Мю. Да, это условно, да, это лишь один из смыслов, так как все эти персонажи - вполне самостоятельные личности, не бледные отражения Муми-троллей, но очень хотят быть похожими на них, особенно первые три. Хемуль не умеет управлять лодкой, но хочет быть похожим на Муми-папу, Филифьонка не любит и боится детей, но из кожи вон лезет, чтобы уподобиться Муми-маме, Хомса... хочет такую же идеальную маму, как у Муми-тролля (можно сказать - он хочет жить его жизнью), Онкельскрут думает, что только предок может его понять, только с ним есть о чем поговорить. При этом он-то вполне самодостаточен и не слишком невротичен (очень точно и трогательно на его примере рассказывается о старости), а Мюмла - так и вовсе вполне здоровая и самостоятельная личность, она приходит в этот дом только затем, чтобы почувствовать себя еще более уверенно, комфортно и совсем беззаботно. Ей и так по жизни неплохо, но в этом доме, в доме ее детства - совсем идеально. Она не заморачивается о том, что думают о ней другие и способна на контакт с другими. Не идеальна, но счастлива с собой, а это ведь главное. Возможно, пребывая в этом доме, она немножко учится смягчать свой эгоцентризм (хотя бы в разговоре с Онкельскрутом), но так, не сильно напрягаясь и не слишком себя ужимая.

Хемуль в итоге понимает кое-что важное о себе - не нужна ему лодка, ее надо отдать, да не тому, кто о ней мечтает, а тому, кому она нужна, это важное уточнение) А он дальше будет жить своей жизнью, присущей Хемулю, пусть и не слишком симпатичной и совсем не героической. Если в начале можно было подумать, что вот, он живет не свою жизнь и только мечтает ходить под парусом, а вместо этого занимается всякой посторонней фигней, и тем самым отдаляет себя от "настоящей жизни", то в конце оказывается, что вся эта фигня - это и есть его жизнь, она вполне ему "по размеру". Может, это и грустно для постороннего наблюдателя, но ему-то норм, и это главное. И кстати, таким образом он превосходит, перерастает свой идеал - Муми-папу, который вечно тревожится то о том, что не стал искателем приключений, то о том, что не соответствует образу "главы семьи" у себя в голове. Хемуль принимает себя)

Филифьонка, можно сказать, излечивает свою травму от падения с чердака во время мойки окон, вследствие которой она больше не могла даже прикасаться к тряпке, а неспособность заниматься уборкой означает для нее утрату смысла жизни. Но в доме Муми-тролей она вспоминает, что есть еще одно стоящее занятие в жизни, а именно - приготовление пищи, чем она и занимается с радостью, гордостью и удовольствием. Да, она не может стать похожей на Муми-маму, да, не может воссоздать в доме ту чудесную атмосферу из первых книг, потому что и она не такая, и окружающие не такие - ну и ничего страшного. Зато она тоже умеет рисовать, и у нее "артистический вкус") И в конце концов она даже затевает генеральную уборку в доме - страх исчез, она снова стала собой, она не боится выметать всяких "ползучек" из темных углов (как это, опять же, терапевтично звучит - типа встретится со своими страхами или иными неприятными штуками в психике и не испугаться, не забиться в угол самой, а их вымести нахрен). Более того - благодаря Снусмумрику, его ненавязчивому присутствию, она открывает в себе еще один талант - музыкальный, и решает купить себе губную гармошку. И тем самым Филифьонка тоже не просто излечивается и вновь становится собой, но и превосходит свой идеал - в отличие от Муми-мамы, она гармонично сочетает заботу о быте с творчеством, и, что немалый плюс - ей не надо никого обслуживать, она всё это делает для себя. Она совершенно свободно огрызается с Хемулем,



пытавшимся что-то задвинуть о ее "обязанностях", "потому что она женщина" - нет, она занимается бытом исключительно потому, что это приносит удовольствие ей, что это необходимо ей. Она, конечно, хочет одобрения окружающих, но никому не обязана угождать.

Я уж не говорю о том, что Мюмла вообще не обращает внимания ни на какие "требования" и стереотипы, живет, как ей нравится, делает, что ей хочется - хоть танцевать, хоть спать,



хоть есть ночью в кладовке. К быту она равнодушна, то есть ленива, а от генеральной уборки не сбегает, видимо, только из некоего чувства солидарности - там принимали участие все, даже Снусмумрик)))

При этом, еще раз, быть или стать собой - вовсе не значит быть или стать идеальным. Хемуль обожает всех поучать, раздавать указания и непрошенные советы, и это неприятно, и за это можно огрести, но уж он такой, ничего не поделать. В любом случае, окружающие вольны и послать его куда подальше. Филифьонка - фанатка упорядоченного быта, у нее маниакальная страсть к чистоте, у нее "слишком много вещей", да и оставить их некому, потому что она одинока. Но, в конце концов, это ее выбор, видимо, так ей комфортно, она вполне может получать удовольствие от такой жизни, а временами приглашать гостей или самой ездить к ним, ее одиночество не абсолютно и вовсе не трагично, как и у Снусмумрика. У Мюмлы проблемы с эмпатией, правда, это не ее проблемы, а окружающих) Но, по крайней мере, она не так злобна и агрессивна, как малышка Мю, ее уверенность в себе, довольство собой - спокойные. И так далее))



blackmoon3712: (Default)

Но Муми-тролль, однако, взрослеет) И всё уже не идеально. В повести "Папа и море" он идет на сделку с совестью (в эпизоде с кусачими муравьями уже прямо и безапеляционно показана смерть, пусть даже и малоприятных существ, но все же смерть, массовая, да и не просто смерть, а по сути убийство, этакий мини-геноцид). И он сталкивается с равнодушием и злой насмешкой другого - Морские лошадки его презирают и не хотят дружить... Это, конечно, напоминает влюбленность в каких-то недосягаемых красавиц, хотя бы и в "школьных королев", но это не так важно. Ну да, да - жизнь весьма печальна, не всегда получаешь то, что хочешь. Да тебе, вроде как, и не обязаны. Другое дело - зачем издеваться-то над тем, кто тобой восхищается.

Конечно, что уж там - меня сейчас очень интересует гендерный аспект этих произведений, особенно - образ Муми-мамы. Феминистке тут открывается такоооое, что, возможно, и хочется развидеть, как бы вернуться в сказку, в потерянный рай, но - никак. Мне это тем более проще видеть, что нет у меня тоски по детству, а эти книги для меня - о "золотом веке", об идеальном мире вообще, а не о детстве.[1] Фигасе детство, извините, с такими приключениями (см. хотя бы "Комета прилетает"). Итак, по крайней мере концовка "Волшебной зимы" уже как бы намекает: быть такой идеальной Муми-мамой - тяжко. Да, представьте себе, она говорит - надо бы проснуться следующей весной пораньше, чтобы немножко пожить и для себя. То есть, простите, даже ей все эти "приятные домашние хлопоты" - далеко не всегда в кайф.

Но особенно всё становится ясно в повести "Папа и море". Вот там - слишком ясно. Это можно столько выписок сделать... Ее отношения с Муми-папой настолько гендерно иерархичны, что выть хочется. Мало того, что она изо всех сил пытается вести себя так, как он хочет - она еще и на лету под него подстраивается: да, да, дорогой, я буду вести себя именно так, как в данный момент взбрело тебе в голову... Хочешь покрасоваться, почувствовать себя "сильным мужчиной", отправившись неизвестно куда, неизвестно зачем - пожалуйста... вот только сборы, обустройство на новом месте и прочий неинтересный, негероический, но такой необходимый семье быт - по-прежнему ее забота. "Интересно, оскорбится папа или нет, если я немного посплю в лодке" - о до чего. Она всегда внимательно его выслушивает, подбадривает, проявляет интерес и сочувствие ко всякой, сколь угодно бредовой идее. Она офигеть как тактична. Он же, если и соблаговолит обратить внимание на то, что важно и интересно ей - так, вскользь, между делом, чуть-чуть...Как типично, а. А по сути - ее никто не слушает и ее переживаниями никто не интересуется. Это еще простительно маленьким детям, но не мужу.

Я вот восхищалась, как в повести про комету Муми-мама отреагировала на то, что папа разбил миску - ну и молодец, она все равно была некрасивой. И так она всегда реагирует на косяки родных и гостей, и да, кто б не захотел оказаться на их месте... Я тоже так хочу - разбить тарелку, и чтоб меня за это еще и похвалили. Да, меня согревает бережное отношение к людям и наплевательское отношение к вещам (не ко всяким, но к каким-то неважным бытовым - уж точно). Но как реагируют окружающие на ее косяки? Особенно папа? А никак. Потому что нету у нее никаких косяков. Она идеальная, в том-то и весь ужас. Да, остальные персонажи могут себе позволить быть неидеальными, она - нет. И вот поэтому весь этот мир "золотого детства", держащийся на "идеальной маме" - вызывает ужас. Такое положение вещей в сущности кошмарно, и уж конечно, не может продолжаться вечно.

Поэтому мало-помалу наступает отрезвление - Муми-тролль видит, что мама и папа могут и того - поругаться, быть недовольными, усталыми, папа и вовсе истерики закатывает. Да! Один-единственный "косяк" Муми-мамы заключался в том, что она осмелилась намекнуть на то, что папа наловил дофигища рыбы, ее уже девать некуда, а до этого, о ужас, "не выразила восторга по поводу щуки".[2] Папа очень обиделся - как это не ценят его заботу о семье!..

На самом деле, увы, Муми-папа не просто мечтатель со странными идеями - он еще и довольно авторитарен, властен, болезненно самолюбив и тщеславен. Он изо всех сил пытается быть "главой семьи", чтоб все от него зависели, чтоб авторитет непререкаемый, но - не может. Не получается. Чего только стоит бесконечная ловля уже ненужной рыбы - нет бы крышу починить, течет же. Но он, видите ли, "не хочет ничего чинить"! Он хочет "сделать что-то новое, неслыханное"! А мама и подумать не смеет о том, чего ОНА хочет или там не хочет! И так у него во всем - и маяк он зажечь не может (а если бы вдруг мама смогла - он бы помер от горя и "унижения"!), и ерундой какой-то на озере занимается... Вместо заботы о насущных нуждах семьи - амбициозные и невыполнимые проекты, по сути - только для себя, для ублажения своего эго. И я бы это не осуждала, если бы он не завел семью и не свалил все хлопоты на жену. И "мужественность" его такая уязвимая, такая ободранная, жуть - съеживается не то, что от слова - от взгляда, от предполагаемой оскорбительной мысли о его "немощи", о "несостоятельности"... (кстати, о смирении - надо принимать таки тот простой факт, что ты не идеал и много чего не можешь) То ли дело "женственность" - выдерживает всё, не гнется, не ломается... Классика, ну классика ведь - женщина, тащи на себе всё, но делай вид, что я главный. Грустно всё это и вызывает протест.

Особенно важен сюжет о том, как Муми-мама разрисовывает стены их нового жилища. Тут ведь несколько смыслов, два как минимум. Во-первых, ее настолько задолбала любимая семья, что она уходит в нарисованный сад, прячется за деревом. а потом и вовсе рисует в саду несколько своих копий, чтоб не так-то просто было ее найти. Вот это поворот!



"У тебя просто мания величия, - решила малышка Мю. - Рисуешь только себя. Неужели ты не можешь и нас нарисовать?" "Вы живете на острове - ответила мама." Да, они живут, а она их обслуживает. Вот тебе и одиночество в семье, вот тебе и "счастье", и "предназначение".

Во-вторых, ее роспись - это точная копия того сказочного Муми-далена из первых книг, откуда они уехали на этот неприветливый остров посреди моря по прихоти Муми-папы. Первая мысль - она скучает по дому, но я думаю, что она тоскует по иллюзии, по идеальной семье, которой в реальности никогда не было... ей небось картинки красивые по молодости нарисовали ("картинками ее надо, картинками!" - Достоевский молодец, знает, о чем говорит)), а она и поверила, и вышла замуж, и оказалось всё не так... (да кстати - на нереальность, иллюзорность того мира очень прозрачно намекает стеклянный шар с отражениями в саду, первая глава книги так и называется - "семейство в стеклянном шаре"). Ну и третий смысл - женщина мечется между бытом и творчеством, это уже биографическое, про мать писательницы... Можно и еще накопать, но эти - главные.

И как, опять же, показательно - мама пропадает до вечера, маму ищут. До Муми-тролля доходит: "Она была так одинока, что потерялась". Она возвращается, и папа заявляет: "Зачем же ты нас так пугаешь? Ты ведь знаешь, мы привыкли к тому, что ты сидишь дома по вечерам." А она уже прямо говорит: "Вот это-то и ужасно. Должно же быть какое-то разнообразие." А до этого Муми-мама просыпается ночью и думает: "Жаль, что мамам нельзя уходить из дома, когда им вздумается, и спать не дома. Мамам иногда это в особенности нужно."



Кстати, детки уже спят не дома - взрослеют. Им, значит, можно) Муми-тролль становится подростком, страдающим от одиночества и непонимания даже идеальных, казалось бы, родителей: "Вечно одно и то же. Они так ничего и не поняли."

И не забываем - папа свободен, даже "обремененный" семьей, он уйти может, куда и когда захочет, заявив - "приду, когда приду" (да, так и написано!!), она - нет. Она его будет ждать, без единого упрека, она ему "верит и доверяет", а он? А ему даже в голову не приходит, что она тоже может захотеть уйти... Ну здравствуйте, двойные стандарты) постоянно вас вижу, везде, честно - вы задолбали.

Еще раз - мне страшно, что от женщины требуют быть такой идеальной и удобной, заметьте - ее не в чем упрекнуть, не было такого, что она не приготовила обед, отказалась выслушать... она только и делала, что заботилась о других. А если бы - нет? Вот так раз - и нет, сами, ребята, сами. Какова бы была реакция того же папы?.. Я на себе немножко, но испытала и давление, и непомерные требования, и упреки в несовпадении с идеалом, и даже этого хватило, чтобы решительно послать и посылать впредь и идею "женственности", и ее носителей и пропагандистов, пошло всё это к чертовой матери и горите в аду.

Понятно, что я говорю о смыслах, очевидных для меня. Я не всё понимаю. Я не поняла, что за фигня со Смотрителем маяка и почему пребывание муми-троллей на этом острове возвратило ему его личность, а самое непонятное - почему он ее потерял.[3]

Да, я не понимаю много чего, но это еще не значит, что смыслы, которые вижу я, какие-то "неправильные" или вовсе "не существуют".



[1] Мне некуда возвращаться и не о чем жалеть. И это не только про детство. Наверное, не найдется в жизни такого счастливого момента, в который хотелось бы вернуться - всё так или иначе отравлено.

[2] Обидеться на то, что тобой не восторгаются... А что, это мне понятно, я это могу. Так я же не "настоящая женщина", а еще мне хватает ума не заводить семью - за меня всё это тащить точно никто не будет. Я лично в любом случае не согласилась бы, но это важный момент, системный.

[3] Хотя, примерно понять можно, хотя бы и по аналогии с последней повестью, но мне сейчас лень) Коротко говоря, Смотритель получил травму, а потом благодаря Муми-троллям, особенно маме, восстановил связь с реальностью и вновь стал собой. (кстати, про кости чаек - это ж перекличка с привидением из "Мемуаров", как здорово...)

Все-таки есть в них, в Муми-троллях, что-то волшебное - они будто запускают механизм восстановления)) будто олицетворяют, помимо всего прочего, некие силы души, связь с первозданным и прочее... Это наряду с тем, что они являются живыми отдельными существами с собственными личностями.

blackmoon3712: (Default)
А какие цитаты можно повыписывать, хотя бы начиная с "Мемуаров Муми-папы"... Там и про то, какие все разные:

"...я мельком упомянул об удивительном и полном безразличии Юксаре к окружающему. ...

- Гм! - произнес Фредриксон. - А может, наоборот, его интересует всё на свете? Спокойно и в меру. Нас всех интересует только одно. Ты хочешь кем-то стать. Я хочу что-то создавать. Мой племянник хочет что-то иметь. Но только Юксаре, пожалуй, живет по-настоящему." (то есть - в настоящем)

И, например, про то, как видит технарь и как - гуманитарий:

" - Что это такое? - восхищенно воскликнул я.

- Карусель, - ответил Фредриксон. - Я делал чертеж такой машины и показывал тебе, разве ты не помнишь?

- Но чертеж выглядел совсем по-другому. Ведь здесь лошади, серебро, флажки и музыка.

- И подшипники, - сказал Фредриксон."

И про одиночество, непонимание, непохожесть на других (все же вот повеяло холодком реальности)... Муми-папа, сбежавший из сиротского приюта с осточертевшими хемульскими порядками, жаждущий славы и приключений - такой немножко карикатурный, забавный, но все же романтический персонаж, и с ним я не могу не чувствовать родства. Или, отчасти, с ленивым Юксаре - папашей Снусмумрика))

Разумеется, и тут нельзя обойтись без феминистского негодования, которое выражают, что забавно, детеныши, в частности Снифф, перебивая чтение мемуаров: как? ты только в конце и только мельком упомянул о моей маме?! Да, вся книга об отцах, а мамы так, эпизодические фигуры, о которых известно примерно ничего, а о том, что жутко многодетная Мюмла - мама Снусмумрика, приходится догадываться по косвенным признакам)) Патриархата честное зерцало...

Образ Мюмлы-мамы безусловно раздражает, и нет, не только потому, что я чайлдфри. Это ведь воплощение идеи, что материнство - естественно и присуще женщине, а следовательно, внимание, дается ей легко, дети - только ее дело, отцы никакой ответственности за детей не несут. Очень вредная идея. До сих пор расхлебываем, и лично я от нее очень пострадала. Хотя как бы и намекается, что при таком подходе уход за детьми - так себе, воспитание - побоку, и в конце концов приходится отдавать их на усыновление более заботливым родителям. Но хорошо уже то, что Мюмла-мама расстается с детьми преспокойно - нет вот этого стереотипа про "болящее материнское сердце". А родители Сниффа вообще молодцы - скинули детеныша Муми-троллям и куда-то свалили. Меня восхищает эта легкость бытия:)

Если так присмотреться, то в этом мире есть только одна достаточно хорошая для детей семья, да и там о них заботится в основном Муми-мама. Откуда недалеко и до такого вывода, что дети - это в принципе, вообще-то, если честно, - не для всех. Для семейной жизни и воспитания детей тоже талант нужен, призвание какое-то.

Но важно и то, "как" написано - рассказана семейная история так, что мне практически не претит. Ну, дружили папы, дружат и дети - бывает. И ах, это узнавание деталей прошлого - в настоящем, эта навигационная будка, ставшая частью дома Муми-папы, этот трамвайчик в гостиной, эта деревянная луковка, так вовремя найденная на берегу моря... Даже я замечаю и восхищаюсь тем, как это всё "сделано"...

А, ну и история с днем рождения столетнего короля - опять все получили "по способностям", опять каждому свое...

Ой, и привидение, привидение - Боже мой, какое прелестное готичненькое привидение, правда, прирученное, сидящее в коробке из-под сахара (покрашенной в черный цвет и с рисунком из черепа и костей, так ему привычную атмосферу создали)), вяжущее носки или вышивающее грелку (ту самую, которая потом будет фигурировать в "Волшебной зиме"), потому что это "успокаивает нервы", и периодически завывающее что-то о "мести забытых костей"... О да, юмор в книге тоже на высоте)))

А концовка... эх, концовка и вовсе в духе Шестова: "Распахнулись новые ворота в Невероятное и Возможное, начался новый день, когда всё может случиться, если ты ничего против этого не имеешь." И да, так хочется и вправду верить, что семья может и не мешать приключениям и интересной, насыщенной жизни, эх... Хотя, конечно, страдания Муми-папы, "искателя приключений", как бы попавшего в капкан обывательской жизни, но который вообще-то и имея семью, практически свободен - в сущности, не так уж и трагичны по сравнению с реальной несвободой Муми-мамы, на которую она даже жаловаться не смеет.... Но это будет раскрыто чуть позже...

"Волшебная зима" - конечно, уже чуть серьезнее, чуть мрачнее. Здесь появляется и настоящее одиночество, и отчуждение, и злость, и стыд, и разочарование, и тоска, и даже смерть... Это уже для немножко повзрослевших деток, но и взрослый получает огромное удовольствие и бездну смыслов от нее. Я в детстве столько раз ее перечитывала, до ужаса хорошо понимая бедняжку Муми-тролля, оказавшегося в чужом, враждебном, холодном, непонятном мире зимы и тоскующего по лету... Мути тролль, переживший зиму, прекрасно знает, что никто из тех, кто благополучно проспал ее - его не поймет. Он приобретает собственный и невыразимый для другого опыт.

Кстати, о смерти. В повести замерзает насмерть "бельчонок с хорошеньким хвостиком", и его даже хоронят, весьма своеобразно. Это очень печально, но тут писательница делает сносочку и говорит: "если ты, маленький читатель, заплачешь на этом месте, посмотри на стр. такую-то." О да, я помню)) Открываешь страницу, а там - скачет этот бельчонок, живой и невредимый, и на рисунке, и в тексте (ее рисунки - это вообще отдельная тема, конечно, без них текст вообще не так воспринимается).



Или все-таки не этот?..

Понимаете, когда ты маленький, тебе легко верить, что бельчонок "встал и пошел", именно этот, и ты успокаиваешься) Но когда ты взрослый, и как бы замечаешь контекст (Туу-тикки говорит Муми-троллю - ну ты не переживай, этот бельчонок удобрит землю, на которой вырастут деревья, на которых будут прыгать новые бельчата, ну офигеть утешила), и как бы знаком с концепцией "круговорота жизни" как в биологическом, так и в философском плане... тебе уже трудно в это верить. Хочешь, но - трудно. Не только допускаешь вероятность, что это не тот бельчонок, но и, увы, она кажется тебе более логичной, более соответствующей "замыслу писателя"... как будто воскрешение того самого зверька - оно из идеального мира Муми-троллей, которого никогда не было и быть не может... но, с другой стороны - их идеальный мир - лето, и бельчонок появляется весной... эх... Да ведь нет никакого однозначного "замысла писателя", вот в чем прелесть-то... хорошо, что всё двоится, что нет ничего однозначного, что можно верить во что угодно и придавать статус "реальности" - чему угодно. Возможность - есть, есть лазейка, тем эти книги и хороши - бесконечным простором интерпретаций. Это, знаете, как у Блока - да я не знаю, умер младенец в моих стихах или просто заснул, я об этом не думал, я просто написал стихи) просто так написалось))

Морра. Возможно, есть какой-то смысл в том, что Морра - образ чуть ли не абсолютного зла и лютого холода, всё более и более очеловечивается по мере того, как мир становится более "реальным". Если в "Волшебной зиме" ее уже становится жалко (как она садится на костер и тушит его, подходит к керосинке - и та гаснет...), то в повести "Папа и море" она и вовсе "оттаивает", перестает тушить огонь и морозить землю (ну аддикция же, неутолимый голод) и даже приобретает способность как-то дружить, как-то общаться, и не ради огня... получается, ей становится тепло от самого процесса общения, от доверия, от контакта... Я бы ее трактовала не как "черную тень Муми-мамы", нет...[1] Скорее для меня это некая "темная сущность" в душе каждого, и если загнанная Муми-мама отрицает всякую возможность поладить с ней и предпочитает даже не вспоминать о ее существовании (очень похоже на защитный механизм), то Муми-тролль, у которого, извините, ресурсов и возможностей побольше, умудряется вступить с ней в контакт.



[1] Хотя... пока я будто в последний раз проходилась по тексту, в моей голове опять стали размножаться интерпретации))) Самое чудесное, что они друг другу не противоречат, их не надо состыковывать, их существование - автономно. Морра может быть в том числе и "черной тенью Муми-мамы". Смотрите. В "Шляпе волшебника" ей не отдают гранат, символизирующий, вообще-то, любовь и страсть. Зато Муми-мама получает обратно свою сумку, символизирующую заботу о семье. Как логично - женщина, личного счастья мы тебе не дадим, но то, что помогает тебе быть матерью и хозяйкой - так уж и быть, забирай. В "Волшебной зиме" Морра - уже и не страшное (а откуда жуть? это уж я истолкую совсем своеобразно - женская сексуальность жутка, как частный случай того, что женщина требует чего-то ДЛЯ СЕБЯ - эдак если они станут чего-то для себя требовать, мир рухнет и всё кругом завянет!), а довольно жалкое существо, которое не может согреться и от которого все разбегаются - очень похоже на положение матери, когда ей и не развлечься, и пообщаться не с кем. Наконец, в "Папе и море" Муми-тролль умудряется войти с ней в контакт. Возможно, что несчастную мать как-то утешает подросшее и поэтому начинающее ее ПОНИМАТЬ дитя. Жалкое это утешение, для меня так просто никакое, но что делать.

Угу, прекрасная была бы мысль, если бы не одно "но" - только что вспомнила, что Морру не обделили - гранат компенсировали шляпой волшебника. Она тоже не ушла обиженной) Правда, можно сказать, что шляпа непредсказуема, а гранат совершенен, но это еще не причина сопоставлять их с семейной жизнью и любовью соответственно)) Но... ведь ей надо было согреться, чем могла помочь ей шляпа? А гранат типа помог бы? Его пламя все-таки не греет, только навевает грезы. Не знаю... Надо также иметь в виду, что шляпа дает реальные, но неожиданные предметы, вещи, превращения, а гранат - идеальные и возвышенные переживания. И? Не знаю.

blackmoon3712: (Default)
Дочитала Бахтина и взялась-таки за Муми-троллей... мне любимый подарил всю серию, ура!!

хм... Удивительная все-таки серия - от беззаботного детства к горькому взрослению, от идеального мира - к реальному...

Я их в детстве обожала и мечтала перечитать все книги, но у меня были только "Комета прилетает", "Волшебная зима" и "В конце ноября" (последнюю повесть, разумеется, я никак не могла дочитать и понять вообще, что там происходит - для ребенка это очень скучно, а вот взрослому открывается такооое... и далеко не всё, попрошу заметить, открывается). Ну и чуть позже прочитала некоторые сказки...

А сейчас прочитала всё - от наводнения до ноября, и просто обалдела.

Честно говоря, я начала немного грустить уже с первой повести. Нетрудно догадаться, почему) Я ведь с детства понимала, что чудесно было бы иметь такую маму, как у Муми-тролля, но быть ею - на фиг, на фиг. По большей части, идеальный мир его детства держится на ее труде, ее времени, ее заботе, ее самоотверженности. Она создает и быт, и атмосферу, и почти всё... Понятно, что мир в основном показан через глаза ребенка, который может не замечать, откуда берутся вещи и продукты и что такое деньги, но труд матери не заметить невозможно. Конечно, в первых повестях она идеальная - не ругается, не раздражается, никогда не устает, всегда спокойная и веселая, никого не напрягает... И ее трудом пользуются все - папа, дети, гости, и это ей вроде как даже в радость.

Хорошо быть Муми-троллем - мама обо всём позаботится и всё решит, внимание, без ворчания и давления, самое удивительное, что ей можно доверять и она уважает личное пространство детей) Чудеса)

Хорошо быть Муми-папой - он только пишет мемуары, до поливает свою грядку с табаком, да рыбачит, да вообще делает всё, что в голову взбредет и с благополучием семьи не связано никак - может даже взять и уплыть куда-то с хатифнаттами, оставив жену с ребенком. Как он построил дом, как рисунок на песке превратился в прекрасный, продуманный дом - ваще непонятно. Мечтатель же. Мало того - Муми-мама всегда его подбадривает, хвалит, вдохновляет, в общем, создает идеальные условия для творчества. "Нам всем нужна жена писателя", да)

Ой, но особенно хорошо быть Выхухолем,



я умилилась, вот прям хочу быть им - целыми днями читать и размышлять, валяясь в гамаке, а если что не понравится - поскандалить и уединиться в уютной пещере на берегу теплого моря, и чтоб туда еду носили, когда мне удобно, и чтоб можно было ворчать и даже сесть на торт, и чтоб ничего мне за это не было, чтоб слова поперек не сказали, на цыпочках передо мной ходили и мудростью моей восхищались)))

Но и Хемулем-коллекционером, или там ученым, который настолько увлечен своим делом, что на остальной мир ему как-то пофиг- тоже очень хорошо быть. Как-то так чудесно устраивается, что заботиться о жилье и пропитании - не надо, а до того, что ты ходишь в старом платье своей тетки (потому что тебе так удобно) - никому и дела нет, носи что хочешь независимо от гендера. А если вдруг, случайно, прилетит комета, то тебя кто-нибудь да спасет, да так, что и от дела отвлекаться не придется. Обожаю этот мир)))

Там есть место всякому и всякий принят. (Сейчас говорю в основном о впечатлении от первых книг, включая, пожалуй, и "Волшебную зиму", хотя с каждой книгой "реальности" становится всё больше и больше, а значит, и тоски... нарастает ощущение одиночества и как будто невозможности диалога, как в "Весенней песне" - невозможность встречи...)

В этом мире каждый может быть собой. От Снусмумрика не требуют, чтобы он стал хемулем, и наоборот. И каждый находит свое место в этом мире, и никто его не гнобит. Да это рай, господа) И тебе как будто говорят - каждый хорош, как он есть, и самые разные существа могут мирно уживаться. Толерантность в самом лучшем смысле этого слова)

Всё-таки вот это ощущение личности и личного пространства, и уважения - бесценно, особенно для детских книг. Снифф - не самый приятный зверек, капризный, жадный, трусливый, но тем не менее - и его любят. Снусмумрик (ах, какой персонаж, чего только стоит его свободолюбие, независимость, в том числе от вещей, любовь к одиночеству и ненависть к запретам!) и Муми-тролль - разные, но умудряются при этом быть лучшими друзьями (никогда не понимала, как такое возможно). Или вот в "Опасном лете" появляется депрессивная и довольно психованная Миса (немножко меня напоминает, ага, с воот таким жирным критиком внутри, очень мнительная, обидчивая, весь негатив относит к себе, ждет, когда ей дадут желаемое, а не просит, и так далее), но и она находит свое место и свое счастье) Сказка, но какая же чудесная:) Потерянный рай...

Конечно, кое-что раздражает и в первых книгах, но это так, по мелочи... Не считая Муми-мамы, которая едва ли не одиночку везет на себе весь этот рай (не весь, но ооочень много, но о ней речь будет потом), это хотя бы и фрекен Снорк - "типичная девочка", очень раздражают топорные гендерные роли в отношениях ее с Муми-троллем. Но потом появляется и сразу начинает радовать Дочь Мюмлы, весьма самодостаточная барышня, потом и вовсе малышка Мю - неприятная, но по крайней мере не стереотипная, типичный ребенок как он есть, без крылышек и нимба, то есть жестокий аморальный эгоист, и пол тут вообще неважен)) А Нинни, дитя-невидимка - прелесть) да про нее целый психологический этюд - невидимками становятся от холода и отсутствия любви, а любовь и принятие, отсутствие давления и бескорыстная забота как бы возвращает существу его личность, возможно, не слишком приятную и удобную для окружающих, но все-таки его)) Ах, ну и андрогинная Туу-тикки[1] - наконец-то образ человека, а не пола, спасибо. Впрочем, и сам Муми-тролль, к счастью, избытком "мужественности" не страдает и кажется "мальчиком" только на фоне "девочки" Снорк, а так-то, сам по себе - вполне нормальное андрогинное существо, просто "ребенок". И не стоит забывать, что сама писательница как раз и отразила себя в Муми-тролле и хомсе Тофте... это не "мальчики", а уж скорее "общечеловеки". Ну да, да, увы, общечеловеки обычно формально мужского пола - инерция литературы в условиях патриархата. Но кстати, малышка Мю - тоже альтер-эго писательницы - в конце концов, в этом мире без злости и эгоизма никуда, но главное - она "всегда делает всё, что ей хочется", "делает всё по-своему" и "никто ей не возражает". Ну это логично, как в анекдоте - "а ей можно потому, что она ни у кого не спрашивала".

Ах да, мне очень нравится, что вплоть до "Опасного лета" - "никто не уходит обиженным", нет трагических и невосполнимых потерь, нет и справедливости, сплошная милость. Тоже ведь рай) Особенно ярко это проявляется в "Шляпе волшебника" - Тофсла и Вифсла каким-то образом завладели сокровищем Волшебника, огромным чудесным гранатом[2], и ни в какую не хотели его отдавать, но ничего - по их желанию он наколдовал себе точно такой же (он может исполнять только чужие желания, не свои), и никто не ушел обиженным:) А еще эти очаровательные клептоманки свистнули сумку Муми-мамы, потому что, изволите видеть, в ней удобно спать, но тут же вернули, когда увидели, что она сильно расстроилась, и никто до них не докопался, где они эту сумку взяли, более того - в их честь закатили пир на весь мир)))[3]

Да, сплошное веселье и легкость - чего так не хватает в обыденной жизни...



[1] Прообраз - художница Тууликки, возлюбленная писательницы - это надо знать)

[2] Драгоценный камень, сокровище, которое неразлучные подружки прятали от чужих глаз - это юная любовь писательницы и другой ее подруги, опять-таки)

[3] На пиру подружки показали свое сокровище всем, и каждый зачарованно смотрел на этот пламенеющий камень и видел в нем образы самого важного для себя, самого желанного и сокровенного... Это я вообще могу трактовать как мечту о каминг-ауте и принятии - лично я всегда радуюсь, когда вижу любящих, и неважно, какого пола.

blackmoon3712: (Default)
(и опять же в альбоме это не так поверхностно смотрится, честное слово))

Такой нежный, чистый, невинный, утонченно-чувственный эрос... Люблю!



Восхищена... Прям душа в какую-то даль улетает...Глядя на такое, кто посмеет сказать, что нагота и чувственность не могут быть святыми, священными?.. Нет, конечно, найдутся и такие, со своим "красивое не значит еще безгрешное" - а для меня значит, а они, в сущности, доходят до того, что красивое-то как раз и есть грешное... оно, мол, соблазняет... На что?) "В жизни хороши только сны", любой человек очень быстро поймет, как реальность отличается от мечты...

Конечно, классицизм и даже салон, но мне и салонная живопись иногда очень даже -



вот его "Св. Тереза", чистая fatale female, декаданс в начале 19 века, как мило... Люблю этот типаж, тут уж ничего не поделать))

А это совсем уже романтизм и даже модерн -



Оссиан, то бишь галльский Баян, призывает духов реки звуками своей арфы... И такое тоже люблю)

Это точно Жерар?!

blackmoon3712: (Default)
(март)
Хмм... неоригинальная мысль, а всё же. В разговоре с терапевткой всплыло очевидное: это раньше браки были на всю жизнь, люди ничего не видели, кроме своей деревни, и, хочешь-не хочешь, приходилось приспосабливаться к тому человеку, с каким оказывался рядом, деваться-то некуда. Сейчас - другое дело, есть выбор, есть свобода, мучиться неизвестно с кем всю жизнь - необязательно и даже как-то глупо. Не оттуда ли, в том числе, и растет миф о любви на всю жизнь, как утешение: да, у тебя не сложилось, но вообще бывает, но и как узда: и должно быть только так, и раз "другому отдана", то всё, приплыли?! Чем хороша современность, так это признанием вариативности жизни: ну вообще-то может быть по-разному, никто не обязан отыгрывать непременно какой-то один сценарий, особенно - если не хочется и не получается. Это не отрицание самой возможности "любви на всю жизнь", это простое признание того, что может быть по-другому, и чаще всего и есть по-другому. Сегодня как раз вспоминала Врубеля: он любил и Эмилию Прахову, и Надежду Забелу, и влюблялся во всяких циркачек, и что? И каждое чувство было настоящим, просто разные сами эти чувства.

***
Вот сидишь-сидишь в соцсети какой, да и выкопаешь неожиданно жемчужину) Очень важную вещь сказал один человек (не мне): "Ваш Иисус - не из учения, и даже не очень из Евангелия... Живой Иисус, Самим Собой свидетельствующий об Отце, - бесконечно больше даже евангельского Иисуса... Этот Иисус узнается только лично, только сердцем, Его познание (и узнавание Отца через Него) в нашем мире еще только начинается... Всякий научный, интеллектуальный, богословский спор здесь совершенно бессмыслен."
Именно! Иисус моей веры (и не только моей!) - это даже не евангельский Иисус, это именно Тот, Кто открывается и открывает Собой Отца, живой, в личном опыте и общении, Он - шире евангельского. Такая вера - есть мост к эпохе Духа, "который откроет всё". Уже, через отдельных людей - открывает. В этом могут сколько угодно сомневаться люди, приверженные букве, но люди того же духа - понимают) но их немного.
То есть мое христианство - вылазит даже за Евангелие, это уже даже не Новый Завет, а Третий Завет - есть такая концепция, о ней много говорили как раз в Серебряном веке - Мережковский, Бердяев... эта концепция и позволяет мне вылазить за букву и даже творить что-то свое. Это легко назвать отсебятиной и чем угодно, это некий риск опять же, но вот у меня - так, иначе я не могу.
А вот эти все шуточки от вполне даже разумных и свободных христиан, высмеивающие "неведомого Бога в душе" и всячески принижающие такой тип веры - это, конечно, обидно. И это не к добру - зачем грызться между собой либеральным христианам, которых, честно сказать, не так уж много? Зачем отталкивать от себя тех, кто не делает, как тебе нравится (не ходит в церковь, горе-то какое) и думает, как тебе не представляется возможным? Что это вообще? Личные комплексы? Гипертрофированный интеллектуализм? Я и мне подобные такого не заслужили. Нет, если человек/идея тупо неинтересны, можно без проблем дистанцироваться, игнорировать - и проблема решена. Но тут-то - высмеивание и обесценивание. Зачем? Психзащиты такие? Не знаю. Мне от этого как-то не легче.
***
Я таки скажу еще вот что. Чайлдфри, как и лгбт, были всегда, везде, это едва ли "выбор", это установка внутренняя. Так вот когда чф не могли быть собой, у них, конечно, вынужденно появлялись дети, но - нелюбимые, а часто и ненавистные. А потом люди удивляются, как это дети вырастают моральными уродами с искалеченной психикой - да не любили их в семье, делов-то. Не нужны они были никому изначально. Так что чф необходимо оставить в покое - такая ответка нормальному обществу точно не нужна.
И еще скажу, чисто по наблюдениям и ощущениям, что многие люди то ли не любят своих детей и внуков, то ли не знают, как с ними обращаться, то ли всё вместе... Брожу по магазину, ищу мюсли. Вдруг слышу: "ты что, глупая у меня совсем? Дурочка, да? А ну прекрати! И иди сюда, быстро, я сказала!" Хм, я даже с кошкой так разговаривала только тогда, когда она в углу нагадит. Бабушка с внучкой, маленькой совсем. Преступление девочки состояло в том, что она пыталась снять сапожок - не знаю, может, ей жарко было. Девочка далеко не школьного возраста, еще мало чего соображает, можно было бы и не орать так.
И снова я всё понимаю - бабушку небось саму так "воспитывали", да может, она и внуков не хотела, как одна моя знакомая - та по большому счету не хотела и детей, но "пришлось", а теперь ей еще и дети внуков подкидывают, будто она им обязана... В конце концов, бабушку все задолбали и нормальной жизни она не видела. Но нередко происходят и совсем жуткие вещи: родители давят на детей, чтобы те родили им внуков, чисто из вредности - мы сами для себя не жили и вам не дадим.
Бывает и так, что детей вроде любят и вроде даже хотели, но воспитывать не умеют совершенно. Уж на что у меня детство было привольное, но даже я помню, как бабушка причитала: "не бегай с сеткой на голове, а вдруг люди подумают, что ты чокнутая..." Ребенку было 4-5 лет и ребенок просто хотел длинные волосы))) Меня ежегодно стригли под мальчика - думали, что так "волос будет гуще". Я вопила, как недорезанный поросенок, и была права - фигня это всё, товарищи, волосы какие даны природой, такие и будут! Ни  хуже, ни лучше! Увы! Разве что нарастить. А бабушка вместо моего комфорта беспокоилась о каких-то там людях, что они подумают... А я, кстати, была молодец - моментально давала словесный отпор и детям, и взрослым. Ладно мальчику на площадке сказать "сам дурак". Но бабушкиной недалекой подружке сказать "сама такая" - это надо быть... мной, наверное))) Бабушка поохала и успокоилась - по крайней мере, меня не наказывали, не ломали - это уже невероятная удача! Но все-таки, когда значимый для тебя взрослый  говорит вот такое, это может заронить неуверенность в себе, может заставить подавлять свою индивидуальность, чтобы про тебя ничего "такого" не подумали, чтобы родные не охали[1],
хотя бы... А это очень плохо. Конечно, в основном такая хрень посыпалась на меня в школе, но тогда тем более не нужна она была в раннем детстве. Моя внутренняя защитница задолбалась сражаться с этими чертовыми "критиками", честно) Но другим детям повезло еще меньше. И это так печально, что не передать...




[1] Собственно, потому я и стала скрытной довольно рано - нафиг мне сдались эти охи? Мне поддержка была нужна. Пристыдить меня может кто угодно за что угодно, а близкие люди не для этого нужны.
blackmoon3712: (Default)
Во Христе нет мужского и женского пола, и это не только констатация духовного факта, но и жизненное задание, которое в основном выполняют, увы, не христиане (и хватит уже связывать эту тему с сексом и размножением, отмазки типа "это наступит, когда мы будем как ангелы небесные, а во плоти это невозможно" - не принимаются, это не по теме вообще!) Христиане в основном противятся воле Христа - вышло как с иудеями, по большому счету. Так что у христиан-антисемитов нет никаких причин считать, что они лучше иудеев, "отвергших Христа", да там же вы, родные, ровно там же! только иудеи отвергли Его, по крайней мере, прямо и честно, а вы так извернулись и извратились, считая себя "ходящими во свете, истине и благодати", что аж смотреть противно! И уж кстати, довольно забавно не замечать, что христианство набралось дряни не только из иудаизма, но и из язычества, и более того - вполне самостоятельно еще наплодило всякой дури. В то время как - что из иудаизма, что из язычества можно было взять ХОРОШЕЕ и ЦЕННОЕ, мать вашу, и самим создавать - хорошее, но увы!..
Да Господи. И это предсказано в притче о двух сыновьях: один на словах послал отца куда подальше, но по факту исполнил его волю, второй, понятно, сделал наоборот. Понятно, кто есть кто? На всякий случай: первый - атеист, агностик, буддист, христианин, мусульманин, язычник, кто угодно вообще, исполняющий волю Его, второй - любой как бы христианин. И это показано в образе пути в Эммаус: Иисус открывает им подлинный смысл Писания, а они Его не узнают. Вот и сейчас подлинный смысл христианства нам открывают лгбт-христиане, феминистки, гуманисты, борцы за права человека, зоозащитники, пацифисты - через них говорит с нами Христос, а мы и не видим. Узнали Его только за трапезой, но разделить трапезу - значит разделить жизнь... А что мы знаем об их жизни? Нам проще закрыться от всякой информации о них или верить домыслам и стереотипам, лишь бы не видеть неудобную правду...
Христос приходит в мир, как правило - инкогнито, обычно даже не через церковь, особенно сейчас, нередко - вопреки ей. И Дух дышит где хочет, а не где укажут папа, собор или даже любитель буквального понимания Библии.
Да, а все эти "мы тут в церкви новые человеки (причем - если не в конкретно нашей церкви, то вы сатане служите)" - обман и самообман, если вы "не можете" жить ни по любви, ни по закону. Не надо путать благодать с беспределом. А то достало читать оправдания: да, у нас бардак, но сделать ничего нельзя, но мы все равно тут "спасаемся" и вообще - начни с себя. Ну-ну. Начни с себя в системе, и будет вот что: "уйдут" тебя нахрен, и это еще в лучшем случае, если церковь не совсем оборзевшая. Ну еще вариант - сломать человека, это практикуется повсеместно. Короче, необходимость самосовершенствования не отменяет необходимости совершенствования системы в целом, напротив, это штуки взаимосвязанные. А что "идеального нет и никогда не будет" - опять же отговорка, чтобы не делать вообще ничего.
 
blackmoon3712: (Default)
Вот про быт крестьян не люблю.



"Возвращение с жатвы"



"Семейство молочницы"



"Крестьянское семейство на фоне интерьера"

Хотя, конечно, художники, изображая их, удержались на какой-то тонкой грани: и не безобразно, и не гламурно, скорее строго, а подчас и величественно, вроде реализм, но как-то умело подрихтованный, подчас до монументальности - но не сказать, что от него прям несёт пропагандой... Не несет. Потому что пропаганда бьет по мозгам сверху, а когда пытаешься сочувствовать людям внизу, сам, даже отчасти их приукрашивая, возможно, из чувства протеста (первая половина 17 века, как-никак, хотя я сначала подумала, что время прям предреволюционное - а не совсем) - получается искренне, по-настоящему художественно, и тебе немножко верят даже те, кто верить тебе не хочет, и даже идеал твой отвергает. Ну не нравятся мне все эти "семейные ценности", "тяжкий труд", "суровая жизнь", "строгие нравы", "дети природы", "простые люди" и т.п. Что не нравятся - ужасают.
И не поймешь до конца - это правда, которую братья Ленен увидели "в народе" или которую придумали? Возможно, эти правды частично совпали, но, скажу из вредности - не намного.


Гораздо больше нравятся мне "Курильщики опиума".



Почему? Почему мне более симпатично изображение богатых бездельников-наркоманов, нежели трудового народа? Сейчас объясню.
Я хочу, чтобы "простого народа" вообще не было, чтоб не было массы без лиц, просто биологического материала, "почвы", на которой растут отдельные таланты и гении, чтоб не было людей настолько простых, что их интересуют только дети да хозяйство, и то в самом простом материальном плане. Я хочу, чтоб было много ярких, самобытных личностей с самыми разнообразными интересами: "все должны быть дворянами, и все должны быть рабочими" (Бердяев). Наверное, человек из нужды заботится только о самом необходимом, это понятно. Потому-то и необходимо, чтобы такой нужды не было. Жалко, что многие люди вынуждены проживать жизнь бессмысленно и практически бессознательно. После Лескова и Мопассана уже смешно верить в какие-то крестьянские идиллии. Видишь перед собой просто нищету во всех смыслах, и ничего более. Жалко - да, но подражать этому, видеть в этом идеал?! Нет, Лев Николаевич, спасибо, не хочу.
А в тех хорошо одетых господ, конечно, легко бросить камень - вот жили бы в нищете да в трудах, не баловались бы наркотой. Так а моральная ценность вынужденного - нулевая. И не делать чего-то - еще ничего не значит, вопрос в том, что делать. И пьянство при всей нищете еще никто не отменял. "Курильщики" наводят меня на развитие пословицы "праздность - мать всех пороков" - да ведь не только их, но и мысли, искусства и духовной жизни вообще!
Здесь атмосферы богемности поболее, чем в "Друзьях" Лесюэра -



те от выпивки уже перекошены, а тут сохранилась утонченность, аристократическая неприкаянность и даже обреченность, выраженная моим любимым ночным светом...
(Совершенно соответствует моей "поперечной" натуре то, что меня из среды людей невысокого достатка (ой, давай прямо - нищих) и нулевых духовных интересов тянет к противоположному... боюсь, будь я из обеспеченных интеллигентов, меня бы тянуло к низам, по известному принципу "хорошо, где нас нет". Но не факт... Я ведь знаю, что в каждой среде свои недостатки, вот и тянет меня не к конкретным людям, нет, а к рафинированным принципам, к искусству и книгам, которые точно не обидят, не надоедят, не разочаруют, с которыми всегда интересно и приятно:) Хотя... ведь обижать и прочее могут и они! А все же с людьми - по-любому больнее.)
Вот один уже спит, сморило, другой что-то интересное увидел, даже вдохновение на лице, у третьего такой тоскующий взгляд, как будто его не станет уже завтра - всё это как-то красиво. Соблюдена некая грань, нет безобразного. У художника безупречный фильтр. Вдохновение всегда прекрасно, даже если ему поспособствовали некие вещества - если это вдохновение. Не знаю, как насчет опиума, но про вино прав был абсолютно В. Соловьев - оно лишь помогает выявить истинную сущность человека: философ будет лишь смелее и откровеннее философствовать, а скотина скотиной и останется. Неясно только насчет меня - то меня клонит в сон, то тянет рассуждать, а то как-то совсем неожиданно раскрепощает, я потом не жалею, а просто удивляюсь... видимо, от компании зависит)))
Пусть этот кружок завернул не туда, но когда люди курят, пьют и т.п. без повода и нужды, значит, ощущают какое-то внутреннее беспокойство, неудовлетворенность при внешнем довольстве... Вот это "с жиру бесятся" - это ведь не что иное, как утончение души, задатки творчества духовных ценностей или хоть их жажда. Оно конечно, человек, который пашет как лошадь - не будет баловаться (вероятно, но не гарантированно, сколько крестьян пило горькую!), но и творить явно ничего не будет, это уж гарантированно, ему некогда, не до этого, его давят со всех сторон... Потому я рада и сознаю, как мне повезло - я имею возможность что-то писать и тосковать по идеалу, а не завалена работой, бытом и детьми, так, что о себе и вспомнить некогда. Я слишком хорошо помню о себе, вот мне и тоскливо - но уж лучше так.
Ну, эти свернули не туда - а другие ведь нашли свою дорогу, творили свои ценности, и большинство их было именно из "бездельников". Картина импонирует мне именно атмосферой (бред привлекателен как пограничное состояние) и задатками, потенциями. Может, художник вовсе не этого хотел, а я вижу это) И отсюда мораль - чтобы люди не баловались чем ни попадя и не погибали почем зря, не лошадям рабочим их уподоблять надо, которым просто некогда, а помогать развивать свою личность, свои задатки. Не лишать досуга, а дать возможность верно им воспользоваться. Это труднее и не дает 100%-ной гарантии - так и Бог ее не дает. И это как раз соответствует божественному замыслу о человеке - не рабе, но творце. Поэтому меня отталкивает мораль всяких трудовых обществ трезвости. Возможно, они кому-то и помогают реально, но я сама не отношусь к типу людей, которым можно таким образом помочь. Мне надо что-то иное, что-то более сложное, более рискованное - и я не одна такая. Да хоть бы и одна - это не важно.
2008/2014/2017
blackmoon3712: (Default)
/2008, 2015-2017 доп./

О положении женщины: «И этот ум остается без пользы для общества, оно отвергает его, оно подавляет его, оно удушает его.» - !!! Мало того – заставляет жить в ничтожестве и выполнять самую грязную, мелкую, скучную работу.
«…трудно встать на колени перед самой собою» (т.е отзеркалить мужское якобы восхищение женщиной) - и не надо, нужно встать с колен.
«не хочу быть судьей в своем деле» - позвольте! Это совсем не тот случай! Вот это как раз – твое дело, и только тебе судить и решать. Часто возмущаешься какой-то нелепостью в жизни, и тебе дают якобы христианский ответ: «Не суй свой нос в Божий Промысел, на все воля Божья и т.п.» А когда начинаешь говорить, что если бы на всё была воля Божья, то рай на Земле никогда бы не кончился, затыкают уши. Страшно, видите ли, думать! Да и как же мне не совать нос, когда это мои дела?! Они или касаются лично меня, или могут коснуться, да и вообще – если в мире меня что-то живо интересует, это уже мое дело и имею право о нем судить. Это как в «Догме»: женщину бросил муж, а мама ей: «Это промысел Божий…» Да не смешите, разве Бог его заставил? Сам ушел. Но она могла бы возразить: «ушел потому, что я не могла иметь детей, и это ни от него, ни от меня не зависело. Зачем Бог сделал меня бесплодной?» Во-первых, не стоит жалеть о таком муже, он любил не тебя, а то, что мог бы получить от тебя, пусть даже это дети, неважно. Мог бы рассмотреть вариант усыновления, например. С другой стороны, мне могут сказать: если чф не соглашается менять свою позицию ради любимого, она его тоже не любит? Хм, а почему позицию должна менять именно она? Именно чф? Уничтожить себя – разве это любовь? Это мазохизм. Если здраво рассуждать, то тут неразрешимый конфликт интересов и нужно расставаться, а раз так, то и это не любовь, если  люди не совпадают в таких важнейших вещах.
Во-вторых, и я не понимаю: отчего порой одна женщина хочет иметь детей и не может, а другая не хочет, но очень даже может и уже не знает, как предохраняться, чтоб на 100%?! Наша физическая природа – это гребаная лотерея, она может нифига не совпадать с нашей личностью, с нашим подлинным «я», и это ужасно злит. Я думаю, первой женщине даже легче – всегда ведь можно взять приемного ребенка. А «родная кровь» - предрассудок, зависящий исключительно от убеждений самого человека. Можно любить приемных детей и не любить своих, это уже доказано многократно.
Но все же – почему так? Не знаю, но одно могу сказать точно: нет в нашем мире целесообразности и справедливости, нет никакой логики (особенно в природном). Доказательств тому масса: больные дети рождаются у положительных родителей, хорошие люди мучаются и гибнут, а плохие живут и благоденствуют. Невинное страдание. Ничем не обосновать. Ничем не оправдать. Факт. Зачем?!
Возможно, ради свободы. Свободы усомниться в существовании Бога. Если бы всё было целесообразно, больные дети рождались бы только у алкоголиков и наркоманов, бесплодные не хотели бы детей (Боже, я бы так радовалась, если бы была бесплодна!!!) зло тотчас получало бы по заслугам – разве такой правильный миропорядок не был бы явным доказательством бытия Божьего? Вот, смотри, всё правильно, теперь не отвертишься! Вот, смотри, хотя и есть у нас некая доля свобода, но всё находится под Его контролем! Многие скажут – и хорошо бы было! Хорошо, но не отлично. Средненько, удовлетворительно. Но Бог не оставил нас в мещанстве. Он хочет, чтобы было отлично. Он основал свое дело на свободе. Он не хочет принуждать принять Себя. Только свободно, только изнутри. Как и всякий нормальный человек не хочет принуждать другого к любви. Богу ведь не просто принятие нужно, а любовь. «Бог хочет свободной любви человека». Цена этого желания, конечно, жуткая и неподъемная. Но оно того стоит! И, в конечном итоге, иначе не было бы человека. Без свободы человека нет. Хотя, я в последнее время склоняюсь к тому, что Бог сделает бывшее небывшим. Что всё мучительное станет лишь дурным сном. Иначе жить невозможно.
Но не одни мы страдаем. Он – тоже[1].
И вот я… Я почему много чего боюсь… Я постоянно говорю себе: чем ты лучше других? И с тобой может произойти всякое. И дело даже не в лучше-хуже, пусть  даже я и лучше – но гарантий все равно нет никаких. Почему-то часто верующие чувствуют себя в привилегированном положении даже в этой жизни. «Вот я верю, мне Бог поможет. Вот помолюсь, перекрещусь перед выходом – день будет удачный, Бог защитит от врагов..» Ага, а если водички святой выпить да просфоркой закусить – и грипп не подцепишь, и вообще никакая зараза не пристанет.
Не всё так просто… Хотя мне везет очень часто, даже в мелочах, я все же постоянно думаю – ну чем я лучше других? Верой? «По вере вашей да будет вам…» Это так обычно и бывает. Но другие вовсе не виноваты, что у них нет веры. Им даже тяжелее. С верой в любом случае легче, а мы еще поблажки выпрашиваем… Да не жалко Богу, но… Нет, я ничем не лучше. Я так же могу тяжело заболеть, мне может жутко не повезти в личной жизни, меня могут ограбить, убить и страшно подумать, что еще сделать… Чем я лучше несчастных жертв маньяков и просто распущенных патриархальным строем недолюдей? Вот потому и страшно… И я постоянно говорю: «Господи, пусть ничего страшного не случится со мной и вообще ни с кем!..» Очень этого хочу! Есть надежда, что ничего не случится, но уверенности нет никогда. Невинные мученики – это жертвы за нашу свободу. И мы в любой момент можем оказаться на их месте…
И еще. Иов возмущался своим невинным страданием и был оправдан. Не более ли оправданы возмущающиеся чужими страданиями?.. Не всё лежит на поверхности. Часто думают, что прославляют Бога, а на самом деле богохульствуют. Порой думают, что богохульствуют, а на самом деле прославляют Бога, проявляя образ Божий в себе – любовь к людям.
«Приятно видеть счастливые браки». Да, очень приятно. Покажите мне хоть один, а? Да нет, не благополучный, а именно счастливый.
«…и влюбляться можно, и жениться можно, только с разбором и без обмана…» - именно, именно.
«Запах тленья все слабей,
Запаз розы все сильней» - то же самое предчувствие рая…
Конец романа очень красивый, красивый не словами, а… Чернышевский, не всегда хорошо владея словом, сумел внушить мне красивую картинку и красивое чувство, полное восхищения… чувство возрождения и обновления… мб, даже воскресения… И какой насыщенный, многомерный образ дамы в трауре, а затем в свадебном платье. Это и возлюбленная Рахметова, и жена Чернышевского, и Россия, а то и весь обновленный мир – Небесный Иерусалим… Конечно, революция у него получилась розовая. Но не суть.
Суть – в доброте и честности, которыми пронизан роман, в жажде новой жизни, в действительно человеческом отношении к женщине. В конце пишу: очень добрая и человечная книга! Пусть и с некоторыми заблуждениями, ну а кто не ошибался? Зачем искать тут непременно кровавую революцию и безнравственность? Кто чего хочет, тот того и ищет… Зачем придираться к мелочам и раздувать минусы? Лучше раскрыть глаза и увидеть чистейшую мораль, уважение к женщине, идеал брака… Женщины на похоронах Чернышевского вызвались нести его гроб. И как их не понять! Я бы тоже несла! Спасибо тебе, добрый и умный человек! Единственный русский феминист, между прочим! Царство Небесное, блаженное!..
Неплохо бы пройтись по критике романа. Ух, как я зла на Набокова и этого, козла последнего… Дмитриенко, что ли…!!!
В том издании к роману прилагались... кажется, воспоминания о Чернышевском и несколько критических статей, которые,  в свою очередь, раскритиковала я) Но об этом чуть позже:)



[1] Иисус жил в оккупированной стране, в нищете и унижении, был одинок, несчастен, непонят, в расцвете лет умер мучительной и позорной смертью. И это только земная жизнь. Бог страдал и сейчас страдает, на нас любуясь. Сострадает так, как никто. Ну конечно, для полного счастья Иисусу недоставало еще родиться женщиной… Но уж это было никак нельзя – женщину никто бы и слушать не стал.
blackmoon3712: (Default)
/2008, 2015-2017 доп./

О да, Бердяев писал, что требования женщины к любви и семейной жизни куда выше, чем у мужчины - но ведь они неосуществимы. При обычном порядке вещей. Да и происходят, вероятно, оттого, что женщина больше нигде не занята. Одно решение - андрогинность. / точнее - избавление от гендерных стереотипов. / Тогда и требования станут более реальными, и реальная отдача - намного больше, чем сейчас.
Любопытная пропорция: слабой женщине нужны и деньги (не может заработать) и безграничное внимание мужчины (не может себя занять). Мужчине что, разорваться?! Да, "идеальный парень  - это тот, кто зарабатывает много денег для своей девушки и много времени проводит с ней". А сильной женщине и того, и другого нужно в разы меньше. Мужчине не надо разрываться. Почему ж они этого не ценят? Да потому, что разрываться никто и не собирался. Как правило, мужчин устраивает откупаться от женщин деньгами, чаще всего небольшими, женщины на это соглашаются - надо же род продолжить, да и вообще куча стереотипов в голове типа "одинока = неполноценна", "обязательно надо сходить замуж". А более настоящие и равноправные отношения требуют от мужчин вкладываться по-настоящему, особенно эмоционально. А они к этому не привыкли, им это страшно и кажется противоестественным. Откупиться проще, да наши женщины и не избалованы:( /вот поэтому большинство мужчин и не любит феминизм - при патриархате правила и даже курс обмена "ресурсов" устанавливают они, я же говорю - никто и не собирался разрываться, а при равноправии - страшнааа, это ж говорить и договариваться надо, а это так непривычно, так унизительно, так бьет по хрупкому мужскому самолюбию, Боже мой.../
Что касается меня... я не сильная, но требования у меня несколько иные. Деньги вообще интересуют меня в последнюю очередь, в конце концов, мне размножаться не надо, и худо-бедно обеспечить себя всегда смогу. Главное, чтоб на мои не покушался, потому что мне на себя едва хватает, а не из-за предрассудков. Я принимаю подарки и прочее, но сразу вношу ясность: так как ты это делаешь по своей воле, то я тебе ничем не обязана. Я никогда ничего не требую и не прошу - из материального. Вот внимания, эмоций, тепла, ласки, секса и прочего "чувственного" мне надо много. Но не безумно много: у меня есть свои занятия, и периодически мне надо побыть одной. Думаю, для кого-то это вполне подъемно. Ничего сверхъестественного, кроме того, что мне нужна взаимная любовь... /ну или хотя бы влечение и симпатия с моей стороны и любовь - с его. Так, может, и устроит. А может, и нет. Не знаю. Всё равно хочется большего... А, забыла упомянуть примерное интеллектуальное равенство и схожесть идеалов, убеждений - тоже очень важно. /
Вера утверждает, что "с нами этого случиться уже не может" - имеется в виду развод во втором браке, с Кирсановым. Я даже отксерила этот кусок, таким он важным показался для меня. То есть в предыдущем браке у них было смешение сильной дружески-родственной привязанности с мимолетными вспышками страсти, но никак не любовь. "Разве он много занимался мыслями обо мне?" Боже ж Ты мой...
А Кирсанов - совсем другое дело: "рука ее Александра была постоянно в ее руке, и потому идти было легко." Они же с Лопуховым лишь не стесняли друг друга и помогали друг другу, но не более. Они не были вместе по сути, были далеки. Обычно его рука была далеко от нее. А Кирсанов "был заинтересован столько же, как она сама, во всей ее обыденной жизни, как и она во всей его жизни". /А можно, чтобы это было как-то более односторонне? Ведь бывает так, что один больше дает, другой больше берет, и всех это устраивает? Потому что мне такое надо а я, наверное, не смогу, не такая. /
Как он помогал жене! "И это не будет ему обременением, это будет так же приятно ему, как мне." (Вера решила учиться на врача, а муж всячески ей помогал!) Какой контраст с товарищами, которые недовольны профессиональными успехами жены по разным эгоистическим соображениям, по пустому мужскому тщеславию!!! Раз уж так популярны в гендерном дискурсе понятия силы-слабости, я так скажу: это - чистейшее проявление слабости и неуверенности в себе. А поддерживать жену во всем, ободрять, брать на себя значительную часть быта, если в данный момент так нужно - вот это настоящая сила и уверенность.
"Нам (женщинам) формально закрыты почти все пути" и далее - !!! Как я ее одобряю!
А вот интересно: "если страшно от сильного пожара, то надобно бежать туда и работать, и вовсе не будет страшно" (некогда).
"Это великая мысль. Полного счастия нет без полной независимости."
Что же касается правил их обыденной жизни - это как кому удобно.
Муж - это ее "всегдашняя мысль", она "примешивается ко всему". Так же и у него. Вот это - Любовь, Брак, Единение. "Мы один человек".
А какое огромное человеческое спасибо автору за "Отступление о синих чулках"! Вот спасибо!!! "Да не отгадал ты, кто синий чулок - ты, приятель..."  Правда, я не поручусь, что их больше среди мужчин, но уж явно не меньше.
"...просто человек, занимающийся своим делом, и больше ничего". Нет мужских и женских занятий. А если и есть, то их не должно быть: война, тяжелый и вредный труд, мучительное деторождение...
"Никто не может думать за самого человека" - бесспорно.
Боже, идеальный брак... Чернышевский вовсе не упускает страсть, она есть и "с каждым годом всё сильнее". Слушайте, так бывает вообще, а?! Я тоже так хочу!!!
Она: "как меня поддерживает твоя любовь!" Он: "Моя мысль стала намного сильнее". С каким восторгом я читала эти строки, это откровение о брачной любви: "Только тот любит, кто помогает любимой женщине возвышаться до независимости" "Только тот любит, у кого светлеет мысль и укрепляются руки от любви". То есть, как я и говорила - любовь не мешает "делам", напротив - помогает, подпитывая энергией и еще чем-то. Нет слов!!!
Насчет "Декамерона" я полностью согласна. Странно, я прочитала его года 2 назад и точно такое же впечатление - не в восторге от сальных рассказиков, но в полнейшем восхищении от чистой и страстной любви, особенно трагической. Какие там есть трагедии!!! Та же Изабелла с базиликом... "Некоторые забавны, но вообще скучны, как всякий слишком грубый фарс." Но даже в этих пошловатых рассказиках я откопала то, что мне надо: изменение отношения к женщине (по сравнению с "Золотым ослом", например). Началось потихоньку! И совершенно согласна с тем, что в ту эпоху невозможна была такая любовь, как в нашу. Напрасно изображают античность и Возрождение эпохами наслаждения любовью, это очень глупо. "Их чувства были слишком поверхностны, их упоение еще слишком слабо и слишком мимолетно". При равенстве и свободе возможна куда более сильная и серьезная любовь как приближение к андрогинному идеалу, т.е. к целостному человеку!
А это как мудро: "корень отношений, соединенных с наслаждением" должен находиться "в самой глубине нравственной жизни"!!! О том же и я постоянно - только секс по любви приносит неземное наслаждение! Тут проникается светом и теплом весь человек изнутри, а не его часть.[1]
первую часть 4 сна и часть 2 сна отксерила)
"мы жалкие, нас обманывают, нас водят с завязанными глазами, что бы мы шли... нет, чтоб вести, куда считают нужным, куда хотят..." - ну вот еще о женском вопросе.
Как правильно, что Вера отвела себе время и место, "чтобы ей не мешали читать и мечтать" - мне такое тоже надо.



[1] Это по-прежнему важнейшая мысль для меня.
blackmoon3712: (Default)
/2008, 2015-2017 доп./

Лопухов: "Это легко, когда обязанность - влечение собственной натуры" - это и есть моя свободная и имманентная добродетель (ИСД). Вот только сколько же нужно расти до такого состояния! /Действительно.../
Какое тонкое нравственное чувство! Действительно, развитому человеку тяжело не только когда он обязан, но и когда ему обязаны. "и тут я узнал, какое высокое наслаждение - чувствовать себя поступающим как благородный человек, т.е. так, как следует поступать вообще всякому человеку."
Снова ИСД: Вера ценит благородство Лопухова, но ведь он был благороден не для нее, а прежде всего ради себя, и она не обманывала его потому, что это было бы противно ей самой. Вообще, об ИСД говорят уже давно: "Самый строгий порицатель - это совесть".
Вера: "Я не хочу зависеть от доброй воли чьей бы то ни было, хотя бы самого преданного мне человека, хотя бы самого уважаемого мною человека, в котором я не менее уверена, чем в самой себе, о котором я положительно знаю, что он всегда с радостью будет делать всё, что мне нужно, что он дорожит моим счастьем не меньше, чем я сама." - отлично!!!
Брак Кирсановых... ИДЕАЛ. "Двое одна плоть". Несколько выписок.
"ведь теперь она постоянно с мужем, они всё думают вместе, и мысль о нем примешана ко всем ее мыслям".
"Мы... Я ждала тебя - всё с тобой вместе."
Там даже Кирсанов начинает рассуждать, что женщина выше мужчины:) Это нет, но правда в том, что женщина станет цельным человеком раньше, чем мужчина очнется и поймет, в чем дело. Это всё наша нынешняя жизнь показывает. Сейчас женщины явно сильнее. /Уж в России - точно. Но что в этом хорошего??? Я не про то, что плохо быть сильной - напротив, отлично, если при этом на тебе не катаются, не садятся на шею с ногами. / Но, увы, все еще несвободны. Пока нет цельного человека, но уже есть одна предпосылка к его появлению - внешняя свобода женщины. Добавить еще внутреннюю, и всё будет.
"Женщинам натолковано: "вы слабы" - вот они и чувствуют себя слабыми, и действительно оказываются ими" - 100% Всё прекрасно понимал про силу стереотипов. Великий человек.
Но сейчас еще смешнее. Женщинам толкуют, что они "должны" быть слабыми, а то и еще хлеще: "должны казаться слабыми". Это уже верх наглости - мол, будьте самостоятельными и независимыми, но как бы незаметно, чтобы не травмировать нежную мужскую самооценку. Слов нет. Почти никто уже не думает всерьез, что женщины слабы на самом деле. Но нет, не успокоиться никак, их учат лжи и лицемерию (это называется "женская мудрость": заключается в том, чтобы "мужчина думал, что это он в доме хозяин". Типичная фраза, от которой мне хочется не то смеяться, не то плакать, но по моей наклонности к меланхолии - больше плакать.) Позвольте! Я так тоже хочу - ни во что не вкладываться, а считаться госпожой!
На деле женщина, на которой держится весь дом, является многофункциональной служанкой, не более. Мужчине комфортно, что дома она всё планирует и делает за него, да еще и зарабатывает, он считает, что так и должно быть. При этом он не чувствует от нее зависимости[1],
но и сам не смеет на нее давить и открыто властвовать, как раньше. Ну, кто-то и смеет, между прочим. Но безропотно выполнять двойные обязанности - это явно ненормально. Ведь, по логике, сильным быть выгоднее, чем слабым. Но с женщинами происходит вот такая фигня. Быть слабой - невыгодно по слишком понятным причинам, а сильной - навалят кучу работы. Правда, сдается мне, что умение говорить "нет" - это тоже сила. И вот этому женщин не учат.
Вот очень правильно: "нужно иметь такое дело... тогда человек несравненно тверже." Свое дело в жизни, помимо личных отношений. Только дело такое должно быть любимым, необходимым не извне, а изнутри, в котором смысл жизни. Неверно, что опора - в необходимости, в невозможности отложить. Есть у меня такие дела, и ничуть не помогают. Опора - необходимость изнутри. Сколько раз я по себе замечала, что ни напряженная работа, ни подготовка к экзаменам не освобождают от мук любви: если что не так, то напротив - хочется забросить всё это куда подальше еще больше, чем обычно. Это потому, что не любимые дела, меня к ним не тянет. (Но больше все-таки Вера напирает на любовь к делу, и это правильно.) Главное, чтоб дело было любимым, тогда, необходимо оно или нет, оно будет отвлекать, и еще как. А для моей "поперечной натуры" даже лучше, если оно не обязательно. Обязательное всегда быстро надоедает. Но Вера права в том же ключе, что и Герцен, когда говорил, что все несчастья в личной жизни оттого, что женщина "загнана в любовь". Кроме любви она не знает ничего и обычно пытается реализовать ее в семье. Женщина обычно реализовывается внутри семьи, мужчина - вне. Попытка женщины заранее обречена на неудачу, т.к. семья - это муж и дети. Муж, который реализует себя извне, приходит уставший, ему только жрать подавай, какая уж тут любовь. А дети быстро вырастают и уходят в свою жизнь. Выход один - начать женщине также реализовываться вне семьи. При традиционном распределении обязанностей мужчина и женщина оказываются ущербными. Оба. Женщина не может реализовать свою личность, а мужчина не может нормально реализовать себя в семье как муж и отец - они ведь оба по уши в своих делах. Общего нет ничего. Остается расколотость. Нужна андрогинность, т.е. женщину надо наполовину вытащить из семьи, а мужчину - на ту же половину туда втащить. Тогда полный порядок. /это очень общая, но в целом верная схема. Сейчас дополню - главное, конечно, индивидуализация отношений, в том числе семейных. Если кто-то из супругов "сидит дома" - беды в этом нет, главное, чтобы это всех устраивало, и были гарантии на случай развода. /

Замечу в оправдание своей одержимости любовью - может, мне просто батарейка нужна? Подпитываться для великих свершений неоткуда, а? Да и физиология, опять же... Но ее не оторвать от души и духа, мне всё нужно.



[1] А если и чувствует, то как же это унизительно для женщины: "не умирай, я же носки стирать не умею" и "выписывайте, я жрать хочу".
blackmoon3712: (Default)
/2008, 2015-2017 доп./

"порядочные люди сами думают о себе все то, что можно сказать в осуждение им, потому-то... они и порядочные люди" - 100%. Моральная автономия.
"не они стояли высоко, а вы стоите слишком низко" - и далее до конца. 50% я согласна с этим утверждением и призывом. Да, на такой (моральный) уровень возможно подняться всем, это нелегко, но возможно. Да, "поднимайтесь из вашей трущобы". Да, "сколько наслаждений развитому человеку!" /Да, но обязательно ли развиваться всем в одном направлении? Если не о морали речь? В том-то и дело, что нет. У кого-то больше направленности на ручной труд, нежели на умственный - вот что заложено, то и надо поощрять. И чтобы человек не коснел в, хм, бесплодном гедонизме, как раз и надо найти ему дело по душе./
Счастье для Чернышевского - не в каком попало удовольствии, а в развитии - "в нем счастье". Потому должны смолкнуть крики о "безнравственности". Именно развитие дает человеку наслаждения, которые впоследствии не окажутся отравленными - "чистое наслаждение жизнью". "Читайте... наблюдайте жизнь... думайте..."
Конечно, есть оговорки. Бывает развитие с перекосами, однобокое - этим страдает и Чернышевский. Развитие должно быть цельное. Цель его, извините за тавтологию - цельный человек. /Впрочем, на самом деле однобокость в том, что человек отрицает важность какого-либо направления развития. Если мне не нравится, то и другим не надо) А все в любом случае не могут быть хороши во всём./
Потом, автор слегка лукавит, говоря, что "жертв не требуется", будет сплошная радость и т.п. Конечно, "иго Мое благо и бремя Мое легко", и с высшей точки зрения поступать по совести, благородно - радость, и самое правильное самоутверждение. Но страдания и на этом пути неизбежны. Конечно, человек может себя утешать и убеждать, но больно-то все равно будет. Иногда у меня такое чувство, что у автора и героев попросту недостает мужества страдание назвать страданием и пережить его - нет, нужно подсластить, внушить себе, что это удовольствие. Беды большой нет, наверное, но ведь это ложь самому себе. А впрочем, человек настолько запутанное существо, что для него и боль может быть счастьем и т.п. /Ага, больное на голову существо. Потом счастье у него срастается с болью, и привет.../
Но Чернышевский вовсе не об этом, а именно об обмане себя - жена ушла, ну и ничего, ей хорошо - и мне хорошо...
Но все же чистое христианство (у того же Бердяева) гораздо честнее в этом плане - страдание есть, не нужно от этого отворачиваться, но в перенесении его можно увидеть смысл, и вовсе не воспрещается облегчать его себе и тем более - другим, даже - рекомендуется.
В крушении брака Веры и Лопухова Чернышевский не без основания упирает на несходство натур. Это важно, но ведь изначально с ее стороны не было любви, даже склонности. /Ага, а если бы была, всё было бы значительно хуже и больнее, уж я-то знаю... Одно дело, когда не получается с нелюбимым, и совсем другое - с любимым. Последнее - подлинный ад. / В отношениях Веры и Лопухова автор как будто заменяет эрос на агапе... "что значит любить" и т.п... А с Кирсановым вовсе не так!
Важно и бесспорно то, что "между неразвитыми людьми мало уважается неприкосновенность внутренней жизни" (хотя бы и собственной комнаты). А ведь на такую неприкосновенность имеет право каждый. Хоть семья, хоть муж/жена, хоть отец/мать, но если ты не хочешь в данный момент с ними общаться, никто не имеет права навязываться. Уважать надо друг друга, ценить отношения, не опускаться до той "простоты", которая хуже воровства... Нужно соблюдать "святыню порога" со всеми. (офигенная там цитата про какую-то Анюту) "То ж... и с миром внутренней жизни". Человек не должен быть обобществлен даже в семье. "Ваша душа будто улица" - это ужасно, и не важно, кто по ней ходит, как по Невскому. /о да, это офигеть как ценно и до сих пор актуально!/
Что касается меня - сложно сказать. Мне комфортно в уединении, но общение мне тоже нужно. Я люблю сидеть с книжкой, но люблю и общаться по интересам, спорить (Боже, как редко это мне удавалось), люблю выступать публично, но порой могу и о пустяках поболтать...
"Но переделки характеров хороши только тогда, когда направлены против какой-нибудь дурной стороны". /Абсолютно точно!/ "а в ломке многое теряется, от насилования многое замирает. Результат... не стоит такой потери. Мы оба отчасти обесцветили бы себя... Для чего же? Для того только, чтобы сохранить известные места в известных комнатах. / как точно! и опять же актуально!!/
Но брак - это не "известные места в известных комнатах", а внутренняя связь. Получается, что есть люди, для которых брак - лишь дополнение к спокойной жизни (тут Лопухов смыкается с Савеловым), для них нет большой разницы, та или эта женщина. Откуда и большой личной привязанности нет: "я скучал, угождая ей". А если нет, то и ревность смешна и неуместна, и тут Лопухов намного выше Савелова. Такой брак - ветхозаветный по сути, потому и развод вполне возможен. /Да, только ирония в том, что таким людям вовсе не обязательно разводиться) Развод больше нужен натурам огненным./ Морально это более низкий уровень, хотя и допустимый. Но есть люди Нового Завета, для которых брак неотделим от смысла жизни, наполняет и пронизывает всю жизнь личности. Это у Кирсановых - идеал христианского брака.
Нельзя забывать, что Евангелие дает не повседневные нормы поведения, а нравственный максимум, духовный идеал, к которому нужно стремиться, раз уж назвался христианином. Да и правду сказал Бердяев, смешно: развод в повседневной жизни запретили, а имущества своего почему-то не раздавали и аки птицы небесные не жили. Выборочно как-то... Часто мешают ВЗ с НЗ и ВЗ выдают за НЗ.
"разойтись для меня значило стать свободным" - просто здраво оценил ситуацию. Раз у него не было чувств, да и у нее, зачем накручивать? /Счастливые люди, блаженные! А бывает так, что есть чувства, сильные, и удерживают, да не те.../

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

September 2017

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17 18 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 11:07 pm
Powered by Dreamwidth Studios