blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Вот сейчас многие люди образуют устойчивые пары без штампа и абсолютно свободно верны друг другу (а если и нет, то штамп от этого не спасает). Это не может не радовать. Мб, когда-нибудь и вправду будет здоровое отношение к браку и любви. Это напрямую зависит от гендерного равенства. Но я же не могу говорить за всех. Я нашла свою любовь, вцепилась в нее и не представляю, как может быть второй, третий… эх… Немыслимо, как у других это происходит. Но, в самом деле, если люди ошиблись – зачем их мучить? Лучше уж исправить свою ошибку, ну и покаяться, если верующие. Очень большая правда в том, что добрачный период в то время, да и в недавнем прошлом, был «праздником» - люди не узнавали друг друга по-настоящему, наворачивали каких-то иллюзий, мало общались по-человечески… Сейчас мужчины и женщины имеют возможность просто общаться и дружить, учиться и работать вместе и видеть друг друга настоящими. Правда, очень мешают искренности гендерные предрассудки. Правда, до сих пор много притворства до брака и грубости с хамством, «разочарований» в браке. Это пережитки, надо избавляться. Нужно учиться честности.

Ох какую я дальше написала глупость про секс… мол, если людей влечет друг к другу, то они уже совместимы, а многие сексуальные привычки и потребности (?) вырабатываются совместно. Хорошо хоть про темперамент такого не сказала… Не хотела я этого признавать, да пришлось: нет, не так. Потребности и совместимость не вырабатываются, они просто есть, или их нет… Что касается техники, приемов – да, многое приходит с совместным опытом, и множество границ может быть пересмотрено и отодвинуто, но все равно у каждого есть незыблемые понятия о приемлемом и неприемлемом. Правда, конечно, пока не начнешь двигать, непонятно, что можно изменить, а что нельзя.

И еще о суеверном отношении к штампу. На «Радио Мария» приводили статистику – мол, в «незаконных» семьях больше насилия, что связали с повышенным уровнем страха и незащищенности (я извиняюсь, кого? Мужчин? Или там женщины руки распускают? не смешите)… можно ли этой статистике доверять – большой вопрос. Но даже если всё так, это всё равно доказывает мою правоту: это лишь показатель суеверия, не будет суеверия – не будет страха и насилия. Ну конечно, см. Дм. Смирнова - домашнего насилия в христианском браке нет! А если муж жену за косы таскает - какое ж это насилие, он ее учит...

Но у нас же тут еще приговор: «разрушение в романе Чернышевского начал евангельской этики.» КАКИХ? Можно конкретно? Только, пожалуйста, без путаницы с катехизисом. У рецензента, в отличие от Чернышевского, нет непосредственного нравственного чувства, он не чувствует этику свободы, у него в голове просто свод правил, и всё. Чернышевский - чувствовал и понимал Евангелие куда лучше него. ОПАНЬКИ. Дальше я просто в ступоре. Это в духе «Православного путеводителя по Библии». Двойная мораль для женщин и мужчин (увы, от нее и в светском-то обществе много чего осталось!) Мало того, что рецензент считает, будто эти различные требования предопределены различиями физической природы полов (КАК? КАКИМИ? Неужели он имеет в виду пошлость Лужина – мол, мужчина чужого ребенка не родит? Так это решается, как только разрывается круг неравенства, как только женщина перестает зависеть от мужчины, да делайте тесты днк, в конце концов, кто вам мешает?!), так еще и на их основании «зиждутся соответствующие положения евангельской этики»!!! Дожили!.. Христос, значит, проповедовал отдельную мораль каждому полу?! А вот хренушки, не найдете вы такого в Евангелии, а по букве - Он гораздо строже к мужчинам относился. Вот это я понимаю, наглость… И так забавно, думает, что наехал на Чернышевского, а на деле пошел против Христа! Нифига этот дядя не знает Евангелия. Нет там двойных стандартов. Нет там обвинения женщин и оправдания мужчин, вообще ничего подобного нет.

А что, кстати, с церковью до Петра Первого всё нормально было?..

«Секулярное богословие» - во-первых часто глубже, духовнее, живее церковного, во-вторых, с учетом понятия «мистическая Церковь» никакого секулярного богословия и нет. Всякий истинный акт человека происходит в Церкви.

И я хренею… Все, ну вот все писатели хороши, ценны, даже отлученный Толстой, даже грешный Пушкин – и только Чернышевский создал «евангелие от антихриста»! Конечно, ведь он, в отличие от тех, на святое покусился, на неравенство полов! Свободу женщины защищал  - конечно, антихрист! Да те же Бунин и Набоков куда ниже Чернышевского, как по мне, и с Достоевским их в один ряд ставить – просто нелепость.

Далее – величайшая наглость и варварство: требование убрать ЧД из школьной программы!!! Он не сволочь?! Если не в ЧД, то где еще можно прочитать про идеальный брак и человеческие отношения между людьми вообще и мужчинами и женщинами в частности?! Такую книгу убрать!.. Если ее сейчас все же убрали, это – катастрофа. И не менее наглая, грубая ложь – убрать, мол, «по причинам сугубо литературно-методическим». И называет якобы причины:

- сложность повествовательной манеры автора;

- путаность повествования;

- сомнительные этические принципы; (вот оно, и не надо песен!)

- все равно подростки это читать не станут. (а если не станут, что ж ты так беспокоишься, а?)

А можно подумать, они читают «Войну и мир» или «Преступление и наказание»! Наивный человек! Я была в аду под названием «школа» и прекрасно помню, как прилежно дети читают классику: «Читал? Ну че там? А, эта вышла за того, а этот самый ушел на войну. Ага.» «Читал? Че там? А, типа убил старушку топором, да? Ага, из-за бедности. А, ну ясно всё.» Вот все их знания о Толстом и Достоевском. Да и нельзя их особо винить, рановато им такие глыбы, не по зубам. Но если уж есть ФМ и ЛН, то пусть будет и Чернышевский. Я ведь только недавно поняла, Господи… Раскольников, идея сверхчеловека… 9 класс… Что ж в школе Ницше не изучают, а? Без Ницше там хрен разберешься.

«так и живем - то с программой КПСС, то с программой по литературе». Таак… Во-первых, мне страшно представить, какая программа была бы в школе при засилье церкви. Во-вторых, уж не на рабство ли духовное мы жаловаться начали? Так откуда оно? А с других времен, задолго до «бесноватого из Симбирска». К рабству нас приучали долго и упорно, к чему и церковь лапу приложила. А как думаете, почему после Октября народ не защищал свою веру, спокойно смотрел на разрушение храмов, казни священников, легко менял иконы в красном углу на портреты Ленина? А все потому, что воспитательные методы церкви обратились против нее. Это всегда так. Вдалбливали послушание, рабство, духовную пассивность, личное ничтожество, умственную и нравственную косность, воспитали стадо баранов – получайте. Хотя, больше похоже, что рецензент жалуется не на рабство в целом, а на рабство не у того господина, который симпатичен ему. А такая постановка вопроса меня в корне не устраивает.

Короче, всё отвратительно, мерзко и безобразно. У кого хуже? У Дмитриенко лучше по стилю, более легко, просто, но по смыслу – хуже нет. У Набокова хоть 2-3 глубокие мысли. А у него – только злобный поиск минусов и злостное из преувеличение. Я же, адвокат по натуре, ищу плюсы и истинно христианский дух – непосредственно своим сердцем.

Ура!!! Всё, отпустила меня эта книга!

Теперь мб еще кое-что прочитаю, «Пролог», «Моральный кодекс…»…

Ах да, еще сны! Мб…

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Рахметова, разумеется, тоже надо "разоблачить". Рецензент всё это нарочно исказил или по скудоумию? К меню придрался. Самую лучшую говядину Рахметов ел не потому, что она доступна простому народу, а для своей "боксерской диеты". Все остальное - в той же мере, как и народ.

Ну, можно сказать, что меню было приемлемое, да. "чего же им еще надо было"? Зачем революцию делали? Насчет революции (Октября) я мнение свое переменила, но даже и сейчас скажу: я не знаю, насколько "простой народ" реально был обеспечен нормальной едой, так что и судить не берусь, чего им еще надо было. Впрочем, Лесков, Чехов, Толстой и сам Достоевский свидетельствуют, что не очень-то было с едой у низов, не говоря уже обо всем остальном. Революция произошла потому, что не провели нормальные реформы, а не потому, что с жиру кто-то взбесился внезапно. И даже погром культуры, о котором я так скорблю... Но разве поспоришь с тем, что сказала одна преподавательница: "все эти дворянские усадьбы с галереями и библиотеками были для простого народа не храмом знаний, а местом, где насиловали мать, сестру, жену" - что, не было? Не нашлось вот творческих сил для реформ, виновата в основном элита, я так считаю, с дикого народа взять нечего. Не народ делал революцию, разумеется, а кучка лживых бандитов, обещавших именно то, чего народ давно хотел (только вот незадача - очень скоро новая власть стала делать всё наперекор обещаниям), а далее взыграла жажда мести. Взыграли "старые яды", прав Бердяев.

А Дмитриенко все-таки навно-бесчеловечен, да и к иной вере относится неуважительно: "йоговское завихрение с гвоздями" - да, не почувствовал того, что понял Писарев, но это ладно. А что сразу "завихрение"? Значит, как гвозди - так завихрение, а как власяница - так благочестие, православно же, да?

Ага, дальше знаю, к чему клонит - Чернышевский проповедует антихриста под личиной Христа... Да, Рахметов и люди его типа не тянут на Мессию, хотя и имеют некие внешние черты с Ним. Впрочем, главное то, что после Христа никакие мессии уже не нужны, надо на что-то более реальное рассчитывать. Да, в нашей революции, разумеется, проявился антихрист. Да, "испытывайте духов". Вот только соответствие духу Христа проверяется не буквой, а духом. Вот только чаяния Чернышевского весьма отличаются от реального Октября. Вот только до фига антихристова духа было и в монархии, откуда в революцию он и перетек. Много и среди считающих себя христианами было и есть лжепророков и антихристов!

И снова туманные намеки... На что покушался Чернышевский? Ну скажи честно - на ЧТО? Может, на замену христианства - религией земного рая? Что ж, это имело место. Но не получилось и не могло получиться. Но из этого нужно делать не совсем такие выводы. Обычно ставят дикое "или": христианство или свобода, христианство или материальное благополучие, христианство или права человека - вон патриарх недавно отличился... Да всё это совместимо, более того - неотрывно от христианства по сути.

Вот нарочно возьму и почитаю "Моральный кодекс строителя коммунизма"! Сравню с теми же любимыми Чернышевским, Герценом... ну они же не коммунисты) С какой радости автор их связывает? Уже подозреваю, что найду массу несоответствий! А если не найду, тем лучше - значит, хреново воплощался в жизнь этот кодекс. Я заранее уверена, что найду не только кучу нестыковок со своими любимыми, но и некоторые бесспорные истины. Написано же в целом наверняка отвратительно-казенно-напыщенно, но уж так и быть, помучаюсь.

Чернышевский верно почувствовал в своем дневнике: "Главная мысль христианства - любовь." Не увидел, правда, свободы, но ее и сейчас не видят. Дмитриенко, бесспорно, не удалось найти любви в ЧД, и он даже ручается, что и мы не найдем. Не знаю, лично я - нашла.

Кстати, о вечновсовываемом везде Пушкине. Дмитриенко цитирует "Евгения Онегина": "нравственность в природе вещей" - ? ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ? Пока не пойму, не могу оценить, а потому и спорить. Хотя, судя по контексту - мол, есть некая абсолютно утвержденная нравственность, которая "управляет" миром, какой-то вечный свод основных правил... Это поверхностное понятие. Дмитриенко понимает, что нельзя путать нравственность с нравоучением - и сам же только этим и занимается. Нравственность ничем не управляет и нигде изначально ее нет, кроме как в Боге и в человеке. В природе ее нет. Она внутри, а не снаружи. Есть вечные основы - любовь и свобода, но автор статьи их то забывает, то неверно толкует.

Приговор: мораль персонажей ЧД "для человека с традиционными представлениями о нравственности - духовная смерть." Да не нужно традиции, хватит уже!!! Есть иная нравственность, и почему вдруг только традиционная - истинна? Этот человек даже не подозревает, что Христос как раз и перевернул все традиционные представления о нравственности. Да и потом, опять же, традиция не одна. И даже одну понимают по-разному. А для меня традиционная нравственность - духовная смерть, так-то.

Приговор: любовь в ЧД - "уродец эмансипации". Вот так рецензент видит то, что для меня - идеал любви. Современное прочтение, 21 век, я в шоке. Сам ты урод... Дело ведь не только в "свободном выборе себе предмета страсти", хотя и это важно, свобода ведь лучше, чем насилие. Очень грубо он это понял. Ну, какой человек, так он и понимает, видит, что хочет и может видеть, это понятно. Человек явно незнаком с идеей андрогинности как условия целостности личности (сейчас я предпочитаю идею преодолеиия гендера). Это ведь махровый реакционер, больше ничего... Как поняли роман современники Чернышевского, даже если и сниженно, примитивно - это не важно и говорит нелестно только о них, а не о Николае Гавриловиче. Идея эмансипации должна быть принята целостно, а не по кускам. Все со всем связано: хочешь свободно выбирать мужчин - будь независимой - работай.

Далее наезд дичайший на Чернышевского - да этому деликатному человеку и в голову бы не пришло послать женщин укладывать рельсы, ему бы в страшном сне такое не привиделось. Он рыцарь был) Хотя, а если женщина может это делать, почему нет-то? Есть женщины, которые могут, и мужчины, которые не могут выполнять физически тяжелую работу, в чем проблема-то? А со своими матками, как говорят феминистки, уж позвольте нам самим разобраться. И абсолютно правы в том, что все эти списки запрещенных для женщин работ давно надо отменить - дискриминация в чистом виде. Женщина - человек прежде всего, а не матка на ножках. Надо ей заработать - пусть работает. А то сейчас ведь как хитро - на многие "вредные работы" по сути женщин берут, но с другой записью в т/к, соответственно - зарплата низкая, льгот никаких. Совсем оборзели. И вообще, пора уже искусственную матку создавать, давно пора! Вот консерваторы вечно ставят нас перед нелепым выбором: или продавайся мужчинам и рожай, или иди рельсы укладывать. Но есть же еще куча вариантов)))

Тем не менее, Чернышевский считал, что при равенстве полов должны как-то учитываться особенности физиологии, потому Вера и открыла швейную мастерскую, а не контору по заготовке дров. Да и пусть учитываются особенности, только не полов, а людей!

И это наглая ложь, что женщины стали трудиться на тяжелых работах только после 17г. Вспомните крестьянок, вспомните Некрасова, Толстого! Значит, асфальт укладывать женщине нельзя, а на поле пахать (иногда, в отсутствии мужа и лошади, даже буквально впрягаться в плуг) - можно?! В поле выходить на второй день после родов можно?!

А кстати и на Веру заодно снова наезд. Она явно не виновата в "историях", случавшихся с ее работницами. Не могла же она их запирать на замок, да и не должна была, да и права не имела. Да и все равно бы не помогло, и даже тем более не помогло бы. Роль ее только положительная - ободряла, утешала, помогала. А что еще делать? Фарисействовать, клеймить, читать мертвые нравоучения? Вера делала в таких случаях ровно то, что надо делать. Ангел и святая.

Насчет фразочки Лопухова: "замуж должны выходить только вдовы", т.е. женщины, на практике познавшие, что есть семейная жизнь. Практически сейчас так оно и происходит, возможностей узнать своего избранника со всех сторон - масса. Конечно, все равно не особо помогает, и все же лучше, чем раньше. По крайней мере, ошибку можно исправить. Конечно, легкомыслие. Конечно, наделение магической силой штампа в паспорте. Поставив его, люди откровенно расслабляются, да попросту наглеют - теперь куда на хрен он/она денется. И мужчины, и женщины значительно хуже начинают обращаться друг с другом, перестают следить за собой. Избавляться пора от этих детских предрассудков. Да, конечно, к отношениям надо относиться серьезно (вот так тавтология, простите), себя не разменивать. Это мое мнение, не навязываю. Это мне вот так нужно. Но с другой стороны, смотря что тебе нужно - традиционная семья или любовь (могут совпадать, а могут и не совпадать). Да и сверх того варианты есть. 

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Чернышевский не то, что бы "звал к топору Русь"[1], но в определенный период был не против. В определенный период говорил, что не боится крови, насилия, хаоса, "мужиков с дубьем". Думал, что после всё само уладится... Т.е. когда-то и правда признавал "цель оправдывает средства". Но больше все-таки в этом было констатации простого факта: иной революции в России быть не может, слишком долго терпели внизу, слишком долго тупили и наглели наверху. Он оправдывал, но не поощрял. Но все это романа не касается. В романе совсем другая мораль.

И не стоит так уж сильно превозносить реформы Александра 2 - это минимум, который он вынужден был сделать, и то не весь.

Что "обмирщено", а что "церковно" - автор статьи не может понимать вследствие поверхностного понимания как "мира", так и "церкви".

Так, православные обвиняют протестантов в "развоплощении Церкви" - под этим понимая отказ от многих обрядов и пр. внешней атрибутики. А ведь атрибутика - это лишь символ воплощения, но не оно самое. Нет, напротив, протестанты попытались дать Церкви реальную плоть - чтоб Христос жил в человеке, семье, общине, работе, в реальных отношениях между людьми.[2] Вера должна быть выражена во всем человеке и во всей его жизни. Такому человеку не нужен храм и посредник, он сам всегда с Богом. Истинная Церковь - это вера, воплощенная в жизни, "охристовленный Космос" - Бердяев. Истинная плоть Церкви - не обряды и сооружения, а весь строй жизни человека. Очень правильно заметил Бердяев в рецензии, кажется, на Булгакова, что... ладно, потом цитату найду. И нашла: "слишком большое углубление в религиозную жизнь упраздняет религию, которая создана для далеких и отпавших". Тем не менее, теперь я понимаю важность и смысл общины - наверное, надо не только твое общение с Богом, но и общение с людьми в Боге, смысл в этом явно есть: теозис не только для человека, но и для человечества...

Так-то, а наши православные набрались наглости и написали: "Церковь - это не "где двое или трое собрались во имя Мое", а где есть пастыри и пасомые" (!!!) Ничего так книжечка, в храме продавалась по благословению очередного иерарха. Я тут не знаю, и сказать чего... Господа, а это ничего, что вы во имя своей иерархической гордыни отвергаете слова самого Христа?! Ну конечно, ведь и у вас цель оправдывает средства, и у вас идет "коррекция веры" (в этом меня обвиняли, да на себя посмотрите), и у вас Великий Инквизитор, не только у католиков, не обольщайтесь... Очень весело получается: мы воспитаем вас во лжи и рабстве, но зато многих приведем ко спасению. Только вот я христианство не так понимаю. Да и современного человека уже не так-то просто унизить и запугать. Виноваты сытость, медицина, образование, права какие-то... ужас, раньше лучше было, правда?

Оно конечно, можно и меня упрекнуть в том, что я не признаю "вечной погибели", явно прописанной даже в Евангелии (и то, явно ли - вещь спорная, знающие люди говорят, что не всё там однозначно с переводом...). Но, заметьте, мне-то можно, я-то не признаю всю Библию от первого слова до последнего - подлинным, прямым словом Божьим, вечным и незыблемым. А вы признаете (ну постоянно об этом твердите же), поэтому вам городить такое не только нельзя, но и как-то уж очень неприлично... Вам нельзя выбирать то, что приятней:) Признаете каждую строчку - вот и живите буквально как написано, а я порадуюсь, на вас глядя, как вы будете противоречия разрешать... Ух... И потом, вы не согласны с Писанием из гордости, а я - из милосердия.

Похоже, протестантов рецензент не любит, считает эту конфессию типа искажением христианства... Красноречивое: "А Чернышевский?!" Что Чернышевский? А что Кальвин? Вот глупость опять сказал - Кальвин не заменил спасение мирским аскетизмом и трудом, а объявил это путем ко спасению, средством. Понятие спасения у него было, не надо песен. Просто он до жути сузил выбор средств. А о том, во что превратил Женеву, и вспоминать не хочется. В казарму. И людей сжигал... Конечно, безобразие. Но сама по себе идея спасения трудом оказалась очень полезной и плодотворной, да и в принципе - какая в ней неправда? Это же здорово - добросовестно работать на своем месте, куда призван, и тем спасаться! Почему Кант стал Кантом, сын скорняка - великим философом? Да потому что родители и пастор увидели, что у мальчика способности к наукам, а посему ему надо не дело отца продолжать, а продолжать обучение и тем самым - исполнять Божью волю о себе! Так-то!

А что вот это - "?!" Чем автор статьи возмущен? Чем ему плоха идея труда и социальной справедливости? (К которой Кальвин не особо причастен, уж скорее к капитализму) Что за человек противный - труд его не устраивает, сибаритство он осуждает... Я это не специально так вопросы ставлю - выражался бы яснее, и возражения были бы серьезней. Насчет "проповеди идей" (атеистических) в мастерской я говорила - может, и плохо, но что ж церковь не устраивала подобных мастерских и не проповедовала тем всё, что ей угодно? И совмещали бы это с воскресной школой, и всё было бы хорошо. Сами виноваты.  Только и умеют, что государством прикрываться, даже до сего дня, нет бы самим что-то сделать, в условиях конкуренции, так сказать. Но с другой стороны, как представлю, ЧТО бы они там проповедовали... не знаю, может, вменяемый атеизм даже лучше. Надо же как-то освобождаться от ветхих представлений о Боге...

Так, снова параллель насчет "хулы на Духа" - по сути, у Рахметова это даже верно, хотя масштаб, конечно, маленький.

А вот образ, тоже взятый у христианства - "Невеста". Это не только, даже не столько монахиня, а Церковь. У Чернышевского этот образ Невесты, многозначный, такой глубокий, так отдающий мистикой - и теозиса (прообраз Земли), и Софии, и где-то "вечной женственности"... (ох не люблю я это расплывчатое понятие...) Теозис, конечно, самое то. И такой красивый образ... Революция - хрен с ней. Главное дело - эмансипация и преображение. Дмитриенко тут, по обыкновению, видит обман и подлог, прикрытие христианским образом антихристианской ценности, я - вовсе нет. Христианства в этом образе очень много, подлинного.

А как рецензент относится к Верочке?! Снова подмена Евангелия - катехизисом, непонимание смысла христианского брака - мы уже привычные. Но тут уж наезд слишком дикий: осуждение за то, что она хотела "лишь" (!!!) вырваться на волю, за то, что не спала с человеком, которого пока не любила... Нет, блин, если бы она вышла замуж за того богатого придурка, практически - продалась бы на всю жизнь, повинуясь воли маменьки, рожала бы ему детей без любви - вот это да, настоящий христианский брак был бы. Продаться навеки нелюбимому мужчине, потому что мама с папой так сказали - это для рецензента христианский брак. Абсолютно не понимаю, какой-такой "страшный грех" - сбежать от такой маменьки? Которая кричит "обокрала", для нее ведь дочь - капитал. Так давно пора было бежать-то. Конечно, меня лично смущает брак без любви, но Вера-то по наивности и гордости принимала чувства Лопухова за дружеские, да и он от нее ничего не требовал, да и выхода другого не было.

На священника тоже наезд дикий - грехов он никаких не совершал, венчая пары без согласия родителей. Даже по канонам их согласие не нужно. Напротив, такие батюшки добро делали, и Бог им воздал. Законодательство тогда было дурацкое - какое похищение, когда она согласна? Ну, вот статус у женщины такой был  - сперва собственность родителей, потом - мужа, ее мнение ничего не значит. О, рецензент даже пишет - для их же блага такие законы, ибо дуры неразумные. Ну на это я уже отвечала. Господи, даже жену священника зацепил. А ведь у них были такие отношения, которые многим "попам" и "попадьям" и не снились! Куда уж до них тем же "соборянам" Лескова! Так они и не ощущали себя "попом" и "попадьей". За атеизм я их не осуждаю, ибо хорошие люди. А многие священники - атеисты, да не по вере, а по делам!

Я только одному удивляюсь, как Дмитриенко не припомнил второе, еще более "греховное" венчание Веры - при живом-то муже. Удивительно, как он это пропустил... Венчание было для них формальным обрядом, необходимым для признания обществом брака, следовательно, греха никакого в этом нет. Давно следовало придумать загсы и не мучить людей ритуалами религии, к которой они не принадлежат.



[1] за топор скажите спасибо Победоносцеву и иже с ним.

[2] Да, попытки в основном не слишком удачные, т.к. воплощать пытались в основном ВЗ. Да, Евангелие воплотить крайне сложно, а массово - невозможно. Но попытки сами по себе ценные... 

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Я поначалу в ступоре даже не понимала, чьё хуже - его или Набокова. Итак...

Эх... Ну что, поругаться с Дмитриенко? Посмотрим, есть ли у меня настроение. Впрочем, если нет, можно почитать главку про Марию Склодовскую-Кюри в "Женских лицах Запада", а там и музыку послушать... Взяла еще "Историю ордена тамплиеров", интересно.

А поругаться - в основном для разрядки. Дочитаю "Пролог", мб, кое-что отмечу и постараюсь откопать в библиотеке "Моральный кодекс строителя коммунизма". Вот нарочно прочитаю и сопоставлю с теми же очерненными Герценом, Чернышевским, Писаревым... Уверена, что обнаружу коренные отличия. Если  что испортить - это мы всегда готовы. Ох, как же противно...

Ну что за противная личность этот Дмитриенко?! Очень похоже, что считает себя христианином. А на деле только жутко дискредитирует христианство... Вся его статья - это цепь мелких, злобных придирок. Соответственно, настраивает только на мелкие огрызания. ЧД почетен вовсе не потому, что приглянулся Ленину. Хотя тот и говорил, что роман "перепахал его"... Неглубоко, очень неглубоко, да и скорее всего не роман, тема которого, прежде всего, не политика, а этика, не ЧД, а другие, революционные произведения Чернышевского. Их я не читала, вряд ли буду, тут я говорю только про роман. ЧД стоит не ниже, а выше многих литературных произведений, даже наших. Далее, выпады насчет бесспорных параллелей с христианством, обнаруженных И. Паперно. И далее начинаются противные мелкие придирки... Ах, Лопухов картежник, ах, он в грязи кого-то вывалял. Странно, что про Веру забыл - ужасная ведь сибаритка. Женщина живет в свое удовольствие, вот ужас-то. Приговор: "пресловутым "новым людям" отнюдь не чужды земные страсти". А никто и не спорит. Пусть даже кое-где они неправы, да сверх  того, Чернышевский вовсе и не проповедовал аскетизм, а напротив, гармоничное наслаждение жизнью, причем этически обоснованное. Это не только не противоречит христианству, но и отражает его главную антропологическую идею - построение целостного человека. За мелкими придирками, естественно, ускользает главная мысль романа.

Лишь бы уличить. Инквизитор хренов. Приговор: "новые люди" на самом деле ветхозаветны, идея "воздаяния" у них преобладает над "смирением и всепрощением". Во-первых, такой вывод можно сделать, специально заостряя внимание на незначительных, мелких эпизодах - ну с кем не бывает греха и перегиба? Во-вторых, фундаментальные принципы ВЗ (не убей, не укради, плюс безусловное требование социальной справедливости у Пророков) - необходимая составляющая христианства. В-третьих, мне страшно подумать, что автор статьи понимает под "смирением" и "всепрощением". Небось рабство и унижение. В этом плане автора можно прекрасно бить его же оружием - что ж он такой злой и несмиренный, людей вон осуждает?

Далее уже не придирка, а ЛОЖЬ - огромная, причем выведенная снова из мелочи. Из-за того, что Рахметов слегка помучил Веру для успеха дела, так сказать, приговор: Чернышевский исповедует принцип "цель оправдывает средства". [1] В то время как в романе автор ясно говорит о соответствии средств - цели. И в личном письме - то же самое: "хорошая цель не может быть достигнута дурными средствами", перед этим прямо говоря, что принцип "цель оправдывает средства" - для подлецов. Это был человек кристалльной нравственности. Правда, непонятно, как он представлял применение своих принципов в революционной борьбе... Но в этой наивности он сходится с Карамзиным, считавшим, что "истинная политика покоится на правилах нравственности". И где ж он такую видел? Хотя, нравственность бывает разная... Но оба, получается, "нравственно щепетильны" и наивны. Традиция русской литературы сохранена, а не попрана. Не любил Чернышевский Карамзина именно за консерватизм (да вспомните 4-х строчную рецензию Пушкина, которого вы везде суете, к "Истории государства Российского"!), но уж никак не за нравственность. Это уж скорее Карамзин, сказавший: "не должно делать зла для торжества добродетели" - скорее он в своей "Истории" проводит принцип "цель оправдывает средства". Причем в данном случае противоречит себе и морали по-крупному. Так что кто бы говорил... Снова бревно и соломинка.

Про нравственные мучения и колебания Лопухова и Кирсанова автор статьи вот как изволит выражаться: "экстравагантные кульбиты". Это уж скорее применимо к метаниям вашей любимой Наташи Ростовой... Идеал женщины, тьфу. Не, ну сейчас я бы и ее метания так не назвала)

"уместно ли вообще..." (сопоставление литературы и религии) - еще как уместно. Сравните хотя бы ВЗ и НЗ - прогресс налицо. Вспомните историю церкви. По тону - "изящная словесность и богословие" видно, что рецензент легкомысленно относится к литературе, а богословие утверждает не живое, а закосневшее, стоящее для него априори выше литературы, которая якобы ну никак не может всерьез говорить на религиозные темы.

"по убеждению автора..." А по твоим убеждениям Марья Алексеевна очень добродетельная, что ли?!  Вот именно по твоим?!

Град Земной и Град Небесный. Очень важная тема, спорная, обоюдоострая, скользкая. Здесь проявляется еще одно неприятное свойство рецензента - легкое скольжение по теме, уклонение от прямого ответа. Оно конечно, это противоположение есть, но понимать его можно иначе, чем Дмитриенко - фактически он оправдывает зло здесь и пассивно ждет добра "там" - весьма распространенная позиция, но не единственная. Чернышевский был лучше в своем стремлении к раю на земле, он неосознанно жаждал теозиса, он больше это чувствовал... По-моему, гораздо совестливее понимать, что нельзя умиляться фразам о любви в Евангелии и при этом ничего реально не делать для ближних своих, это как минимум лицемерие. Да, Чернышевский кое в чем и ошибался. Но у многих этот самый принцип двух Градов принимает отвратительную и бессовестную форму двойного стандарта! Основная ценность идеи двух Градов вовсе не в пропасти между ними, а в факте их коренного различия, но все же с устремлением к Граду Небесному - через Град Земной[2], а не через отречение от него. Часто этой идеей оправдывали зло, причем чистое и беспримесное. А должны бы, напротив, оправдывать мелкие, частные неустройства человеческой природы, такие как возможность развода и т.п. Т.е. не абсолютность, а относительность многих мирских отношений. Ну развод, ну бывает, а вот убивать, насиловать и унижать людей - нельзя, вот как это должно выглядеть. Но нет, любимое дело - всё с ног на голову. Такое ощущение, что Дмитриенко считает более нравственным поведение "ветхих людей", чем попытки переустройства "новых". И почему?! Да гордость, батенька, гордость - это ж наше любимое. Лучше в пороке и грязи жить, да регулярно в покаянии слезы крокодильи лить, а стремление реально стать лучше - это того, гордость...

Абзац про мессианизм и хилиазм - на 50% верный. Верны параллели хилиазма с социализмом, относительно, конечно. Упразднение проблемы метафизического зла, имеет место у одних, но ведь она гораздо глубже, чем обычно думают другие) Многие верующие ее упрощают.[3] Но Дмитриенко вкупе с Булгаковым, похоже, в упор не видят того, что мессианизм и хилиазм есть и в христианстве. Царство Небесное и правда будет на Земле. И Христос - Мессия, правда, не такой, какого хотели бы многие иудеи, да и не только они.



[1] На себя посмотрите! Вспомните, как ваши "старцы" к людям относятся!

[2] Через одухотворение Града Земного, духовное овладение им - сюда входит сотворение элементарного добра и борьба с элементарным злом - так, правозащитники Божье дело делают.

[3] И кстати, абсолютно неважно, имеет ли зло персональный источник, воплощение, или нет. Не суть. Главное, что оно не абсолютно. И нет, не имеет, ибо принцип личности сам по себе - уже благо, это в любом случае не воплощение "чистого зла"  (оно разве в потенции существует), а искажение добра. 

blackmoon3712: (Default)
 2008, 2015-2017 доп./

И ведь ничего, касающегося меня лично, не произошло. Всё ровно. Стойкое отвращение вызывает среда обитания... Вообще... Отвращение + тоска - такое порой на целый день. Всё вокруг не то, что очень мерзко и злобно, а серо, скучно, обыденно, поверхностно... Не люди, а масса.

А книги? Вроде мыслящие люди такой бред иногда пишут, что плакать хочется. Особенно сбивает с толку отношение к женщинам. Нет, женский вопрос до сих пор стоит очень остро, эмансипация отнюдь не завершена. Хотя, конечно, правильнее ставить не женский вопрос, а андрогинный (*гендерный, я тогда такого слова не знала). Почему-то никто не задумывается, что должны меняться не только женщины, но и мужчины. Очень сильно сбивают с толку то призывы исполнять "исконно женские обязанности" (меня от них тошнит), то какие-то дикие трактовки феминизма, одни крайности, здравых мыслей мало. Ну потому что информации у меня было мало. А на самом деле здравых мыслей сейчас - море. Вот самых что ни на есть элементарных и здравых. Жаль, что они не популярны, охренеть как жаль... Подобно тому, как русские либералы спотыкаются, скажем, на Украине, так и просто либералы спотыкаются на феминизме. Спотыкаются люди, поразительно свободные, вот даже мой Бердяев... а потому что "ты для себя лишь хочешь воли"... сложно уйти от мгс, да не многие и хотят. Ну ладно, он когда жил, так и современные не лучше... От всего этого теснит в груди, как от старинного корсета, "нечем дышать" и т.п...

Послезавтра - зачет по криминологии, вот почитываю учебник. И вроде хорошо ведь написан, но насчет женской преступности - снова дискриминационные мотивы. (сейчас не помню, что именно, но вспомнила, как на психологии и педагогике дядя всучивал нам "теорию" какого-то израильского "ученого", что в изнасиловании часто виновата женщина, ну вот эту "виктимность", меня это возмутило дико, но я промолчала, теперь знаю, что это неприемлемо и называется "виктимблейминг", пакость жуткая. Еще один преподаватель, вот сейчас не вспомню, какой, утверждал, что татуировки полностью принадлежат тюремной субкультуре, и не надо приличным людям их делать, вот там я немножко спорила, ну потому что очевидный бред... а химичка в школе заставила плачущую девочку вынимать пирсинг из носа, хотя та пыталась объяснить, что этого делать нельзя, т.к. прокол сделан недавно, при этом заявила, что девочка выглядит "как животное"... Господи, сколько ж вас таких, маленьких, но инквизиторов, отравляющих жизнь людям по причине собственной несвободы, неудовлетворенности, по невежеству и властолюбию, когда вы исчезнете-то наконец?! Я понимаю, что требуется просвещение, прежде всего. Но у меня нет сил на этих динозавров, я могу только ругаться...)

Не хочу быть слабой. (ах ну да, в учебнике наверняка же было написано, что современные женщины совершают преступления потому, что у них нет возможности быть "слабыми"... ну конечно, конечно, пусть лучше против них совершают преступления их "защитники" да сор из избы не выносят - да, так будет гораздо лучше!!) А если я и беспомощна в реальной жизни, то вовсе не из-за пола, а из-за устройства личности. От "женских обязанностей" меня коробит, всё мое существо их попросту отторгает. Говорить об их равноценности с "мужскими" равносильно тому, чтобы говорить о равной почетности всякого труда. А иначе, как думаете, почему женщины боролись и борются за исполнение "мужских" обязанностей, а мужчины с ужасом бегут от "женских"? Ни один мужчина не вышел и не выйдет с протестом против того, что жена не подпускает его к пылесосу, кастрюлям и памперсам. "Мужская" работа явно престижней. "Мужская" работа дает хотя бы относительную независимость, "женская" - однозначную зависимость. "Мужские" навыки покупают по прейскуранту, "женские" - требуют просто так. "Мужскую" работу оплачивают не как левая пятка захочет, а четко, она имеет пределы - вот тут - моя обязанность, а вот там - уже не моя. Есть четкое время работы, выходные, отпуск. Женский же ежедневный труд - невидим, размыт и оплачивается чаще всего едой, да еще с контролем и упреками. Ну на фиг. А "традиционно женский" наемный труд - тоже непрестижный и низкооплачиваемый. 

Впрочем, по сути, "мужского" и "женского" нет, слишком размыты границы, слишком часто одно переходит в другое... Это по сути, но гендерное пока - очень даже есть. К сожалению.

А плюс я еще прочитала, как критикует Чернышевского некий господин Дмитриенко, и жить расхотелось окончательно) ну там реально жесть. Но я реально живу в словах, такая уж моя доля:)

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Ага, "цель и предназначение человека - создание Царства Небесного на земле" - ведь 50%. Только вот не понимали как будто... чтобы все были сыты и здоровы - вполне возможно, чтобы счастливы - нет. Да и Чернышевский понимал, представляя себе ситуацию: любимая женщина уходит к другому. Возможно сделать так, чтобы мужчина не имел права ее за это убить или вообще как-то навредить. Но невозможно сделать так, чтобы мужчина при этом не страдал. Трагедии будут и в благополучии, в этом отличие "земного рая" от Царства Небесного. Люди все равно будут страдать, только по более тонким причинам. Но это не повод не стремиться к земному благоденствию.

Боже... Герцен и Белинский никогда не считали, что "если нет бессмертия души, то все позволено". Хотя, Белинский одно время к этому приближался, но Герцен - никогда, у него были твердые гуманистические убеждения. Всё позволено... да вспомните, что христиане творили. Думали они примерно так: "всё позволено, если успею исповедаться". Мало того - порой додумывались каяться в том, что недостаточно жестоки к ближним своим... Так что тут Достоевский промахнулся. Вообще же он копал глубже, не останавливался на понимании Бога как сдерживающий силы. Достоевский вовсе не оперировал схоластическими категориями, он исследовал человеческую природу, да не поверхность ее, а иррациональные бездны. Именно бездны и не учли рационалисты, поэтому вот в чем Достоевский 100%-но прав: "мой идеализм реальнее ихнего реализма". Образ же Кириллова он трактовал вовсе не как предельное выражение своеволия (это толкование возможное, но не единственное), а как человека, жертвующего собой ради других, это его слова. (впрочем, если учесть мое негативное отношение к культу страдания - это тоже ведь нехорошо. Христос страдал не для того, чтобы мы умножали боль, а вообще-то прямо наоборот) В глубочайших своих прозрениях Достоевский далеко уходил от монархического понимания Бога. Конечно, своеволие Достоевского гораздо ценнее детерминизма Чернышевского, не только из-за реальности, но и из-за утверждения свободы. И естественно, научный подход "неприменим к вопросам личной веры" - да и к вере вообще. После Канта стыдно смешивать веру и науку.

Да что за черт, Иван Карамазов не был позитивистом! Что вы! Разве позитивисту знакомы такие глубины, такие нравственные мучения?! Позитивист спокойно отнесся бы к неким жертвам во имя общего блага, а он из-за слезинки ребенка мучился! В сопоставлении с "мировой гармонией"! Да где у автора глаза?!

Атеизм - это тоже вера. Если он сознательный, если человек цепляется за него, спорит, защищает, то - вера. Вера в то, что Бога нет)

Далее очень верно. Левые радикалы часто выходили из семинарий[1], было "прочтение современных событий в терминах священной истории". Было - "атеизм превращался в религию". Было - "жертвенное рвение", апостольство, мученичество. Достоевский "чувствовал, что русский атеизм тесно связан с православием" (тот же аскетизм Рахметова). "Атеизм самый полный ближе всех, может быть, к вере стоит" - вот это глубоко. "Ореол святости" мучеников-атеистов не только был, но и был оправдан. Чернышевский был поистине святым человеком, и я полностью принимаю и слова Некрасова в "Пророке" ("он будет на кресте, его послал Бог гнева и печали царям земным напомнить о Христе"), и слова Герцена: "позорный столб Чернышевского - товарищ Креста". На самом деле, у Креста много товарищей - и позорные столбы, и колы, и костры, виселицы, гильотины, плахи и т.п. А тем, кто обзывал Чернышевского "бесом, принявшим вид ангела", спешу заметить... Два факта, для примеру. Когда митр. Филарет устроил молебен "о спасении отечества", радуясь убийству декабристов - тогда молились не Богу. Когда истово поклонялись извергу Муравьеву-вешателю, посылали ему иконки и проч., за то же самое "спасение отечества" - прославляли не Бога. Можно с именем Божьим на устах, даже с верой в сердце творить всякие пакости и зверства и в сущности поклоняться сатане, а можно, рационалистически отрицая Бога, любить людей и делать добро, и тем самым служить Богу. Те, кто именем Бога причиняли страдания людям, унижали их, эксплуатировали (пусть они были даже в рясе с крестом на всё пузо, а уж корона меня вовсе  не волнует) - вот те истинно волки в овечьих шкурах.

Далее рассуждение о ЧД, о "людях реальности" и т.п. - по-моему, пустые слова, не суть. Впрочем, важна тема активности человека - получается, что сознание изменяет бытие. Правда про "уникальное смешение" - православие, христианский социализм, утилитаризм, позитивизм, эстетика реализма + остатки мистицизма... вера в безграничные возможности разума + романтическая вера в безграничную силу искусства...

В целом, написано не слишком глубоко и слишком отстраненно - непонятна позиция автора, я такого не люблю. Если не иметь собственной заинтересованности, пристрастия, то и невозможно понять ничего изнутри, только снаружи... Ничего не получится, если  не пропускать всё через себя. Впрочем, несмотря на некоторые чудеса Чернышевского, Достоевский бесспорно более гениален, т.к. копал глубже.

"Эпоха реализма", смена эпох... они-то меняются, а где истина?!

Впрочем, сейчас думаю, что Достоевский и Чернышевский хороши и плохи каждый по-своему: Достоевский хорош как мистик и провидец, но ужасен в политических и социальных вопросах, Чернышевский - наоборот. У каждого своя правда и свои заблуждения.  А в целом, написано довольно терпимо, но - поверхностно.



[1] И не только вопреки, но и благодаря.

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Современное прочтение… Скудновато представлено, но тем не менее я обрадовалась просто тому, что это есть. Я-то думала, совсем дела плохи, совсем не интересуются Николаем Гавриловичем...

Тему подняла саму по себе очень важную – параллели «Что делать?» (ЧД) с Библией, если поточнее, то – с христианством. Но т.к. в христианство вошли и неоспоримые положения ВЗ, то в целом верная постановка.

А с другой стороны, и правда: для многих левых ЧД стал тогда Библией. И если  бы последовали ему, причем понимая адекватно, было бы неплохо... Хотя, точнее было бы говорить не о параллелях, а о том, что Библия и христианство - непосредственные источники мировоззрения Чернышевского, да и социализма вообще (первые социалисты - Ламеннэ, Сен-Симон...) Достоевский излишне иронизировал над социалистическими интерпретациями христианства, да, оно там было наивным, перевернутым, упрощенным, НО - если говорить о христианском обществе, оно не может быть социально и экономически несправедливо, это бесспорно (никто не говорит, кстати, что имущественное равенство справедливо, скорее наоборот, но и разрывов резких быть не должно, и минимум какой-то обеспечен). И еще я бы уточнила, что учение Чернышевского исходит вовсе не из "христианской догматики" и не из "истин православного катехизиса" (хотя, Рахметов же аскет... а катехизис Нечаева...) - всё это часто искажало и обедняло христианство, нет, учение его исходит из духа христианства, которое Чернышевский часто понимает удивительно ясно. По крайней мере, это касается моей интерпретации его учения) Параллелей же, причем как основ учения, до фига, даже терминологически - "новый человек", рай на земле, апостол ("соль земли"), и т.п. Но есть и существенные расхождения с христианством.

Я вовсе не удивляюсь и не возмущаюсь, что нигилисты отвергали понятие первородного греха - ведь этим оправдывались всяческие безобразия и нежелание их устранять.

НО странную какую-то схоластическую триаду выводит автор статьи, выдавая ее за основу христианства: бессмертие души, свобода воли, разум. Она ужасно мелкая, произвольная, неточная. Вовсе не отражает сути христианства и даже христианской антропологии. Знаю, из этого всего Чернышевский оставил и даже раздул разум. Ясно, что бессмертие он отверг, т.к. якобы оно мешает устроению дел на земле, а свободную волю - как ловушку, обоснование наказания человека. Детерминизм, в сущности, был пусть нелепой, но все же попыткой защитить и оправдать человека, цель-то благородная.

Но посмотрим на саму триаду - что за бред? Бессмертие души - вовсе не христианское бессмертие целостного человека, последнее, при верном понимании, напротив, может способствовать правильному устроению дел на земле. (при этом бессмертие души я не опровергаю, просто это временное состояние) Свобода воли - мы знаем, для чего она нужна, Ницше объяснил, и она вовсе не отражает всей глубины и сложности Свободы. И наконец, разум... Разум - это лишь часть души, не менее важная, чем чувства. Для обоснования высоты и принципиального отличия человека от животных надо употреблять слово "дух" или "образ и подобие Божье". Откуда она вообще откопала эту триаду?...

Так, ну "сосредоточение на самом человеке" - это чисто христианский принцип, и "разумный эгоизм" сюда можно прекрасно уложить. Да, "не хочу жить по таблице", это тоже надо учесть...

А, вот ее вывод: "детерминизм человеческого поведения и отрицание свободы воли ведет к утверждению свободной трансмутации (обращаемости) добра и зла." А свобода воли, значит, не ведет? Да скажите мне, когда этой "обращаемости" не было?! Всегда была - на все воля Божья, все к лучшему, цель оправдывает средства... В нашем темном мире добро и зло вообще не абсолютны.

Но позвольте... Лужин - эпигон "новых людей"?! Да он рядом с ними не стоял, это махрово-ветхий человек!

"Наука... говорит: возлюби, прежде всего, самого себя" - снова нет, наука не говорит и не может говорит о любви, не ее это дело. Евангелие же говорит о том, что себя мы и так любим, но надо бы любить так, чтобы и ближним от этого хорошо стало... Надо правильно себя любить, тогда и других полюбишь. Не думаю, что самопожертвование должно стать правилом. Оно - на крайний случай, и требовать его от человека нельзя. 

blackmoon3712: (Default)
 /2008/

Ну что? Написано спокойно, разумно, без всякого ехидства. Человек спокойно искал точки соприкосновения столь разных мыслителей, это позитивно в хорошем смысле слова. И нашел ведь! Пусть копнул не глубоко, но читать такое гораздо приятней, чем напыщенное хамство Набокова, который только и смог показать мелкие дрязги писателей. Главное – написано интеллигентно, вежливо, в отличие от некоторых апологетов «чистого искусства». С явно левым уклоном, ну пусть.

«Внимание писателя к «мужику» и роднило его с Чернышевским» - вот общее. И в целом, они признавали достоинства друг друга. «Толстой, гениально изображая крепостного, вынося на всеобщее обозрение его нищету и забитость, вольно или невольно следовал эстетическим принципам, сформированным революционно-демократической критикой, и особенно Чернышевским.» Да тут и не «эстетические принципы», а просто человечность. И творец при этом свободен, в шею его никто не гонит про мужиков писать.

Также оба «не могли не заметить, что крестьянин не только угнетен и беден. Он обворован духовно» - как верно!!! И это не только про образование.

Они, конечно, расходились в вопросах веры, но оба были уверены, что учить народ надо. И в конце концов, «оба они неизменно приходили к выводу о необходимости изменения строя жизни того времени.» Нормально. Само собой разумеется.

blackmoon3712: (Default)
 2008

Вообще, я всегда уважала его, хотя и не радовали меня некоторые его высказывания против женской эмансипации и проч. Но в целом – добрый и справедливый был человек. Судя по его «Некуда», повести об А. Бени, «На ножах» (последнее не читала, только содержание знаю) можно было подумать, что он решительно против левых  и специально старается малевать их черным цветом. Но нет, он лишь пытался показать, сколько и между ними дряни. Но и в остальном обществе дряни он показал ничуть не меньше.

Ведь тот же роман «Некуда» - вдумайтесь в название. Некуда.  Девушка «из приличной семьи» подалась прочь от косности и ханжества к "левым", но там тоже ничего хорошего не нашла, но, умирая, не хочет к своим родным – несмотря на пакостность многих, "левые" ей все же ближе к сердцу, «все же лучше»… Ох, это, знаете, как выбирать между фундаменталистской семьей и подворотней… Но и жить с ними она не может, умирает. Глубоко и трагично получилось. Некуда… Это про меня, я бы нигде не ужилась, везде нашла бы, к чему придраться. Что я! Ко мне бы придрались!

И вот рецензия Лескова на «Что делать?» в пересказе Тамаренко. Ну что – уважаю, хвалю! Не много нужно порядочности, чтобы не нападать на человека, заключенного в крепость, чтобы не обвинять его в безнравственности, неблагонамеренности и проч. – и ведь даже такой элементарной морали у многих не оказалось.

Но мало того – Лесков увидел позитивное в романе: мирную программу справедливого устройства общества, программу легальную, продуманную, дельную, этически обоснованную – ну вот, у нормального человека и взгляд нормальный! Революционный подтекст и даже пафос Лесков попросту проигнорил, и правильно сделал. Если бы не мешали, желающие могли бы и мирно переустраиваться, а то им, видите ли, швейные мастерские с воскресными школами для рабочих мешали. Чернышевский - все-таки не Нечаев, революция для него – печальная необходимость при данном положении дел, но он не обожествляет ее и не считает все средства дозволенными.

Самое главное – Лесков уловил высокую нравственность романа. А всё потому, что был человеком «непосредственного нравственного чувства» а не фарисеем. Лесков безоговорочно одобрил именно этический облик «новых людей», как в общественной, так и в частной жизни. Да, он многое принял поверхностно (например, возможность развода), потому и  безоговорочно, но в целом – спасибо. (В понимании брака он был скорее человеком ВЗ, не видел глубины и тайны любви. Он сам обжегся: не мог ужиться со своей женой. Естественно, он требует права исправить ошибку и провести жизнь с более-менее подходящей ему женщиной. Так и должно быть, но это все еще ветхозаветное понимание брака.) Лесков положительно относится к социализму, «несомненно сочувствует», так христианин и не может иначе, не имеет права. Но дело у него «упирается в хороших людей, которые слишком редки, потому социализм и является утопией». Ну, сейчас-то мы видим, что это не так… Дело не в отдельных "хороших людях", а в том, как бы наладить систему.

«Новые люди» для Лескова – «хорошие люди», не несут ни огня, ни меча. Они несут "образчик внутренней независимости и настоящей гармонии взаимных отношений». Он отличал (в отличие от Достоевского!) «настоящих нигилистов от шальных шавок». И был уверен: проблема в том, что настоящих нигилистов мало.

Что ж, если не залезать в глубину, то Лесков очень даже прав, спасибо ему. Да, этот человек чувствовал дух… 

blackmoon3712: (Default)


Да в альбоме, не тут)) Ну, что - глупость, суета, грех, бредовая, сумбурная атмосфера. Наверняка тут множество символических деталей, смысл которых я, по своему невежеству, не могу понять - в лодке дерево, на дереве человек, мачта тоже как дерево, а в ее листве какая-то жутковатая маска... И не зря, не зря мир не красив и не гармоничен, не детализирован, а расплылся в тумане.. Апокалиптичный художник. В живописи есть, может, десятка два-три гениев, а может, и сотня наберется, но Босх - один из редчайших ГЕНИЕВ.

Честно говоря, я всё меньше и меньше восхищаюсь Босхом, точнее даже - всё меньше и меньше им интересуюсь, он всё дальше от меня. То есть, ну вот по аналогии с Пушкиным и Рафаэлем - да, пусть гении, хрен с вами, но лично мне - не интересные, не цепляют. И Босх - пусть даже и гений, мне не жалко, но - не мой. Ну, обличал грехи человеческие, допустим, молодец - а что, никаких грехов, кроме "плотских", не существует... спорная вся эта тема, с грехами. По одному толкованию, "Корабль дураков" - это про церковь, погрязшую в разврате. Хорошо. А что, кроме разврата проблем больше нет никаких? В чем грешны его "дураки" - в блуде (лютня, на которой, кстати, играет монахиня - символизирует женский половой орган) и чревоугодии? И всё? Не, ну я могу понять, что Босха раздражало лицемерие - проповедуют одно, а творят другое. Но вся вот эта катавасия вокруг "грехов плоти", исключительно плоти - уже давно меня немножко раздражает.

А вот что пишет Фуко (читаю "Историю безумия в классическую эпоху"):

"Однако Narrenschiff - единственное из всех этих судов, которое существовало не только в романах и сатирах, но и в самой действительности; такие корабли, заполненные сумасшедшими и перевозившие свой необычный груз из города в город, были на самом деле. В те времена безумцам ничего не стоило вести бродячий образ жизни. Города при первом удобном случае изгоняли их за пределы своих стен; и они так и скитались по отдаленным деревням, если только их не препоручали какой-нибудь группе купцов или паломников. Особенное распространение этот обычай получил в Германии... Нередко бывало, что их передавали на попечение морякам... Должно быть, у причалов европейских городов часто можно было встретить такие “корабли дураков”.

С одной стороны, не нужно преуменьшать бесспорную практическую пользу от этого плавания; препоручить безумца морякам значит наверняка от него избавиться, чтобы он не бродил где попало под стенами города, а уехал далеко, сделался пленником своего отъезда. Но с другой стороны, тема воды привносит во все это целый сонм связанных с нею смутных представлений; вода не просто уносит человека прочь — она его очищает; к тому же, находясь в плавании, он пребывает во власти своей переменчивой судьбы: на корабле каждый предоставлен собственной участи, всякое отплытие может стать для него последним. Дурак на своем дурацком челноке отправляется в мир иной — и из иного мира прибывает, высаживаясь на берег. Плавание сумасшедшего означает его строгую изоляцию и одновременно является наивысшим воплощением его переходного статуса. В известном смысле это плавание — всего лишь распространившееся вширь, на все полуреальное, полувоображаемое географическое пространство, пограничное положение безумца; он пребывает на той линии горизонта, какая очерчивает круг интересов средневекового человека, и это его положение и символично, и в то же время вполне реально, ибо ему дарована привилегия быть запертым у ворот города: исключенный из городской жизни, он превращается в заключенного, а поскольку у него нет и не может быть иной тюрьмы, кроме порога в буквальном смысле слова, то и держат его строго на линии границы. Для внешнего мира он — внутри, для внутреннего — вовне. Такое в высшей степени символичное положение он занимает и поныне — если, конечно, иметь в виду, что прежняя вполне зримая крепость порядка превратилась сегодня в цитадель нашего сознания.

Именно такова роль воды и плавания на корабле. Безумец заперт на его борту, словно в тюрьме, побег из которой невозможен; он — всецело во власти реки с тысячью ее рукавов, моря с тысячью его путей, их великой переменчивости, неподначальной ничему. Он — узник, стоящий посреди самой вольной, самой широкой из дорог; он накрепко прикован к открытому во все концы света перекрестку. Он — Пассажир (Passager) в высшем смысле слова, иными словами, узник перехода (passage). И неведома никому земля, к которой причалит его корабль, — равно как не знает никто, из каких краев он прибыл, когда нога его ступает на берег. Нет у него иной правды, иной родины, кроме бесплодных просторов, пролегающих между двумя берегами, двумя чужбинами. Неважно, ритуал ли отплытия с присущей ему системой значений находится у истоков этой связи помешательства и воды, которая прослеживается в сфере воображаемого западноевропейской культуры на протяжении всего ее существования, — или же, наоборот, именно их сближение вызывает из глубины веков этот ритуал и закрепляет его в сознании. Одно бесспорно: в восприятии европейца вода надолго связывается с безумием.

В свое время уже Тристан, прикинувшись безумцем, позволил морякам ссадить его на побережье Корнуэльса. И когда он появляется во дворце короля Марка, никто его не узнает, никто не ведает, откуда он держит путь. Но уж слишком часто ведет он странные речи — они и знакомы, и словно бы идут откуда-то издалека; слишком хорошо ему известно, что скрывается за самыми привычными вещами, — а значит, он выходец из какого-то очень близкого к нашему, но иного мира. Он — не пришелец с твердой суши, на которой покоятся твердыни городов; он — выходец из беспокойного, неугомонного моря, этой волшебной равнины, изнанки мира, чьи неведомые пути хранят в себе столько удивительных тайн. Изольда лучше, чем кто-либо, понимает, что этот безумец — сын моря, вестник беды, брошенный здесь дерзкими матросами: “Будь прокляты моряки, что привезли с собой этого дурака! Зачем они не вышвырнули его в море!” Та же тема не раз возникает в последующие века: у мистиков XV столетия она трансформировалась в мотив души-челнока, одинокой в безбрежном море желаний, в бесплодном поле забот и неведения, окруженной бликами ложного знания, заброшенной в самую сердцевину неразумного мира; челн души обречен оставаться во власти великого моря безумия, если не удастся ему бросить надежный якорь веры либо поднять свои духовные паруса, дабы веяние духа Божьего направило его в порт. В конце XVI в. Деланкр был убежден: именно море причиной тому, что все племя мореплавателей служит дьяволу: неверная пашня, по которой, полагаясь лишь на звезды, ведут борозду корабли; секреты, передающиеся из уст в уста; удаленность от женщин; наконец, самый вид этой бескрайней волнующейся равнины лишают человека веры в Бога и сколько-нибудь прочных связей с родиной; и тогда он вверяет себя дьяволу и безбрежному океану его происков. В классическую эпоху влиянием морского климата обычно объясняли меланхолический темперамент англичан: вечный холод и сырость, неустойчивая погода приводят к тому, что крошечные капельки воды, проникая во все жилы и фибры тела, делают человека хилым и предрасположенным к безумию. Наконец, не касаясь богатейшей литературной традиции — от Офелии до Лорелеи, упомянем лишь грандиозную полуантропологию, полукосмологию Хайнрота, у которого безумие становится проявлением в человеке некоего темного “водного” начала, того сумрачного беспорядка, зыбкого хаоса, где все зарождается и все умирает, — хаоса, противостоящего светозарному, зрелому, устойчивому разуму.

Но если в воображении европейца плавание дураков связывается со столькими мотивами, восходящими к незапамятным временам, то почему тогда эта тема так внезапно оформляется в литературе и в иконографии именно к XV в.? Почему вдруг возникают очертания Корабля дураков, а его дурацкая команда начинает назойливо вторгаться даже в привычнейшие картины жизни? Почему от древнего союза воды и безумия, в один прекрасный день — не раньше и не позже — появилось на свет подобное судно?

Потому, что оно символизирует собой ту тревогу и беспокойство, которые внезапно охватывают европейскую культуру в конце Средних веков. Безумие и безумец становятся важнейшими персонажами этой культуры — во всей своей двойственности: они несут в себе и угрозу, и насмешку, и головокружительную бессмыслицу мира, и смехотворное ничтожество человека."
blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

И вот подошли мы к короткому замыканию Набокова – к Пушкину, а заодно и к преобладанию эстетики над этикой. Вот последнее – самое плохое. Понимаете, это нормально в изобразительном искусстве, в музыке это само собой, но не в литературе! Именно это бездушное эстетство и отравляет всё, более того – бездушный эстет никогда по-настоящему не поймет Пушкина. Будет лбом бить поклоны перед истуканом, но не поймет, не проникнется. И Лермонтова, и Гоголя не поймет, и вообще никого. Тут же возникает и вопрос о свободе творчества.

Вот за Белинского я его не прощу, я его уважаю и даже где-то люблю. Есть мнение, что Белинский втюхивал нам теорию «социального заказа», противоречащую свободе творчества. Странно вы как-то понимаете свободу… Но прав Белинский: многие (если не все) великие произведения отражали свое время, среду, потребности эпохи, проблемы общества и т.п. «Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей». А как иначе? И это надо понимать в широком смысле, не только в социальном, но и в метафизическом, философском, религиозном. В литературе всегда есть философия («направление идей»), она не может быть «отвлеченно-прекрасной». Вернее, даже так: быть «вне политики», «вне идеологии» - это тоже политическая и идеологическая позиция, вообще-то. Никто не заставляет и не заказывает, само так получается, такова суть литературы. Она или за, или против чего-то, даже если пытается остаться в стороне.

Бердяев, знавший о свободе куда больше Набокова, справедливо утверждал, что не может быть «чистой» литературы, «чистого» искусства, «чистой» философии. Как вы себе это представляете?! Ведь это всё – жизнь, а в жизни всё со всем связано. Оно конечно, человек свободен человека нельзя принуждать, как в СССР: пиши об этом и не пиши о том (поверьте, «нигилисты» в ужас бы пришли от «страны Советов», как-то все дружно забыли, что ни Чернышевский, ни Писарев, ни Белинский и иже с ними в СССР не жили и писали, и мечтали вообще о другом). Творчество, вдохновение – свободны. Но человек не живет в вакууме, в любом случае реагирует на сигналы среды, и вообще  - моего «я» нет без другого (снова Бердяев – не может быть одной личности в мире, личности предполагает взаимодействие с другими). Также для творчества нужен, как-никак, материал из этого мира, не только вещество, но и социум (события, связи, реакции), культура в целом и пр. По сути Белинский сказал, что настоящий творец, хоть он и свободен, не может изолироваться от мира, не перестав быть творцом. И всё. «Социальный заказ» был в СССР, Белинский не виноват, что его так грубо поняли.

Даже если взять такую совершенно «личную» тему литературы, как любовь и отношения полов вообще, отношение к женщине (ох не зря не пишут «отношение к мужчине», так ведь невозможно написать! - тем самым уже доказывается, что женщина и до сих пор – объект, а мужчина – универсальный субъект, изволите видеть… рррр…) Но ведь и эти темы - не «вечные», в том смысле, что испытывают влияние времени. Сопоставив некоторые эпизоды «Золотого осла» и «Декамерона», сюжетно аналогичные, можно сделать вывод об изменении взгляда на женщину и женскую сексуальность. Даже кажется, что не так далеко до эмансипации…

Литература – это не хрустальный мирок, в который можно убежать от реальности (да в каждом мирке – своя реальность), это – область духа, в ней всегда происходит движение, появляется новизна, изменения, сообразные с эпохой, как в человеке и в обществе, и область эта не изолирована от других областей духа и жизни, она взаимопроникают как бы. Не «связаны», а именно взаимопроникают. Как же можно этого не понимать? Религия, социология, философия, история, политика – всё это живые источники литературы, но не «пособия» и не опоры для бездарностей. Всё со всем связано – как люди, так и области жизни, мысли, духа. Да без этих «пособий» сам Достоевский ломаного гроша не стоит, писал-то не слишком художественно, часто затянуто, часто его герои – просто сосуды для его идей, но каких! Вон, в «Униженных и оскорбленных» девушка излагает не свои, а его мысли, да при этом его же языком. И т.п. Невозможно отодрать от всего этого литературу.

Вот из-за своего эстетства Набоков и не понимает Пушкина. Да разве в Пушкине, в Лермонтове главное – красота стиха?! А вспомнить, как скучновато порой писал Гоголь… Да разве можно критиковать писателя только за погрешности в форме?! Ну тогда Достоевский точно пролетает… Это ведь много позже из-за значительного содержания его произведений признали его форму, сказали: ну вот такая своеобразная художественность. Примерно как с концептуальным искусством) Нет, если уж придираться, то по существу.

Снова Набоков упал в свою же яму: говорит, что о критике судят по отношению к Пушкину, а сам его злостно не понимает. Главное в Пушкине не красоты слога, не описания природы, не тема любви (довольно, мне кажется, поверхностные стихи тем более неприятно, что обращены к разным женщинам). Таких, с природой да с любовью – пруд пруди. Пушкин сам очень точно понимал свои заслуги: «И буду долго тем любезен я народу…» Помните, чем?! (Ну, еще в Пушкине как бы в свернутом виде – все наши великие писатели, но потому-то он менее интересен, чем они: взрослый человек интереснее младенца) Нельзя без волнения это читать, нельзя не воскликнуть: как же ты прав!!! Равно и Лермонтов велик вовсе не «прозрачным привкусом неба во влажном стихе» (придет же такая штука в голову…) Бесспорно, у этих поэтов форма совершенна, часто очень красива, мастерски построена, читать приятно и т.п. Но если бы в этой форме не было их бунта, негодования, свободолюбия, тоски, «чувств добрых» и т.п. – грош цена самой красивой форме.

Впрочем, ведь в искусстве форма и содержание неразделимы, не? Гениальность – это и есть соединение совершенной формы с живым духом. Но главное – все же дух, если он есть, всегда блеснет красота – тот же Чернышеский как поэтичен в 4-м сне Веры!!! Эта часть «Что делать?» безумно красива… Нет, в самом деле, по отношению к Пушкину оценивать человека… Может, Чернышевский и недооценил его, да ведь и у меня к Пушкину есть идеологические счеты, за то же «Клеветникам России» - не похвалю за дрянную идею, хоть как красиво пиши. Поэт свободен, да ведь свободен и читатель принять или отвергнуть его. Свобода с двух сторон. Да, можно сказать, что плевал Пушкин на мое мнение о нем. А на ваше, думаете, не плевал? Тем не менее, писатель на то и писатель, чтобы читатели его обсуждали. 

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Полностью я его так и не прочитала. Хотя надо бы, хотя бы для «объективности» и невырывания из контекста. Но общее впечатление от отрывка было – тошнотворное.

Я, наверное, сначала по мелочам придерусь. Такое ощущение, что автор не уважает никого, кроме Гоголя и особенно – своего идола, Пушкина. Со всеми панибратствует, тон абсолютно хамский. Ужасно противный тон! (Впрочем, он не уважает вообще никого, ибо идола нельзя ни уважать, ни любить, ни понимать, можно только лоб расшибать, бия поклоны). Нет, ну правда, что за тон?! И что за дрянное, бабье содержание? Внутренняя мизогиния, сорри. Какое мне дело до мелких частных дрязг знаменитых литераторов, кто кого считал «бесом» и так далее? Какое мне дело, как именно они друг друга обзывали втихомолку? Честное слово, бабка-сплетница, смакующая подробности семейной жизни соседей… Снова сорри, тут еще и эйджизм. (О, а я тут даже оправдываюсь в скобочках: это не сексизм и не дискриминация, потому что женщина и баба – разные понятия, равно как мужчина и мужик. Ну я даже не знаю сейчас, как на это реагировать. С одной стороны - логично, с другой ...)

И где это он у Добролюбова нашел «змеиность»? Читала я его статей штуки четыре, и эту (про «Накануне») в т.ч. И что? И ничего. Нормально, прямо, ясно писал. Не без заблуждений, но читать не противно, как Набокова, а иногда и очень приятно – я в восторге от его «Луча света в темном царстве» Что Тургенев на него обиделся, мне дела нет. Добролюбов высказал свою точку зрения, и всё, а писатель должен быть готов к тому, что его могут понять не так, как бы он хотел. В конце концов, мог бы поспорить, дать разъяснение. Но нет, гордому дворянину такое и в голову не пришло. Вот подобные характеристики Набокова – отвратительны. И всё ведь на «левых» наезжает, «правые» у него в белом пальто. Ну конечно, «правая» тенденциозность – совсем не то, что «левая»…

Что еще у нас безобразного?

Набоков смеется над литературными пристрастиями Чернышевского: «бездарные повести о взятках и доносы на квартальных». Я уж не знаю, как там насчет «бездарности», но тематика имеет право на существование, критика полезна обществу. Самое противное, что Набоков зло иронизирует над всеми и непонятно, кто ему ближе. Так и видишь между строк: все дураки, один я умный, да Пушкин еще. Мне нравятся некоторые пронзительные стихотворения Некрасова, и мне по барабану, ямбом они написаны или хореем с гекзаметром. Главное – что искренне и красиво. Ржать там абсолютно не надо чем. То же самое и Рылеева касается. А Набоков даже в личную жизнь Чернышевского умудрился плюнуть. Конечно, говоря о писателе, о его биографии, поневоле приходится и туда залезать. Но делать это надо уважительно, а не так. Ну не оценил Чернышевский Гоголя, ну ошибся, ну что теперь? А ты и того меньше уловил в Гоголе.

А что за злорадство над тем, что русский писатель-гражданин был принужден 14 лет провести с «лиственницами и якутами», без достойной аудитории, без возможности участвовать в реформах?! Ах ты свинья моральная… Злорадствует, со змеиной радостью выкапывает только самое дурное… Это не у Добролюбова змеиность, тем более не у Чернышевского, а у Набокова. Он подумал, что раз Тургенев ругается и хамит, то и ему можно. Да нет, если по правде, обоим нельзя.

Итак, по слогу (важнейшая для Набокова характеристика) – отвратительно и безобразно. Безвкусно-дурной тон, типа подражание «высокому стилю», но не он самый. Бездушно. А какая у Набокова Немезида!.. Ведь именно из-за его ядовитой формы даже ценные и глубокие мысли с большим усилием признаёшь таковыми… Ох как повезло ему, что я не эстет, в отличие от него, у меня этика преобладает над эстетикой.

О ценных мыслях. «Аристократы становились грубыми хамами, когда разговаривали с низшими или о низших по общественному положению» - это не Набокова слова, а автора статьи, спасибо ему. Тут мысль высказана четко и ясно, без излишеств. Конечно, это не в похвалу тем же Тургеневу с Толстым. Конечно, истинного, духовного аристократизма было крайне мало. Истинный аристократ не может хамить, ибо тогда он мгновенно в хама и превращается. Всё та же бердяевская тема – господа и рабы, свободных было мало, всегда мало…

И еще очень верная параллель: «у Чернышевского также, как у Николая 1 или Белинского, высшая похвала литератору была: «дельно». Чернышевский смыкается с о. Матвеем, Уваровым, Воронцовым, Надеждиным да с самим императором. Вот они, «старые яды» в русской революции. И все же «нигилисты» выше консерваторов, ибо критерии «дельности» у них разные. Для консерваторов «дельно» всё, что способствует исправности механизма гос. машины, охране застойного болота патриархальной семьи и т.п. А для «нигилистов» - благо людей, их счастье и свобода, в своей интерпретации, конечно, и тем не менее…

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

А вот про титанов, про особенных людей. Все-таки интересно сочетается у Писарева глубина с поверхностностью. Нащупал он неприкаянность особенных людей, людей не от мира сего: "Правильной карьеры эти люди не сделали с самого сотворения мира. Природа всегда отказывает им в... служебных дарованиях." Понимает, сколько "непробившихся" талантов - ведь это ужасно. Сколько неизвестных талантливых, необычных людей, гениев!.. Неизвестных, задохнувшихся, задавленных, забитых, особенно - женщин...

Самоистязание Рахметова Писарев понимает одновременно глубоко и поверхностно. "Причина первая - общая таким натурам потребность взимать на себя грехи мира, бичевать и распинать себя за все людские глупости и подлости", "не помогаешь другим, так страдай же сам вместе с ними, страдай больше их!"  Действительно, особенные люди разделяют судьбу Христа  (или Он - их, это все равно) больше, чем все остальные. Большинство страдает за себя, ну, за близких, а эти - за "неопределенный круг лиц".

А надо ли??? Вот ведь христианством повеяло, причем исторически искаженным. На самом деле, страдание не нужно обожествлять, страдание в мире нужно уменьшать. Кому станет легче от того, что некто страдает также или даже больше за компанию? Уж лучше помогите человеку, хотя бы и материально) А подражание Христу именно в этом смысле кажется мне хождением по кругу. А Он как раз пришел нас из этого круга выдрать. Это отменяет не сострадание, а истязание и самоистязание. Культ страдания не только не нужен, но и вреден. Короче, я тут с собой не согласна! Всё прямо наоборот! И абсолютно прав Писарев, решительно выступивший против культа страдания! Да, то, что мне показалось христианским в образе Рахметова - оно как раз псевдохристианское! Это естественно, что социализм впитал в себя как истину христианства, так и яды исторических его искажений.

Мне казалось, что Писарев отвергает культ страдания из-за своего «раздутого рационализма». Не знаю. Я и сейчас рационализмом не страдаю, но культ этот отвергаю чисто эмоционально. Настрадалась. Ну а к эмоциям всегда можно подобрать аргументы, разумеется.

Да, Писарев не видел смысла в страданиях Рахметова, не видел в этом логики. Ведь «жизнь и учение человека должны всегда находиться в возможно точном согласии». Ну, верно. Бывает и так, что логики нет, а смысл – есть. Но здесь Рахметов не противоречит своим убеждениям, он же сказал, что страдает «из принципа». Мораль у него такая. Хотя внешне и не логично: людям проповедовать земное счастье, а себя истязать. Он думал, что в совершенстве наслаждаться жизнью все люди смогут только при новом строе, а пока невозможно всем, то и ему нельзя, тем более что богатство его – неправедное. /Ну вот и отдал бы его на добрые дела, кому легче от его спанья на гвоздях?/ Рахметов тут вполне созвучен старцу Зосиме (мол, революционер должен быть аскетом, а то смешно – сам зависим от табака, а туда же, общество переделывать лезет). И вот я сейчас думаю, что это не Рахметову в плюс, а скорее Зосиме в минус. Не люблю аскезу, да и никогда не любила, если честно. Может, потому, что у меня и без аскезы маловато в жизни радости. Я еще «не наелась», какая нахрен аскеза. Сейчас мне нравится мысль, что аскеза имеет смысл лишь тогда, когда самоограничение помогает другим: отказать себе в покупке не затем, чтобы себя помучить (это путь в никуда), а затем, чтобы другого порадовать. А себя мучить… я даже скажу, куда этот путь: да прямиком к мучению других. Я страдаю и они пусть! Мне полезно и им душеспасительно. И так далее. Диалектика садомазохизма.

Возможно и то, что «силам Рахметова нет приложения», «эти силы давят и гнетут своих обладателей» - это есть, хотя он и развел какую-то бурную деятельность. «от избытка сил…» может быть… но вот у меня лично скорее наоборот… (приложить некуда, вот и не делаю ничего... Обломов.)

Но очень поверхностно Писарев понимает любовь, а потому чуть не смеется над отказом Рахметова от любви и приводит ему в штыки исторических чудищ, которым как-то не пришло в голову от нее отказаться… Эх, Писарев… Да ведь ты любовь понимаешь так же "легко", как эти чудища. И это после "Что делать?", где любовь описана самая идеальная!!! Впрочем, если у тебя чего внутри нет, это ниоткуда и не впихнешь, ни из какой книжки, ниоткуда… Я помню, как грубо он не понял Катерину из «Грозы». Она, конечно, искалечена ложными представлениями о Боге и нравственности, спору нет. Но ее честность, отвращение к обману, стремление к чистой любви я не могу не приветствовать. Не могла такая чистая душа обманывать кого-то и встречаться с любимым втихаря, потому что для нее это была не интрижка, а любовь. И Рахметов не позволял себе любви не по глупости, а из-за высокого ее понимания, понимания ответственности перед любимым человеком, понимания вот чего: если любишь, надо отдавать почти всего себя, а не по кусочкам. В романе прямо этого не сказано, но укажите мне иные причины. Легких интрижек он не признавал, почему – непонятно, откуда у него такая кристальная нравственность, когда в принципе «новым людям» это не возбранялось, главное ведь, чтобы вреда никому не было… За это я им только восхищаться могу. По крайней мере, он не относился к женщинам как к необходимым и удобным вещам.

И все-таки я тут опять кое-где глупость написала. Если понимать любовь совсем высоко, то ее нельзя себе «позволить» или «не позволить», она просто случается. Ответственность? За взрослого человека? Вот да, это было актуально до эмансипации и контрацептивов. Отдавать себя? Хм, я сама в этом уже сомневалась, не зря это «почти». Нет, все-таки главная причина одиночества Рахметова в наличном неравенстве полов. Да, тогда действительно надо было нести ответственность за женщину, сложно было представить ее «боевым товарищем», равным себе. Тогда реально боялись, что любовь отвлекает от важных дел… А значит, и любовь была какая-то хромая.

Но и в рамках этого рассуждения Рахметов поступал благородно - он не хотел никому ломать жизнь и ни от кого принимать жертв. "Боевой товарищ" - оно хорошо, но редко.

А вообще, Писарев умен и почти не раздражает…

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Конечно, у Писарева классовая мораль. Морально раздробленный человек для него всегда – эксплуататор. А хотя, логика есть: раздроблены мы все, не бывает господина без раба и наоборот, но самое главное – самый последний раб всегда найдет того, в отношении которого он будет господином и выместит свою обиду, это всегда так. Поэтому надо быть свободным. Все раздроблены, да не одинаково. Одно дело – честный человек, другое – вор и насильник. Можно ли сказать, что классовая мораль всегда отчасти верна?.. И правда классовой морали в том, что она пытается распределить ответственность по справедливости, пропорционально власти, ресурсам и привилегиям, а не тупо "пополам", как это пытаются сейчас сделать люди, игнорирующие феминистскую повестку. И правильно делают феминистки, что экстраполируют классовую мораль на гендерные отношения - вылезает очень много неприятной правды. Вообще все эти современные заморочки насчет привилегий - родом оттуда, из классовой морали, и весьма полезны могут быть, весьма способствовать могут гуманизации общества.

Довольно глубокое рассуждение о свободном и имманентном восприятии всего, о неприятии ничего чуждого и внешнего себе, против авторитета и пр. Хоть кто и хоть что сказал, но «новый человек» принимает или не принимает это только изнутри, своим умом и чувством. Писарев упирает, конечно, на ум, но я бы сказала – дух,  «и только то, что по самой природе своей может принять.» Так, и никак иначе.

Именно, а многие «обуздывают» свой ум, свою «непокорную мысль», душат живые чувства, запутывают и запугивают друг друга и сами себя. Этого вовсе не надо.

А вот эта фраза, по-моему, очень известна, и наверняка многие возмущены ею, хотя чем только эти «многие» не возмущены… «Ветхие люди только и делают, что грешат и каются, и неизвестно, когда они бывают подлее: когда грешат или когда каются.» Мощно!

Возмущены, тут, во-первых, за себя лично – чувствуют правду. Но, во-вторых, и за веру – отрицаются понятия греха, вины, покаяния. Писарев хоть честно отрицает, а те хуже, те девальвировали и дискредитировали всё, что можно. Грех и вину используют для господства/манипулирования, а покаяние… На исповеди побывал, свечку поставил, ну, может, на храм денег отстегнул – и пошел дальше грешить: ни обновления души, ни попыток даже реально загладить причиненный кому-либо вред. Конечно, противно на такое «христианство» смотреть!

Далее у Писарева речь идет только о расчете выгод, грех и покаяние действительно отрицаются.

Причины:

1 – плохо каялись эти «ветхие люди», очень плохо: «был как сумасшедший» - какое же это покаяние? Каялись обычно не так, неглубоко и не в том, в чем надо бы (последнее очень важно!!!). Последнее - самое страшное. Думали, что каяться нужно только перед Богом, что исповедь священнику – это и есть оно, этого достаточно, ну там свечку еще поставить, и всё. Перед ближним, перед человеком редко старались загладить вину. Хотя Христос ясно сказал: перед кем согрешил, у того прощения и проси. Элементарно попросить прощения – это и у нынешних христиан не в моде (и если бы только у традиционалистов!..) А т.к. Бог за всех обижен (обижая ближнего, обижаем Его), то каемся всегда и перед Ним. Плюс еще: каялись, и тут же этим же грешили. Со стороны очень неприятно смотрится – ну и на кой ты тогда вообще каешься?

2 – и «нигилисты», и консерваторы одинаково поверхностно и грубо понимали «грех». Причем нигилисты благодаря консерваторам так понимали) Я не понимаю, к чему заменять вину просчетом – вина все равно никуда не девается. Ну как сказать... я сейчас вижу много "просчетов", и не только у себя, а виновных - поди найди. Все-таки чувство вины слишком часто бывает деструктивно, и вполне понятны и даже оправданны попытки от него дистанцироваться... Если иметь в виду, что уж больно легко чередовались грех и покаяние... но то же самое, и даже легче, может происходить с расчетом и просчетом. Хотя… Я поняла. Писарев имеет в виду, что «новые люди» учатся на свих ошибках, растут, развиваются – «размышляют» и «исправляют ошибки в расчете». (ведь «грех» значит «промах») А «ветхие люди» будто вращаются в порочном кругу. Не исправляют ошибок – вот что главное. (отчасти это из-за завышенных требований к себе и другим и искаженных нравственных понятий вообще) Молодец, прав. Но для того, чтобы исправить ошибки, вовсе не нужно отрицать понятия греха, вины и покаяния. Просто нужно серьезно и ответственно относиться к этому и понимать, о чем идет речь. Отрицать не нужно, модернизировать - необходимо.

Нас сделала духовными лентяями и рабами церковь – просто ходите к батюшкам, а они за вас будут думать, а вы им повинуйтесь, и всё. /ну простите, таков мой скромный опыт, мое впечатление от нескольких исповедей. А какие «шедевральные» придумывают сборники, перечисляющие грехи, это уму непостижимо, кто их пишет.../ Дух Великого Инквизитора… Пример, когда рабство удобно и комфортно. Вот большинство и  «не забивает себе голову», и живет как в тумане…И церковь по сей день не собирается отходить от такого взгляда.

«В новых людях добро и истина, честность и знание, характер и ум оказываются тождественными понятиями» - идеал целостного человека.

Ну, вот его постулаты:

- любимый труд

- совпадение личных и общественных интересов

- гармония ума и чувства

Очень хорошо. Идеал Писарева – «мыслящие работники, любящие свою работу». Очень хороший идеал, по сути ничем не противоречит христианству, а наоборот, является его порождением.

«…не делают ничего такого, что превышало бы обыкновенные человеческие силы»… Оно хорошо. Но нет никаких вымеренных, стандартных, «обыкновенных» человеческих сил. Как писал Бердяев, человек – существо неопределенное, нельзя точно сказать, что есть человек и человеческое. Самое лучшее определение человека – существо противоречивое, т.е. заключающее в себе всё. Можно сказать с презрением: «человеческое, слишком человеческое». Можно унизить себя: «я всего лишь человек…» Но можно ударить себя в грудь и гордо сказать: «я – человек!» «Человек – это звучит гордо!» Или с восхищением: «Вот это – Человек!» Это понятно. В человеке есть возможность всего. Поэтому равно неправы и апологеты доброй и разумной природы человека, и апологеты злой, презренной и ничтожной. Не стоит себя необоснованно возвышать или унижать.

Это правда, что человек без Бога не сможет усовершенствоваться. Но Бог может присутствовать в жизни человека имплицитно. Но Бога отождествив с церковью, Его слово – с тем, что ляпнет священник, мы оказывались не с Божьей помощью, не в общении с Богом, а во власти людей, которые ошибались точно так же, как мы, если не хуже, которые ничуть не умнее и не святее нас (хорошо еще, если не наоборот), которые насиловали нашу совесть, наш разум, наше творческое начало, которые именем Бога убивали Бога в нас. В общем, ничего хорошего. А всё из-за постоянного забвения взаимной связи: не только человеку нужен Бог, но и Богу нужен человек.

Не надо было попирать человека, доводить до того, что он «свою забитость и ограниченность принимал за нормальное явление», ставил «чрезвычайно низкий уровень своих умственным и нравственных требований». Здесь у Писарева -  притяжение высоты и призыв к развитию, к активной работе для «светлого будущего». Это выражение оскомину уже набило, но оно полно смысла. Нужно приближать «Царство Божье». Только одни понимали его исключительно духовно, другие – исключительно материально. А оно целостно. Одни думали, что это дело одного Бога, другие – что одного человека. Маятник… А это дело богочеловеческое. Царство Божье – Богочеловеческий рай, созданный свободными усилиями Бога и человека, полнота и совершенство духа и материи. А для этого нужно и уважать себя, и повышать уровень своих требований, и верить в свои силы. Небольшую часть необходимого Писарев перечислил. Конечно, ошибка – верить только в человека. Человек без Бога – не человек. И наоборот. И ошибка Писарева – его нереальный оптимизм и неимоверный рационализм. Надо признать трагедию и страдания. Иррациональные. И признать не в том смысле, что они должны быть, а в том, что они есть. Ну вот есть. Не убираются. На самом деле, рацио может избавить от многих страданий, но не от всех. 

blackmoon3712: (Default)
 2008

Верно и про филантропию. Это хорошо, но. Она оскорбительна, ставит в зависимость, развращает, создает нищих и бездельников, в конечном итоге - ни фига не сокращает бедность, а скорее даже поддерживает ее. Это не значит, как в "Бесах", что "незачем и копейку нищему бросить". Пока бедность есть, человеколюбие требует бросать, и не копейку. Но это не решение проблемы, а лишь временное облегчение. Да и то, некоторым легче умереть, чем оказаться на паперти. "не богадельня, а мастерская" - дельно. Ясно, что "здоровый человек... может и должен собственным трудом прокормится и одеться, приобрести себе образование и воспитать детей." Труд "плохо оплачивается, порабощается" - потому и бедность.

«целесообразная организация труда важнее даже, чем парламент» - даа? Что-то в странах без парламента как-то не получается ничего приличного организовывать.

Нужно, «чтоб труд был… по душе и по силам», «любить свое дело». Экономическая организация – возможна, и пусть не рычат о первородном грехе. Это счастливыми всех сделать нельзя, а нищету искоренить можно и нужно.

«кто любит труд, тот сознательно любит самого себя» и его «личные интересы… не противоречат действительным интересам общества» (экономически, опять же не абсолютно), т.е. обеспечена добросовестность в труде. Прямая выгода тут на 2 месте, главное – склонность.

«Каждая человеческая страсть есть признак силы, ищущей себе приложения» - вот это очень верно!

«без малейшей опасности быть эгоистами до последней степени» могут быть только очень нравственные люди. Да, как в «Что делать?».

«Новый человек» трудится «по страстному влечению» - !!!

Я сомневаюсь только, всякий ли труд можно полюбить, вот где загвоздка…

«для него деньги составляют только средство, которым он поддерживает свою жизнь, чтобы иметь возможность отдавать эту жизнь труду» - это здравое отношение, но обычно всё наоборот… Если это медицина, к примеру, то интересы больного и врача совпадают, если врач любит свое дело. И тогда «незачем пугать себя идеей долга, потому что между долгом и свободным влечением для него не существует различия.» (ИСД) Ох как же давно я хочу этого!!!

«Это очень важная особенность… позволяет нам быть человеколюбивыми и честными по… непосредственно сильному влечению природы.» «Трудясь для самого себя, трудятся на пользу человечества.»

«т.н. общественное мнение потеряло всякое понятие о человеческом образе» - !!!

«Любя что-то, любить в этом все свои подвиги, все свои страдания» - себя.

«Забирайте с собою чувства молодости, после не подымете» - Гоголь. «А как их заберешь с собою, если не вложишь их целиком в такое дело…»

«сам человек для себя самого дороже всех на свете» (тем не менее, «я» нет без других)

«Если ценою труда и лишений, ценою потерянной молодости, ценою потерянной любви он купил себе право глубоко и сознательно уважать самого себя… то нельзя сказать, что он заплатил слишком дорого.»  - !!! Ну это как в Евангелии - душа дороже царств мира, целое дороже части, а человек – целое.

«Новый человек знает очень хорошо, как он неумолим и безжалостен к самому себе; новый человек боится самого себя (суда своей совести) больше, чем кого бы то ни было.» Христианский идеал. Как думаете, что приятней Богу: чтобы мы были нравственны из страха внешнего наказания или исключительно по совести? Но второе требует и иных понятий о морали, не формальных, а внутренних. «такая потребность самоуважения и такая боязнь собственного суда будут покрепче тех нравственных перил… через которые… так свободно и изящно порхают туда и обратно.» - !!! «Чем глубже становится их эгоизм, тем сильнее делается их любовь к человечеству… тем строже становится их верность самим себе.» Отлично вообще!!!

Бесспорно!!! Но, прозревая такие глубины нравственности, Писарев в то же время поверхностно судит о причине – любимый труд. Это не первопричина, а опять же причина-следствие. Более похоже на первопричину всех этих благ внутреннее стремление жить так, а не иначе. Но откуда оно? От Бога, от Его образа и подобия, что Он вложил в нас. Никогда не поверю, что вот так, ниоткуда, возникает духовность в природном существе. Дух не возникает из материи, наоборот. Подобное рождает и творит подобное или ниже, но выше – никогда. Три вещи в мире совершенно непонятны без Бога: возникновение вещества (начало Вселенной), возникновение жизни и появление человека со всеми его странностями, т.е. духа. Три пропасти налицо: между ничем и чем-то, между неживым и живым, между природой и духом.

Далее Писарев различает ум "старых  людей" от ума "новых людей" в зависимости от того, к чему он прилагается (то-то и оно, что ум – нейтральный инструмент). Ум первых – узкий, мелкий, односторонний, что ведет к дисгармонии чувств и ума в зависимости от сферы  - с посторонними людьми нет чувств, с близкими – ума. Но, снова здравая мысль, христианская мысль о цельном, нераздробленном человеке: «Здоровые люди не должны разваливать своего существа»… «ум и чувство надо примирить» путем сравнения их требований, размышления и поисков результата, удовлетворяющего и то, и то. Алгоритм крайне прост, выполнение тяжело. Но нужно. Но все-таки лучше, чем жить бессовестно и бестолково. 

blackmoon3712: (Default)
 2008

Кратенькая статья Лосского - неполная и до крайности поверхностная. Тоже мне, философ. А последний абзац и вовсе хамский. Неудачно бичуется тут "нигилизм" как попытка опрокинуть "устои" - не было никаких уже устоев, сгнило всё до невозможности. Да и зачем нужны такие "устои"? И какое значение может иметь грубость Тургенева?

Так, Писарев. В целом - хорошо, прямо, честно, умно. Во многом верно, кое-где глубины, о которых сам не подозревает. Кое-что угадал точно. Но конечно, из-за помешательства на рационализме - много поверхностного. В целом же почти все его положения верны, если их не абсолютизировать. Ведь "земное стремление доставить всем людям возможно большую долю простого житейского счастья" - вовсе не плохо, если не отрицать и более тонкие потребности и стремления.

"глубоко уронил их роман "Что делать?"  - это он о критиках))) "В романе этом нет ничего ужасного", напротив - "присутствие самой горячей любви к человеку" (особенно к женщине, ведь даже мастерская там - для женщин), произведение - "в высшей степени оригинальное и нравственно замечательное" - всё это мои мысли.

Верно про "проницательного читателя" - готовые мысли. Но от этого ни одно направление не уклонилось...

Явный промах Писарева в том, что он восхищается Базаровым, не менее ущербным, чем окружающие его дворяне. Ведь Тургенев написал размышление и предупреждение с уклоном в карикатуру. Удивительно, как может затмевать разум стремление к разумности...

Рассуждение про труд нельзя не поддержать полностью - "без труда для них немыслима жизнь" - т.к. они любят его. Плюс "новые люди" никогда не согласятся получать деньги даром или почти даром.

Зло "от бедности и от праздности" - конечно, не все зло, но довольно приличная часть. Это, скажем так, не только причины, а уже и следствия. Т.е. это не первопричины.  Что нужно устранить бедность и праздность, "обратное отношение" награды за труд - бесспорно. Но первопричину нельзя упускать из виду...

"любовь к ближнему встречается только в назидательных книгах", не в жизни - вот исток атеизма и нигилизма. 

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./


"Что такое наша барышня? Та же печка (изразцовая)... так же блестит... но при этом так же холодна... ни мысли, ни глубокого чувства вы в ней не заметите, поэтому с нею ни о чем нельзя говорить, кроме нарядов да вечеров. Читали бы лучше больше, а от барышень ничему хорошему не научитесь." Вот это нормальное воспитание разве?! Бедные девушки...

Ольга Сократовна нравится мне за смелость и честность, за свободолюбие - за то же, за что Вера Павловна и Волгина. Но я подозреваю, что в реальной О.С. большой глубины не было... Хотя не знаю. По крайней мере, она могла говорить не только о балах и танцах. Чернышевский: "Человек, не облагороженный любовью - хуже всякой скотины. Он только прозябает, он не живет полной жизнью, и чувства у него загрубели" - 100%

Он возлагал на нее слишком большие надежды. Они не были похожи, но тогда он говорил: "противоположности лучше сходятся". А в "Что делать?" он уже так не думал. Видимо, понял кое-что. Но все же ее любил такой любовью, какая немногим и снилась, всю свою жизнь. В жизни он не всегда следовал своим идеям... Значит, возможна и такая любовь... Но взаимная ли? Чего я никак не могу понять - почему она не поехала за ним и как он мог после этого также сильно ее любить?

"Только одну умную девушку я и нашел". А ведь она тоже не слишком... Дефицит:( Я читала некоторые ее письма к нему. Ума особого я хоть убей не вижу - самый обычный, бытовой ум. Но, похоже, она его любила, была ласкова, привязана... Тогда почему же не поехала?

А его гражданская казнь!!! Вот тема для картины!!! Почему никто не нарисовал, даже из советских?! Нет, блин, надо было лепить женщин с веслами да малевать сибирских партизан со звериными мордами. Впрочем, даже если бы они попробовали, наверняка вышла бы дрянь. Мб, я попытаюсь когда-нибудь...

Какая трагичная у него судьба, насколько, если вдуматься... Помимо всех прочих лишений: русский писатель-гражданин был насильно отторгнут от общественного движения, не видел реформ 60-х!!! Это верно заметил Короленко...

С выводом Чернышевского насчет двух рассказов Успенского нельзя согласиться - такой вывод не на совести Успенского (мол, "не нужно мужику быть богаче и иметь досуг, чтоб не избаловался"). Успенский просто рассказал, что есть, как бывает. Верно Короленко заметил, что Чернышевский не хотел считаться со всей сложностью жизни. А ведь это и по роману видно - герои просто не попадают в реально безвыходные ситуации. Впрочем, в том же можно и меня упрекнуть - не хочу считаться с жизнью... Мы, идеалисты и теоретики, такие. Но ведь мы зачем-то и нужны наверняка, а?!

О Толстом он порой отзывался до смешного несправедливо - хорошо пишет, потому что граф) Но это я не знаю, что на него напало, а вообще Чернышевский писал о нем довольно здравые статьи, признавал его огромное значение.

Интересная легенда про козлов, баранов, ученых, машину... (один знакомый моего мч рассказик похлеще написал! Похоже, не перевелись у нас таланты!) А какую легенду про Чернышевского в народе сочинили, ммм...

Часто преувеличивают, говоря, что благодаря ссылке у Чернышевского произошел прям-таки крах всего мировоззрения. Какая-то правда в этом есть, но основам своим он остался верен, иначе и не могло быть у такого человека. Говорят, этот крах запечатлен в "Прологе". Я сейчас читаю - конечно, нет уже оптимизма. Всё более приземленно, местами слишком. Нет уже и надежд на скорую революцию, а уж в особенности - на ее пользу. Ну, мб еще Короленко прав насчет практической деятельности. Да мне это не особо важно, произошел у него крах или нет. Если я вижу у человека какие-то ценные мысли, я не разуверюсь в них даже если разуверится он. Это его трагедия, а идеи вечны. Они уже живут во мне. И я не завишу от его веры или неверия.

Безусловно интересны записки его сына Михаила, особенно о похоронах: "Лицо его было глубоко спокойно" - еще бы, праведник! А сколько венков, с какими словами, и сколько от женщин, от молодежи... "многие плакали", главное, всё от души. Немногие, ой немногие заслужили такие похороны... Я бы искренне присоединилась ко многим соболезнованиям.

"Бессилие врачей оскорбительно..."

Глас народа - глас Божий. Не всегда, но бывает. Вот он: "За что замучили человека? За то, что правду говорил. А сами где?" - и ужасно бранил "начальство" (совершенно трезвый)." Еще: "И мертвого-то боятся, спокойно умереть не дадут..."

blackmoon3712: (Default)
В заключение скажу вот что. Листая интернет в поисках каких-нибудь исследований творчества Туве Янссон (похоже, самое толковое и интересное попросту не переведено на русский язык), натыкалась на удивительное. Некоторые пишут что-то там о "традиционной семье" Муми-троллей. Неа, господа, никакая она не традиционная, и слава Богу. Самое традиционное там - роль мамы, но по ходу повествования и она подвергается сомнению и пересмотру. Папа - типичный мужчина эпохи начала эмансипации (мы до сих пор в этом начале застряли, увы), который слегка растерян и хочет усидеть на двух стульях - быть и свободным искателем приключений, и традиционным отцом с непререкаемым авторитетом, что понятно - не преуспевает ни в одной из этих ролей: приключения оборвались в самом начале, да и путешествие с хатифнаттами как-то не задалось, да и традиционным "главой семьи" он быть не может, сколько ни пыжься - просто потому, что он не такой, да и время другое, да и сам по себе образ "главы семьи" - вредный миф... Нет бы Муми-маме помочь, но не будем о грустном... А что может быть более нетрадиционным, чем отношение к детям в их семье, равное к своим и приемным?! Сплошное принятие да внимание, уважение да любовь, никаких наказаний, унижений, обесцениваний! А гости? Кого только они принимают в свой дом, с кем только позволяют общаться детям!.. Не дом, а проходной двор! Философы, бродяги, чокнутые, да взять хотя бы Мюмлу-маму с несколькими десятками детей от разных отцов - ничего, всем рады! Что же в этом традиционного?)))

Вот поэтому и надо запретить эти книги в России - да-да, наткнулась я и на такое, читать, конечно, не стала)) Конечно, запретить! Эти книги прививают ужасные нетрадиционные ценности, такие как любовь и уважение к каждому, даже самому маленькому, незначительному существу, ценность каждого, принятие людей и даже детей такими, как они есть... там, страшно сказать, толерантность! Эти ужасные книги рассказывают о личных границах, о личном пространстве, о свободе, даже о бунтарстве, а о покорности и наказаниях не говорят совсем. Хемули и Хемулихи со своим "орднунгом" выглядят смешно и жутко, а бунтарь-Снусмумрик, пылко ненавидящий все и всяческие запреты, указания, предписания - герой, с которого хочется брать пример! Также в этих книгах, о ужас, исподволь, но подвергается сомнению традиционная роль женщины. Разумеется, всё это противоречит тем традиционным и не очень ценностям, которые сейчас пытаются впихнуть в дорогих россиян... ну, частью впихнуть, а частью поддержать, конечно. Сжечь, конечно, всё сжечь!!

Вот поэтому я и обожаю эти книги и считаю, что хорошо бы их читать и детям, и взрослым:)

Туве Янссон - гений.

Вот она со своими созданиями, не всеми, но самыми близкими.



Естественно, ближе всего альтер-эго - Муми-тролль, хомса Тофт, малышка Мю м Мюмла. Внизу - Снусмумрик, Миса, Туу-тикки и Снифф. Ну и хатифнатты. Только не понимаю, кто это за ней прячется, в шляпе.

Несколько дней пишу этот текст, а он всё ветвится, а интерпретации всё разрастаются... Неимоверно приятное чувство)

Напоследок (неужели?) - о совсем веселых интерпретациях. Мой любимый смотрит на этот пантеон и интересуется: "а что это за презервативы?" Я: "ой! и правда!!" Поржали. Нет, я не буду тут говорить про "фаллические символы" и какого хрена именно они олицетворяют энергию, неудовлетворенность данностью и вечные странствования - это не интересно.

blackmoon3712: (Default)
Хомса, сирота Хомса Тофт... Да, это в некой степени взрослеющий и растерянный Муми-тролль) В реальном сером холодном[1] мире, без мамы, без идеальной мамы - это важно. Его образ и трогательный, и жутковатый, ведь этот никому не известный косматый сирота Тофт, незаметно живущий в простаивающей лодке Хемуля, спящий на канатах и с наслаждением вдыхающий запах смолы - в сущности, демиург)



Это он придумал и Муми-дален, и его обитателей, и идеальную маму, и даже нуммулита, питающегося электричеством, а еще он научился делать грозу, да, настоящую грозу, которая сейчас бушует за окном. Об этом недвусмысленно говорится в тексте:



"Это моя гроза. Я ее сделал. Я наконец научился рассказывать так, что мой рассказ можно увидеть." Боже, как это обалденно...

Но, что самое чудесное, - это, черт возьми, не означает принципиальной нереальности какого-либо персонажа или мира - всё живет, всё настоящее, но только как бы в разных планах бытия. Обожаю эту многослойность и неоднозначность) И, Боже, какая чарующая жуть в последней повести, со всеми этими нуммулитами и ползучками...

Замечательно описывается, как Тофт приходит в мир своей мечты, но она ускользает от него - идеальной семейство в отъезде (хотя, по совести, его по-настоящему интересовала только Муми-мама), всё выглядит как-то не так, хотя бы и потому, что сейчас поздняя осень, а мир его мечты - летний (взять хотя бы образ ручья-реки[2]), а в дом приперлись отнюдь не идеальные существа... Всё не так!

И Хомсе приходится учиться быть одному, без мамы (это, конечно, автобиографическая деталь), отращивать зубы, но и справляться со своим гневом и прочими деструктивом, опасным для окружающих



(выросший нуммулит), смириться с тем, что его мечта об идеальной семье так и останется мечтой (сцена с шаром,



куда уходит нуммулит - в свою стихию, в идеальный мир, где даже у него всё будет хорошо), но и сохранять некую связь с этой своей мечтой, откуда, по-видимому, он сможет черпать силы для реальной жизни, а возможно, и творческие силы, ведь всё так неоднозначно (последняя сцена,



где он уже почти ловит канат от лодки с возвращающимся муми-семейством, вот в этом "почти" - вся суть...)

Короче, Тофту придется как-то балансировать, чтобы жить в этом неидеальном и сером мире и при этом не очень страдать. Он сможет возвращаться в свою фантазию, как бы подпитываться от нее, укрываться в ней, когда станет слишком тяжело и холодно, но - она никогда не станет явью. Печально, грустно, как угодно, но это офигеть как правдиво.

И дело не только в том, что рая на земле нет, хотя и правда нет. А в том, что идиллия, построенная на труде и самоотверженности одной, как это водится, женщины - не имеет права на существование, а если и существует, то непрочна. В этом - главный изъян, порок, червоточина "рая" Муми-дола, и для феминистки это понятно с первой же страницы первой же повести. Сразу всё начинает двоиться - да, классно быть Муми-троллем или Сниффом каким-нибудь, а вот Муми-мамой - не, не хочется. Папа отправился куда-то путешествовать, вот просто взял и уплыл, а супруга с детенышем его ищет, не унывая и не жалуясь - какая, ять, прелесть. И так во всех книгах. Что бы стало с уютным и надежным миром Муми-тролля, если бы мама вдруг устала и не приготовила ужин, забыла, где лежат лекарства, отказалась выслушать и утешить, пошла бы к себе в комнату заниматься творчеством, а то бы и просто взяла и ушла? Что, если бы она перестала быть тем бесконечным "контейнером", как пишут психологи, куда дети, да и не только они, складывают свой гнев, боль, тревогу? Что стало бы с Муми-папой без эмоционального обслуживания, без зеркала, "которое увеличивает его в два раза" (В. Вульф), с которым так легко чувствовать себя "главой"? Много бы он натворил?

Вот и становится постепенно, от повести к повести, всё более и более ясно и понятно: даже мама - не бесконечный ресурс[3]. Нельзя, просто нельзя вот так взять и свалить всё на кого-то одного... А как же ее потребности, ее мечты, ее жизнь, ее творчество? У нее как будто этого ничего нет, комфорт других - как будто смысл ее жизни, как будто это так естественно для нее, "присуще" ей "паприроде"... но нет - мало-помалу становится понятно, что всё "своё", "личное" у нее было и есть, но - принесено и ежедневно приносится в жертву семье[4].

В последней повести Тофту открывается правда об этой семье, и, что особенно важно - правда о маме. Оказывается, и они могли грустить и злиться друг на друга, и временами быть очень даже несчастными. А мама, на которой держалась вся эта идиллия? А вот она - особенно. Это неправда! - кричит он, возмущается, что они не понимают, врут, наговаривают... Он злится на Муми-маму за то, что она его не ждала, но если честно - за то, что не соответствует идеальному образу у него в голове, от злости и устраивает грозу, и растит гнев в своей душе. Но потом - понимает. Заходит в тот лесок, где бродили и прятались друг от друга недовольные Муми-тролли, а в особенности мама - и понимает.



"По этому лесу ходила Муми-мама, когда была усталая, сердитая и хотела, чтобы ее оставили в покое; невесело бродила она наугад в этой вечной тени..." И уже думает не о том, как бы ее наказать, а о том, как бы ей помочь, как бы сделать так, чтобы она не была такой несчастной... Поздравляю, малютка Муми-тролль с его вечным "мама что-нибудь придумает" - вырос! :)

Но тут смотрите какое дело. Сначала "он вдруг с большим облегчением почувствовал, что все образы, мелькавшие до этого в его голове, исчезли. Его рассказ о долине и счастливой семье поблек и куда-то уплыл, уплыла куда-то и Муми-мама, стала далекой, чужой, он даже не мог представить себе, как она выглядит." И только после этого "хомса вдруг представил Муми-маму совсем иной, и это вовсе не удивило его". Отпустив свою иллюзию, отказавшись от идеализации, он понял, какая она настоящая, живая, и смог ее понять, смог ей сочувствовать - классическая история детей и родителей, но не только. Опять же - отпустив свою фантазию о "счастливой семье", он смог установить контакт с теми светлыми и творческими силами своей души, которые и символизируют Муми-тролли:)

А, ну и нельзя обойти вниманием явную параллель между хатифнаттами и нуммулитом. Разумеется, приблизительную, как и все остальные параллели. Как хатифнатты, так и нуммулит видятся мне некими свойствами души, психики - свойства эти непонятны, непрозрачны для разума, иррациональны, могут быть опасными, могут тянуть непонятно куда (вечная тоска хатифнаттов по иному и их буйство в грозе), но они также имеют отношение к творчеству, свободе, самости... Эти существа обитают в творческом хаосе бессознательного) У Муми-папы, Муми-тролля и Тофта есть возможность общаться и с этими качествами души - ну повезло им, че. А Снусмумрик что с ними вытворяет...))) (в "Опасном лете") И кстати, у Мюмлы тоже особые отношения с грозой и электричеством: "теперь я заряжена дикостью, и не стану ничего делать. До чего же приятно делать то, что хочешь".

Конечно, я тут не сказала о многом. Хотя бы о коротких сказках - о "Филифьонке, которая боялась катастроф", о "Седрике" - там уже не совсем идиллия и весьма ценные, в том числе терапевтические, смыслы) Ну это ладно.

Но ах, как мне нравится этот рисунок



с Филифьонкой на берегу моря...



[1] Холодном - не как зима, зима-то была волшебной, а тут невыносимо скучный и тусклый ноябрь...

[2] Вот кстати, то, что Онкельскруту подсказывают, как правильно ловить рыбу в осенней реке... это ведь про то, что он волен называть реку ручьем и вообще как ему угодно, но "правила игры" от этого не изменятся - рыба будет не на середине реки, как летом, а около берега, и если иметь это в виду, то можно и со своей фантазией не расставаться, и вполне реальные плоды от данного мира получить.

[3] И тут, конечно, следует задуматься о себе. Мне - о себе. О своих требованиях к потенциальному партнеру, о своем идеале. Получается, кроме всего прочего, что он еще и должен быть эдакой идеальной мамой. Есть о чем подумать) Скажу сразу - я не собираюсь себя ругать, в чем-то упрекать, обесценивать и так далее. Я хочу нечто осознать. Соотнести кое-как это с реальностью. И понять, как, с одной стороны, получить что-то близкое к тому, что мне нужно, а с другой, что самое важное - вырастить эдакую "маму" в себе и для себя, научиться вполне счастливо и самостоятельно жить с собой. Вот что главное. Тогда или относительное счастье найдется, или без него тоже вполне сносно проживу. Это как-то ближе к реальности, а главное - полезно для меня. Чтобы я сама к себе хорошо, терпимо, бережно, с любовью относилась.

[4] Тут, конечно, можно завизжать - но ведь семья счастлива!! а значит, оно того стоит!!! Если даже не говорить о том, как это аморально - благоденствовать за счет поедания жизни другого... так что уже - нет, оно того не стоит. Но еще два момента. Во-первых, дочитайте серию до конца - семья не так уж счастлива, и усталость, и недовольство - прорываются и еще прорвутся. Во-вторых, Муми-мама списана с уникальной женщины - матери писательницы. Да, она фантастически успевала всё - и быт, и детей, и творчество. Но тут опять же два момента. Во-первых, не все так могут - банально не хватит сил, не у всех такой сумасшедший запас энергии. Во-вторых, что самое главное - а женщина и вовсе не должна всё успевать. Нет у нее такой обязанности. Пусть подключаются мужчины, хватит уже паразитировать. Кстати, сама Туве не захотела для себя такой "счастливой" судьбы жены и матери - и замуж не вышла, и детей не родила. Слишком понятно, почему))) Зато сколько всего сотворила!..

blackmoon3712: (Default)
"В конце ноября" - это, конечно, депрессивная жесть, странная, непонятная, жутковатая, без сюжета, очень скучная для ребенка и весьма любопытная для взрослого.

Да, сюжета нет - в покинутый муми-троллями дом в долине стягиваются некоторые персонажи, проводят там некоторое время и разъезжаются. Бытовые ситуации, бытовое общение, иногда и скандалы, и всё это с кучей скрытых смыслов.

Почти все, кроме Снусмумрика, приходят в этот дом, чтобы обрести себя, разрешить некоторые, как минимум, психологические проблемы.

Снусмумрик абсолютно тот же, что в предыдущих книгах, но здесь он - как будто посредник, проводник, медиум, связующее звено между двумя мирами, у него-то проблем нет, но он как-то незаметно и ненавязчиво помогает другим войти в контакт с собой. Он как будто для этого и возвращается - я всё ломала голову, почему он, как всегда, уходит в начале осени,



но потом вдруг поворачивает назад и проводит время с незваными гостями) Как ни странно, но это так)) Кстати, и он кое-что получает в итоге - к нему пришла новая песня, но не прям такая, какую он себе представлял, и это тоже хорошо:)

Бросается в глаза, что гости - отражения, двойники, подобия, как бы неказистые "реальные" проекции семьи Муми-троллей: Хемуль - Муми-папа, Филифьонка - Муми-мама, Хомса - Муми-тролль, Онкельскрут - предок, живущий в печке (Муми-троль его в "Волшебной зиме" откопал), Мюмла - малышка Мю. Да, это условно, да, это лишь один из смыслов, так как все эти персонажи - вполне самостоятельные личности, не бледные отражения Муми-троллей, но очень хотят быть похожими на них, особенно первые три. Хемуль не умеет управлять лодкой, но хочет быть похожим на Муми-папу, Филифьонка не любит и боится детей, но из кожи вон лезет, чтобы уподобиться Муми-маме, Хомса... хочет такую же идеальную маму, как у Муми-тролля (можно сказать - он хочет жить его жизнью), Онкельскрут думает, что только предок может его понять, только с ним есть о чем поговорить. При этом он-то вполне самодостаточен и не слишком невротичен (очень точно и трогательно на его примере рассказывается о старости), а Мюмла - так и вовсе вполне здоровая и самостоятельная личность, она приходит в этот дом только затем, чтобы почувствовать себя еще более уверенно, комфортно и совсем беззаботно. Ей и так по жизни неплохо, но в этом доме, в доме ее детства - совсем идеально. Она не заморачивается о том, что думают о ней другие и способна на контакт с другими. Не идеальна, но счастлива с собой, а это ведь главное. Возможно, пребывая в этом доме, она немножко учится смягчать свой эгоцентризм (хотя бы в разговоре с Онкельскрутом), но так, не сильно напрягаясь и не слишком себя ужимая.

Хемуль в итоге понимает кое-что важное о себе - не нужна ему лодка, ее надо отдать, да не тому, кто о ней мечтает, а тому, кому она нужна, это важное уточнение) А он дальше будет жить своей жизнью, присущей Хемулю, пусть и не слишком симпатичной и совсем не героической. Если в начале можно было подумать, что вот, он живет не свою жизнь и только мечтает ходить под парусом, а вместо этого занимается всякой посторонней фигней, и тем самым отдаляет себя от "настоящей жизни", то в конце оказывается, что вся эта фигня - это и есть его жизнь, она вполне ему "по размеру". Может, это и грустно для постороннего наблюдателя, но ему-то норм, и это главное. И кстати, таким образом он превосходит, перерастает свой идеал - Муми-папу, который вечно тревожится то о том, что не стал искателем приключений, то о том, что не соответствует образу "главы семьи" у себя в голове. Хемуль принимает себя)

Филифьонка, можно сказать, излечивает свою травму от падения с чердака во время мойки окон, вследствие которой она больше не могла даже прикасаться к тряпке, а неспособность заниматься уборкой означает для нее утрату смысла жизни. Но в доме Муми-тролей она вспоминает, что есть еще одно стоящее занятие в жизни, а именно - приготовление пищи, чем она и занимается с радостью, гордостью и удовольствием. Да, она не может стать похожей на Муми-маму, да, не может воссоздать в доме ту чудесную атмосферу из первых книг, потому что и она не такая, и окружающие не такие - ну и ничего страшного. Зато она тоже умеет рисовать, и у нее "артистический вкус") И в конце концов она даже затевает генеральную уборку в доме - страх исчез, она снова стала собой, она не боится выметать всяких "ползучек" из темных углов (как это, опять же, терапевтично звучит - типа встретится со своими страхами или иными неприятными штуками в психике и не испугаться, не забиться в угол самой, а их вымести нахрен). Более того - благодаря Снусмумрику, его ненавязчивому присутствию, она открывает в себе еще один талант - музыкальный, и решает купить себе губную гармошку. И тем самым Филифьонка тоже не просто излечивается и вновь становится собой, но и превосходит свой идеал - в отличие от Муми-мамы, она гармонично сочетает заботу о быте с творчеством, и, что немалый плюс - ей не надо никого обслуживать, она всё это делает для себя. Она совершенно свободно огрызается с Хемулем,



пытавшимся что-то задвинуть о ее "обязанностях", "потому что она женщина" - нет, она занимается бытом исключительно потому, что это приносит удовольствие ей, что это необходимо ей. Она, конечно, хочет одобрения окружающих, но никому не обязана угождать.

Я уж не говорю о том, что Мюмла вообще не обращает внимания ни на какие "требования" и стереотипы, живет, как ей нравится, делает, что ей хочется - хоть танцевать, хоть спать,



хоть есть ночью в кладовке. К быту она равнодушна, то есть ленива, а от генеральной уборки не сбегает, видимо, только из некоего чувства солидарности - там принимали участие все, даже Снусмумрик)))

При этом, еще раз, быть или стать собой - вовсе не значит быть или стать идеальным. Хемуль обожает всех поучать, раздавать указания и непрошенные советы, и это неприятно, и за это можно огрести, но уж он такой, ничего не поделать. В любом случае, окружающие вольны и послать его куда подальше. Филифьонка - фанатка упорядоченного быта, у нее маниакальная страсть к чистоте, у нее "слишком много вещей", да и оставить их некому, потому что она одинока. Но, в конце концов, это ее выбор, видимо, так ей комфортно, она вполне может получать удовольствие от такой жизни, а временами приглашать гостей или самой ездить к ним, ее одиночество не абсолютно и вовсе не трагично, как и у Снусмумрика. У Мюмлы проблемы с эмпатией, правда, это не ее проблемы, а окружающих) Но, по крайней мере, она не так злобна и агрессивна, как малышка Мю, ее уверенность в себе, довольство собой - спокойные. И так далее))



Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

June 2017

S M T W T F S
     1 23
456 7 8 9 10
11 12 13 1415 16 17
1819202122 23 24
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:59 am
Powered by Dreamwidth Studios