blackmoon3712: (Default)
Ученик Тициана, но уже с уклоном в маньеризм.

"Венера с Амуром" весьма симпатична.



По крайней мере, ничего лишнего. Странна для такого сюжета тревожная атмосфера. Но это оригинально. Острые углы, ломаные линии - мне нравится...

Голуби написаны так, что почти слышишь их воркование)

blackmoon3712: (Default)
Фламандец, работавший в Испании. Одна картина у него нравится, одна, но безумно -



"Иисус и самарянка". Можно сказать, одна из любимых в Северном возрождении вообще... Красота, утонченность, изящество - невероятные! И колорит, и линии, и всё... Как по мне - совершенство.

blackmoon3712: (Default)
Похож на Патинира, возможно, они как-то пересекались. Вообще про этого художника мало известно, даже фамилия - не фамилия, а прозвище - "со светлой прядью".

Как и у Патинира - пейзажи, замаскированные под события священной истории)) И - искусство вроде как "поворачивается к внешнему миру", но сами-то пейзажи получаются неотмирные, и это классно.

Три "Пути в Эммаус", и еще один, по-средневековому совмещенный с распятием (очень нравится трепетная расплывчатость последней картины, а еще меня всегда восхищают одинокие тонкие деревца...)











Меня в последнее время завораживает этот сюжет - я про путь в Эммаус, разумеется. Сказано прямым текстом, что Христа можно не узнать... А мы всё еще подгоняем Его под формальные критерии, нами же сконструированные.

Две проповеди Иоанна Крестителя







Два "Бегства в Египет", первое совсем сказочное. На втором очень нравится нагромождение скал.







Св. Христофор.



Тревожненько так.

Лот с дочерьми.



Вспышки... прям слышу, как они шипят.





Св. Иероним





Елисей и Илья, взятый на небо

Два "Несения креста"







Башня Вавилонская...





Притча о милосердном самарянине -



восхитительно, и деревце...

Видение св. Иоанна на Патмосе







И рай с искушением и изгнанием...



пейзаж опять же такой сказочный, что "мораль" пролетает мимо, и это тоже хорошо.

Но есть и совсем босховские ужасы.





blackmoon3712: (Default)
Безумно нравятся мне его панорамные пейзажи, пусть они и не заявлены пейзажами) Формально это - бегство в Египет, отдых Святого Семейства в пути, святые...





но по сути там главное не маленькие фигурки людей, написанные явно для проформы, а захватывающие панорамы природы...

От "Харона" дух захватывает...



Тема искушений невинных мужчин злыми женщинами, конечно, задолбала.



Но панорама...

Несколько пейзажей со св. Иеронимом:



скалистый, какой-то даже лунный, моя любимая "горная" тема, обалденно!





это вообще с ума сойти, какой вид...

И луврский.



Очень духовно получилось: маленькая фигурка святого под навесом в скалах - и необъятная панорама природы кругом, и лунный пейзаж вдали... Тут вовсе не природа подавляет святую личность, нет - тут чувство, что дух человека столь же широк, могуч, необъятен и захватывающ. Дух человека может носиться везде и охватывать всё, хотя сам человек - вот тут сидит, под дырявым навесом... Это я так чувствую. Но есть, бывает и аскетическая ограниченность, отрицание окружающего мира - это плохо, ненужная крайность.





Судя по всему, св. Христофор.





Мученичество св. Екатерины - всё-таки каких только предлогов для пейзажа не найдет))

Но особенно поразительно - разрушение Содома и Гоморры".



Вот это да! Кроваво-красное небо, серный дождь, черные обуглившиеся города, лунные скалы и свет праведный в самом уголочке...

Да, моя эстетика! Пейзажист потрясающий.





А это не Патинир, но кто-то по мотивам. Фантастика.





А это школа Патинира. Его панорамности нет, но выражения лиц Марии и монахини завораживают... что-то художник хотел сказать нелестное для монашества... ну и не факт, что был прав, кстати. Каждому свое, главное - чтоб не насильно.

blackmoon3712: (Default)


Вот его "Гадалка" - не совсем бытовая сценка. Она удивительно задумчива, созерцательна, будто в каком-то полусне... Веет некой мистикой, хотя фон по-бытовому оживлен.

И "Воскресение" такое понравилось...



blackmoon3712: (Default)


Меня очень мало волнует до сих пор не разгаданный смысл "Христианской аллегории" - смысл христианства я приблизительно знаю и без него, а сама по себе картина весьма посредственна.

Но его "Смерть и скупец" -



меня вообще забавляют подобные сюжеты. Смерть даже с юмором написана: "нифига ты от меня не откупишься"...

А еще у него необычайно динамичное "Распятие".



Такое изображение всеобщего смятения и растерянности редко встретишь... а какая широкая панорама!.. Дух захватывает.

Есть еще две прекрасные Мадонны...





Вторая даже как-то слишком прекрасна, такое сфумато... это точно Провост?..

Портрет дамы -



симпатичное цветовое решение.

А так художник представлял себе



мать св. Анны, бабушку Богоматери, прабабушку Христа)

А вот эта "Мадонна с Младенцем" вызывает у меня смешанные чувства, большей частью неприятные...



Радостные мать и дитя в живом, по тем временам, пейзаже, лицо Марии, вот в особенности выражение лица, упорно напоминает мне мою бывшую преподавательницу, мировоззрение которой можно было бы охарактеризовать как "добродушный антигуманизм и православное язычество"... Ну вот что это? Возвращение к радостям жизни и мира, но в том виде, который мне очень не нравится - языческий оптимизм, про "равнодушную природу" и "младую жизнь у гробового входа". Чему тут радоваться?! Терпеть не могу!!

blackmoon3712: (Default)


Да в альбоме, не тут)) Ну, что - глупость, суета, грех, бредовая, сумбурная атмосфера. Наверняка тут множество символических деталей, смысл которых я, по своему невежеству, не могу понять - в лодке дерево, на дереве человек, мачта тоже как дерево, а в ее листве какая-то жутковатая маска... И не зря, не зря мир не красив и не гармоничен, не детализирован, а расплылся в тумане.. Апокалиптичный художник. В живописи есть, может, десятка два-три гениев, а может, и сотня наберется, но Босх - один из редчайших ГЕНИЕВ.

Честно говоря, я всё меньше и меньше восхищаюсь Босхом, точнее даже - всё меньше и меньше им интересуюсь, он всё дальше от меня. То есть, ну вот по аналогии с Пушкиным и Рафаэлем - да, пусть гении, хрен с вами, но лично мне - не интересные, не цепляют. И Босх - пусть даже и гений, мне не жалко, но - не мой. Ну, обличал грехи человеческие, допустим, молодец - а что, никаких грехов, кроме "плотских", не существует... спорная вся эта тема, с грехами. По одному толкованию, "Корабль дураков" - это про церковь, погрязшую в разврате. Хорошо. А что, кроме разврата проблем больше нет никаких? В чем грешны его "дураки" - в блуде (лютня, на которой, кстати, играет монахиня - символизирует женский половой орган) и чревоугодии? И всё? Не, ну я могу понять, что Босха раздражало лицемерие - проповедуют одно, а творят другое. Но вся вот эта катавасия вокруг "грехов плоти", исключительно плоти - уже давно меня немножко раздражает.

А вот что пишет Фуко (читаю "Историю безумия в классическую эпоху"):

"Однако Narrenschiff - единственное из всех этих судов, которое существовало не только в романах и сатирах, но и в самой действительности; такие корабли, заполненные сумасшедшими и перевозившие свой необычный груз из города в город, были на самом деле. В те времена безумцам ничего не стоило вести бродячий образ жизни. Города при первом удобном случае изгоняли их за пределы своих стен; и они так и скитались по отдаленным деревням, если только их не препоручали какой-нибудь группе купцов или паломников. Особенное распространение этот обычай получил в Германии... Нередко бывало, что их передавали на попечение морякам... Должно быть, у причалов европейских городов часто можно было встретить такие “корабли дураков”.

С одной стороны, не нужно преуменьшать бесспорную практическую пользу от этого плавания; препоручить безумца морякам значит наверняка от него избавиться, чтобы он не бродил где попало под стенами города, а уехал далеко, сделался пленником своего отъезда. Но с другой стороны, тема воды привносит во все это целый сонм связанных с нею смутных представлений; вода не просто уносит человека прочь — она его очищает; к тому же, находясь в плавании, он пребывает во власти своей переменчивой судьбы: на корабле каждый предоставлен собственной участи, всякое отплытие может стать для него последним. Дурак на своем дурацком челноке отправляется в мир иной — и из иного мира прибывает, высаживаясь на берег. Плавание сумасшедшего означает его строгую изоляцию и одновременно является наивысшим воплощением его переходного статуса. В известном смысле это плавание — всего лишь распространившееся вширь, на все полуреальное, полувоображаемое географическое пространство, пограничное положение безумца; он пребывает на той линии горизонта, какая очерчивает круг интересов средневекового человека, и это его положение и символично, и в то же время вполне реально, ибо ему дарована привилегия быть запертым у ворот города: исключенный из городской жизни, он превращается в заключенного, а поскольку у него нет и не может быть иной тюрьмы, кроме порога в буквальном смысле слова, то и держат его строго на линии границы. Для внешнего мира он — внутри, для внутреннего — вовне. Такое в высшей степени символичное положение он занимает и поныне — если, конечно, иметь в виду, что прежняя вполне зримая крепость порядка превратилась сегодня в цитадель нашего сознания.

Именно такова роль воды и плавания на корабле. Безумец заперт на его борту, словно в тюрьме, побег из которой невозможен; он — всецело во власти реки с тысячью ее рукавов, моря с тысячью его путей, их великой переменчивости, неподначальной ничему. Он — узник, стоящий посреди самой вольной, самой широкой из дорог; он накрепко прикован к открытому во все концы света перекрестку. Он — Пассажир (Passager) в высшем смысле слова, иными словами, узник перехода (passage). И неведома никому земля, к которой причалит его корабль, — равно как не знает никто, из каких краев он прибыл, когда нога его ступает на берег. Нет у него иной правды, иной родины, кроме бесплодных просторов, пролегающих между двумя берегами, двумя чужбинами. Неважно, ритуал ли отплытия с присущей ему системой значений находится у истоков этой связи помешательства и воды, которая прослеживается в сфере воображаемого западноевропейской культуры на протяжении всего ее существования, — или же, наоборот, именно их сближение вызывает из глубины веков этот ритуал и закрепляет его в сознании. Одно бесспорно: в восприятии европейца вода надолго связывается с безумием.

В свое время уже Тристан, прикинувшись безумцем, позволил морякам ссадить его на побережье Корнуэльса. И когда он появляется во дворце короля Марка, никто его не узнает, никто не ведает, откуда он держит путь. Но уж слишком часто ведет он странные речи — они и знакомы, и словно бы идут откуда-то издалека; слишком хорошо ему известно, что скрывается за самыми привычными вещами, — а значит, он выходец из какого-то очень близкого к нашему, но иного мира. Он — не пришелец с твердой суши, на которой покоятся твердыни городов; он — выходец из беспокойного, неугомонного моря, этой волшебной равнины, изнанки мира, чьи неведомые пути хранят в себе столько удивительных тайн. Изольда лучше, чем кто-либо, понимает, что этот безумец — сын моря, вестник беды, брошенный здесь дерзкими матросами: “Будь прокляты моряки, что привезли с собой этого дурака! Зачем они не вышвырнули его в море!” Та же тема не раз возникает в последующие века: у мистиков XV столетия она трансформировалась в мотив души-челнока, одинокой в безбрежном море желаний, в бесплодном поле забот и неведения, окруженной бликами ложного знания, заброшенной в самую сердцевину неразумного мира; челн души обречен оставаться во власти великого моря безумия, если не удастся ему бросить надежный якорь веры либо поднять свои духовные паруса, дабы веяние духа Божьего направило его в порт. В конце XVI в. Деланкр был убежден: именно море причиной тому, что все племя мореплавателей служит дьяволу: неверная пашня, по которой, полагаясь лишь на звезды, ведут борозду корабли; секреты, передающиеся из уст в уста; удаленность от женщин; наконец, самый вид этой бескрайней волнующейся равнины лишают человека веры в Бога и сколько-нибудь прочных связей с родиной; и тогда он вверяет себя дьяволу и безбрежному океану его происков. В классическую эпоху влиянием морского климата обычно объясняли меланхолический темперамент англичан: вечный холод и сырость, неустойчивая погода приводят к тому, что крошечные капельки воды, проникая во все жилы и фибры тела, делают человека хилым и предрасположенным к безумию. Наконец, не касаясь богатейшей литературной традиции — от Офелии до Лорелеи, упомянем лишь грандиозную полуантропологию, полукосмологию Хайнрота, у которого безумие становится проявлением в человеке некоего темного “водного” начала, того сумрачного беспорядка, зыбкого хаоса, где все зарождается и все умирает, — хаоса, противостоящего светозарному, зрелому, устойчивому разуму.

Но если в воображении европейца плавание дураков связывается со столькими мотивами, восходящими к незапамятным временам, то почему тогда эта тема так внезапно оформляется в литературе и в иконографии именно к XV в.? Почему вдруг возникают очертания Корабля дураков, а его дурацкая команда начинает назойливо вторгаться даже в привычнейшие картины жизни? Почему от древнего союза воды и безумия, в один прекрасный день — не раньше и не позже — появилось на свет подобное судно?

Потому, что оно символизирует собой ту тревогу и беспокойство, которые внезапно охватывают европейскую культуру в конце Средних веков. Безумие и безумец становятся важнейшими персонажами этой культуры — во всей своей двойственности: они несут в себе и угрозу, и насмешку, и головокружительную бессмыслицу мира, и смехотворное ничтожество человека."
blackmoon3712: (Default)
очень самобытен - вот что бросается в глаза в первую очередь. Люблю его)

Мистично его "Рождество" 1484-90 -



по-моему, одна из первых попыток передачи эффекта ночного света.

Потом, очень нравится мне его задумчивый Иоанн Креститель в пустыне 1490-95.



По-моему, пейзаж поразительный для того времени, да и вообще красиво - настраивает на созерцание и в тоже время открывает панораму мира.

Чудесна его огненная "Мадонна с Младенцем" 1480.



Поражает и "Христос-Страстотерпец" 1495 -



такая детски-наивная манера изображения, и эти потоки крови... а Его взгляд... Действительно бьет в самое сердце. Чудесны тут еще крайние фигуры ангелов.

И кстати, его кукольные женские лица ничего не портят, она как раз в тему - замечательно выражают невинность, святость, скорбь, умиление... Взять хотя бы "Сретение" 1495 -



красота...

И есть нечто гипнотическое в его "Воскрешении Лазаря"...



одно слово - время остановилось. И пейзаж... Мистический художник.

И еще прекрасные "Оплакивание" и "Поклонение волхвов"...





blackmoon3712: (Default)
И еще прекрасное:





Рождество





Мадонна с Младенцем



"Несение креста", фрагмент





Голгофа... ну здесь я смотрю в основном на Марию Магдалину..





Оплакивание...





И еще одно - что мне нравится здесь, ну кроме тревожной атмосферы - ап. Иоанн среди женщин, очередной гендерный сдвиг.





Страдающий Спаситель...





Интересное "Воскресение", во многом еще очень средневековое...





Иисус благословляющий... с одной стороны - один из первых "портретов Христа", с другой стороны - Он здесь так похож на утонченного эльфа, это прекрасно...



Иоанн Креститель





Иоанн Евангелист





Чаша св. Иоанна Евангелиста...





Это, насколько я понимаю, св. Елена и св. Мария Египетская





Св. Урсула защищает своих подруг. Между прочим, от замужества. И это логично. Это, черт возьми, актуально до сих пор!..





Ну это явно Мадонна. Вероятно - фрагмент Благовещения. Сочетание рыжего с зеленым уж больно хорошо...





О, а этот диптих напомнил мне о Моро... вот упорно лезут в голову его дамы с единорогами... прекрасно...





Триптих "Отдых на пути в Египет" - пока Иосиф добывает пропитание, Мадонна позирует художнику. Норм разделение труда, мне нравится)
))



Но какая Мария Магдалина...

И еще два Благовещения, последнее особенно прекрасно и необычно - Деву поддерживают ангелы... ну чтоб она не хлопнулась в обморок, наверное) эх, если бы - на самом деле такие моменты жизни человек проживает в одиночестве...





blackmoon3712: (Default)
У него я в первую очередь обратила внимание на "Мадонну с телом Христа".



Очень скорбно получилось, траурно...
А фон - странным образом напоминает египетские росписи в гробницах. Конечно, издалека... В любом случае, самобытно.

А вот на его триптихе "Воскресение" особенно любопытно "Вознесение".



Подобного я нигде не видела, очень красиво переплетается натурализм с мистикой и благочестием. Утончен, погружен в созерцание его св. Себастьян. И он не такой эротичный, как итальянские, конечно, но процесс пошел)А само "Воскресение" - тихо и нежно, Христос идет прямо к тебе со светлой радостью... да, хорошо...

Мадонны на троне, "святые собеседования"... Очень тонкие и просветленные образы. Что касается тихо-покорно-благочестиво-аскетичного духа картин - это не цель духовной жизни человечества, но важный этап, и совсем им пренебрегать тоже нельзя.





А, так это - обручение св. Екатерины Александрийской





фрагмент - Саломея. какая вуаль....







тоже Екатерина Александрийская...



какие дамы...



А это часть триптиха - "Тщеславие". В храме висел. Вот такой.





Тут ведь, с одной стороны - как бы осуждение и отрицание плоти, плоть - как ужас-ужас, грех, ад и разложение, но с другой стороны - любование телом, это видно. Убрать страшные картинки с обеих сторон - и нормальная картина для спальни, не для моей, ибо не в моем вкусе, но все же. И это нормально - любование плотью. Но и осознание ее несовершенства и конечности - тоже нормально. Хочется сказать - только без всяких ужасов, без нагнетания, но... эти средневековые фобии, сколь угодно дикие, вырастают из некой правды, которая для меня очевидна. Для меня несовершенство и конечность плоти - действительно ужасны и нередко повергают в отчаяние. Хорошо еще, что я понимаю - греховна не только плоть, но и дух, и всё-всё-всё. А это кардинально меняет оптику. К лучшему. За всё себя пинать - пинков не напасешься. Следовательно, надо как-то спокойнее относиться к факту своей и не только греховности)



О, кстати о пробуждающемся интересе к окружающему миру - собачки на траве... фрагмент этой, несомненно, религиозной картины. Что бы ни "означали" эти собачки, очевиден интерес художника именно к ним, а не к "означаемому") И это тоже хорошо.



Святой Иероним со львом и кто-то с обалденной собакой.





И еще Иероним со львом - нравится мне этот сюжет.





Вот не знаю, кто эта женщина в горе и что тут происходит, но изображение интересно само по себе.





Портрет дамы - что-то в этом есть...

blackmoon3712: (Default)

Признавая все его неоспоримые заслуги, никак не могу сказать, что меня в его творчестве хоть что-то зацепило... Я не вижу красоты, мало света, мало духа... Мне не нравится знаменитый портрет четы Арнольфини, хотя, без сомнения, в нем есть и дух переломного времени (поворот к частной жизни), и даже некая тайна...

Гентский алтарь...



Почему-то сразу бросаются в глаза... прямо скажу - безобразные изображения Адама и Евы, эти живые воплощения впадения в грех и земную тяжесть. Ну и центральный образ "Поклонение Агнцу" - но это так тривиально, поклонение...



Хотя и красиво, и благочестиво, и даже есть свет, и само поклонение - не силе и власти, а кротости и любви. Но всё слишком гладко, пассивно, правильные группы людей напоминают стада. "Страшный суд" Микеланджело куда выше, а про "Рай" Тинторетто я и вовсе молчу в восхищении...

Но, конечно, отдельные фрагменты по-своему красивы или интересны...







Иоанны - Креститель и Евангелист (створки)





Отшельники





Дева Мария





Архангел Гавриил- крылья живые...





Пение ангелов - более знаменито то, где они все страшненькие, но мне больше по душе такое)





Пилигримы





Мученицы





Кумская сивилла

Или вот "Мадонна канцлера Роллена".



Бесспорно, изумительно-гармоничный пейзаж за окном, "открытие мира и человека" - важнейший этап истории.



А так... теофании вовсе не чувствуется, канцлер хоть и присутствует при Богоявлении, но не просветлен. Мадонна здесь, как мне кажется, лишь воплощает идеал женской красоты художника (а в мои идеалы он не вписывается), обычный некрасивый младенец не тянет на Христа... Это как раз один из тех случаев, когда не земля возносится к Небу, а Небо притягивается за уши к земле...

Но я все-таки прониклась эстетикой Северного Возрождения. Например, вот такое "святое собеседование" -



правда, это, вероятно, мастерская ван Эйка.





Святая Варвара





"Туалет дамы" - неловко, скованно и даже немного жалко, но примерно с такого и начиналась вереница обнаженных Тициана, Рубенса, Буше и далее... первые попытки) мне вспоминается, как Мережковский в одном из своих романов описывал изображения нимф и русалок на средневековых рукописях - античные духи и божества, попавшие в северный мир варваров, сжавшиеся от холода... И вот тут как будто только-только начинается освобождение от стыда и страха перед обнаженным телом, конечно, это только начало... нимфы и русалки перезимовали на страницах монастырских рукописей, начинается весна)

Благовещения, Иоанн Креститель и Мадонна -







как мне нравятся эти деревянные створки диптихов и триптихов...

blackmoon3712: (Default)


Впечатление двоякое - с одной стороны, отдает скучным и надуманным классицизмом, с другой - все же интересен сложный архитектурный фон, сияние статуи у фонтана... Да не, это же маньеризм. Но душа радуется при виде женщины-пророчицы. И мысль хорошая - какой ты, на фиг, бог, вот родится Младенец...
blackmoon3712: (Default)


"Габриэль д,Эстре принимает ванну с сестрой". Однако, даже как-то неприлично смотрится. И даже красоты никакой нет, на мой взгляд. Странный намек на свадьбу - выбирай любую, что ли? Однако проказники.



Та же школа, "Диана-охотница" 1550г. О госпоже де Пуатье наслышаны, даже уважаем. Но картина как-то так себе. Честно говоря, этот "идеал женской красоты" в виде светлокожей блондинки, продержавшийся в европейской живописи хз сколько веков иногда так надоедает... мало того, что не в моем вкусе, так еще и везде, везде практически...



Сабина Поппея... вот это мне нравится, большей частью из-за пррозрачных драпировок, разумеется))
blackmoon3712: (Default)


Ни фига. В смысле, благодарю, конечно, за интеллектуальный синтез греческого мифа и Библии - но духа идеи нет! Не отражен! Я уже говорила про подобные картины. Недостаточно изобразить женщину (весьма декоративно и условно, хотя... тело красивое, удлиненные пропорции мне по душе, ничего лишнего...) с черепом и ящиком и повесть табличку: Eva prima Pandora. Недостаточно. Нет ведь ощущения падения, греха, бедствий... Да и вообще - суть грехопадения настолько неясна, что едва ли возможно написать адекватную картину на данный сюжет. Я, в любом случае, и близкого ничего не видела... Изображают обычно пару без одежды, сад, ну, змею, и главное - во всем виновата женщина) Но всё это не то... И достали игнорировать роль Адама. Видимо, совесть сильно мучила подсознание, если так дружно всё валили на предельно закрепощенных женщин...
Но я кое-чего не заметила в картине... а ведь и правда... Женщина возлежит в темной пещере, причем в позе угадывается динамика. Ногами - к темному саду, головой - к светлому городу; причем город занимает больше пространства, чем сад - он как бы приближается, а сад удаляется... Так это же путь человечества: от бессознательного рая через грехопадение к Небесному Иерусалиму! И так четко! Да, глаза надо пошире раскрывать... Причем, от сада к городу нет перехода, что создает впечатление неизбежности грехопадения, с чем я не согласна. Что значит нет? Просто не видно. Вот и обширный религиозный смысл у картины нашелся. А ведь с первого взгляда - просто хорошенькая декоративная фигурка. Но мне и фигурки такие очень даже.
blackmoon3712: (Default)
Портрет Елизаветы Австрийской



Лицо одухотворено, и чувствуется некая замкнутость. Но я тут больше о платье. Это ужас что такое, по-моему. Вот бывает варварская роскошь, восточная, цыганщина - и всё это нередко красиво. Но тут роскошь нивелирует саму себя. То есть вроде и много всего, и дорого, и сшить такое непросто - а на выходе серая скука. Убить столько труда и выдумки на разную отделку, вшить чуть не в каждую складку жемчуг (все равно, что выбросить - куда лучше он смотрелся бы в кольце, серьгах, кулоне), камешки, цепи - а в итоге нелепость и безвкусица. К этому всегда ведет явный перебор мелких деталей. Меня сразу почему-то потянуло на одеяния древних греков - и просто, и красиво:) А покрой какой неудачный - отнимает шею, нивелирует грудь, и эти жуткие дутые рукава... Насколько же красивее и экономней рваные джинсы с железным крестом) И было же терпение у художника все это выводить... Но, что удивительно, платье не затмевает лица, действительно одухотворенного - думаю, это заслуга не только художника, но и модели. Детали платья подобраны по цвету, оно производит впечатление простенького и потому даже как-то перекликается с лицом. А все же не стоила эта вульгарная простота такого труда...
blackmoon3712: (Default)
Я обычно не обращаю внимания на портреты, но тут...



портрет торговца (?) Пьера Аймерика. Как-то уж очень просветленное у него лицо, для купцов, кажись, нехарактерное...

И - портрет Клемана Маро. Поэт такой поэт:)

blackmoon3712: (Default)






Авиньонская пьета. Вот уж подлинно гениальная. Одна из лучших, и, пожалуй, в своем роде - лучшая. Люблю. Здесь есть и выраженная человеческая скорбь в образе Марии Магдалины, но в основном - сдержанное внутреннее горе, почти не выраженное вовне, но очень сильное, это чувствуется, и в то же время - смирение перед волей Божьей, углубление в молитву. И мистика есть, быть может, это самая мистичная "Пьета". И ведь манера исполнения, такое великолепное сочетание готики и натурализма, и эти тонкие лучики нимбов - идеально. Изгиб тела Христа придает еще экспрессии... Очень глубоко, мистично и скорбно. Чувствуется излучение очень сильной энергии. Поразительная картина. Здесь не прицепишься ни к форме, ни к духу. Всё соответствует. Это одна из картин, перед которыми стоишь в изумлении - ну как художнику удалось и почувствовать, и передать?!. Совершенство.
И вот в сравнении с ней круглая "Пьета" Малуэля очень сильно проигрывает. Да они вообще не сравнимы. Она кажется такой легенькой, легкомысленной, округленькой... Ну не то. Но это - если сравнивать. Если смотреть ее отдельно - прекрасное и даже вполне трагичное произведение.



Но у Картона есть еще удивительное "Коронование Богоматери"!





Необычно и красиво сочетание готической декоративной условности и неправильных пропорций с натуралистической трактовкой форм... Верхняя часть - декоративное торжество, нет света, нет святости, лицо Богоматери до крайности надменно, это скорее лицо самодовлеющей Матери-Земли - но в этом что-то есть, специфическая красота. Но какое Распятие внизу! Какая глубокая и совершенно бестелесная мистика! Я бы сказала, веет сюрреализмом... Нижняя часть картины головокружительно духовна, в противоположность верхней. Удивительно, как художник совместил две крайности... Не только совместил, но и перевернул - небо у него земное, а земля - небесная! Декоративное, торжественное, придворное коронование (тона жарко-красные) и пустынное, космически-отрешенное распятие с белыми призраками (тона холодно-синие)... Глядя на это распятие, сразу вспоминаешь Божественное Ничто, Единое, "на пороге вечности", "у врат молчания"... Тут бессознательно выражены две крайности религии - мистика всепоглощающего бесплотного Единого и земное отяжеление, пестрота, непреображенное торжество Земли... (Коронование Богоматери - символ преображения Космоса, а здесь этого нет). Крайности показаны настолько гениально, что привлекают и манят обе:) Потому что везде есть частичная истина, откуда и красота... Да, глубоко увидел художник...
Ну, допустим, не художник, а я) Он-то имел в виду другое - что никоим образом не обесценивает моего видения. Во-первых, очень интересная Троица - явное выражение филиокве: Дух исходит от Отца и Сына, мало того - Отец и Сын похожи как две капли воды, вот такого не видела нигде никогда. Во-вторых, внизу - не только Распятие "в беспредельности", но и, чуть ниже-то - весь христианский мир, два города - Рим с Иерусалимом, еще ниже - ад. Масштабный замысел и впечатляющая реализация.
blackmoon3712: (Default)


"Новозаветная Троица с мертвым (?) Христом, св. Агриппой и донатором". Ничего подобного я не видела никогда. Мне нравится оригинальность, но отталкивает мертвенность, отсутствие живого духа. Форму и дух иногда приходится разделять... Исполнение действительно оригинально - черный фон, реалистично выписанные предметы, и люди тоже довольно натуральны, если бы не резкие контуры, характерные для готики - они будто вклеены, но главное - все какие-то мертвые. Жуть. Если Христос мертвый, то почему Он встал из гроба - непонятно... А Он явно мертвый, духом Воскресения и не веет... Зомби-апокалипсис какой-то, прости Господи...
Видимо, мрачноватая вера была у художника... Но мне это еще напоминает о закостенелости церкви, это ведь она кладет христианство в гроб и утверждает, что оно живо и вообще всё нормально... Но об этой косности могли бы напомнить многие деревянные, темные, застывшие и подчас уродливые византийские и готические изображения. А тут - жуть мистически-темная, черная... чернота и мертвечина - причем так живо, прошу прощения, выразительно, явно... И я удивляюсь, почему отвергли "Смерть Марии", вполне человечную хотя бы, а это - повесили в храме. Непонятно. Христианство мертвое и черное - что может быть хуже?! Часто у христиан отшиблены самые простые, непосредственные чувства, а вместо них - мелкие придирки и формализм...
blackmoon3712: (Default)


Разумеется, с "Юдифи" Кранаха. Мне моя как-то больше нравится)

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

June 2017

S M T W T F S
     1 23
456 7 8 9 10
11 12 13 1415 16 17
1819202122 23 24
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:56 am
Powered by Dreamwidth Studios