blackmoon3712: (Default)

/2008, 2015-2017 доп./

Не, у меня от него явный депресняк. Но добить надо. Сомнение – стоит ли (жить, любить)? Это он точно с себя. Я все же думаю, что стоит. Не все то, что больно – плохо. Да ладно. Инертность скучна. Скучно, когда ничего нет. Пусть будет больно, но что-то будет. А, в этом смысле. Ну не знаю, что хуже, а главное - хорошо бы перестать выбирать между плохим и очень плохим... Но, как я слышала где-то - если мучаешься выбором, это значит, что все варианты не устраивают. В общем, до конца понять терпения не хватит, да и ума пока… Ну вот, что могу.

«Крот» - тоже ничего особенного, непонимание и невнимание общества – это обычно.

«Блумсфельд» - реальность с небольшой примесью фикции ужасно скучна.

Вот «Егерь Гракх» - это да, весьма интересно. Элемент потустороннего сам по себе любопытен. Проникновенно и поэтично получилось. Но тема всё та же – подвешенность, ни там, ни тут, нет смысла, нет Бога. "Мой челн – без руля, он плывет под ветром, дующим в самых нижних пределах смерти". Поэзия небытия… пустота…

«Мост» - смысл неясен, но сюрреалистично. Вышла бы неплохая картина. Конечно, трагедия.

«Стук в ворота» - еще одно отличное обличение закона[1]. Закон неумолим, но для кого?

«Сосед» - кусочек реальности. «Человек человеку волк». Молодец все-таки Кафка!

«Химера – мучительное, непонятное бытие, «ни то, ни сё».

«Воззвание» - непонятно... «Новые лампы» - снова человек человеку…

«Ж/д пассажиры» - потрясающий образ нашего серединно-падшего бытия. «Свет в начале уже не виден, а свет в конце так слаб , что… нет уверенности даже в том, что эти начало и конец существуют. Авария. Вокруг – какой-то грохочущий ужас». Всё верно. Но, в противоположность ему, я задаю вопросы: «Что я должен делать?» и уж тем более  - «для чего я должен это делать?»

«Будничное происшествие» - нестыковки, неудачи, нелепость мира сего.

«Правда о Санчо Пансе – раздвоение личности?..

«Молчание сирен» - сила веры?.. И еще что-то… Он слишком закручивает, не выражается ясно… Что-то такое еще, не слишком понятное. Молчание, сознание собственной победы, освобождение от скромности, всё взрывается… Не знаю и думать неохота. По-моему, это нечто второстепенное.

"Общество мошенников" – ну-ка, что в первую очередь напоминает? Церковь, и особенно – монастырь. Да, разочаровался человек, и не зря. Потрясающая картинка. А ведь я об этом говорила – каялись не так, не перед теми, да и не в том.

«Прометей» - непонятно… Неужели его подвиг на хрен уже никому не нужен? А когда был нужен?.. Чтобы оценить его подвиг по достоинству, надо пойти жить в пещеры, в лес, "на природу", прочь от цивилизации - тогда живо всё станет понятно.

«Возвращение домой – "Тебе тепло, ты чувствуешь, что ты дома. Я не знаю, я очень неуверенно себя чувствую… На что я им нужен… Чем больше медлишь перед дверью, тем более чужим становишься тем, кто за ней" – вот, неприкаянность. Почувствовал, что исчезла из мира патриархальная теплота, человек остался один, неприкаянный, несогретый. Это подвешенное состояние прохождения через одиночество, чуждость "им", но – переходное, не конечное. А хрен с ним, с «теплом», цена была несоразмерная да и тепла-то там часто не было.

«Посейдон» - сапожник без сапог. Если сильным мира сего не пожить в свое удовольствие, то слабым-то что делать?..

«Герб города», кулак… Насилие? Мне кажется, что Бог был против Вавилонской башни, т.к. любит разнообразие и свободу (а то было насильственное объединение). Полная унификация, конечно, ужасна. Но и толерантность не должна быть без берегов - нельзя терпимо относиться к насилию (см. известный парадокс Карла Поппера).

«Общество» - снова образчик бессмысленности и пустоты. Мы вчетвером нахрен друг другу не нужны, но все же почему-то вместе, но при этом уверены, что пятый нам точно не нужен...

«Ночью» - потрясающе. Вот здесь проступает активность, что в принципе не характерно для Кафки. Ценно. Выпишу целиком: «Погрузиться в ночь. Как, порой, погружаются, опустив голову, в раздумье – так же целиком погрузиться в ночь. Вокруг спят люди. Маленькое притворство, невинный самообман: кажется, что они спят в домах, в простых кроватях, под прочной кровлей, вытянувшись или свернувшись калачиком на матрацах, в простынях, под одеялами, а на самом деле они все собрались, как уже было когда-то и как еще будет, в пустынной местности и под открытым небом – необозримое множество людей, целая армия, целый народ – под холодным небом на холодной земле; они брошены там, где раньше стояли, лоб прижимается к руке, лицо уткнулось в землю, дыхание спокойно. А ты не спишь, ты один из часовых и отыскиваешь соседнего, размахивая горящей веткой, вытащенной из кучи хвороста, который около тебя. Почему ты не спишь? Говорят, кто-то должен не спать. Кто-то должен здесь быть.» Вот здесь – очень, вроде как, нетипичное для него осознание ответственности и значения, смысла особенного человека, осознание какой-то связи с другими, и что уж вообще нехарактерно – поиск себе подобного. Да и просто красиво.

«Коршун» - уж не про государство ли?... «Я же безоружен…» да может, про миропорядок в целом.

«Рулевой» - о стадности. Кто наглее, тот и господин. Очень знакомо. «Что за народ! Думают ли они вообще – или только бессмысленно шаркают по земле ногами?»

«Волчок» - о неуловимости истины?..

«Басенка» - выхода нет. Или беги в мышеловку, или – измени направление… и тебя сожрут. Весело.

«В путь» - о смерти?... "подальше отсюда – вот моя цель". Есть откуда, но нет – куда…

«Защитники» – нет, я все же думаю, что как только понял, что зашел не туда – быстренько выметайся, авось еще успеешь зайти туда. Лучше потерять часть времени, чем всё. Ага, именно тогда я домучивала свой первый институт))) Ну хоть из второго вовремя ушла, прям ровно вовремя. И еще на какие-то перемены осмеливаюсь - уже хорошо.

«О притчах» - вот снова искусно-сложная закрутка. И мозги напрягать не хочу. Что же касается притч – да там всё просто и как раз для нашей обыденной жизни. Противоречия нет.

Очень интересны, конечно, его «китайские» рассказы: «Китайская стена», «Листок из пришлого», «Отказ», «Императорское послание», «К вопросу о законах», «Рекрутский набор»… Всегда актуальные в нашем падшем мире проблемы удаленности власти и закона от народа. Так везде и всегда. Но не одинаково. Одно из проявлений объективации, близкое уже к крайнему. Опять же, беззащитность человека перед властью.

В целом, у Кафки хорошо выражены, а местами и очень красиво, важные философские темы. А философия – это о человеке и смысле жизни вообще. Но, конечно, в основном – жутко депрессивно. Это иногда мрачно вдохновляет, но чаще все же напрягает.

 



[1] И все же закон необходим. Другое дело - какой.

blackmoon3712: (Default)

«Наездникам для размышления» - замечательная притча. Это о ничтожестве и тщете земных побед вообще. И написано очень хорошо. Особенно это: «А под конец с нахмурившегося неба вообще начинает капать дождь…» Так художественно-депрессивно…

«Окно на улицу» - это ведь он явно о себе, тут же его представляешь, и эти лошади с повозками, и окно – будто перед тобой…

«Деревья» - обалденная притча. Выпишу полностью: «Ведь мы – словно бревна на снегу. Кажется, что они лежат на скользком насте и их можно легким толчком отодвинуть. Нет, нельзя, потому что они крепко связаны с землей. Но смотри-ка, даже и это – только кажется.»

У Кафки нет никаких основ, нет земли под ногами, всё как-то перемешивается и развоплощается, нет ничего прочного – и это отражает действительное состояние мира. Нет ничего настоящего и несомненного. Старое исчезает, прочного нового еще не появилось – это само собой. Но всё гораздо сложнее, т.к. нужно найти основы, которые лучше прежних, не такие же - относительные, возведенные в абсолют, сомнительные и насильственно-несомненные. Нет, дело явно к концу идет. Мы проходим через такое чистилище, где сгорает всё относительное, мы прошли (и проходим) через слишком глубокие сомнения, чтобы удовольствоваться вновь чем-то средним… Сейчас мир распался на части¸ и они довольно забавно вращаются, всё-всё, старое и новое, плохое и хорошее, и притом всё чудовищно перемешано. Простое доказательство: приведите мне какую-нибудь неоспоримую истину, основополагающую, основу жизни и морали, с которой согласятся все или хотя бы значительное большинство. Если и приведете, она будет явно отрицательная, а не положительная. Не про то, что делать, а про то, чего не делать - так и то хорошо. Хорошо бы. Нет такой основы, с которой кто-нибудь бы не спорил и не был бы отчасти прав. Хм.. Главное, сейчас и спорить можно свободно. Хм… Тогда я нехило так прочувствовала постмодерн. Я еще не знала, что свобода в моей стране кончается, да ее и не было почти. И я была в растерянности перед множеством "истин". Теперь, к счастью, собственная система морали вырисовывается. Она - христианская, гуманистическая, персоналистская, творческая, феминистская, агендерная, ненасильственная (но и довольно строгая в основах), отчасти левая, отчасти либеральная. А впрочем, это едва ли система. Это моральное чувство. И сами принципы - от сердца, а уже потом ум их обосновывает. Да так у многих, другое дело, что признаваться в этом "стыдно". Ну как же, разум постановили считать "мужским" началом, а сердце - "женским", а что "мужское", то и престижное, и почетное, "женское" - напротив, презренное и второсортное. Несомненно, все эти сортировки по гендеру с иерархиями - бред сивой кобылы, но, увы, живучий. Утешает только то, что культурные установки можно менять.

«Приговор» - эффектно, но я ничего не поняла. Но явно про страх перед родительской фигурой. И этот страх чаще всего оправдан.

«Описание борьбы» - чистый сюр, совсем ничерта не понятно. Такое смешение реальности и бреда сильно напрягает. Темы в основном те же самые, психологические выверты. А вот это правда: «они надеются провести счастливый вечер, уже потому радуются будущей жизни» - а жизнь обязательно подложит свинью. Но перемена: рассказчик понимает, что не женщину «компрометирует», а глупость мужчины показывает, понимает, что это глупо и «позор» - не ее, а его, в данном случае. Вот это положительный сдвиг! Интересно, что с одной стороны, он вроде как управляет своей фантазией, но временами и теряет контроль – человек не властен даже в своем сне… Снова зависимость от общества даже в мелочах… Но вот что отлично: «Гора, я не люблю тебя, потому что ты напоминаешь мне о легких облаках, о вечной заре, об уходящем ввысь небе – а это всё такие вещи, которые доводят меня почти до слез, ибо их никогда не достигнешь, если тебя несут на маленьких носилках. Но, показывая мне всё это, ты, коварная гора, закрываешь мне радостную перспективу, к которой развертываются красивые виды того, что для меня достижимо.» Ясно, о чем. Эх... тут ведь целая трагедия... увлечение "горним" нередко доводит до депрессии, но сплошная равнина, сколь угодно красивая и благополучная - скучна. Мне надо и то, и это. Не понимаю, как это возможно, но надо. Впрочем, ведь по сути - христианство об этом, о невозможном, о том, что земля поднимается к небу, а небо приближается к земле... ну или Третий Завет.

Вот что еще тут важно, эта же тема и в «Пассажире»: «Я стою на площадке трамвайного вагона, и я в полной неуверенности относительно моего положения в этом мире, в этом городе и в моей семье» - не могу обосновать свое существование! Но не совсем ясно - обосновать что? Факт существования, или его смысл, или что? А может, и то, и другое... И вот тут та же тема: «Не было у меня в жизни такого времени, когда я бы сам мог убедить себя в том, что я живу.[1] Видите ли, я воспринимаю окружающие меня вещи так, что мои представления о них предельно шатки, мне всегда кажется, что эти вещи когда-то существовали, а теперь канули… Я… всегда испытываю какую-то мучительную потребность видеть вещи такими, какими они могли быть до того, как открылись мне. Они тогда, наверное, красивы и спокойны. Это непременно так, потому что я часто слышал, что люди именно так о них говорили.» Хм, то ли «вещь в себе», то ли обыденное «а ты не верь своим глазам, верь нашим словам». Это очень глубоко. Тут подвешенность, ненастоящесть достигает апогея – сомнение в собственном существовании. И – иной, чем у других, взгляд на вещи. Но я – себе верю. И не считаю правильным тотальное недоверие себе. Кому тогда? Критерий – в тебе. Не каждый выдерживает груз личности. И далее потрясающий монолог от «Что за дни я влачу!» до «И только мне одному страшно.» - вещи не такие, какими кажутся большинству (или как большинство хотело бы их видеть). И если ты видишь не так, как все, или не хочешь не замечать то, что не замечают все – ты прав, но для тебя это жутко. Вот это выражено гениально! Такая потерянность! И рядом – ложь…

А вот монолог: «Чего вы, собственно, убиваетесь, представляясь быть реальным...» - пляска вещей в мире, полная безосновность и неподлинность. Извините, так вся подлинность – «там». Но ее можно увидеть и через "здесь".  Т.е., вообще ничего нет – ни мира, ни человека. А началось всё с исчезновения Бога – о Нем ведь ни слова. Т.е. с грехопадения, вообще-то. Личность изнутри удивительно почувствовала небытие…

Про Париж офигенно – снова про  ложь и искусственность. Ведь так и есть на самом деле.

«Мы создали, вообще говоря, непригодные для жизни военные машины, башни, стены, и мы могли бы долго этому удивляться, если бы у нас было на это время. И удерживаем себя во взвешенном состоянии, мы не падаем, мы парим, хотя мы отвратительнее летучих мышей. И уже почти никто не в состоянии удержать нас, чтобы в один прекрасный день мы не сказали: «Боже, какой сегодня прекрасный день». Потому что мы уже так устроились на этой земле и строим жизнь на основе наших соглашений. Потому что мы – как...» - и т.п. Это о бессмыслице обыденного существования. А про женщину, пившую кофе в саду – ему непонятно (как и мне), как люди  могут так просто жить, не выходя из обыденности и не удивляясь ей. Именно как это – все время бездумно и внутри. И это при том, что обыденное существование выброшено, «объективировано» - свято прав Бердяев.

А это как точно: «Если вы дышите редко, вы задыхаетесь из-за самого себя, от внутренних ядов, если  вы дышите часто, вы задыхаетесь от непригодно для дыхания воздуха, из-за взбунтовавшихся вещей. А если вы стараетесь отыскать ваш ритм, вы погибаете уж от этих поисков» Как точно и какая безысходность…



[1] Знакомо, но все же было и есть такое время, что я живу. Сейчас даже чаще, благодаря терапии и другим важным факторам.

blackmoon3712: (Default)

/2008, 2015-2017 доп./

«Всадник на ведре» - обалденно, меня всегда цепляют такие рассказы о социальной несправедливости, бедном маленьком человеке, о равнодушии общества… Видите, я не сноб. Бедствующих «маленьких людей» мне жалко, тем более что я сама к ним в этом плане близка. Я хочу, чтобы они жили благополучно. Но как только эти «маленькие люди», как говорил Михайловский, покушаются на «бюст Белинского», на мои ценности, мой образ жизни, идеи, индивидуальность, внешность, на все то, что для меня дорого и важно и что непосредственно относится к моему «я» - я решительно посылаю их по известным адресам и могу показаться очень грубой и заносчивой. Да какая угодно, но не смейте учить меня жизни, исходя их своего «опыта», который мне жмет здесь, тут, а еще вон там и вообще мне не нравится и не подходит. И как замечательно. Жена беспокоится, как бы не простудился муж, выйдя на минутку на холод. Где же священник, который должен сказать: «Дочь моя, а собственно говоря, чем хуже твоего мужа этот бедный замерзший человек, которому ты отказываешь в ничтожной помощи? Чем он хуже? Ведь это твой ближний, это образ Христа.» И опять же, где священник, который должен был сказать матери той несчастной девушки из «Монахини»: «А с чего ты взяла, дочь моя, что твоя дочь должна отвечать за твой грех? Мучая ее, ты прилагаешь грех ко греху. Последнее хуже первого. Ты забываешь, что Бог есть Любовь» - и всё в таком духе. Впрочем, правильно ли обвинять во всем мать той девушки? Причина всего этого ужаса – в патриархате, а его не женщины придумали, и выгоды с него получают не они.

Нет, все же поразительный рассказ. Тут смешение реальности и фантазии очень удачно. И как же замечательно иллюстрирована истина: сытый голодного не разумеет, как это всё художественно выражено…

«Большой шум» - неуютно в этом мире человеку, даже в собственном доме. Нет желаемого спокойствия, уединения, тишины… Но это всё от лица очень чуткого, нервного человека. Таким просто не надо заводить семью) Хорошо, когда они понимают это. Ужасно - когда заводят на автомате, потому что "должны" или соблазнены красивыми картинками, ужасно, и назад не отыграть, особенно если ты женщина, и деваться некуда... Никому такого не пожелаю.

«Дети на шоссе». Странное впечатление производит рассказ о детстве, от которого детством почти совсем не веет – ведь рассказывает взрослый и довольно изощренный литератор. Но концовка хороша. Стремление: «Я хотел в тот южный город, о котором у нас в деревне говорили:

(замечательный образец обывательской логики!)

 - Вот люди там! Представляете, они вообще не спят!

- А чего же они не спят?

- Потому что не устают.

- А чего же они не устают?

- Потому что дураки.

- А чего же, дураки не устают?

- А с чего дуракам уставать?»

Прелесть…

И еще у него есть про давление, гнет семьи и общества над личностью и даже иногда – желание освободиться от этого, быть свободным, независимым от чужих мнений и оценок, общепринятых устоев и приличий. В этом плане показателен замечательный рассказ «Неожиданная прогулка». Смысл – обалденный. «не оставлять за спиной раздражение» - почему? Разве это реально кому-то мешает? А потому что «не по-людски», это единственный и убийственный «аргумент». Ну это из серии "ты должен любить семью", от которой с детства сбежать хочешь... "у бабушки не может быть невкусно", "поцелуй тетю", "улыбнись дяде"... результат - вечное чувство вины за то, что ты не любишь тех, с кем тебе плохо, и проломанные границы. Спасибо традиционным ценностям, че.

«когда ты чувствуешь, что одно это решение наполнило тебя решимостью принять и все остальные» - важно, главное – решиться в первый раз.

«когда ты с необычайной значительностью осознаешь, что способен легко произвести и пережить самые быстрые перемены... и когда ты так бежишь по этим длинным улицам – тогда на один вечер ты совершенно ушел из своей семьи, откачнувшейся в несущественное, в то время как сам ты… совершенно непоколебимый с полной уверенностью поднимаешься до своей истинной фигуры» - отлично! Главное – освободиться от мелочей, а там и в более значительное сможешь. Начинать нужно с мелочей, это правда.

А вот «Решение» - диаметрально противоположно, тут тоже давление, но полное отсутствие сопротивления, инертность и депрессия. Снова бессилие.

«Вылазка в горы» - замечательно, тут напоминает «горную тему» Ницше. «Как они толпятся, эти «никто», как много… ног на расстоянии крохотного шажка одна от другой! Само собой, все во фраках. Мы идем себе просто так, и ветер задувает в пустоты… В горах становятся свободными шеи!» Потрясающе.

«Несчастье холостяка» - а, везде хорошо, где нас нет. Но удивительно описано бессилие и инертность человека: ведь знает же, что так будет, знает же, что ему это не нравится и это плохо – и все равно идет туда же и ничего не предпринимает для изменения своей судьбы. Жутковато, ибо напоминает меня…

«Купец» – подвешенное, ненадежное состояние человека в этом мире. Действительно, работает как лошадь, а что от него зависит? Сейчас точно так (экономически). В конце про полицию прикольно: «не мешайте ей, на пустых улицах ты будешь чувствовать себя несчастной, я это знаю».

«Путь домой». Изменчивость настроения или самообман в начале. Иду по улице, всё хорошо, лучше и быть не может. Прихожу домой – и вдруг понимаю, что на самом деле всё плохо. Хороший аккорд: "не слишком мне помогает". Отлично. Может, просто не нужно обманывать себя?.. Легко сказать...

«Пробегающие мимо» - отлично, про наше равнодушие и неотзывчивость.

«Платье» - мимолетность всего земного и неискренность. Как проникновенно: лицо, «которое уже все видели и которое уже невозможно носить…»

«Отказ» - очень хорошо про наше самомнение и неоправданно высокие требования к другим. Но мне нравится концовка – да, мы оба правы, так что разойдемся… Так даже лучше.

В общем и целом, Кафка мне ничего нового не открыл, все его темы – до боли знакомые. Но темы важные, и выражены порой великолепно. И за это спасибо. На самом деле, я очень сильно удивлюсь, если после Бердяева кто-то мне откроет что-то значительное и принципиально новое. А ведь открыли: Шестов, Симона де Бовуар, феминизм… Но сама я могу попытаться углубиться в темы, которые меня волнуют,  и там что-то открыть, или хоть упорядочить, уточнить. Вот сейчас читаю его «Я и мир объектов» и пока готова под каждым предложением писать: правда! Но главное не в том, что мне откроют, а в том, что открою я – в других или в себе.

blackmoon3712: (Default)

Мало что мне у него нравится эстетически, по правде говоря... Но его свет - это да, это я даже в "Данае" почувствовала...





Ну как раз от нее мало что осталось, как говорят специалисты... Тем не менее, свет, исходящий от живого тела, тем более женского - да тут прямо религиозный смысл.

Изначально здесь была изображена Саския, ждущая любви, под белым покрывалом)

Вот, кстати, "Автопортрет с Саскией на коленях" или "Блудный сын в таверне".



Нет, это замечательно, спору нет, я очень рада, что в браке он обрел то, что большинству удается лишь ненадолго схватить в разгуле - радость, веселье, страсть, безбашенность.

Ему завидую, ей - нет. О, конечно, я не сомневаюсь, что им повезло и чувства были взаимны, я немного про другое. За восемь лет брака она пережила четыре беременности - неудивительно, что рано умерла, через год после очередных родов. Это ужасно. А самое ужасное то, что даже сейчас это ужасным не считается, это до сих пор такое обыденное зло, что и злом-то не считается - ах, это природа. К черту идите со своей природой. Сопереживают гениям, ах какие они непонятые и несчастные (а я с этим и не спорю), но на женщин, которых они в гроб вгоняли - плюют. Хотя нет, что самое страшное - не плюют, а еще умиляются. Умиляются их страданиям. А для меня это всё равно, что холокостом умиляться, лагерями да Северной Кореей. Сколько уже веков или даже тысяч лет идет самый натуральный фемицид, женщины до недавнего времени были в рабстве, до сих пор как минимум в прислугах - но осознавать это ой как не хочется. Психзащиты плюс защита привилегий - и вот тебе стена, которую не прошибить. И ложь, ложь, ложь. Да они сами это выбирают, да им убиваться в кайф, ага. Болеть, уродовать свою жизнь, растаптывать свою личность - именно это выберет реально свободный человек, добровольно, сознательно и с радостью? Вы откуда упали вообще?

Насчет светотени он гений, с ее помощью он и правда выражает некие высоты духа. Вот "Философ, погруженный в размышления" - не самая мастерская его картина, если его, но.



Ведь по этой теме красота вовсе не обязательна. Тот самый таинственный свет, винтовая лестница, символизирующая духовно-интеллектуальное восхождение, и моя родная атмосфера размышления, ухода от реальности... Да, это очень сильно...

А вот кстати, этот почтенный старец - Ян Амос Коменский.



Это он придумал классно-урочную систему и вообще стоял у истоков педагогики ну вплоть до 21 века, наверное. Не, ну для его времени это был прогресс, конечно.

Люблю я его "Пейзаж с замком"



Такая мрачная, гнетущая атмосфера, такое тревожное предчувствие грозы... Моя эстетика.

И еще пейзажи отличные есть.



Горный пейзаж с грозой




>Мельница





Отдых на пути в Египет

Но мне непонятно, зачем он так уродует многих своих персонажей - Вирсавию, даже Христа в Эммаусе...



Христа он так изобразил, что просто и говорить об этом не хочется, и духовность вся теряется, и свет не спасает...

Кстати, есть и другой Эммаус -



жуткий, но завораживающий...

Но есть и другие изображения Христа, отличные просто.

Совершенно пленительные, и при этом вполне реалистичные...













Или вот "Воскресение"





Или "Явление Христа Магдалине"





"Не прикасайся ко Мне" - до сих пор волнует, почему Фоме можно, а Марии нельзя... и ведь никто не знает.

Правда, "Воскрешение Лазаря" -



какой-то зомби-ужастик.

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Чернышевский не то, что бы "звал к топору Русь"[1], но в определенный период был не против. В определенный период говорил, что не боится крови, насилия, хаоса, "мужиков с дубьем". Думал, что после всё само уладится... Т.е. когда-то и правда признавал "цель оправдывает средства". Но больше все-таки в этом было констатации простого факта: иной революции в России быть не может, слишком долго терпели внизу, слишком долго тупили и наглели наверху. Он оправдывал, но не поощрял. Но все это романа не касается. В романе совсем другая мораль.

И не стоит так уж сильно превозносить реформы Александра 2 - это минимум, который он вынужден был сделать, и то не весь.

Что "обмирщено", а что "церковно" - автор статьи не может понимать вследствие поверхностного понимания как "мира", так и "церкви".

Так, православные обвиняют протестантов в "развоплощении Церкви" - под этим понимая отказ от многих обрядов и пр. внешней атрибутики. А ведь атрибутика - это лишь символ воплощения, но не оно самое. Нет, напротив, протестанты попытались дать Церкви реальную плоть - чтоб Христос жил в человеке, семье, общине, работе, в реальных отношениях между людьми.[2] Вера должна быть выражена во всем человеке и во всей его жизни. Такому человеку не нужен храм и посредник, он сам всегда с Богом. Истинная Церковь - это вера, воплощенная в жизни, "охристовленный Космос" - Бердяев. Истинная плоть Церкви - не обряды и сооружения, а весь строй жизни человека. Очень правильно заметил Бердяев в рецензии, кажется, на Булгакова, что... ладно, потом цитату найду. И нашла: "слишком большое углубление в религиозную жизнь упраздняет религию, которая создана для далеких и отпавших". Тем не менее, теперь я понимаю важность и смысл общины - наверное, надо не только твое общение с Богом, но и общение с людьми в Боге, смысл в этом явно есть: теозис не только для человека, но и для человечества...

Так-то, а наши православные набрались наглости и написали: "Церковь - это не "где двое или трое собрались во имя Мое", а где есть пастыри и пасомые" (!!!) Ничего так книжечка, в храме продавалась по благословению очередного иерарха. Я тут не знаю, и сказать чего... Господа, а это ничего, что вы во имя своей иерархической гордыни отвергаете слова самого Христа?! Ну конечно, ведь и у вас цель оправдывает средства, и у вас идет "коррекция веры" (в этом меня обвиняли, да на себя посмотрите), и у вас Великий Инквизитор, не только у католиков, не обольщайтесь... Очень весело получается: мы воспитаем вас во лжи и рабстве, но зато многих приведем ко спасению. Только вот я христианство не так понимаю. Да и современного человека уже не так-то просто унизить и запугать. Виноваты сытость, медицина, образование, права какие-то... ужас, раньше лучше было, правда?

Оно конечно, можно и меня упрекнуть в том, что я не признаю "вечной погибели", явно прописанной даже в Евангелии (и то, явно ли - вещь спорная, знающие люди говорят, что не всё там однозначно с переводом...). Но, заметьте, мне-то можно, я-то не признаю всю Библию от первого слова до последнего - подлинным, прямым словом Божьим, вечным и незыблемым. А вы признаете (ну постоянно об этом твердите же), поэтому вам городить такое не только нельзя, но и как-то уж очень неприлично... Вам нельзя выбирать то, что приятней:) Признаете каждую строчку - вот и живите буквально как написано, а я порадуюсь, на вас глядя, как вы будете противоречия разрешать... Ух... И потом, вы не согласны с Писанием из гордости, а я - из милосердия.

Похоже, протестантов рецензент не любит, считает эту конфессию типа искажением христианства... Красноречивое: "А Чернышевский?!" Что Чернышевский? А что Кальвин? Вот глупость опять сказал - Кальвин не заменил спасение мирским аскетизмом и трудом, а объявил это путем ко спасению, средством. Понятие спасения у него было, не надо песен. Просто он до жути сузил выбор средств. А о том, во что превратил Женеву, и вспоминать не хочется. В казарму. И людей сжигал... Конечно, безобразие. Но сама по себе идея спасения трудом оказалась очень полезной и плодотворной, да и в принципе - какая в ней неправда? Это же здорово - добросовестно работать на своем месте, куда призван, и тем спасаться! Почему Кант стал Кантом, сын скорняка - великим философом? Да потому что родители и пастор увидели, что у мальчика способности к наукам, а посему ему надо не дело отца продолжать, а продолжать обучение и тем самым - исполнять Божью волю о себе! Так-то!

А что вот это - "?!" Чем автор статьи возмущен? Чем ему плоха идея труда и социальной справедливости? (К которой Кальвин не особо причастен, уж скорее к капитализму) Что за человек противный - труд его не устраивает, сибаритство он осуждает... Я это не специально так вопросы ставлю - выражался бы яснее, и возражения были бы серьезней. Насчет "проповеди идей" (атеистических) в мастерской я говорила - может, и плохо, но что ж церковь не устраивала подобных мастерских и не проповедовала тем всё, что ей угодно? И совмещали бы это с воскресной школой, и всё было бы хорошо. Сами виноваты.  Только и умеют, что государством прикрываться, даже до сего дня, нет бы самим что-то сделать, в условиях конкуренции, так сказать. Но с другой стороны, как представлю, ЧТО бы они там проповедовали... не знаю, может, вменяемый атеизм даже лучше. Надо же как-то освобождаться от ветхих представлений о Боге...

Так, снова параллель насчет "хулы на Духа" - по сути, у Рахметова это даже верно, хотя масштаб, конечно, маленький.

А вот образ, тоже взятый у христианства - "Невеста". Это не только, даже не столько монахиня, а Церковь. У Чернышевского этот образ Невесты, многозначный, такой глубокий, так отдающий мистикой - и теозиса (прообраз Земли), и Софии, и где-то "вечной женственности"... (ох не люблю я это расплывчатое понятие...) Теозис, конечно, самое то. И такой красивый образ... Революция - хрен с ней. Главное дело - эмансипация и преображение. Дмитриенко тут, по обыкновению, видит обман и подлог, прикрытие христианским образом антихристианской ценности, я - вовсе нет. Христианства в этом образе очень много, подлинного.

А как рецензент относится к Верочке?! Снова подмена Евангелия - катехизисом, непонимание смысла христианского брака - мы уже привычные. Но тут уж наезд слишком дикий: осуждение за то, что она хотела "лишь" (!!!) вырваться на волю, за то, что не спала с человеком, которого пока не любила... Нет, блин, если бы она вышла замуж за того богатого придурка, практически - продалась бы на всю жизнь, повинуясь воли маменьки, рожала бы ему детей без любви - вот это да, настоящий христианский брак был бы. Продаться навеки нелюбимому мужчине, потому что мама с папой так сказали - это для рецензента христианский брак. Абсолютно не понимаю, какой-такой "страшный грех" - сбежать от такой маменьки? Которая кричит "обокрала", для нее ведь дочь - капитал. Так давно пора было бежать-то. Конечно, меня лично смущает брак без любви, но Вера-то по наивности и гордости принимала чувства Лопухова за дружеские, да и он от нее ничего не требовал, да и выхода другого не было.

На священника тоже наезд дикий - грехов он никаких не совершал, венчая пары без согласия родителей. Даже по канонам их согласие не нужно. Напротив, такие батюшки добро делали, и Бог им воздал. Законодательство тогда было дурацкое - какое похищение, когда она согласна? Ну, вот статус у женщины такой был  - сперва собственность родителей, потом - мужа, ее мнение ничего не значит. О, рецензент даже пишет - для их же блага такие законы, ибо дуры неразумные. Ну на это я уже отвечала. Господи, даже жену священника зацепил. А ведь у них были такие отношения, которые многим "попам" и "попадьям" и не снились! Куда уж до них тем же "соборянам" Лескова! Так они и не ощущали себя "попом" и "попадьей". За атеизм я их не осуждаю, ибо хорошие люди. А многие священники - атеисты, да не по вере, а по делам!

Я только одному удивляюсь, как Дмитриенко не припомнил второе, еще более "греховное" венчание Веры - при живом-то муже. Удивительно, как он это пропустил... Венчание было для них формальным обрядом, необходимым для признания обществом брака, следовательно, греха никакого в этом нет. Давно следовало придумать загсы и не мучить людей ритуалами религии, к которой они не принадлежат.



[1] за топор скажите спасибо Победоносцеву и иже с ним.

[2] Да, попытки в основном не слишком удачные, т.к. воплощать пытались в основном ВЗ. Да, Евангелие воплотить крайне сложно, а массово - невозможно. Но попытки сами по себе ценные... 

blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Я поначалу в ступоре даже не понимала, чьё хуже - его или Набокова. Итак...

Эх... Ну что, поругаться с Дмитриенко? Посмотрим, есть ли у меня настроение. Впрочем, если нет, можно почитать главку про Марию Склодовскую-Кюри в "Женских лицах Запада", а там и музыку послушать... Взяла еще "Историю ордена тамплиеров", интересно.

А поругаться - в основном для разрядки. Дочитаю "Пролог", мб, кое-что отмечу и постараюсь откопать в библиотеке "Моральный кодекс строителя коммунизма". Вот нарочно прочитаю и сопоставлю с теми же очерненными Герценом, Чернышевским, Писаревым... Уверена, что обнаружу коренные отличия. Если  что испортить - это мы всегда готовы. Ох, как же противно...

Ну что за противная личность этот Дмитриенко?! Очень похоже, что считает себя христианином. А на деле только жутко дискредитирует христианство... Вся его статья - это цепь мелких, злобных придирок. Соответственно, настраивает только на мелкие огрызания. ЧД почетен вовсе не потому, что приглянулся Ленину. Хотя тот и говорил, что роман "перепахал его"... Неглубоко, очень неглубоко, да и скорее всего не роман, тема которого, прежде всего, не политика, а этика, не ЧД, а другие, революционные произведения Чернышевского. Их я не читала, вряд ли буду, тут я говорю только про роман. ЧД стоит не ниже, а выше многих литературных произведений, даже наших. Далее, выпады насчет бесспорных параллелей с христианством, обнаруженных И. Паперно. И далее начинаются противные мелкие придирки... Ах, Лопухов картежник, ах, он в грязи кого-то вывалял. Странно, что про Веру забыл - ужасная ведь сибаритка. Женщина живет в свое удовольствие, вот ужас-то. Приговор: "пресловутым "новым людям" отнюдь не чужды земные страсти". А никто и не спорит. Пусть даже кое-где они неправы, да сверх  того, Чернышевский вовсе и не проповедовал аскетизм, а напротив, гармоничное наслаждение жизнью, причем этически обоснованное. Это не только не противоречит христианству, но и отражает его главную антропологическую идею - построение целостного человека. За мелкими придирками, естественно, ускользает главная мысль романа.

Лишь бы уличить. Инквизитор хренов. Приговор: "новые люди" на самом деле ветхозаветны, идея "воздаяния" у них преобладает над "смирением и всепрощением". Во-первых, такой вывод можно сделать, специально заостряя внимание на незначительных, мелких эпизодах - ну с кем не бывает греха и перегиба? Во-вторых, фундаментальные принципы ВЗ (не убей, не укради, плюс безусловное требование социальной справедливости у Пророков) - необходимая составляющая христианства. В-третьих, мне страшно подумать, что автор статьи понимает под "смирением" и "всепрощением". Небось рабство и унижение. В этом плане автора можно прекрасно бить его же оружием - что ж он такой злой и несмиренный, людей вон осуждает?

Далее уже не придирка, а ЛОЖЬ - огромная, причем выведенная снова из мелочи. Из-за того, что Рахметов слегка помучил Веру для успеха дела, так сказать, приговор: Чернышевский исповедует принцип "цель оправдывает средства". [1] В то время как в романе автор ясно говорит о соответствии средств - цели. И в личном письме - то же самое: "хорошая цель не может быть достигнута дурными средствами", перед этим прямо говоря, что принцип "цель оправдывает средства" - для подлецов. Это был человек кристалльной нравственности. Правда, непонятно, как он представлял применение своих принципов в революционной борьбе... Но в этой наивности он сходится с Карамзиным, считавшим, что "истинная политика покоится на правилах нравственности". И где ж он такую видел? Хотя, нравственность бывает разная... Но оба, получается, "нравственно щепетильны" и наивны. Традиция русской литературы сохранена, а не попрана. Не любил Чернышевский Карамзина именно за консерватизм (да вспомните 4-х строчную рецензию Пушкина, которого вы везде суете, к "Истории государства Российского"!), но уж никак не за нравственность. Это уж скорее Карамзин, сказавший: "не должно делать зла для торжества добродетели" - скорее он в своей "Истории" проводит принцип "цель оправдывает средства". Причем в данном случае противоречит себе и морали по-крупному. Так что кто бы говорил... Снова бревно и соломинка.

Про нравственные мучения и колебания Лопухова и Кирсанова автор статьи вот как изволит выражаться: "экстравагантные кульбиты". Это уж скорее применимо к метаниям вашей любимой Наташи Ростовой... Идеал женщины, тьфу. Не, ну сейчас я бы и ее метания так не назвала)

"уместно ли вообще..." (сопоставление литературы и религии) - еще как уместно. Сравните хотя бы ВЗ и НЗ - прогресс налицо. Вспомните историю церкви. По тону - "изящная словесность и богословие" видно, что рецензент легкомысленно относится к литературе, а богословие утверждает не живое, а закосневшее, стоящее для него априори выше литературы, которая якобы ну никак не может всерьез говорить на религиозные темы.

"по убеждению автора..." А по твоим убеждениям Марья Алексеевна очень добродетельная, что ли?!  Вот именно по твоим?!

Град Земной и Град Небесный. Очень важная тема, спорная, обоюдоострая, скользкая. Здесь проявляется еще одно неприятное свойство рецензента - легкое скольжение по теме, уклонение от прямого ответа. Оно конечно, это противоположение есть, но понимать его можно иначе, чем Дмитриенко - фактически он оправдывает зло здесь и пассивно ждет добра "там" - весьма распространенная позиция, но не единственная. Чернышевский был лучше в своем стремлении к раю на земле, он неосознанно жаждал теозиса, он больше это чувствовал... По-моему, гораздо совестливее понимать, что нельзя умиляться фразам о любви в Евангелии и при этом ничего реально не делать для ближних своих, это как минимум лицемерие. Да, Чернышевский кое в чем и ошибался. Но у многих этот самый принцип двух Градов принимает отвратительную и бессовестную форму двойного стандарта! Основная ценность идеи двух Градов вовсе не в пропасти между ними, а в факте их коренного различия, но все же с устремлением к Граду Небесному - через Град Земной[2], а не через отречение от него. Часто этой идеей оправдывали зло, причем чистое и беспримесное. А должны бы, напротив, оправдывать мелкие, частные неустройства человеческой природы, такие как возможность развода и т.п. Т.е. не абсолютность, а относительность многих мирских отношений. Ну развод, ну бывает, а вот убивать, насиловать и унижать людей - нельзя, вот как это должно выглядеть. Но нет, любимое дело - всё с ног на голову. Такое ощущение, что Дмитриенко считает более нравственным поведение "ветхих людей", чем попытки переустройства "новых". И почему?! Да гордость, батенька, гордость - это ж наше любимое. Лучше в пороке и грязи жить, да регулярно в покаянии слезы крокодильи лить, а стремление реально стать лучше - это того, гордость...

Абзац про мессианизм и хилиазм - на 50% верный. Верны параллели хилиазма с социализмом, относительно, конечно. Упразднение проблемы метафизического зла, имеет место у одних, но ведь она гораздо глубже, чем обычно думают другие) Многие верующие ее упрощают.[3] Но Дмитриенко вкупе с Булгаковым, похоже, в упор не видят того, что мессианизм и хилиазм есть и в христианстве. Царство Небесное и правда будет на Земле. И Христос - Мессия, правда, не такой, какого хотели бы многие иудеи, да и не только они.



[1] На себя посмотрите! Вспомните, как ваши "старцы" к людям относятся!

[2] Через одухотворение Града Земного, духовное овладение им - сюда входит сотворение элементарного добра и борьба с элементарным злом - так, правозащитники Божье дело делают.

[3] И кстати, абсолютно неважно, имеет ли зло персональный источник, воплощение, или нет. Не суть. Главное, что оно не абсолютно. И нет, не имеет, ибо принцип личности сам по себе - уже благо, это в любом случае не воплощение "чистого зла"  (оно разве в потенции существует), а искажение добра. 

blackmoon3712: (Default)
 2008

Вообще, я всегда уважала его, хотя и не радовали меня некоторые его высказывания против женской эмансипации и проч. Но в целом – добрый и справедливый был человек. Судя по его «Некуда», повести об А. Бени, «На ножах» (последнее не читала, только содержание знаю) можно было подумать, что он решительно против левых  и специально старается малевать их черным цветом. Но нет, он лишь пытался показать, сколько и между ними дряни. Но и в остальном обществе дряни он показал ничуть не меньше.

Ведь тот же роман «Некуда» - вдумайтесь в название. Некуда.  Девушка «из приличной семьи» подалась прочь от косности и ханжества к "левым", но там тоже ничего хорошего не нашла, но, умирая, не хочет к своим родным – несмотря на пакостность многих, "левые" ей все же ближе к сердцу, «все же лучше»… Ох, это, знаете, как выбирать между фундаменталистской семьей и подворотней… Но и жить с ними она не может, умирает. Глубоко и трагично получилось. Некуда… Это про меня, я бы нигде не ужилась, везде нашла бы, к чему придраться. Что я! Ко мне бы придрались!

И вот рецензия Лескова на «Что делать?» в пересказе Тамаренко. Ну что – уважаю, хвалю! Не много нужно порядочности, чтобы не нападать на человека, заключенного в крепость, чтобы не обвинять его в безнравственности, неблагонамеренности и проч. – и ведь даже такой элементарной морали у многих не оказалось.

Но мало того – Лесков увидел позитивное в романе: мирную программу справедливого устройства общества, программу легальную, продуманную, дельную, этически обоснованную – ну вот, у нормального человека и взгляд нормальный! Революционный подтекст и даже пафос Лесков попросту проигнорил, и правильно сделал. Если бы не мешали, желающие могли бы и мирно переустраиваться, а то им, видите ли, швейные мастерские с воскресными школами для рабочих мешали. Чернышевский - все-таки не Нечаев, революция для него – печальная необходимость при данном положении дел, но он не обожествляет ее и не считает все средства дозволенными.

Самое главное – Лесков уловил высокую нравственность романа. А всё потому, что был человеком «непосредственного нравственного чувства» а не фарисеем. Лесков безоговорочно одобрил именно этический облик «новых людей», как в общественной, так и в частной жизни. Да, он многое принял поверхностно (например, возможность развода), потому и  безоговорочно, но в целом – спасибо. (В понимании брака он был скорее человеком ВЗ, не видел глубины и тайны любви. Он сам обжегся: не мог ужиться со своей женой. Естественно, он требует права исправить ошибку и провести жизнь с более-менее подходящей ему женщиной. Так и должно быть, но это все еще ветхозаветное понимание брака.) Лесков положительно относится к социализму, «несомненно сочувствует», так христианин и не может иначе, не имеет права. Но дело у него «упирается в хороших людей, которые слишком редки, потому социализм и является утопией». Ну, сейчас-то мы видим, что это не так… Дело не в отдельных "хороших людях", а в том, как бы наладить систему.

«Новые люди» для Лескова – «хорошие люди», не несут ни огня, ни меча. Они несут "образчик внутренней независимости и настоящей гармонии взаимных отношений». Он отличал (в отличие от Достоевского!) «настоящих нигилистов от шальных шавок». И был уверен: проблема в том, что настоящих нигилистов мало.

Что ж, если не залезать в глубину, то Лесков очень даже прав, спасибо ему. Да, этот человек чувствовал дух… 

blackmoon3712: (Default)


Да в альбоме, не тут)) Ну, что - глупость, суета, грех, бредовая, сумбурная атмосфера. Наверняка тут множество символических деталей, смысл которых я, по своему невежеству, не могу понять - в лодке дерево, на дереве человек, мачта тоже как дерево, а в ее листве какая-то жутковатая маска... И не зря, не зря мир не красив и не гармоничен, не детализирован, а расплылся в тумане.. Апокалиптичный художник. В живописи есть, может, десятка два-три гениев, а может, и сотня наберется, но Босх - один из редчайших ГЕНИЕВ.

Честно говоря, я всё меньше и меньше восхищаюсь Босхом, точнее даже - всё меньше и меньше им интересуюсь, он всё дальше от меня. То есть, ну вот по аналогии с Пушкиным и Рафаэлем - да, пусть гении, хрен с вами, но лично мне - не интересные, не цепляют. И Босх - пусть даже и гений, мне не жалко, но - не мой. Ну, обличал грехи человеческие, допустим, молодец - а что, никаких грехов, кроме "плотских", не существует... спорная вся эта тема, с грехами. По одному толкованию, "Корабль дураков" - это про церковь, погрязшую в разврате. Хорошо. А что, кроме разврата проблем больше нет никаких? В чем грешны его "дураки" - в блуде (лютня, на которой, кстати, играет монахиня - символизирует женский половой орган) и чревоугодии? И всё? Не, ну я могу понять, что Босха раздражало лицемерие - проповедуют одно, а творят другое. Но вся вот эта катавасия вокруг "грехов плоти", исключительно плоти - уже давно меня немножко раздражает.

А вот что пишет Фуко (читаю "Историю безумия в классическую эпоху"):

"Однако Narrenschiff - единственное из всех этих судов, которое существовало не только в романах и сатирах, но и в самой действительности; такие корабли, заполненные сумасшедшими и перевозившие свой необычный груз из города в город, были на самом деле. В те времена безумцам ничего не стоило вести бродячий образ жизни. Города при первом удобном случае изгоняли их за пределы своих стен; и они так и скитались по отдаленным деревням, если только их не препоручали какой-нибудь группе купцов или паломников. Особенное распространение этот обычай получил в Германии... Нередко бывало, что их передавали на попечение морякам... Должно быть, у причалов европейских городов часто можно было встретить такие “корабли дураков”.

С одной стороны, не нужно преуменьшать бесспорную практическую пользу от этого плавания; препоручить безумца морякам значит наверняка от него избавиться, чтобы он не бродил где попало под стенами города, а уехал далеко, сделался пленником своего отъезда. Но с другой стороны, тема воды привносит во все это целый сонм связанных с нею смутных представлений; вода не просто уносит человека прочь — она его очищает; к тому же, находясь в плавании, он пребывает во власти своей переменчивой судьбы: на корабле каждый предоставлен собственной участи, всякое отплытие может стать для него последним. Дурак на своем дурацком челноке отправляется в мир иной — и из иного мира прибывает, высаживаясь на берег. Плавание сумасшедшего означает его строгую изоляцию и одновременно является наивысшим воплощением его переходного статуса. В известном смысле это плавание — всего лишь распространившееся вширь, на все полуреальное, полувоображаемое географическое пространство, пограничное положение безумца; он пребывает на той линии горизонта, какая очерчивает круг интересов средневекового человека, и это его положение и символично, и в то же время вполне реально, ибо ему дарована привилегия быть запертым у ворот города: исключенный из городской жизни, он превращается в заключенного, а поскольку у него нет и не может быть иной тюрьмы, кроме порога в буквальном смысле слова, то и держат его строго на линии границы. Для внешнего мира он — внутри, для внутреннего — вовне. Такое в высшей степени символичное положение он занимает и поныне — если, конечно, иметь в виду, что прежняя вполне зримая крепость порядка превратилась сегодня в цитадель нашего сознания.

Именно такова роль воды и плавания на корабле. Безумец заперт на его борту, словно в тюрьме, побег из которой невозможен; он — всецело во власти реки с тысячью ее рукавов, моря с тысячью его путей, их великой переменчивости, неподначальной ничему. Он — узник, стоящий посреди самой вольной, самой широкой из дорог; он накрепко прикован к открытому во все концы света перекрестку. Он — Пассажир (Passager) в высшем смысле слова, иными словами, узник перехода (passage). И неведома никому земля, к которой причалит его корабль, — равно как не знает никто, из каких краев он прибыл, когда нога его ступает на берег. Нет у него иной правды, иной родины, кроме бесплодных просторов, пролегающих между двумя берегами, двумя чужбинами. Неважно, ритуал ли отплытия с присущей ему системой значений находится у истоков этой связи помешательства и воды, которая прослеживается в сфере воображаемого западноевропейской культуры на протяжении всего ее существования, — или же, наоборот, именно их сближение вызывает из глубины веков этот ритуал и закрепляет его в сознании. Одно бесспорно: в восприятии европейца вода надолго связывается с безумием.

В свое время уже Тристан, прикинувшись безумцем, позволил морякам ссадить его на побережье Корнуэльса. И когда он появляется во дворце короля Марка, никто его не узнает, никто не ведает, откуда он держит путь. Но уж слишком часто ведет он странные речи — они и знакомы, и словно бы идут откуда-то издалека; слишком хорошо ему известно, что скрывается за самыми привычными вещами, — а значит, он выходец из какого-то очень близкого к нашему, но иного мира. Он — не пришелец с твердой суши, на которой покоятся твердыни городов; он — выходец из беспокойного, неугомонного моря, этой волшебной равнины, изнанки мира, чьи неведомые пути хранят в себе столько удивительных тайн. Изольда лучше, чем кто-либо, понимает, что этот безумец — сын моря, вестник беды, брошенный здесь дерзкими матросами: “Будь прокляты моряки, что привезли с собой этого дурака! Зачем они не вышвырнули его в море!” Та же тема не раз возникает в последующие века: у мистиков XV столетия она трансформировалась в мотив души-челнока, одинокой в безбрежном море желаний, в бесплодном поле забот и неведения, окруженной бликами ложного знания, заброшенной в самую сердцевину неразумного мира; челн души обречен оставаться во власти великого моря безумия, если не удастся ему бросить надежный якорь веры либо поднять свои духовные паруса, дабы веяние духа Божьего направило его в порт. В конце XVI в. Деланкр был убежден: именно море причиной тому, что все племя мореплавателей служит дьяволу: неверная пашня, по которой, полагаясь лишь на звезды, ведут борозду корабли; секреты, передающиеся из уст в уста; удаленность от женщин; наконец, самый вид этой бескрайней волнующейся равнины лишают человека веры в Бога и сколько-нибудь прочных связей с родиной; и тогда он вверяет себя дьяволу и безбрежному океану его происков. В классическую эпоху влиянием морского климата обычно объясняли меланхолический темперамент англичан: вечный холод и сырость, неустойчивая погода приводят к тому, что крошечные капельки воды, проникая во все жилы и фибры тела, делают человека хилым и предрасположенным к безумию. Наконец, не касаясь богатейшей литературной традиции — от Офелии до Лорелеи, упомянем лишь грандиозную полуантропологию, полукосмологию Хайнрота, у которого безумие становится проявлением в человеке некоего темного “водного” начала, того сумрачного беспорядка, зыбкого хаоса, где все зарождается и все умирает, — хаоса, противостоящего светозарному, зрелому, устойчивому разуму.

Но если в воображении европейца плавание дураков связывается со столькими мотивами, восходящими к незапамятным временам, то почему тогда эта тема так внезапно оформляется в литературе и в иконографии именно к XV в.? Почему вдруг возникают очертания Корабля дураков, а его дурацкая команда начинает назойливо вторгаться даже в привычнейшие картины жизни? Почему от древнего союза воды и безумия, в один прекрасный день — не раньше и не позже — появилось на свет подобное судно?

Потому, что оно символизирует собой ту тревогу и беспокойство, которые внезапно охватывают европейскую культуру в конце Средних веков. Безумие и безумец становятся важнейшими персонажами этой культуры — во всей своей двойственности: они несут в себе и угрозу, и насмешку, и головокружительную бессмыслицу мира, и смехотворное ничтожество человека."
blackmoon3712: (Default)
 /2008, 2015-2017 доп./

Конечно, у Писарева классовая мораль. Морально раздробленный человек для него всегда – эксплуататор. А хотя, логика есть: раздроблены мы все, не бывает господина без раба и наоборот, но самое главное – самый последний раб всегда найдет того, в отношении которого он будет господином и выместит свою обиду, это всегда так. Поэтому надо быть свободным. Все раздроблены, да не одинаково. Одно дело – честный человек, другое – вор и насильник. Можно ли сказать, что классовая мораль всегда отчасти верна?.. И правда классовой морали в том, что она пытается распределить ответственность по справедливости, пропорционально власти, ресурсам и привилегиям, а не тупо "пополам", как это пытаются сейчас сделать люди, игнорирующие феминистскую повестку. И правильно делают феминистки, что экстраполируют классовую мораль на гендерные отношения - вылезает очень много неприятной правды. Вообще все эти современные заморочки насчет привилегий - родом оттуда, из классовой морали, и весьма полезны могут быть, весьма способствовать могут гуманизации общества.

Довольно глубокое рассуждение о свободном и имманентном восприятии всего, о неприятии ничего чуждого и внешнего себе, против авторитета и пр. Хоть кто и хоть что сказал, но «новый человек» принимает или не принимает это только изнутри, своим умом и чувством. Писарев упирает, конечно, на ум, но я бы сказала – дух,  «и только то, что по самой природе своей может принять.» Так, и никак иначе.

Именно, а многие «обуздывают» свой ум, свою «непокорную мысль», душат живые чувства, запутывают и запугивают друг друга и сами себя. Этого вовсе не надо.

А вот эта фраза, по-моему, очень известна, и наверняка многие возмущены ею, хотя чем только эти «многие» не возмущены… «Ветхие люди только и делают, что грешат и каются, и неизвестно, когда они бывают подлее: когда грешат или когда каются.» Мощно!

Возмущены, тут, во-первых, за себя лично – чувствуют правду. Но, во-вторых, и за веру – отрицаются понятия греха, вины, покаяния. Писарев хоть честно отрицает, а те хуже, те девальвировали и дискредитировали всё, что можно. Грех и вину используют для господства/манипулирования, а покаяние… На исповеди побывал, свечку поставил, ну, может, на храм денег отстегнул – и пошел дальше грешить: ни обновления души, ни попыток даже реально загладить причиненный кому-либо вред. Конечно, противно на такое «христианство» смотреть!

Далее у Писарева речь идет только о расчете выгод, грех и покаяние действительно отрицаются.

Причины:

1 – плохо каялись эти «ветхие люди», очень плохо: «был как сумасшедший» - какое же это покаяние? Каялись обычно не так, неглубоко и не в том, в чем надо бы (последнее очень важно!!!). Последнее - самое страшное. Думали, что каяться нужно только перед Богом, что исповедь священнику – это и есть оно, этого достаточно, ну там свечку еще поставить, и всё. Перед ближним, перед человеком редко старались загладить вину. Хотя Христос ясно сказал: перед кем согрешил, у того прощения и проси. Элементарно попросить прощения – это и у нынешних христиан не в моде (и если бы только у традиционалистов!..) А т.к. Бог за всех обижен (обижая ближнего, обижаем Его), то каемся всегда и перед Ним. Плюс еще: каялись, и тут же этим же грешили. Со стороны очень неприятно смотрится – ну и на кой ты тогда вообще каешься?

2 – и «нигилисты», и консерваторы одинаково поверхностно и грубо понимали «грех». Причем нигилисты благодаря консерваторам так понимали) Я не понимаю, к чему заменять вину просчетом – вина все равно никуда не девается. Ну как сказать... я сейчас вижу много "просчетов", и не только у себя, а виновных - поди найди. Все-таки чувство вины слишком часто бывает деструктивно, и вполне понятны и даже оправданны попытки от него дистанцироваться... Если иметь в виду, что уж больно легко чередовались грех и покаяние... но то же самое, и даже легче, может происходить с расчетом и просчетом. Хотя… Я поняла. Писарев имеет в виду, что «новые люди» учатся на свих ошибках, растут, развиваются – «размышляют» и «исправляют ошибки в расчете». (ведь «грех» значит «промах») А «ветхие люди» будто вращаются в порочном кругу. Не исправляют ошибок – вот что главное. (отчасти это из-за завышенных требований к себе и другим и искаженных нравственных понятий вообще) Молодец, прав. Но для того, чтобы исправить ошибки, вовсе не нужно отрицать понятия греха, вины и покаяния. Просто нужно серьезно и ответственно относиться к этому и понимать, о чем идет речь. Отрицать не нужно, модернизировать - необходимо.

Нас сделала духовными лентяями и рабами церковь – просто ходите к батюшкам, а они за вас будут думать, а вы им повинуйтесь, и всё. /ну простите, таков мой скромный опыт, мое впечатление от нескольких исповедей. А какие «шедевральные» придумывают сборники, перечисляющие грехи, это уму непостижимо, кто их пишет.../ Дух Великого Инквизитора… Пример, когда рабство удобно и комфортно. Вот большинство и  «не забивает себе голову», и живет как в тумане…И церковь по сей день не собирается отходить от такого взгляда.

«В новых людях добро и истина, честность и знание, характер и ум оказываются тождественными понятиями» - идеал целостного человека.

Ну, вот его постулаты:

- любимый труд

- совпадение личных и общественных интересов

- гармония ума и чувства

Очень хорошо. Идеал Писарева – «мыслящие работники, любящие свою работу». Очень хороший идеал, по сути ничем не противоречит христианству, а наоборот, является его порождением.

«…не делают ничего такого, что превышало бы обыкновенные человеческие силы»… Оно хорошо. Но нет никаких вымеренных, стандартных, «обыкновенных» человеческих сил. Как писал Бердяев, человек – существо неопределенное, нельзя точно сказать, что есть человек и человеческое. Самое лучшее определение человека – существо противоречивое, т.е. заключающее в себе всё. Можно сказать с презрением: «человеческое, слишком человеческое». Можно унизить себя: «я всего лишь человек…» Но можно ударить себя в грудь и гордо сказать: «я – человек!» «Человек – это звучит гордо!» Или с восхищением: «Вот это – Человек!» Это понятно. В человеке есть возможность всего. Поэтому равно неправы и апологеты доброй и разумной природы человека, и апологеты злой, презренной и ничтожной. Не стоит себя необоснованно возвышать или унижать.

Это правда, что человек без Бога не сможет усовершенствоваться. Но Бог может присутствовать в жизни человека имплицитно. Но Бога отождествив с церковью, Его слово – с тем, что ляпнет священник, мы оказывались не с Божьей помощью, не в общении с Богом, а во власти людей, которые ошибались точно так же, как мы, если не хуже, которые ничуть не умнее и не святее нас (хорошо еще, если не наоборот), которые насиловали нашу совесть, наш разум, наше творческое начало, которые именем Бога убивали Бога в нас. В общем, ничего хорошего. А всё из-за постоянного забвения взаимной связи: не только человеку нужен Бог, но и Богу нужен человек.

Не надо было попирать человека, доводить до того, что он «свою забитость и ограниченность принимал за нормальное явление», ставил «чрезвычайно низкий уровень своих умственным и нравственных требований». Здесь у Писарева -  притяжение высоты и призыв к развитию, к активной работе для «светлого будущего». Это выражение оскомину уже набило, но оно полно смысла. Нужно приближать «Царство Божье». Только одни понимали его исключительно духовно, другие – исключительно материально. А оно целостно. Одни думали, что это дело одного Бога, другие – что одного человека. Маятник… А это дело богочеловеческое. Царство Божье – Богочеловеческий рай, созданный свободными усилиями Бога и человека, полнота и совершенство духа и материи. А для этого нужно и уважать себя, и повышать уровень своих требований, и верить в свои силы. Небольшую часть необходимого Писарев перечислил. Конечно, ошибка – верить только в человека. Человек без Бога – не человек. И наоборот. И ошибка Писарева – его нереальный оптимизм и неимоверный рационализм. Надо признать трагедию и страдания. Иррациональные. И признать не в том смысле, что они должны быть, а в том, что они есть. Ну вот есть. Не убираются. На самом деле, рацио может избавить от многих страданий, но не от всех. 

blackmoon3712: (Default)
В заключение скажу вот что. Листая интернет в поисках каких-нибудь исследований творчества Туве Янссон (похоже, самое толковое и интересное попросту не переведено на русский язык), натыкалась на удивительное. Некоторые пишут что-то там о "традиционной семье" Муми-троллей. Неа, господа, никакая она не традиционная, и слава Богу. Самое традиционное там - роль мамы, но по ходу повествования и она подвергается сомнению и пересмотру. Папа - типичный мужчина эпохи начала эмансипации (мы до сих пор в этом начале застряли, увы), который слегка растерян и хочет усидеть на двух стульях - быть и свободным искателем приключений, и традиционным отцом с непререкаемым авторитетом, что понятно - не преуспевает ни в одной из этих ролей: приключения оборвались в самом начале, да и путешествие с хатифнаттами как-то не задалось, да и традиционным "главой семьи" он быть не может, сколько ни пыжься - просто потому, что он не такой, да и время другое, да и сам по себе образ "главы семьи" - вредный миф... Нет бы Муми-маме помочь, но не будем о грустном... А что может быть более нетрадиционным, чем отношение к детям в их семье, равное к своим и приемным?! Сплошное принятие да внимание, уважение да любовь, никаких наказаний, унижений, обесцениваний! А гости? Кого только они принимают в свой дом, с кем только позволяют общаться детям!.. Не дом, а проходной двор! Философы, бродяги, чокнутые, да взять хотя бы Мюмлу-маму с несколькими десятками детей от разных отцов - ничего, всем рады! Что же в этом традиционного?)))

Вот поэтому и надо запретить эти книги в России - да-да, наткнулась я и на такое, читать, конечно, не стала)) Конечно, запретить! Эти книги прививают ужасные нетрадиционные ценности, такие как любовь и уважение к каждому, даже самому маленькому, незначительному существу, ценность каждого, принятие людей и даже детей такими, как они есть... там, страшно сказать, толерантность! Эти ужасные книги рассказывают о личных границах, о личном пространстве, о свободе, даже о бунтарстве, а о покорности и наказаниях не говорят совсем. Хемули и Хемулихи со своим "орднунгом" выглядят смешно и жутко, а бунтарь-Снусмумрик, пылко ненавидящий все и всяческие запреты, указания, предписания - герой, с которого хочется брать пример! Также в этих книгах, о ужас, исподволь, но подвергается сомнению традиционная роль женщины. Разумеется, всё это противоречит тем традиционным и не очень ценностям, которые сейчас пытаются впихнуть в дорогих россиян... ну, частью впихнуть, а частью поддержать, конечно. Сжечь, конечно, всё сжечь!!

Вот поэтому я и обожаю эти книги и считаю, что хорошо бы их читать и детям, и взрослым:)

Туве Янссон - гений.

Вот она со своими созданиями, не всеми, но самыми близкими.



Естественно, ближе всего альтер-эго - Муми-тролль, хомса Тофт, малышка Мю м Мюмла. Внизу - Снусмумрик, Миса, Туу-тикки и Снифф. Ну и хатифнатты. Только не понимаю, кто это за ней прячется, в шляпе.

Несколько дней пишу этот текст, а он всё ветвится, а интерпретации всё разрастаются... Неимоверно приятное чувство)

Напоследок (неужели?) - о совсем веселых интерпретациях. Мой любимый смотрит на этот пантеон и интересуется: "а что это за презервативы?" Я: "ой! и правда!!" Поржали. Нет, я не буду тут говорить про "фаллические символы" и какого хрена именно они олицетворяют энергию, неудовлетворенность данностью и вечные странствования - это не интересно.

blackmoon3712: (Default)
Хомса, сирота Хомса Тофт... Да, это в некой степени взрослеющий и растерянный Муми-тролль) В реальном сером холодном[1] мире, без мамы, без идеальной мамы - это важно. Его образ и трогательный, и жутковатый, ведь этот никому не известный косматый сирота Тофт, незаметно живущий в простаивающей лодке Хемуля, спящий на канатах и с наслаждением вдыхающий запах смолы - в сущности, демиург)



Это он придумал и Муми-дален, и его обитателей, и идеальную маму, и даже нуммулита, питающегося электричеством, а еще он научился делать грозу, да, настоящую грозу, которая сейчас бушует за окном. Об этом недвусмысленно говорится в тексте:



"Это моя гроза. Я ее сделал. Я наконец научился рассказывать так, что мой рассказ можно увидеть." Боже, как это обалденно...

Но, что самое чудесное, - это, черт возьми, не означает принципиальной нереальности какого-либо персонажа или мира - всё живет, всё настоящее, но только как бы в разных планах бытия. Обожаю эту многослойность и неоднозначность) И, Боже, какая чарующая жуть в последней повести, со всеми этими нуммулитами и ползучками...

Замечательно описывается, как Тофт приходит в мир своей мечты, но она ускользает от него - идеальной семейство в отъезде (хотя, по совести, его по-настоящему интересовала только Муми-мама), всё выглядит как-то не так, хотя бы и потому, что сейчас поздняя осень, а мир его мечты - летний (взять хотя бы образ ручья-реки[2]), а в дом приперлись отнюдь не идеальные существа... Всё не так!

И Хомсе приходится учиться быть одному, без мамы (это, конечно, автобиографическая деталь), отращивать зубы, но и справляться со своим гневом и прочими деструктивом, опасным для окружающих



(выросший нуммулит), смириться с тем, что его мечта об идеальной семье так и останется мечтой (сцена с шаром,



куда уходит нуммулит - в свою стихию, в идеальный мир, где даже у него всё будет хорошо), но и сохранять некую связь с этой своей мечтой, откуда, по-видимому, он сможет черпать силы для реальной жизни, а возможно, и творческие силы, ведь всё так неоднозначно (последняя сцена,



где он уже почти ловит канат от лодки с возвращающимся муми-семейством, вот в этом "почти" - вся суть...)

Короче, Тофту придется как-то балансировать, чтобы жить в этом неидеальном и сером мире и при этом не очень страдать. Он сможет возвращаться в свою фантазию, как бы подпитываться от нее, укрываться в ней, когда станет слишком тяжело и холодно, но - она никогда не станет явью. Печально, грустно, как угодно, но это офигеть как правдиво.

И дело не только в том, что рая на земле нет, хотя и правда нет. А в том, что идиллия, построенная на труде и самоотверженности одной, как это водится, женщины - не имеет права на существование, а если и существует, то непрочна. В этом - главный изъян, порок, червоточина "рая" Муми-дола, и для феминистки это понятно с первой же страницы первой же повести. Сразу всё начинает двоиться - да, классно быть Муми-троллем или Сниффом каким-нибудь, а вот Муми-мамой - не, не хочется. Папа отправился куда-то путешествовать, вот просто взял и уплыл, а супруга с детенышем его ищет, не унывая и не жалуясь - какая, ять, прелесть. И так во всех книгах. Что бы стало с уютным и надежным миром Муми-тролля, если бы мама вдруг устала и не приготовила ужин, забыла, где лежат лекарства, отказалась выслушать и утешить, пошла бы к себе в комнату заниматься творчеством, а то бы и просто взяла и ушла? Что, если бы она перестала быть тем бесконечным "контейнером", как пишут психологи, куда дети, да и не только они, складывают свой гнев, боль, тревогу? Что стало бы с Муми-папой без эмоционального обслуживания, без зеркала, "которое увеличивает его в два раза" (В. Вульф), с которым так легко чувствовать себя "главой"? Много бы он натворил?

Вот и становится постепенно, от повести к повести, всё более и более ясно и понятно: даже мама - не бесконечный ресурс[3]. Нельзя, просто нельзя вот так взять и свалить всё на кого-то одного... А как же ее потребности, ее мечты, ее жизнь, ее творчество? У нее как будто этого ничего нет, комфорт других - как будто смысл ее жизни, как будто это так естественно для нее, "присуще" ей "паприроде"... но нет - мало-помалу становится понятно, что всё "своё", "личное" у нее было и есть, но - принесено и ежедневно приносится в жертву семье[4].

В последней повести Тофту открывается правда об этой семье, и, что особенно важно - правда о маме. Оказывается, и они могли грустить и злиться друг на друга, и временами быть очень даже несчастными. А мама, на которой держалась вся эта идиллия? А вот она - особенно. Это неправда! - кричит он, возмущается, что они не понимают, врут, наговаривают... Он злится на Муми-маму за то, что она его не ждала, но если честно - за то, что не соответствует идеальному образу у него в голове, от злости и устраивает грозу, и растит гнев в своей душе. Но потом - понимает. Заходит в тот лесок, где бродили и прятались друг от друга недовольные Муми-тролли, а в особенности мама - и понимает.



"По этому лесу ходила Муми-мама, когда была усталая, сердитая и хотела, чтобы ее оставили в покое; невесело бродила она наугад в этой вечной тени..." И уже думает не о том, как бы ее наказать, а о том, как бы ей помочь, как бы сделать так, чтобы она не была такой несчастной... Поздравляю, малютка Муми-тролль с его вечным "мама что-нибудь придумает" - вырос! :)

Но тут смотрите какое дело. Сначала "он вдруг с большим облегчением почувствовал, что все образы, мелькавшие до этого в его голове, исчезли. Его рассказ о долине и счастливой семье поблек и куда-то уплыл, уплыла куда-то и Муми-мама, стала далекой, чужой, он даже не мог представить себе, как она выглядит." И только после этого "хомса вдруг представил Муми-маму совсем иной, и это вовсе не удивило его". Отпустив свою иллюзию, отказавшись от идеализации, он понял, какая она настоящая, живая, и смог ее понять, смог ей сочувствовать - классическая история детей и родителей, но не только. Опять же - отпустив свою фантазию о "счастливой семье", он смог установить контакт с теми светлыми и творческими силами своей души, которые и символизируют Муми-тролли:)

А, ну и нельзя обойти вниманием явную параллель между хатифнаттами и нуммулитом. Разумеется, приблизительную, как и все остальные параллели. Как хатифнатты, так и нуммулит видятся мне некими свойствами души, психики - свойства эти непонятны, непрозрачны для разума, иррациональны, могут быть опасными, могут тянуть непонятно куда (вечная тоска хатифнаттов по иному и их буйство в грозе), но они также имеют отношение к творчеству, свободе, самости... Эти существа обитают в творческом хаосе бессознательного) У Муми-папы, Муми-тролля и Тофта есть возможность общаться и с этими качествами души - ну повезло им, че. А Снусмумрик что с ними вытворяет...))) (в "Опасном лете") И кстати, у Мюмлы тоже особые отношения с грозой и электричеством: "теперь я заряжена дикостью, и не стану ничего делать. До чего же приятно делать то, что хочешь".

Конечно, я тут не сказала о многом. Хотя бы о коротких сказках - о "Филифьонке, которая боялась катастроф", о "Седрике" - там уже не совсем идиллия и весьма ценные, в том числе терапевтические, смыслы) Ну это ладно.

Но ах, как мне нравится этот рисунок



с Филифьонкой на берегу моря...



[1] Холодном - не как зима, зима-то была волшебной, а тут невыносимо скучный и тусклый ноябрь...

[2] Вот кстати, то, что Онкельскруту подсказывают, как правильно ловить рыбу в осенней реке... это ведь про то, что он волен называть реку ручьем и вообще как ему угодно, но "правила игры" от этого не изменятся - рыба будет не на середине реки, как летом, а около берега, и если иметь это в виду, то можно и со своей фантазией не расставаться, и вполне реальные плоды от данного мира получить.

[3] И тут, конечно, следует задуматься о себе. Мне - о себе. О своих требованиях к потенциальному партнеру, о своем идеале. Получается, кроме всего прочего, что он еще и должен быть эдакой идеальной мамой. Есть о чем подумать) Скажу сразу - я не собираюсь себя ругать, в чем-то упрекать, обесценивать и так далее. Я хочу нечто осознать. Соотнести кое-как это с реальностью. И понять, как, с одной стороны, получить что-то близкое к тому, что мне нужно, а с другой, что самое важное - вырастить эдакую "маму" в себе и для себя, научиться вполне счастливо и самостоятельно жить с собой. Вот что главное. Тогда или относительное счастье найдется, или без него тоже вполне сносно проживу. Это как-то ближе к реальности, а главное - полезно для меня. Чтобы я сама к себе хорошо, терпимо, бережно, с любовью относилась.

[4] Тут, конечно, можно завизжать - но ведь семья счастлива!! а значит, оно того стоит!!! Если даже не говорить о том, как это аморально - благоденствовать за счет поедания жизни другого... так что уже - нет, оно того не стоит. Но еще два момента. Во-первых, дочитайте серию до конца - семья не так уж счастлива, и усталость, и недовольство - прорываются и еще прорвутся. Во-вторых, Муми-мама списана с уникальной женщины - матери писательницы. Да, она фантастически успевала всё - и быт, и детей, и творчество. Но тут опять же два момента. Во-первых, не все так могут - банально не хватит сил, не у всех такой сумасшедший запас энергии. Во-вторых, что самое главное - а женщина и вовсе не должна всё успевать. Нет у нее такой обязанности. Пусть подключаются мужчины, хватит уже паразитировать. Кстати, сама Туве не захотела для себя такой "счастливой" судьбы жены и матери - и замуж не вышла, и детей не родила. Слишком понятно, почему))) Зато сколько всего сотворила!..

blackmoon3712: (Default)
А какие цитаты можно повыписывать, хотя бы начиная с "Мемуаров Муми-папы"... Там и про то, какие все разные:

"...я мельком упомянул об удивительном и полном безразличии Юксаре к окружающему. ...

- Гм! - произнес Фредриксон. - А может, наоборот, его интересует всё на свете? Спокойно и в меру. Нас всех интересует только одно. Ты хочешь кем-то стать. Я хочу что-то создавать. Мой племянник хочет что-то иметь. Но только Юксаре, пожалуй, живет по-настоящему." (то есть - в настоящем)

И, например, про то, как видит технарь и как - гуманитарий:

" - Что это такое? - восхищенно воскликнул я.

- Карусель, - ответил Фредриксон. - Я делал чертеж такой машины и показывал тебе, разве ты не помнишь?

- Но чертеж выглядел совсем по-другому. Ведь здесь лошади, серебро, флажки и музыка.

- И подшипники, - сказал Фредриксон."

И про одиночество, непонимание, непохожесть на других (все же вот повеяло холодком реальности)... Муми-папа, сбежавший из сиротского приюта с осточертевшими хемульскими порядками, жаждущий славы и приключений - такой немножко карикатурный, забавный, но все же романтический персонаж, и с ним я не могу не чувствовать родства. Или, отчасти, с ленивым Юксаре - папашей Снусмумрика))

Разумеется, и тут нельзя обойтись без феминистского негодования, которое выражают, что забавно, детеныши, в частности Снифф, перебивая чтение мемуаров: как? ты только в конце и только мельком упомянул о моей маме?! Да, вся книга об отцах, а мамы так, эпизодические фигуры, о которых известно примерно ничего, а о том, что жутко многодетная Мюмла - мама Снусмумрика, приходится догадываться по косвенным признакам)) Патриархата честное зерцало...

Образ Мюмлы-мамы безусловно раздражает, и нет, не только потому, что я чайлдфри. Это ведь воплощение идеи, что материнство - естественно и присуще женщине, а следовательно, внимание, дается ей легко, дети - только ее дело, отцы никакой ответственности за детей не несут. Очень вредная идея. До сих пор расхлебываем, и лично я от нее очень пострадала. Хотя как бы и намекается, что при таком подходе уход за детьми - так себе, воспитание - побоку, и в конце концов приходится отдавать их на усыновление более заботливым родителям. Но хорошо уже то, что Мюмла-мама расстается с детьми преспокойно - нет вот этого стереотипа про "болящее материнское сердце". А родители Сниффа вообще молодцы - скинули детеныша Муми-троллям и куда-то свалили. Меня восхищает эта легкость бытия:)

Если так присмотреться, то в этом мире есть только одна достаточно хорошая для детей семья, да и там о них заботится в основном Муми-мама. Откуда недалеко и до такого вывода, что дети - это в принципе, вообще-то, если честно, - не для всех. Для семейной жизни и воспитания детей тоже талант нужен, призвание какое-то.

Но важно и то, "как" написано - рассказана семейная история так, что мне практически не претит. Ну, дружили папы, дружат и дети - бывает. И ах, это узнавание деталей прошлого - в настоящем, эта навигационная будка, ставшая частью дома Муми-папы, этот трамвайчик в гостиной, эта деревянная луковка, так вовремя найденная на берегу моря... Даже я замечаю и восхищаюсь тем, как это всё "сделано"...

А, ну и история с днем рождения столетнего короля - опять все получили "по способностям", опять каждому свое...

Ой, и привидение, привидение - Боже мой, какое прелестное готичненькое привидение, правда, прирученное, сидящее в коробке из-под сахара (покрашенной в черный цвет и с рисунком из черепа и костей, так ему привычную атмосферу создали)), вяжущее носки или вышивающее грелку (ту самую, которая потом будет фигурировать в "Волшебной зиме"), потому что это "успокаивает нервы", и периодически завывающее что-то о "мести забытых костей"... О да, юмор в книге тоже на высоте)))

А концовка... эх, концовка и вовсе в духе Шестова: "Распахнулись новые ворота в Невероятное и Возможное, начался новый день, когда всё может случиться, если ты ничего против этого не имеешь." И да, так хочется и вправду верить, что семья может и не мешать приключениям и интересной, насыщенной жизни, эх... Хотя, конечно, страдания Муми-папы, "искателя приключений", как бы попавшего в капкан обывательской жизни, но который вообще-то и имея семью, практически свободен - в сущности, не так уж и трагичны по сравнению с реальной несвободой Муми-мамы, на которую она даже жаловаться не смеет.... Но это будет раскрыто чуть позже...

"Волшебная зима" - конечно, уже чуть серьезнее, чуть мрачнее. Здесь появляется и настоящее одиночество, и отчуждение, и злость, и стыд, и разочарование, и тоска, и даже смерть... Это уже для немножко повзрослевших деток, но и взрослый получает огромное удовольствие и бездну смыслов от нее. Я в детстве столько раз ее перечитывала, до ужаса хорошо понимая бедняжку Муми-тролля, оказавшегося в чужом, враждебном, холодном, непонятном мире зимы и тоскующего по лету... Мути тролль, переживший зиму, прекрасно знает, что никто из тех, кто благополучно проспал ее - его не поймет. Он приобретает собственный и невыразимый для другого опыт.

Кстати, о смерти. В повести замерзает насмерть "бельчонок с хорошеньким хвостиком", и его даже хоронят, весьма своеобразно. Это очень печально, но тут писательница делает сносочку и говорит: "если ты, маленький читатель, заплачешь на этом месте, посмотри на стр. такую-то." О да, я помню)) Открываешь страницу, а там - скачет этот бельчонок, живой и невредимый, и на рисунке, и в тексте (ее рисунки - это вообще отдельная тема, конечно, без них текст вообще не так воспринимается).



Или все-таки не этот?..

Понимаете, когда ты маленький, тебе легко верить, что бельчонок "встал и пошел", именно этот, и ты успокаиваешься) Но когда ты взрослый, и как бы замечаешь контекст (Туу-тикки говорит Муми-троллю - ну ты не переживай, этот бельчонок удобрит землю, на которой вырастут деревья, на которых будут прыгать новые бельчата, ну офигеть утешила), и как бы знаком с концепцией "круговорота жизни" как в биологическом, так и в философском плане... тебе уже трудно в это верить. Хочешь, но - трудно. Не только допускаешь вероятность, что это не тот бельчонок, но и, увы, она кажется тебе более логичной, более соответствующей "замыслу писателя"... как будто воскрешение того самого зверька - оно из идеального мира Муми-троллей, которого никогда не было и быть не может... но, с другой стороны - их идеальный мир - лето, и бельчонок появляется весной... эх... Да ведь нет никакого однозначного "замысла писателя", вот в чем прелесть-то... хорошо, что всё двоится, что нет ничего однозначного, что можно верить во что угодно и придавать статус "реальности" - чему угодно. Возможность - есть, есть лазейка, тем эти книги и хороши - бесконечным простором интерпретаций. Это, знаете, как у Блока - да я не знаю, умер младенец в моих стихах или просто заснул, я об этом не думал, я просто написал стихи) просто так написалось))

Морра. Возможно, есть какой-то смысл в том, что Морра - образ чуть ли не абсолютного зла и лютого холода, всё более и более очеловечивается по мере того, как мир становится более "реальным". Если в "Волшебной зиме" ее уже становится жалко (как она садится на костер и тушит его, подходит к керосинке - и та гаснет...), то в повести "Папа и море" она и вовсе "оттаивает", перестает тушить огонь и морозить землю (ну аддикция же, неутолимый голод) и даже приобретает способность как-то дружить, как-то общаться, и не ради огня... получается, ей становится тепло от самого процесса общения, от доверия, от контакта... Я бы ее трактовала не как "черную тень Муми-мамы", нет...[1] Скорее для меня это некая "темная сущность" в душе каждого, и если загнанная Муми-мама отрицает всякую возможность поладить с ней и предпочитает даже не вспоминать о ее существовании (очень похоже на защитный механизм), то Муми-тролль, у которого, извините, ресурсов и возможностей побольше, умудряется вступить с ней в контакт.



[1] Хотя... пока я будто в последний раз проходилась по тексту, в моей голове опять стали размножаться интерпретации))) Самое чудесное, что они друг другу не противоречат, их не надо состыковывать, их существование - автономно. Морра может быть в том числе и "черной тенью Муми-мамы". Смотрите. В "Шляпе волшебника" ей не отдают гранат, символизирующий, вообще-то, любовь и страсть. Зато Муми-мама получает обратно свою сумку, символизирующую заботу о семье. Как логично - женщина, личного счастья мы тебе не дадим, но то, что помогает тебе быть матерью и хозяйкой - так уж и быть, забирай. В "Волшебной зиме" Морра - уже и не страшное (а откуда жуть? это уж я истолкую совсем своеобразно - женская сексуальность жутка, как частный случай того, что женщина требует чего-то ДЛЯ СЕБЯ - эдак если они станут чего-то для себя требовать, мир рухнет и всё кругом завянет!), а довольно жалкое существо, которое не может согреться и от которого все разбегаются - очень похоже на положение матери, когда ей и не развлечься, и пообщаться не с кем. Наконец, в "Папе и море" Муми-тролль умудряется войти с ней в контакт. Возможно, что несчастную мать как-то утешает подросшее и поэтому начинающее ее ПОНИМАТЬ дитя. Жалкое это утешение, для меня так просто никакое, но что делать.

Угу, прекрасная была бы мысль, если бы не одно "но" - только что вспомнила, что Морру не обделили - гранат компенсировали шляпой волшебника. Она тоже не ушла обиженной) Правда, можно сказать, что шляпа непредсказуема, а гранат совершенен, но это еще не причина сопоставлять их с семейной жизнью и любовью соответственно)) Но... ведь ей надо было согреться, чем могла помочь ей шляпа? А гранат типа помог бы? Его пламя все-таки не греет, только навевает грезы. Не знаю... Надо также иметь в виду, что шляпа дает реальные, но неожиданные предметы, вещи, превращения, а гранат - идеальные и возвышенные переживания. И? Не знаю.

blackmoon3712: (Default)
Дочитала Бахтина и взялась-таки за Муми-троллей... мне любимый подарил всю серию, ура!!

хм... Удивительная все-таки серия - от беззаботного детства к горькому взрослению, от идеального мира - к реальному...

Я их в детстве обожала и мечтала перечитать все книги, но у меня были только "Комета прилетает", "Волшебная зима" и "В конце ноября" (последнюю повесть, разумеется, я никак не могла дочитать и понять вообще, что там происходит - для ребенка это очень скучно, а вот взрослому открывается такооое... и далеко не всё, попрошу заметить, открывается). Ну и чуть позже прочитала некоторые сказки...

А сейчас прочитала всё - от наводнения до ноября, и просто обалдела.

Честно говоря, я начала немного грустить уже с первой повести. Нетрудно догадаться, почему) Я ведь с детства понимала, что чудесно было бы иметь такую маму, как у Муми-тролля, но быть ею - на фиг, на фиг. По большей части, идеальный мир его детства держится на ее труде, ее времени, ее заботе, ее самоотверженности. Она создает и быт, и атмосферу, и почти всё... Понятно, что мир в основном показан через глаза ребенка, который может не замечать, откуда берутся вещи и продукты и что такое деньги, но труд матери не заметить невозможно. Конечно, в первых повестях она идеальная - не ругается, не раздражается, никогда не устает, всегда спокойная и веселая, никого не напрягает... И ее трудом пользуются все - папа, дети, гости, и это ей вроде как даже в радость.

Хорошо быть Муми-троллем - мама обо всём позаботится и всё решит, внимание, без ворчания и давления, самое удивительное, что ей можно доверять и она уважает личное пространство детей) Чудеса)

Хорошо быть Муми-папой - он только пишет мемуары, до поливает свою грядку с табаком, да рыбачит, да вообще делает всё, что в голову взбредет и с благополучием семьи не связано никак - может даже взять и уплыть куда-то с хатифнаттами, оставив жену с ребенком. Как он построил дом, как рисунок на песке превратился в прекрасный, продуманный дом - ваще непонятно. Мечтатель же. Мало того - Муми-мама всегда его подбадривает, хвалит, вдохновляет, в общем, создает идеальные условия для творчества. "Нам всем нужна жена писателя", да)

Ой, но особенно хорошо быть Выхухолем,



я умилилась, вот прям хочу быть им - целыми днями читать и размышлять, валяясь в гамаке, а если что не понравится - поскандалить и уединиться в уютной пещере на берегу теплого моря, и чтоб туда еду носили, когда мне удобно, и чтоб можно было ворчать и даже сесть на торт, и чтоб ничего мне за это не было, чтоб слова поперек не сказали, на цыпочках передо мной ходили и мудростью моей восхищались)))

Но и Хемулем-коллекционером, или там ученым, который настолько увлечен своим делом, что на остальной мир ему как-то пофиг- тоже очень хорошо быть. Как-то так чудесно устраивается, что заботиться о жилье и пропитании - не надо, а до того, что ты ходишь в старом платье своей тетки (потому что тебе так удобно) - никому и дела нет, носи что хочешь независимо от гендера. А если вдруг, случайно, прилетит комета, то тебя кто-нибудь да спасет, да так, что и от дела отвлекаться не придется. Обожаю этот мир)))

Там есть место всякому и всякий принят. (Сейчас говорю в основном о впечатлении от первых книг, включая, пожалуй, и "Волшебную зиму", хотя с каждой книгой "реальности" становится всё больше и больше, а значит, и тоски... нарастает ощущение одиночества и как будто невозможности диалога, как в "Весенней песне" - невозможность встречи...)

В этом мире каждый может быть собой. От Снусмумрика не требуют, чтобы он стал хемулем, и наоборот. И каждый находит свое место в этом мире, и никто его не гнобит. Да это рай, господа) И тебе как будто говорят - каждый хорош, как он есть, и самые разные существа могут мирно уживаться. Толерантность в самом лучшем смысле этого слова)

Всё-таки вот это ощущение личности и личного пространства, и уважения - бесценно, особенно для детских книг. Снифф - не самый приятный зверек, капризный, жадный, трусливый, но тем не менее - и его любят. Снусмумрик (ах, какой персонаж, чего только стоит его свободолюбие, независимость, в том числе от вещей, любовь к одиночеству и ненависть к запретам!) и Муми-тролль - разные, но умудряются при этом быть лучшими друзьями (никогда не понимала, как такое возможно). Или вот в "Опасном лете" появляется депрессивная и довольно психованная Миса (немножко меня напоминает, ага, с воот таким жирным критиком внутри, очень мнительная, обидчивая, весь негатив относит к себе, ждет, когда ей дадут желаемое, а не просит, и так далее), но и она находит свое место и свое счастье) Сказка, но какая же чудесная:) Потерянный рай...

Конечно, кое-что раздражает и в первых книгах, но это так, по мелочи... Не считая Муми-мамы, которая едва ли не одиночку везет на себе весь этот рай (не весь, но ооочень много, но о ней речь будет потом), это хотя бы и фрекен Снорк - "типичная девочка", очень раздражают топорные гендерные роли в отношениях ее с Муми-троллем. Но потом появляется и сразу начинает радовать Дочь Мюмлы, весьма самодостаточная барышня, потом и вовсе малышка Мю - неприятная, но по крайней мере не стереотипная, типичный ребенок как он есть, без крылышек и нимба, то есть жестокий аморальный эгоист, и пол тут вообще неважен)) А Нинни, дитя-невидимка - прелесть) да про нее целый психологический этюд - невидимками становятся от холода и отсутствия любви, а любовь и принятие, отсутствие давления и бескорыстная забота как бы возвращает существу его личность, возможно, не слишком приятную и удобную для окружающих, но все-таки его)) Ах, ну и андрогинная Туу-тикки[1] - наконец-то образ человека, а не пола, спасибо. Впрочем, и сам Муми-тролль, к счастью, избытком "мужественности" не страдает и кажется "мальчиком" только на фоне "девочки" Снорк, а так-то, сам по себе - вполне нормальное андрогинное существо, просто "ребенок". И не стоит забывать, что сама писательница как раз и отразила себя в Муми-тролле и хомсе Тофте... это не "мальчики", а уж скорее "общечеловеки". Ну да, да, увы, общечеловеки обычно формально мужского пола - инерция литературы в условиях патриархата. Но кстати, малышка Мю - тоже альтер-эго писательницы - в конце концов, в этом мире без злости и эгоизма никуда, но главное - она "всегда делает всё, что ей хочется", "делает всё по-своему" и "никто ей не возражает". Ну это логично, как в анекдоте - "а ей можно потому, что она ни у кого не спрашивала".

Ах да, мне очень нравится, что вплоть до "Опасного лета" - "никто не уходит обиженным", нет трагических и невосполнимых потерь, нет и справедливости, сплошная милость. Тоже ведь рай) Особенно ярко это проявляется в "Шляпе волшебника" - Тофсла и Вифсла каким-то образом завладели сокровищем Волшебника, огромным чудесным гранатом[2], и ни в какую не хотели его отдавать, но ничего - по их желанию он наколдовал себе точно такой же (он может исполнять только чужие желания, не свои), и никто не ушел обиженным:) А еще эти очаровательные клептоманки свистнули сумку Муми-мамы, потому что, изволите видеть, в ней удобно спать, но тут же вернули, когда увидели, что она сильно расстроилась, и никто до них не докопался, где они эту сумку взяли, более того - в их честь закатили пир на весь мир)))[3]

Да, сплошное веселье и легкость - чего так не хватает в обыденной жизни...



[1] Прообраз - художница Тууликки, возлюбленная писательницы - это надо знать)

[2] Драгоценный камень, сокровище, которое неразлучные подружки прятали от чужих глаз - это юная любовь писательницы и другой ее подруги, опять-таки)

[3] На пиру подружки показали свое сокровище всем, и каждый зачарованно смотрел на этот пламенеющий камень и видел в нем образы самого важного для себя, самого желанного и сокровенного... Это я вообще могу трактовать как мечту о каминг-ауте и принятии - лично я всегда радуюсь, когда вижу любящих, и неважно, какого пола.

blackmoon3712: (Default)
 "...Писание — это только некий "ключ" к запуску "внутреннего слова"... Поэтому так мало пространного изложения речей Христа в Писании. Этими малыми словами включается "внутреннее Писание", Дух, "Который напомнит всё, что Христос сказал" — и дальше внешнее не особенно и нужно, только для укрепления в вере и подтверждения внутреннего слова."

(близкая цитата из фб)

В общем-то, у меня так и есть.

***

и еще симпатичное и актуальное:

"Не знаю, либерал ли я. Возможно, либерал. Но точно знаю, что либерал стоит за право каждого человека нагадить посреди своей собственной квартиры, если ему так нравится. И за право каждого человека не пускать в свою квартиру гадить посторонних. К блогам это тоже относится.
И да, как говорил, один человек, я не злопамятный, я просто злой и памятливый одновременно:) А лучше всего мы запоминаем не факты - мы запоминаем свои ощущения от другого человека. И неприятных впредь стараемся избегать."

Да, я живу "нутром", чувствами, ощущениями. И не одна я, и не потому, что женщина - раз уж мне это так важно))

***

Читают, не читают... мне главное  - писать. А читать хоть кто-то, да будет))

***

(просматривая свой жж перед удалением)

А ведь какое у меня феминистское чутье, словила ведь суть, несмотря на популярные интерпретации... теперь можно было бы сказать еще короче - "Рассекая волны" - это фильм об абьюзе в отношениях. И всё. И никаких духовных глубин, что вы, откуда.

***

это же гениально:

"Да, есть такое счастье, которое нельзя уместить в заповеди - но я сама, уже открыто не считая этого греховным, считаю, что это в некоторых случаях и есть знак подобия этого счастья высшему, собственно спасению, подлинной любви, чем бы она ни была: у меня был такой момент и он был прекрасен именно тем, что его наполняла любовь и совершенный в кои-то веки союз любви к себе и к другому, и жизни - а что вокруг при этом не было законных обстоятельств брака, в данном случае даже к лучшему...

И покаяние у меня ровно там же: давно понимаю, что без него никуда, но так же ясно, что от него одного не появляется всё-таки этого чуда, жизни; каяться - значит не называть лачугу дворцом, но сколько себя ни терзай и ни плачь, дворца не появляется; однако я ведь видела его, и словно бы даже родом оттуда, и не могу не верить, что эта необходимость страдать и каяться - трагическое недоразумение, а не плата за проживание там, и туда должны бы пускать просто так - когда-нибудь..."

Как же я тогда не поняла, что это гениально, особенно про дворец...

(Комментарий от очень значимого для меня человека. Она меня понимает, и это чудо.)

***

Все-таки Бердяев подлинно благороден: у него нет "ошибки выжившего". Он не только свободен, но и милосерден. 

blackmoon3712: (Default)

2008/2017

Такого я даже не ожидала! Впечатление словами не передать. "Погребение Аталы"...



Увы, я не знаю, про что это, но я в восторге![1] Темная пещера, мудрая и спокойная фигура монаха, красноречивый порыв юноши, обнимающего ее ноги, - и она сама, донельзя просветленная, а в проеме пещеры - крест, и свет - от него! Крест! Просветление, спасение и смерть, страдание - всё от него! И как это прочувствовано! Нет слов!.. Светлая мистика смерти. Такая очень просветленная смерть, христианская... любимая тема, да... И тут же вспоминаешь обещание воскресения... Вот уж по всем статьям - моя, родная картина.

Ну... уже не совсем родная, хотя и прекрасная, да. Но я уже как-то отхожу от культа страдания. Оно конечно, любовь и смерть - красиво, романтично, да и реалистично, по-прежнему более реалистично для меня, чем любовь с жизнью и счастьем, но вот последнее - явно более предпочтительно, более желанно, и я хоть немного, но верю в возможность и такой комбинации:) И мальчик красивый, да)

Равно и "Сон Эндимиона" - обожаю, восхищаюсь! Так красиво, прозрачно, тонко! Такой свет!!!



Тело возлюбленного Луны как бы распыляется в этом волшебном свете... нереально... А я люблю, когда форма так красиво расплывается, один из моих любимых приемов... Всё хорошо до такой степени, что меня впервые не раздражает Амур, а это нонсенс... Сначала мне казалось, что лучше бы здесь была сама Селена - и это, действительно, было бы неплохо - но так больше тайны, всё утончается... Амур будто олицетворяет встречу, тайну любви, он будто открывает взору богини ее возлюбленного, даже слышишь его звонкий и таинственный смех... Чудеснейшая картина, одна из моих любимых! Она - единственная, подобных нет! Здесь воплощена тончайшая мистика Эроса, здесь чувствуется тончайшее и прекраснейшее инобытие... (Мне даже показалось, что Эндимион напоминает моего возлюбленного. Но причина моего восхищения не в этом случайном совпадении).



[1] Теперь примерно знаю, и не в восторге. Девушка принимает яд, чтобы "не нарушить обет целомудрия" с возлюбленным, к тому же обет давала не она, а ее мать за нее. Потом оказывается, здрасьте приехали, что епископ мог освободить ее от обета, что "христианство не требует напрасных жертв", а она-то и не знала, ну надо же!! А клятвы давать христианство разрешает? Да не за себя, за детей? А отдавать свою совесть на откуп всяким епископам? А "целомудрия" так уж прямо требует, да и что это такое, кстати? У меня-то уже есть ответы. А за историческое христианство так и тянет выпить, не чокаясь.

blackmoon3712: (Default)

2008/2017

Разумеется, сразу вспоминаешь до жути реалистичную, лаконичную и вообще великолепную "Смерть Марата".



Сразу же производит очень сильное впечатление. Тут классика смыкается с реализмом, и такой реализм мне нравится. Просто и величественно, даже чувствуется что-то "вечное"... а, это не объяснить... Отлично, и где-то даже гениально. Что я думаю про Марата и революцию вообще - ясно и так. Было много жестокости, глупости и перегибов, но - причину ищи в прошлом. Народ как-то устал быть покорным быдлом, но и свободным не стал... Восстание рабов всегда ужасно, а рабами-то их кто сделал, кто упорно их удерживал в этом состоянии? Вот те и виноваты, те и несут большую ответственность. Убийство Марата - убийство вообще плохо, а уж такое, прирезать беззащитного больного человека в ванне - даже не пахнет героизмом. Поступок Шарлотты Корде вовсе не возвеличивает женщин. Подленький, "типично женский" прием, подлость - орудие слабых. /да, внутренняя мизогиния, но что ж делать, если таковы представления о "женственности", других не завезли пока))/ Другое дело, что и ее можно понять, да и злодеяний Марата я ни в коей мере не оправдываю. Хотя, личность была яркая, боевая, помню, делала о нем доклад в школе, рассказывала так увлеченно, что меня слушали все, а это был девятый класс, им обычно не до того)

Не очень хорошо, что революционный художник Давид стал придворным живописцем Наполеона... Это вообще нехорошо. Но меня интересует именно его искусство.



"Клятва Горациев" - скучно...
И прочий его неоклассицизм - скука смертная! И фальшь жуткая.



"Парис и Елена", например - и это еще не так уж плохо!..





"Наполеон на перевале Сен-Бернар" - эффектно, да, но не люблю героизацию серийных убийц и тиранов.

"Сабинянки" 1799г. - нет, этому нет названия!..



И я не про исполнение, довольно тривиальное. Я про сюжет. Через два года после похищения сабиняне проснулись и решили вернуть своих дочерей. Но... ах, за два года успели родиться дети, образовались "семьи", и решительные сабинянки предотвратили "братоубийство". Видимо, художник ставит им это в заслугу, считает специфическим таким женским подвигом, я же застываю в тупом недоумении. Чего эти идиоты ждали два года?! И разве можно назвать нечто, образованное путем прямого насилия - семьей?! Впрочем, семьей - как раз можно, она обычно образовывалась и держалась насилием. И все-таки семья, образованная таким диким и низким путем - как это нелепо и мерзко. И римляне не стыдились таких-то легенд о своих предках...

Что же меня, пацифистку, на сей раз воротит от миротворчества? Вроде хорошо, вроде даже возвышает женщин... Я же руками и ногами за мир во всем мире. Но это такая низкая ступень, это слишком естественно... Нельзя, чтоб муж дрался с твоим братом и отцом? А неродные, значит, пусть себе убивают друг друга? Низковата планка. Может, для античного мира это было ого-го, но для нашего - уже нет. Никак не могу согласиться с тем, что почетно грудью защищать дикарей-насильников. Меня вообще не радует, что женщины остановили кровопролитие. Тут род восторжествовал, а не дух.

Бердяев говорил, что не всякой ценой можно покупать мир. Если мир презренный, в рабстве и унижении - тогда уж лучше война. И в данном случае сабинянам следовало тут же отбить своих женщин. Да и женщинам хорошо бы что-нибудь предпринять в свою защиту. А это не дело... /Ну прости, что не все Лукреции) То есть хорошо бы, но слаб человек, я в том числе.../

Что еще из симпатичного? Ну вот этюд тела Гектора, Гектор и Андромаха...





Единственный "герой" в "Илиаде", которому можно хоть немного сочувствовать.

Еще из героического - "Леонид при Фермопилах".



Мимо таких прекрасных объективированных мужчин пройти невозможно))

"Смерть Жозефа Бара" - как ни странно, это он так изобразил ребенка-героя.



Хотя, как по мне, что сексуализация, что героизация детей - подлость и дикость.

"Портрет Луизы Трюден"



- не знаю, кто это, но весьма любопытный, уж слишком навязчивы ассоциации с Медузой-Горгоной, и фон такой зловещий...)

Нравится мне его "Портрет мадам Рекамье"



- может, даже хорошо, что он не закончен. Она такая хорошенькая, стройная, что радует особенно - умный взгляд. Благородная красота модели и изящная манера живописи - да, такое мне по душе. Эстетически мне очень нравится их мода на греческий стиль. Обожаю эти длинные греческие одежды, простого покроя, свободно обрисовывающие силуэт, красиво подвязанные под грудью... Обожаю свободно-прямые, простые греческие платья (по сути, просто красиво драпированные куски материи) и терпеть не могу абсурдные кринолины (но люблю корсеты). О, а она даже босиком... прелесть какая...

blackmoon3712: (Default)
По поводу гениальных прозрений (сарказм) одного навязчивого комментатора (бывшего). Ха. Да если бы на мою жизнь реально влияла философия Бердяева, я бы и институт первый бросила на третьем курсе, если не раньше, и с травмирующей личной жизнью разобралась бы сразу (стал бы он такое терпеть, еще раз ха). Я уж не говорю о том, что в жизни Бердяева была не только меоническая свобода, но и Промысел, который он никогда не отрицал, просто понимал адекватно:)
Ну блин, советовать Шопенгауэра, от одних цитат которого мне вешаться хочется – это пять, конечно. И чем предполагаемое «умиротворение» от книг отличается от «убаюкивания» психотерапией – что есть неверное и поверхностное представление о ней, кстати? Мне в принципе сложно следовать чьим-то рекомендациям, даже самым доброжелательным, а такие непрошенные и навязчивые советы и вовсе могут напрочь отбить у меня охоту читать этих авторов, хотя мысли на будущее и были, но когда ж это еще…
***
Сознавать, что вы с любимым человеком живете как бы в параллельных режимах - тяжело, грусть-тоска... И чтобы как-то синхронизироваться, надо прилагать усилия, и еще не факт, что поможет... Честно говоря, так хочется, чтобы всё было как-то проще, легче...
Вот кстати, хотела поплакать - и не поплакала. Запретила себе потому, что смотрела на ситуацию его глазами - ну он же ничего плохого не сделал, скорее я невнимательна, по сути его замечание по делу и зачем его расстраивать слезами... вот черт. Хорошо, что я хотя бы через несколько часов себя на этом поймала. Теперь, конечно - не поплакала - вот и хреново целый вечер... А "происшествие"-то - ерундовое: я не собралась к его приходу, ему пришлось минут 5-10 меня подождать, а он устал, а я не подумала... Но в очередной раз показавшее, насколько разные вещи для нас важны...
Но на самом деле у нас всё хорошо. Я просто каждую мелкую размолвку (а других не бывает) воспринимаю как катастрофу. Но - у меня действительно есть ощущение каждый вечер, что я прихожу... если не совсем к себе домой, то к родному человеку - точно. Ну да, иногда мы с ним спорим, особенно насчет феминизма, бывает. Ну да, я хочу, чтобы он всегда был на моей стороне. Но в основном всё хорошо. Даже очень. И это не самоуспокоение, а констатация факта: мне еще никогда не жилось настолько уютно, тепло, комфортно и ненапряжно, и это я не только про быт - в плане общения, заботы, нежности и обнимашек тоже всё отлично:)
***
После посещения салона нахожусь в состоянии хтонического ужаса. Хочется то ли "жечь напалмом", то ли тихонько отползти в угол. Но в какой? Хождение в народ, блин. Я только одно скажу (и от полного осознания этого мне реально страшно): если бы мне пришлось такое слушать каждый день (на работе, например, где деваться некуда) я бы всерьез стала подумывать о самоубийстве. А бывает же так, что деваться некуда...
Я ведь просто хотела подстричься) а чтобы травмировали мою психику, я не хотела) Но увы, это идет в комплекте! Я даже не знаю, как это описать-то. У меня ступор, и я даже недавно спать захотела. Потому что совсем какая-то безнадега и ничего делать не хочется.
В общем, видимо, меня решили убить сразу (я понимаю, что никто ничего не решал, это сарказм такой неловкий) и начали с "обсуждения" Дианы Шурыгиной[1]...
ну тут полный комплект: сама пошла, сама пила, как можно вообще ее жалеть, "да она вела себя как хабалка", а вот парня жалко, ну я ей сегодня вк напишу - группу для жертв насилия она создала, ха-ха, после нее вообще девки обнаглели и стали заявления писать, что их в ночных клубах насилуют, ха-ха, ну и коронное: "не, ну это всё равно, что я приду и скажу, что меня муж изнасиловал!" "А сколько девчонок по-настоящему насилуют, и не сажают никого!" Видимо, "настоящее изнасилование" - это когда идешь ночью в библиотеку, трезвая и "прилично" одетая, и тебя внезапно какой-то незнакомый чувак вырубает кирпичом. Господи, это же абсолютно точная иллюстрация фем-постов о насилии и внутренней мизогинии. Кстати, о мизогинии. Женщина, сама пережившая ээ неприятный развод, рассуждает о какой-то там "звезде": "не, ну она что, когда за него замуж выходила и детей от него рожала, не видела, что он мудак?!" Не, ну если у женщины должен быть какой-то, не знаю, рентген или "радар" на мудаков, то у тебя он где был?!



[1] Вот дельную вещь недавно насчет нее прочитала: если даже она не жертва насильника, то жертва родителей (возможно, побои отца и т.п.). Так и осуждать, наказывать и всячески полоскать в сми надо не ее, а отца, не?!

А потом пришла на стрижку пожилая женщина и меня добили разговорами про развал СССР, на основе, внимание, "документальных фильмов" и "архивных съемок" с Рен-тв!! Но и это еще не всё - Горбачев у них плохой, но и Ленин - тоже, потому его и не хоронят в земле по-христиански - наказан он так. Развалить СССР - плохо, создать его - тоже преступление, да что ж ты будешь делать! И кстати! Когда патологии плода у беременных - это экология виновата, а когда внук, не помню, Ельцина или Горбачева, "то ли аутист, то ли даун" - это он так расплачивается за грехи предков. Как говорится, не перепутай!
Я второй день под впечатлением хожу. Вчера даже текст не дописала из-за ступора.
И знаете - я всё понимаю! Правда, понимаю. Они же простые люди, они не виноваты. Да либералам с феминистками достаточно захватить телевидение (мечты, мечты...) - и они через месяц заговорят по-другому! Человеческое сознание пластично. И я сейчас не об обратном промывании мозгов говорю -  просто о подаче альтернативной, мать ее, информации! Без бреда и дикостей, если можно, без нагнетания, без истерик.
Особенно я понимаю насчет агрессивной мизогинии. Конечно, их агрессия - от боли и непонимания, непонимания не только того, "что с этим делать", но и "а что вообще со мной сделали?" Эта боль сидит внутри, даже проговаривать ее практически запрещено - она и прорывается агрессией на тех, кто осмеливается о своей боли хоть как-то говорить. Вполне возможно, что эти женщины сами пережили разного рода насилие, да и ездят на них вполне успешно - наверняка их мужья не обсуждают на работе, что бы такого приготовить на ужин вкусного и подешевле... Но самое страшное, что у них есть дети. И сами матери воспитывают сыновей насильниками, а дочерей - жертвами. Система воспроизводит сама себя.
Да, они не виноваты, да, их надо просвещать, кто-то должен, не я, конечно, что вы - я неспособна, я окаменела в кресле и только уговаривала себя: ну потерпи, ну ты же понимаешь, что если  начнешь возражать - в итоге будет скандал, ты же не можешь спокойно и аргументировано, как Даша Серенко и иже с ней, которым за ежедневное общение с таким контингентом памятник надо ставить... Да, пришлось промолчать, потом зато не знала, куда девать эмоции - видимо, сейчас в основном ушли в текст, и на том спасибо... Но мне - противно. И от них, и от себя.
Вот понимаю, что людей пожалеть надо, но чисто эмоционально - отползти от них хочется, как от каких-то совсем неприглядных тварей из мира животных, а я совсем немногих животных считаю отвратительными, попрошу заметить... Я даже не хочу знать, что они на свете-то есть. Большинства нет на свете - весело, да? Именно что - хтонический ужас, он самый. Ну ладно, от них я отползла, это не проблема - так быстро выскочила, что даже "спасибо, до свиданья", кажется, не сказала. Но от себя не отползти никак - всегда чувствую к себе презрение, когда "помалкиваю" - не нравится мне это абсолютно, но альтернатива - скандал, и в любом случае - поражение, не знаю, что хуже... Тут нужна ювелирная работа, а не кувалда...
Я прошу прощения за "тварей", конечно - я просто описываю свои эмоции, а они примерно таковы. Я всё понимаю) А кроме вышесказанного - понимаю, что настоящие "твари", скоты просто (и уж тут я точно извиняться не буду) - это те, кто сидят наверху, тоже всё понимают, живут прекрасно, детей учат на проклятом Западе, захваченном геями и феминистками, а свой народ сознательно обыдляют - им так управлять удобнее, изволите видеть. Вот для них у меня оправданий нет. У Бога, может, и есть, у Него всё есть, а у меня - нет.



blackmoon3712: (Default)
(март)
Хмм... неоригинальная мысль, а всё же. В разговоре с терапевткой всплыло очевидное: это раньше браки были на всю жизнь, люди ничего не видели, кроме своей деревни, и, хочешь-не хочешь, приходилось приспосабливаться к тому человеку, с каким оказывался рядом, деваться-то некуда. Сейчас - другое дело, есть выбор, есть свобода, мучиться неизвестно с кем всю жизнь - необязательно и даже как-то глупо. Не оттуда ли, в том числе, и растет миф о любви на всю жизнь, как утешение: да, у тебя не сложилось, но вообще бывает, но и как узда: и должно быть только так, и раз "другому отдана", то всё, приплыли?! Чем хороша современность, так это признанием вариативности жизни: ну вообще-то может быть по-разному, никто не обязан отыгрывать непременно какой-то один сценарий, особенно - если не хочется и не получается. Это не отрицание самой возможности "любви на всю жизнь", это простое признание того, что может быть по-другому, и чаще всего и есть по-другому. Сегодня как раз вспоминала Врубеля: он любил и Эмилию Прахову, и Надежду Забелу, и влюблялся во всяких циркачек, и что? И каждое чувство было настоящим, просто разные сами эти чувства.

***
Вот сидишь-сидишь в соцсети какой, да и выкопаешь неожиданно жемчужину) Очень важную вещь сказал один человек (не мне): "Ваш Иисус - не из учения, и даже не очень из Евангелия... Живой Иисус, Самим Собой свидетельствующий об Отце, - бесконечно больше даже евангельского Иисуса... Этот Иисус узнается только лично, только сердцем, Его познание (и узнавание Отца через Него) в нашем мире еще только начинается... Всякий научный, интеллектуальный, богословский спор здесь совершенно бессмыслен."
Именно! Иисус моей веры (и не только моей!) - это даже не евангельский Иисус, это именно Тот, Кто открывается и открывает Собой Отца, живой, в личном опыте и общении, Он - шире евангельского. Такая вера - есть мост к эпохе Духа, "который откроет всё". Уже, через отдельных людей - открывает. В этом могут сколько угодно сомневаться люди, приверженные букве, но люди того же духа - понимают) но их немного.
То есть мое христианство - вылазит даже за Евангелие, это уже даже не Новый Завет, а Третий Завет - есть такая концепция, о ней много говорили как раз в Серебряном веке - Мережковский, Бердяев... эта концепция и позволяет мне вылазить за букву и даже творить что-то свое. Это легко назвать отсебятиной и чем угодно, это некий риск опять же, но вот у меня - так, иначе я не могу.
А вот эти все шуточки от вполне даже разумных и свободных христиан, высмеивающие "неведомого Бога в душе" и всячески принижающие такой тип веры - это, конечно, обидно. И это не к добру - зачем грызться между собой либеральным христианам, которых, честно сказать, не так уж много? Зачем отталкивать от себя тех, кто не делает, как тебе нравится (не ходит в церковь, горе-то какое) и думает, как тебе не представляется возможным? Что это вообще? Личные комплексы? Гипертрофированный интеллектуализм? Я и мне подобные такого не заслужили. Нет, если человек/идея тупо неинтересны, можно без проблем дистанцироваться, игнорировать - и проблема решена. Но тут-то - высмеивание и обесценивание. Зачем? Психзащиты такие? Не знаю. Мне от этого как-то не легче.
***
Я таки скажу еще вот что. Чайлдфри, как и лгбт, были всегда, везде, это едва ли "выбор", это установка внутренняя. Так вот когда чф не могли быть собой, у них, конечно, вынужденно появлялись дети, но - нелюбимые, а часто и ненавистные. А потом люди удивляются, как это дети вырастают моральными уродами с искалеченной психикой - да не любили их в семье, делов-то. Не нужны они были никому изначально. Так что чф необходимо оставить в покое - такая ответка нормальному обществу точно не нужна.
И еще скажу, чисто по наблюдениям и ощущениям, что многие люди то ли не любят своих детей и внуков, то ли не знают, как с ними обращаться, то ли всё вместе... Брожу по магазину, ищу мюсли. Вдруг слышу: "ты что, глупая у меня совсем? Дурочка, да? А ну прекрати! И иди сюда, быстро, я сказала!" Хм, я даже с кошкой так разговаривала только тогда, когда она в углу нагадит. Бабушка с внучкой, маленькой совсем. Преступление девочки состояло в том, что она пыталась снять сапожок - не знаю, может, ей жарко было. Девочка далеко не школьного возраста, еще мало чего соображает, можно было бы и не орать так.
И снова я всё понимаю - бабушку небось саму так "воспитывали", да может, она и внуков не хотела, как одна моя знакомая - та по большому счету не хотела и детей, но "пришлось", а теперь ей еще и дети внуков подкидывают, будто она им обязана... В конце концов, бабушку все задолбали и нормальной жизни она не видела. Но нередко происходят и совсем жуткие вещи: родители давят на детей, чтобы те родили им внуков, чисто из вредности - мы сами для себя не жили и вам не дадим.
Бывает и так, что детей вроде любят и вроде даже хотели, но воспитывать не умеют совершенно. Уж на что у меня детство было привольное, но даже я помню, как бабушка причитала: "не бегай с сеткой на голове, а вдруг люди подумают, что ты чокнутая..." Ребенку было 4-5 лет и ребенок просто хотел длинные волосы))) Меня ежегодно стригли под мальчика - думали, что так "волос будет гуще". Я вопила, как недорезанный поросенок, и была права - фигня это всё, товарищи, волосы какие даны природой, такие и будут! Ни  хуже, ни лучше! Увы! Разве что нарастить. А бабушка вместо моего комфорта беспокоилась о каких-то там людях, что они подумают... А я, кстати, была молодец - моментально давала словесный отпор и детям, и взрослым. Ладно мальчику на площадке сказать "сам дурак". Но бабушкиной недалекой подружке сказать "сама такая" - это надо быть... мной, наверное))) Бабушка поохала и успокоилась - по крайней мере, меня не наказывали, не ломали - это уже невероятная удача! Но все-таки, когда значимый для тебя взрослый  говорит вот такое, это может заронить неуверенность в себе, может заставить подавлять свою индивидуальность, чтобы про тебя ничего "такого" не подумали, чтобы родные не охали[1],
хотя бы... А это очень плохо. Конечно, в основном такая хрень посыпалась на меня в школе, но тогда тем более не нужна она была в раннем детстве. Моя внутренняя защитница задолбалась сражаться с этими чертовыми "критиками", честно) Но другим детям повезло еще меньше. И это так печально, что не передать...




[1] Собственно, потому я и стала скрытной довольно рано - нафиг мне сдались эти охи? Мне поддержка была нужна. Пристыдить меня может кто угодно за что угодно, а близкие люди не для этого нужны.
blackmoon3712: (Default)
(март)
Кстати, параллельно стала отслеживать свои отношения с мч, и вот теперь вижу, что мои эмоции не всегда адекватны событиям, что для него - обычное дело, для меня - триггер, причем очень давний. Но я просто говорю об этом, и мы выясняем. Например, мне показалось, что он опять в рейде, и я обиделась, что он даже "привет" не сказал, а я хотела с ним поделиться. как будто откат лет на 5 назад. Оказалось, что и не в рейде, и привет сказать мог, просто не догадался. Еще у меня совсем давний заскок (имевший однако основания), будто он то ли меня стыдится, то ли не хочет, чтобы узнали, что у него есть девушка. Поговорили. Да, всё не так, но и он меня понял - мне нужно хотя бы минимальное внимание, когда я прихожу домой.
***
Новый уровень объективации. Обычно при попытке познакомиться спрашивают, есть ли у меня парень. А недавно додумались спросить - не родственница ли я начальства, тьфу... Это, конечно, просто правила хорошего тона при знакомстве - уточнить, не принадлежит ли девушка уже кому-нибудь. А то ж неудобно будет. Да не перед ней, перед хозяевами.
***
Эх, давно у меня с утра не было такого хорошего настроения! В общем... я сообщила однокурсникам, что ухожу.  Мне ответила вся группа, практически сразу - желали удачи, жалели, что ухожу, обещали еще встретиться, говорили, какая я замечательная и как они будут скучать, делали комплименты, некоторые даже отчасти меня поняли... порой даже не верится, что это происходит со мной, но - как же мне это нужно! как же мне, такой "яркой", нужно внимание!! Даже немножко поплакала вчера, пока мне всё это писали, частично от радости - свои эмоции надо проживать! Потом быстро успокоилась - так много приятного писали, а еще надо было в личку одной девочке отвечать.
До меня, кстати, наконец дошло, что сила не в том, чтобы не плакать, напротив, непрожитые эмоции давят и лишают силы. Если человек плачет - он не слабый, он молодец. Вот например Даша Серенко, инициатор "тихого пикета" - часто плачет, но при этом очень сильный, творческий, и, по моим меркам, успешный человек.
И еще сегодня полное ощущение того, что я могу наконец делать, что хочу. Просто то, что хочу, без всякой обязаловки и перспективы. Мне это сейчас нужно.
Я начала понимать, кстати, что действительно много от себя требую. И работа предстала в ином свете: я же сейчас от нее получаю больше, чем отдаю, следовательно - всё нормально. (А вот в институте стало не так, поэтому я и ушла!) Что же плохого в том, чтобы делать поменьше, а получать побольше? Ну то есть не быть сильно загруженной, но чтоб зарплаты на выживание хватало? Меня устраивает. Нечего стыдиться. Я вреда никому не делаю.
Угу. И после в это место меня как раз и ударили. Начальство. "Что ты тут делаешь, ты ж молодая, какие у тебя в жизни перспективы..." Как, сука, вовремя, а?! Но ничего. Поплакала, пожаловалась любимому, он утешил, перепсиховалась так, что пошла спать в 10 часов... сегодня вроде всё нормально. Надеюсь очень, что все-таки будет примерно так, как я задумала, что нервотрепки на работе не будет.
***
А сегодня даже было некоторое время удовлетворение тем, что я делаю (в жж). Для меня это важно. И я считаю, что то, что я делаю - хорошо. А что меня в последнее время почти не комментят - оно и к лучшему. Меня слишком легко поцарапать. Не царапает только один человек, по сути - спасибо тебе, grammar commie!
Предпочитаю держаться подальше от "обсуждений", а реплики кидать только туда, где люди нормальные и со мной согласные) где уютно, в общем) Ну это в другом месте, а ЖЖ я сейчас даже не читаю. Это просто платформа для моего личного дневника. Очень удобная, вот именно для этого - идеальна. Да, сейчас тут черте что происходит, реклама задолбала и примитив всякий в топе, названия постов, мелькающие внизу, выносят мозг. Говорят, что ЖЖ умирает, многие реально переместились на фб. Но фб для моих целей не подходит. Так что пусть живет ЖЖ, мне он нужен)
***
Посмотрела фильм "Человек с Земли". Хороший. И конец хороший) Да, там много натяжек и нестыковок, снимали-то не академики чай. Но не это главное.
***
Еще сессия. О замкнутом круге... Проблема есть и в том, что я не расширяю круга общения. Люблю выступать, быть в центре внимания - но ничего не делаю для того, чтобы это получить. Была отдушина в институте, да закрылась. Беспокоюсь, что кроме него нет близких людей, а страшно ведь жить так - случись что с ним или с нашими отношениями, и я останусь одна и без поддержки. Страшно, но друзей я почему-то не завожу, даже не пытаюсь. Почему я не пишу одной знакомой насчет выходных? Мне нужны гарантии, что будет непременно хорошо и интересно? Или опасаюсь его реакции на то, если поеду к ней?.. Почему мне постоянно с людьми что-то не то, что-то не так?..
Ну так оно и есть, плюс - дружба для меня подобна любви, для нее тоже особые чувства нужны:) Но! Я все-таки встретилась с ней, преодолев сомнения и некоторое внутреннее сопротивление, и это было прекрасно - целый день проговорили взахлеб, обо всем - от личной жизни до религии и политики, откровенно и без травм, она более чем способна к эмпатии и хорошо меня понимает, с ней я могу в достаточной степени быть собой. У нас во многом схожие взгляды, но от этого не становится скучно, мы как бы постоянно идем друг другу навстречу, и это захватывающе... Важно, что я ее не боюсь, да и она меня тоже. Не ожидала, что будет настолько хорошо. Так что надо повторить)
Влюбленность. А что, в знаменитостей влюбляются специально, чтобы взаимность была в принципе невозможна? Боятся близости, считают себя недостойными любви или типа того??? Но я влюблялась в людей, которые были рядом. И взаимность в принципе была возможна, и она даже была, хотя неадекватно и/или слишком поздно. Мне кажется, что тут не то, что со знаменитостью. Мне кажется, вполне естественно влюбиться в того, кто хотя бы кажется лучше всех.
Пауза... а нормально вообще, что приходишь на прием, говоришь минут 10 о том, что актуально, что пережила, что поняла... и дальше - пауза, для меня неловкая, а кстати и невыгодная... и она молчит и смотрит - мол, что еще скажешь, и я - мне сказать нечего. Это как вообще? Потом я, правда, сказала, что мне вроде как больше нечего пока сказать, и я то ли жду от нее наводящего вопроса, то ли хочу начать распутывать свой самый главный клубок. Она сказала, что как пожелаю, это от меня зависит. Я выбрала клубок, и отчаянно боюсь, что вот тут-то мне уже ничто не поможет((((
Да, некоторые ее слова меня задели. Но это мы обговорили довольно подробно в следующий раз, причем по ее инициативе. И всё стало хорошо. Она действительно очень деликатно со мной работает)
***
Но как же мне хреново, когда он на меня обижается... постоянно чувствую вину и так плохо, как будто жизнь кончается и всё безнадежно... но в последнее время не до такой степени. И мы все-таки разговариваем, стараемся друг друга понять и признавать свои ошибки.
И об этом мы с ней тоже говорили, и кое-что неприглядное в очередной раз прояснилось)
***
Выбор между плохим и очень плохим... Опять же, как она говорит, неоднозначно. Может быть и так, и эдак: то ли хорошего и правда попросту нет, так бывает, то ли я не вижу хорошего, прохожу мимо или даже не ищу его. Но - если не искать, не пробовать, его и не будет (пример с конфетами: можно всю жизнь есть "мишку на севере" и так и не узнать, что есть повкуснее). Не, ну это правда.
Грубо говоря - изначально в моей жизни хорошего-то выбора не было, ну я и привыкла...
 
blackmoon3712: (Default)


сразу видно, человек мысли! Пусть художник его и приукрасил, но кое-что внутреннее схватил верно. Хорошо.
Энциклопедистов я уважаю, глупо огульно их осуждать. Кое в чем они были правы, на что-то их толкнули, где-то у них не было выбора, ибо среда... В любом случае, это важный этап человеческой мысли. Ценный. Осудить их можно, но забыть, вырезать, вернуться до - нет. Есть неперерезаемые ниточки, свободная преемственность. Мы должны уважать своих предшественников и быть им благодарными. А заблуждения были и есть у всех. Ведь это тараны, первопроходцы эмансипации в ту эпоху, из их заблуждений наш ум и растет. Так всегда. Меня трясти начинает, когда целые страницы истории мировой мысли тупо объявляют сплошным заблуждением, не признавая никаких заслуг мыслителей, и, что забавно, не указывая истинных причин их заблуждений. Не пойдет. Это - нехристианская позиция. Церковь сама очень сильно виновата в том, что от нее отвернулись.

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

September 2017

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17 18 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 11:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios