blackmoon3712: (Default)
 Это в принципе интереснейшая пьеса - там, помимо всего прочего, затрагиваются темы инцеста и трансгендерности. Там у брата с сестрой эмоциональная связь теснее, чем с женой, а плюс сестра тяготеет к мужскому гендеру. Но главное - это пьеса о том, к чему ведет наличие детей у чайлдфри.

Но образ Риты!.. Я ведь как она) Я не могу "делить любовь", я могу любить только мужчину, но не ребенка. Я не хочу "естественных изменений" отношений, нет...  возможно, кому-то это было бы в кайф (тому, кто немного от этого теряет, ха-ха), но не мне.

но увы((( прям по больному месту этот "закон превращений и изменений"...

Ведь какой Ибсен молодец! Вывел реально существующий, но "тактично замалчиваемый" тип женщины, которая может быть только женой или любовницей, но не матерью! Рита так прямо и говорит: я мучилась ради тебя, рожая и вынашивая, я готова даже на такие жертвы, но только ради тебя, а сам ребенок мне не нужен, не интересен, и вообще он нам мешает, мешает нашей любви! Это чудовищно, но чудовищно В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ И ПРЕЖДЕ ВСЕГО по отношению к женщине, которую принудили к роли, ей не свойственной!! Чудовищно то, что женщина не могла сознательно к этому подойти, выбрать себе мужа-чайлдфри и жить счастливо!

Не уверена, но кажется, что я когда-то была настолько отбитая, что ради мужчины согласилась бы и на такую жертву, но это было бы самоубийством, вообще-то... так я практически и самоубивалась "ради любви"... Теперь нет, на жертвы никакие я не пойду, но типаж-то прежний, жена и любовница, пусть не традиционная, не мученица, не прислуга, не коврик у двери, и уж простите, не фея, которая "создает атмосферу". Мне бы кто создал.

Хотя концовка и не по мне, да и развитие пьесы. Будто в наказание за "эгоизм" Риты их ребенок тонет в реке, и в конце совершенно мертвые внутри супруги решают "искупить свой грех", устроив вроде как школу для детей селян (Ибсен, конечно, молодец, что чувствителен к социальной теме) и отказавшись от всяких притязаний на личное счастье. Притом, они это делают не из живого чувства милосердия, нет, а именно из чувства вины, которое не знают куда деть и как замазать... тем более, что для подобных мероприятий вовсе не обязательно лишать себя личного счастья. Не надо альтруизмом забивать гвозди, тьфу, пустоту в душе, не так это работает.

Притом, непохоже на Ибсена, что он осуждает эрос как грех. Тут что-то другое.

Притом! Там ведь в финале все убивают себя! Рита хочет влезть в абсолютно ей не свойственную материнскую роль, "перевоспитаться". Аста уезжает от любимого брата Альфреда, который предлагает ей остаться и жить, в общем-то, втроем. Ах да! Они ведь в итоге оказываются неродными, так что их счастью мешает лишь призрак инцеста!! Но она - "не может", и не просто уезжает от любимого человека, а еще и принимает предложение нелюбимого. По злой иронии мироздания, жених Асты подошел бы как раз Рите - как и ей, ему любимый человек нужен "безраздельно", он любимую женщину тоже ни с кем делить не хочет. И прям такая злость с отчаянием берет, на этот несложившийся пазл глядя!! Ну ведь могли же, все могли быть счастливы, но нет!!!...

Все убили себя. Опять из-за призраков - инцеста, материнства, чувства вины, приличий... Это почище финалов шекспировских пьес будет. Там - судьба, обстоятельства, внешние враги, что угодно. А тут людей пожрали призраки.

Господи, это гениально!! Мне сейчас кажется, что это лучшая его пьеса.

"В наказание" ли родителям погибает Эйольф? Ну просто ведь этот маленький человек пришел в мир, где он никому не нужен. Не только матери, но и отцу, который дозрел до отцовской роли, когда сыну уже лет семь исполнилось, ну надо же, давайте поаплодируем, да и не дозрел, а что-то вымученное и нездоровое из себя давит, ему как будто повод нужен, чтобы избегать жены - то написание книги, теперь вот внезапно воспитание сына, на которое якобы должно опять всё его время уходить... ну конечно, он убегает от любви жены и от своей любви к сестре... И Ибсен, конечно, правильно показывает, что устранение ребенка ничего не изменит, и дело не только в том, что "на чужом несчастье счастья не построишь", а в том, что и без него окружающие не умеют договориться друг с другом и разрешить себе быть счастливыми. Не он причина их несчастий, а "призраки", которые только усиливаются с его смертью. Кабы не призраки, то Эйольф или бы вовсе не родился, и это самый благоприятный вариант, а если бы и родился, то воспитывали бы его Альфред с Астой, а Рита с новым мужем иногда бы в гости приходила. И всё. Это не рок непобедимый какой-то. Это просто отсутствие уклада или укладов, где людям можно между собой договориться и быть хотя бы относительно счастливыми.

И "духовным" финалом этого не замажешь, этими всеми "ввысь", "к звездам", и не зря, не зря - "в царство великого безмолвия". Это не христианская духовность, а буддийская, отрицающая личность и ее "жалкое" земное счастье. Да я думаю, Ибсен и не хотел замазывать. Его читатель - поймет. 

blackmoon3712: (Default)
 Наметки, о чем говорить на терапии: у меня часто стали случаться косяки на работе, саботаж (мозг саботирует и личные просьбы, увы - тупо забываю!). Обострилась тревога (ну еще бы!)

Я решила ходить на групповую терапию, следовательно, прекратить отношения с этой терапевткой (во-первых, то и то не потяну финансово, во-вторых, ведущие группы рекомендовали пока в личной терапии сделать перерыв, "чтобы было что нести в группу", в-третьих, всё равно назревало желание конкретно от нее уйти и искать нечто другое[1]). Она мне сама и предложила туда ходить, можно сказать, сдала с рук на руки)) Но в этом есть и забота обо мне. "Год назад я бы вам такое не предложила, но сейчас вижу, что границы[2] у вас укрепились." Ну да, группа про отношения (между людьми вообще) - это сейчас для меня весьма интересно и актуально, должно быть полезно. А кстати я почувствовала себя опять открытой новому опыту, я даже не затормозила и позвонила организаторам на следующий же день) Я сейчас стараюсь хотя бы пробовать новое, если подворачивается возможность, это тоже хорошо.

Я живу не разумом - это факт (решения приходят "сами", "вдруг", чаще всего ночью, хотя и понятно, что перед этим ведется некая внутренняя работа, но разумом ее не отследить). Но при принятии собственного решения возникает ощущение контроля над своей жизнью, становится легче. Так я решила договориться на работе о свободном графике при меньших деньгах - время сейчас дороже. (Да и вообще, слишком понятно, что я хочу там проводить как можно меньше времени и только по делу: пришла, сделала, что надо, ушла, без протирания штанов и имитации деятельности.) Не сразу, нервы потрепали знатно, и не только мне, но в конце концов согласились.

Волки, капкан - ну у меня и образы... Это будто я посреди леса в капкане, а кругом волки. Потом подумали, что в капкане меня бы давно уже съели, и заменили капкан на дерево. Сижу на дереве, кругом волки, меня скоро съедят. И она очень сложный вопрос задает, как всегда: что делать будете? Начались какие-то фантазии типа улететь ("то есть стать другим человеком?") или неловкие потуги: ну посмотреть, может, не везде волки... может, слезть и аккуратно куда-то пойти... Ни о чем всё.

Откуда у мня уверенность, что всё будет плохо? Терапевтка помогла мне оглянуться на свой реальный жизненный опыт  - даже в нем не всё и не всегда было плохо...  Не все мои решения были абсолютно неудачными. Хотя правда в том, что я очень мало самостоятельных решений принимала, правда, у меня склонность ждать, "когда оно само решится"... А еще правда в том, что за приспособление к обстоятельствам своя плата имеется, тоже порой слишком дорогая, ибо личность уничтожается, увы.

Прыгать по льдинам[3] - вот чем кажется сейчас жизнь. А я, пожалуй, запоздала с пониманием этого - вечного ничего нет, надо прыгать, нет вечного дома, а убежище разве что в себе. И еще образ был... американские горки? И они тоже - "встали в очередь, сомневаясь, и вдруг она внезапно подошла."  И вот еще - "короткими перебежками". Жить короткими перебежками, мать вашу...

Страх мешает чего-то желать - забивает желания и/или или отвлекает силы. Тоже ценная мысль, надо запомнить.

А волки не только страшные, но и притягательные - сказала она в конце. Ну да, мне они нравятся эстетически, есть футболка с ними, есть даже пара любимых песен, и раньше я себя почему-то любила с волком ассоциировать, хотя какой нахрен с меня хищник (это очень романтическая была ассоциация - одиночка, воет на луну, но верен в любви). Видимо, это вопрос к подсознанию, что там волки-то всё время))



[1] Одна из причин: мне сложно с ней даже сформулировать, в чем моя особенность… я постоянно в тупик встаю. Ее вопросы нередко не помогают, а опять же ставят в тупик. Как будто я детсадовец, а она привыкла со студентами работать, не знаю... Не может она ко мне спуститься, не может. Мне "слишком сложно". Я это не озвучивала, я только теперь поняла.

[2] Кстати, она хорошо объяснила мне про границы: не стоит ожидать, что люди не будут их нарушать, хотя бы потому, что люди разные и представления о границах тоже, но всегда надо свои границы защищать. Другое дело, что хорошо бы набрать разных способов защиты.

[3] В подростковом возрасте тоже возник этот образ, льдины. Только тогда было - "меня оторвало и несет, несет". А сейчас еще и прыгать придется...

blackmoon3712: (Default)

/2008, 2015-2017 доп./

Не, у меня от него явный депресняк. Но добить надо. Сомнение – стоит ли (жить, любить)? Это он точно с себя. Я все же думаю, что стоит. Не все то, что больно – плохо. Да ладно. Инертность скучна. Скучно, когда ничего нет. Пусть будет больно, но что-то будет. А, в этом смысле. Ну не знаю, что хуже, а главное - хорошо бы перестать выбирать между плохим и очень плохим... Но, как я слышала где-то - если мучаешься выбором, это значит, что все варианты не устраивают. В общем, до конца понять терпения не хватит, да и ума пока… Ну вот, что могу.

«Крот» - тоже ничего особенного, непонимание и невнимание общества – это обычно.

«Блумсфельд» - реальность с небольшой примесью фикции ужасно скучна.

Вот «Егерь Гракх» - это да, весьма интересно. Элемент потустороннего сам по себе любопытен. Проникновенно и поэтично получилось. Но тема всё та же – подвешенность, ни там, ни тут, нет смысла, нет Бога. "Мой челн – без руля, он плывет под ветром, дующим в самых нижних пределах смерти". Поэзия небытия… пустота…

«Мост» - смысл неясен, но сюрреалистично. Вышла бы неплохая картина. Конечно, трагедия.

«Стук в ворота» - еще одно отличное обличение закона[1]. Закон неумолим, но для кого?

«Сосед» - кусочек реальности. «Человек человеку волк». Молодец все-таки Кафка!

«Химера – мучительное, непонятное бытие, «ни то, ни сё».

«Воззвание» - непонятно... «Новые лампы» - снова человек человеку…

«Ж/д пассажиры» - потрясающий образ нашего серединно-падшего бытия. «Свет в начале уже не виден, а свет в конце так слаб , что… нет уверенности даже в том, что эти начало и конец существуют. Авария. Вокруг – какой-то грохочущий ужас». Всё верно. Но, в противоположность ему, я задаю вопросы: «Что я должен делать?» и уж тем более  - «для чего я должен это делать?»

«Будничное происшествие» - нестыковки, неудачи, нелепость мира сего.

«Правда о Санчо Пансе – раздвоение личности?..

«Молчание сирен» - сила веры?.. И еще что-то… Он слишком закручивает, не выражается ясно… Что-то такое еще, не слишком понятное. Молчание, сознание собственной победы, освобождение от скромности, всё взрывается… Не знаю и думать неохота. По-моему, это нечто второстепенное.

"Общество мошенников" – ну-ка, что в первую очередь напоминает? Церковь, и особенно – монастырь. Да, разочаровался человек, и не зря. Потрясающая картинка. А ведь я об этом говорила – каялись не так, не перед теми, да и не в том.

«Прометей» - непонятно… Неужели его подвиг на хрен уже никому не нужен? А когда был нужен?.. Чтобы оценить его подвиг по достоинству, надо пойти жить в пещеры, в лес, "на природу", прочь от цивилизации - тогда живо всё станет понятно.

«Возвращение домой – "Тебе тепло, ты чувствуешь, что ты дома. Я не знаю, я очень неуверенно себя чувствую… На что я им нужен… Чем больше медлишь перед дверью, тем более чужим становишься тем, кто за ней" – вот, неприкаянность. Почувствовал, что исчезла из мира патриархальная теплота, человек остался один, неприкаянный, несогретый. Это подвешенное состояние прохождения через одиночество, чуждость "им", но – переходное, не конечное. А хрен с ним, с «теплом», цена была несоразмерная да и тепла-то там часто не было.

«Посейдон» - сапожник без сапог. Если сильным мира сего не пожить в свое удовольствие, то слабым-то что делать?..

«Герб города», кулак… Насилие? Мне кажется, что Бог был против Вавилонской башни, т.к. любит разнообразие и свободу (а то было насильственное объединение). Полная унификация, конечно, ужасна. Но и толерантность не должна быть без берегов - нельзя терпимо относиться к насилию (см. известный парадокс Карла Поппера).

«Общество» - снова образчик бессмысленности и пустоты. Мы вчетвером нахрен друг другу не нужны, но все же почему-то вместе, но при этом уверены, что пятый нам точно не нужен...

«Ночью» - потрясающе. Вот здесь проступает активность, что в принципе не характерно для Кафки. Ценно. Выпишу целиком: «Погрузиться в ночь. Как, порой, погружаются, опустив голову, в раздумье – так же целиком погрузиться в ночь. Вокруг спят люди. Маленькое притворство, невинный самообман: кажется, что они спят в домах, в простых кроватях, под прочной кровлей, вытянувшись или свернувшись калачиком на матрацах, в простынях, под одеялами, а на самом деле они все собрались, как уже было когда-то и как еще будет, в пустынной местности и под открытым небом – необозримое множество людей, целая армия, целый народ – под холодным небом на холодной земле; они брошены там, где раньше стояли, лоб прижимается к руке, лицо уткнулось в землю, дыхание спокойно. А ты не спишь, ты один из часовых и отыскиваешь соседнего, размахивая горящей веткой, вытащенной из кучи хвороста, который около тебя. Почему ты не спишь? Говорят, кто-то должен не спать. Кто-то должен здесь быть.» Вот здесь – очень, вроде как, нетипичное для него осознание ответственности и значения, смысла особенного человека, осознание какой-то связи с другими, и что уж вообще нехарактерно – поиск себе подобного. Да и просто красиво.

«Коршун» - уж не про государство ли?... «Я же безоружен…» да может, про миропорядок в целом.

«Рулевой» - о стадности. Кто наглее, тот и господин. Очень знакомо. «Что за народ! Думают ли они вообще – или только бессмысленно шаркают по земле ногами?»

«Волчок» - о неуловимости истины?..

«Басенка» - выхода нет. Или беги в мышеловку, или – измени направление… и тебя сожрут. Весело.

«В путь» - о смерти?... "подальше отсюда – вот моя цель". Есть откуда, но нет – куда…

«Защитники» – нет, я все же думаю, что как только понял, что зашел не туда – быстренько выметайся, авось еще успеешь зайти туда. Лучше потерять часть времени, чем всё. Ага, именно тогда я домучивала свой первый институт))) Ну хоть из второго вовремя ушла, прям ровно вовремя. И еще на какие-то перемены осмеливаюсь - уже хорошо.

«О притчах» - вот снова искусно-сложная закрутка. И мозги напрягать не хочу. Что же касается притч – да там всё просто и как раз для нашей обыденной жизни. Противоречия нет.

Очень интересны, конечно, его «китайские» рассказы: «Китайская стена», «Листок из пришлого», «Отказ», «Императорское послание», «К вопросу о законах», «Рекрутский набор»… Всегда актуальные в нашем падшем мире проблемы удаленности власти и закона от народа. Так везде и всегда. Но не одинаково. Одно из проявлений объективации, близкое уже к крайнему. Опять же, беззащитность человека перед властью.

В целом, у Кафки хорошо выражены, а местами и очень красиво, важные философские темы. А философия – это о человеке и смысле жизни вообще. Но, конечно, в основном – жутко депрессивно. Это иногда мрачно вдохновляет, но чаще все же напрягает.

 



[1] И все же закон необходим. Другое дело - какой.

blackmoon3712: (Default)

/2008, 2015-2017 доп./

«Всадник на ведре» - обалденно, меня всегда цепляют такие рассказы о социальной несправедливости, бедном маленьком человеке, о равнодушии общества… Видите, я не сноб. Бедствующих «маленьких людей» мне жалко, тем более что я сама к ним в этом плане близка. Я хочу, чтобы они жили благополучно. Но как только эти «маленькие люди», как говорил Михайловский, покушаются на «бюст Белинского», на мои ценности, мой образ жизни, идеи, индивидуальность, внешность, на все то, что для меня дорого и важно и что непосредственно относится к моему «я» - я решительно посылаю их по известным адресам и могу показаться очень грубой и заносчивой. Да какая угодно, но не смейте учить меня жизни, исходя их своего «опыта», который мне жмет здесь, тут, а еще вон там и вообще мне не нравится и не подходит. И как замечательно. Жена беспокоится, как бы не простудился муж, выйдя на минутку на холод. Где же священник, который должен сказать: «Дочь моя, а собственно говоря, чем хуже твоего мужа этот бедный замерзший человек, которому ты отказываешь в ничтожной помощи? Чем он хуже? Ведь это твой ближний, это образ Христа.» И опять же, где священник, который должен был сказать матери той несчастной девушки из «Монахини»: «А с чего ты взяла, дочь моя, что твоя дочь должна отвечать за твой грех? Мучая ее, ты прилагаешь грех ко греху. Последнее хуже первого. Ты забываешь, что Бог есть Любовь» - и всё в таком духе. Впрочем, правильно ли обвинять во всем мать той девушки? Причина всего этого ужаса – в патриархате, а его не женщины придумали, и выгоды с него получают не они.

Нет, все же поразительный рассказ. Тут смешение реальности и фантазии очень удачно. И как же замечательно иллюстрирована истина: сытый голодного не разумеет, как это всё художественно выражено…

«Большой шум» - неуютно в этом мире человеку, даже в собственном доме. Нет желаемого спокойствия, уединения, тишины… Но это всё от лица очень чуткого, нервного человека. Таким просто не надо заводить семью) Хорошо, когда они понимают это. Ужасно - когда заводят на автомате, потому что "должны" или соблазнены красивыми картинками, ужасно, и назад не отыграть, особенно если ты женщина, и деваться некуда... Никому такого не пожелаю.

«Дети на шоссе». Странное впечатление производит рассказ о детстве, от которого детством почти совсем не веет – ведь рассказывает взрослый и довольно изощренный литератор. Но концовка хороша. Стремление: «Я хотел в тот южный город, о котором у нас в деревне говорили:

(замечательный образец обывательской логики!)

 - Вот люди там! Представляете, они вообще не спят!

- А чего же они не спят?

- Потому что не устают.

- А чего же они не устают?

- Потому что дураки.

- А чего же, дураки не устают?

- А с чего дуракам уставать?»

Прелесть…

И еще у него есть про давление, гнет семьи и общества над личностью и даже иногда – желание освободиться от этого, быть свободным, независимым от чужих мнений и оценок, общепринятых устоев и приличий. В этом плане показателен замечательный рассказ «Неожиданная прогулка». Смысл – обалденный. «не оставлять за спиной раздражение» - почему? Разве это реально кому-то мешает? А потому что «не по-людски», это единственный и убийственный «аргумент». Ну это из серии "ты должен любить семью", от которой с детства сбежать хочешь... "у бабушки не может быть невкусно", "поцелуй тетю", "улыбнись дяде"... результат - вечное чувство вины за то, что ты не любишь тех, с кем тебе плохо, и проломанные границы. Спасибо традиционным ценностям, че.

«когда ты чувствуешь, что одно это решение наполнило тебя решимостью принять и все остальные» - важно, главное – решиться в первый раз.

«когда ты с необычайной значительностью осознаешь, что способен легко произвести и пережить самые быстрые перемены... и когда ты так бежишь по этим длинным улицам – тогда на один вечер ты совершенно ушел из своей семьи, откачнувшейся в несущественное, в то время как сам ты… совершенно непоколебимый с полной уверенностью поднимаешься до своей истинной фигуры» - отлично! Главное – освободиться от мелочей, а там и в более значительное сможешь. Начинать нужно с мелочей, это правда.

А вот «Решение» - диаметрально противоположно, тут тоже давление, но полное отсутствие сопротивления, инертность и депрессия. Снова бессилие.

«Вылазка в горы» - замечательно, тут напоминает «горную тему» Ницше. «Как они толпятся, эти «никто», как много… ног на расстоянии крохотного шажка одна от другой! Само собой, все во фраках. Мы идем себе просто так, и ветер задувает в пустоты… В горах становятся свободными шеи!» Потрясающе.

«Несчастье холостяка» - а, везде хорошо, где нас нет. Но удивительно описано бессилие и инертность человека: ведь знает же, что так будет, знает же, что ему это не нравится и это плохо – и все равно идет туда же и ничего не предпринимает для изменения своей судьбы. Жутковато, ибо напоминает меня…

«Купец» – подвешенное, ненадежное состояние человека в этом мире. Действительно, работает как лошадь, а что от него зависит? Сейчас точно так (экономически). В конце про полицию прикольно: «не мешайте ей, на пустых улицах ты будешь чувствовать себя несчастной, я это знаю».

«Путь домой». Изменчивость настроения или самообман в начале. Иду по улице, всё хорошо, лучше и быть не может. Прихожу домой – и вдруг понимаю, что на самом деле всё плохо. Хороший аккорд: "не слишком мне помогает". Отлично. Может, просто не нужно обманывать себя?.. Легко сказать...

«Пробегающие мимо» - отлично, про наше равнодушие и неотзывчивость.

«Платье» - мимолетность всего земного и неискренность. Как проникновенно: лицо, «которое уже все видели и которое уже невозможно носить…»

«Отказ» - очень хорошо про наше самомнение и неоправданно высокие требования к другим. Но мне нравится концовка – да, мы оба правы, так что разойдемся… Так даже лучше.

В общем и целом, Кафка мне ничего нового не открыл, все его темы – до боли знакомые. Но темы важные, и выражены порой великолепно. И за это спасибо. На самом деле, я очень сильно удивлюсь, если после Бердяева кто-то мне откроет что-то значительное и принципиально новое. А ведь открыли: Шестов, Симона де Бовуар, феминизм… Но сама я могу попытаться углубиться в темы, которые меня волнуют,  и там что-то открыть, или хоть упорядочить, уточнить. Вот сейчас читаю его «Я и мир объектов» и пока готова под каждым предложением писать: правда! Но главное не в том, что мне откроют, а в том, что открою я – в других или в себе.

blackmoon3712: (Default)

Пишет тяжеловато, вязко - это относится и к форме, и к смыслу. Но смысл, конечно, офигенный (когда его понимаешь, что случается не всегда).

Не особенно мне понравился, честно скажу, в основном из-за формы. Его фантазмы часто, как бы это сказать... вязко-бредовые, неудобоваримые, мучительно тягучие... Мучительно - для рассудка. Хм, не умела я тогда рассудок отпускать) надо бы перечитать))) И как-то всё... Скучно ведь часто, растянуто излишне, скучнее, чем у Чернышевского... Я не понимаю, почему Чернышевского обвиняют в "вязкости стиля", растянутости, а Кафку - нет. Я бы назвала его рассказы сюрреалистической прозой - если рисовать по ним картины, выйдет чистый сюрреализм. Например: сидит человек на ветке дерева, а мимо него в тумане проплывают предметы – шишки, веревки, трубы, живность, флаги, флюгера…

Но то, что привлекает меня в живописи – отталкивает в литературе. Это ведь абсолютно разные виды искусства. Если в живописи главное – образ, который может быть сколь угодно бредовым, главное – чувство, и ее не испортишь какой угодно фантастикой и эпатажем, то литература – это Слово, Логос, в ней я ищу прежде всего Смысл. У Кафки он, бесспорно, есть, но искать его в дремучем лесу тяжеловато. (Поэтому я с трудом воспринимаю красоту стихов – всегда и там прежде всего ищу смысл. Хорошие стихи для меня – соединение красоты и смысла. Кстати, недавно читала письма и статьи Ибсена и поразилась, как мы сходимся с ним и в отношении к стихотворной форме тоже - мы считаем стихи условными, а прозу - живой. Ни одно стихотворение не воздействовало на меня так сильно, как проза, это факт. И еще, как по мне, стих проигрывает прозе попросту потому, что он архаичен (это изначальная форма литературы, видимо, потому, что проще запоминать и передавать устно), скован. Проза же - свободна. Только в прозе можно выговориться по-настоящему, так уж я чувствую.)

Основной смысл Кафки – бессмыслица этого мира, потерянность человека в нем, беспомощность, безнадежность… неуверенность, подвешенность и пассивное слияние, инертность. У него какие-то осколки и мира, и человека. Это не что иное, как острое чувство падшести мира и бедственного положения единичной личности в нем. Это очень ценно. Смешение бреда и реальности, возможно, не столь удачно в художественном плане, но поразительно, правдиво и порождает чувство катастрофы. Бред как реальность и реальность как бред. Это не обращение не к смыслу, это чувство, бессознательное. Часто. А иногда, в том же «Мастере пост-арта», «Первом горе» - описана реальность, но какая-то не такая – и поди ищи смысл. А он есть.

Вот «Первое горе» - вечная неудовлетворенность тем, что есть?

А «Маленькая женщина» - не просто психологический этюд, тут опять-таки связанность человека сетями общества, бредовость человеческих отношений вследствие отсутствия честности и самокритики. Просто ощущение сети. (Ох прав, кажется, Афанасий Великий! Про сеть греха, окутавшую мир - это оно и есть.)

«Мастер пост-арта». (Вообще, читаешь его порой – будто ешь песок с толченым стеклом (ЧД). Мне не то, что бы вкусно, как Рахметову, но я преодолевала себя частью из желания выловить-таки смысл, частью из уважения к известному имени и желания развиваться. Может, я до Кафки просто не доросла. Но уж набросаю, что есть.) Непонимание толпы, одиночество, необходимость продавать свой талант, невозможность из-за служения спросу достигнуть большего… Конец замечательный: «Ну, теперь уж пора навести здесь порядок!» - беспристрастно изображая обыденность, Кафка очень сильно выразил равнодушие мира к человеку и его судьбе, и это  - обычно. Про пантеру очень красиво. Очень мучительно было читать «Певицу Жозефину». Разбираться было еще мучительней, скажу лишь, что это очень хороший анализ отношений массы и сколько-нибудь выдающейся личности.

Замечателен «Сельский врач». Зловещие фантазмы мира сего, имеющие под собой более чем реальную основу, бессилие, обреченность… «Голый, выброшенный в стужу этой самой злосчастной из эпох[1], со здешней повозкой и нездешними конями, блуждая я, уже старый человек, по этим дорогам… Предан! Предан! Один раз откликнешься на ложный звонок ночного колокольчика – и ничего уже не поправишь.» «Я не занимаюсь переустройством этого мира» - а надо бы. Надо, да не всем дано.

Да, у Кафки много непонятного, чуть не шифровка, нужен ключ, и мне бы хотелось его получить, чтоб хорошенько понимать, что откуда берется и что означает. Вот и здесь почти ничего не понять, но чувство однозначное – всё плохо. А допустим, такое истолкование: кони – это его дар, а больной – общество. Цена дара, ладно, хорошо – его последствия – сначала вроде всё легко, а потом видишь, что уже ничто не поможет.

«На галерке» - пронзительно как-то. Не совсем понимаю, о чем он плачет…

Вот «Перед Законом» - офигенная притча. Одно слово – правда. Снова бессилие человека, потерянность его в этом мире, ощущение себя ничтожной песчинкой в мировом механизме.

"Шакалы и арабы" тоже неплохо – действительно, и кто же чист, а кто нечист? Где критерий?

Чисто реалистические рассказы типа «Посещения шахты» я не жалую, тут и говорить не о чем. Реалистические? У Кафки? Ты уверена? «Соседняя деревня» - да, время коротко и быстротечно.

«Забота отца семейства» - действительно, обидно, что всякая дрянь переживает человека. Снова осознание недолговечности, ненадежности и бессилия человека – по идее, центра и смысла бытия. Парадоксы, но на деле жизнь из них и состоит.

«11 сыновей»: «Разве является слабостью, к примеру, готовность улететь, поскольку в ней присутствует и неустойчивость, и неопределенность, и дрожь?[2] … Естественно… такие явления… явно направлены на разрушение семьи» - почувствовал:)

«Сон» мне понравился. Так и хочется после этого пройтись так по кладбищу, прогуляться, но не по какому-нибудь, а по красивому, в Питере, поразмыслить, насладиться тишиной и покоем… И имидж у меня соответствующий) Нет, ну очень хорошо, особенно конец. Смысл тут, может быть, в восхвалении небытия, но покой мне порой по душе… Слегка веет моей любимой готикой…

«Доклад для академии» - посмеялся над средним человеком, нечего сказать! Много правды… У Кафки иногда проскальзывают весьма горькие замечания о средне-обыденном человеке, и этим он мне близок.

Возможно, я когда-нибудь перечитаю этот сборник, многое пойму и кинусь править этот текст) А может, и нет. Так что пусть висит. Старые записи надо разгребать.



[1] Да для тонкой души всякая эпоха – злосчастная!

[2] Если крылья есть, то нет, а если их нет… то да))) слабость и глупость... но что делать… может, вырастут.

blackmoon3712: (Default)


Да в альбоме, не тут)) Ну, что - глупость, суета, грех, бредовая, сумбурная атмосфера. Наверняка тут множество символических деталей, смысл которых я, по своему невежеству, не могу понять - в лодке дерево, на дереве человек, мачта тоже как дерево, а в ее листве какая-то жутковатая маска... И не зря, не зря мир не красив и не гармоничен, не детализирован, а расплылся в тумане.. Апокалиптичный художник. В живописи есть, может, десятка два-три гениев, а может, и сотня наберется, но Босх - один из редчайших ГЕНИЕВ.

Честно говоря, я всё меньше и меньше восхищаюсь Босхом, точнее даже - всё меньше и меньше им интересуюсь, он всё дальше от меня. То есть, ну вот по аналогии с Пушкиным и Рафаэлем - да, пусть гении, хрен с вами, но лично мне - не интересные, не цепляют. И Босх - пусть даже и гений, мне не жалко, но - не мой. Ну, обличал грехи человеческие, допустим, молодец - а что, никаких грехов, кроме "плотских", не существует... спорная вся эта тема, с грехами. По одному толкованию, "Корабль дураков" - это про церковь, погрязшую в разврате. Хорошо. А что, кроме разврата проблем больше нет никаких? В чем грешны его "дураки" - в блуде (лютня, на которой, кстати, играет монахиня - символизирует женский половой орган) и чревоугодии? И всё? Не, ну я могу понять, что Босха раздражало лицемерие - проповедуют одно, а творят другое. Но вся вот эта катавасия вокруг "грехов плоти", исключительно плоти - уже давно меня немножко раздражает.

А вот что пишет Фуко (читаю "Историю безумия в классическую эпоху"):

"Однако Narrenschiff - единственное из всех этих судов, которое существовало не только в романах и сатирах, но и в самой действительности; такие корабли, заполненные сумасшедшими и перевозившие свой необычный груз из города в город, были на самом деле. В те времена безумцам ничего не стоило вести бродячий образ жизни. Города при первом удобном случае изгоняли их за пределы своих стен; и они так и скитались по отдаленным деревням, если только их не препоручали какой-нибудь группе купцов или паломников. Особенное распространение этот обычай получил в Германии... Нередко бывало, что их передавали на попечение морякам... Должно быть, у причалов европейских городов часто можно было встретить такие “корабли дураков”.

С одной стороны, не нужно преуменьшать бесспорную практическую пользу от этого плавания; препоручить безумца морякам значит наверняка от него избавиться, чтобы он не бродил где попало под стенами города, а уехал далеко, сделался пленником своего отъезда. Но с другой стороны, тема воды привносит во все это целый сонм связанных с нею смутных представлений; вода не просто уносит человека прочь — она его очищает; к тому же, находясь в плавании, он пребывает во власти своей переменчивой судьбы: на корабле каждый предоставлен собственной участи, всякое отплытие может стать для него последним. Дурак на своем дурацком челноке отправляется в мир иной — и из иного мира прибывает, высаживаясь на берег. Плавание сумасшедшего означает его строгую изоляцию и одновременно является наивысшим воплощением его переходного статуса. В известном смысле это плавание — всего лишь распространившееся вширь, на все полуреальное, полувоображаемое географическое пространство, пограничное положение безумца; он пребывает на той линии горизонта, какая очерчивает круг интересов средневекового человека, и это его положение и символично, и в то же время вполне реально, ибо ему дарована привилегия быть запертым у ворот города: исключенный из городской жизни, он превращается в заключенного, а поскольку у него нет и не может быть иной тюрьмы, кроме порога в буквальном смысле слова, то и держат его строго на линии границы. Для внешнего мира он — внутри, для внутреннего — вовне. Такое в высшей степени символичное положение он занимает и поныне — если, конечно, иметь в виду, что прежняя вполне зримая крепость порядка превратилась сегодня в цитадель нашего сознания.

Именно такова роль воды и плавания на корабле. Безумец заперт на его борту, словно в тюрьме, побег из которой невозможен; он — всецело во власти реки с тысячью ее рукавов, моря с тысячью его путей, их великой переменчивости, неподначальной ничему. Он — узник, стоящий посреди самой вольной, самой широкой из дорог; он накрепко прикован к открытому во все концы света перекрестку. Он — Пассажир (Passager) в высшем смысле слова, иными словами, узник перехода (passage). И неведома никому земля, к которой причалит его корабль, — равно как не знает никто, из каких краев он прибыл, когда нога его ступает на берег. Нет у него иной правды, иной родины, кроме бесплодных просторов, пролегающих между двумя берегами, двумя чужбинами. Неважно, ритуал ли отплытия с присущей ему системой значений находится у истоков этой связи помешательства и воды, которая прослеживается в сфере воображаемого западноевропейской культуры на протяжении всего ее существования, — или же, наоборот, именно их сближение вызывает из глубины веков этот ритуал и закрепляет его в сознании. Одно бесспорно: в восприятии европейца вода надолго связывается с безумием.

В свое время уже Тристан, прикинувшись безумцем, позволил морякам ссадить его на побережье Корнуэльса. И когда он появляется во дворце короля Марка, никто его не узнает, никто не ведает, откуда он держит путь. Но уж слишком часто ведет он странные речи — они и знакомы, и словно бы идут откуда-то издалека; слишком хорошо ему известно, что скрывается за самыми привычными вещами, — а значит, он выходец из какого-то очень близкого к нашему, но иного мира. Он — не пришелец с твердой суши, на которой покоятся твердыни городов; он — выходец из беспокойного, неугомонного моря, этой волшебной равнины, изнанки мира, чьи неведомые пути хранят в себе столько удивительных тайн. Изольда лучше, чем кто-либо, понимает, что этот безумец — сын моря, вестник беды, брошенный здесь дерзкими матросами: “Будь прокляты моряки, что привезли с собой этого дурака! Зачем они не вышвырнули его в море!” Та же тема не раз возникает в последующие века: у мистиков XV столетия она трансформировалась в мотив души-челнока, одинокой в безбрежном море желаний, в бесплодном поле забот и неведения, окруженной бликами ложного знания, заброшенной в самую сердцевину неразумного мира; челн души обречен оставаться во власти великого моря безумия, если не удастся ему бросить надежный якорь веры либо поднять свои духовные паруса, дабы веяние духа Божьего направило его в порт. В конце XVI в. Деланкр был убежден: именно море причиной тому, что все племя мореплавателей служит дьяволу: неверная пашня, по которой, полагаясь лишь на звезды, ведут борозду корабли; секреты, передающиеся из уст в уста; удаленность от женщин; наконец, самый вид этой бескрайней волнующейся равнины лишают человека веры в Бога и сколько-нибудь прочных связей с родиной; и тогда он вверяет себя дьяволу и безбрежному океану его происков. В классическую эпоху влиянием морского климата обычно объясняли меланхолический темперамент англичан: вечный холод и сырость, неустойчивая погода приводят к тому, что крошечные капельки воды, проникая во все жилы и фибры тела, делают человека хилым и предрасположенным к безумию. Наконец, не касаясь богатейшей литературной традиции — от Офелии до Лорелеи, упомянем лишь грандиозную полуантропологию, полукосмологию Хайнрота, у которого безумие становится проявлением в человеке некоего темного “водного” начала, того сумрачного беспорядка, зыбкого хаоса, где все зарождается и все умирает, — хаоса, противостоящего светозарному, зрелому, устойчивому разуму.

Но если в воображении европейца плавание дураков связывается со столькими мотивами, восходящими к незапамятным временам, то почему тогда эта тема так внезапно оформляется в литературе и в иконографии именно к XV в.? Почему вдруг возникают очертания Корабля дураков, а его дурацкая команда начинает назойливо вторгаться даже в привычнейшие картины жизни? Почему от древнего союза воды и безумия, в один прекрасный день — не раньше и не позже — появилось на свет подобное судно?

Потому, что оно символизирует собой ту тревогу и беспокойство, которые внезапно охватывают европейскую культуру в конце Средних веков. Безумие и безумец становятся важнейшими персонажами этой культуры — во всей своей двойственности: они несут в себе и угрозу, и насмешку, и головокружительную бессмыслицу мира, и смехотворное ничтожество человека."
blackmoon3712: (Default)
Хомса, сирота Хомса Тофт... Да, это в некой степени взрослеющий и растерянный Муми-тролль) В реальном сером холодном[1] мире, без мамы, без идеальной мамы - это важно. Его образ и трогательный, и жутковатый, ведь этот никому не известный косматый сирота Тофт, незаметно живущий в простаивающей лодке Хемуля, спящий на канатах и с наслаждением вдыхающий запах смолы - в сущности, демиург)



Это он придумал и Муми-дален, и его обитателей, и идеальную маму, и даже нуммулита, питающегося электричеством, а еще он научился делать грозу, да, настоящую грозу, которая сейчас бушует за окном. Об этом недвусмысленно говорится в тексте:



"Это моя гроза. Я ее сделал. Я наконец научился рассказывать так, что мой рассказ можно увидеть." Боже, как это обалденно...

Но, что самое чудесное, - это, черт возьми, не означает принципиальной нереальности какого-либо персонажа или мира - всё живет, всё настоящее, но только как бы в разных планах бытия. Обожаю эту многослойность и неоднозначность) И, Боже, какая чарующая жуть в последней повести, со всеми этими нуммулитами и ползучками...

Замечательно описывается, как Тофт приходит в мир своей мечты, но она ускользает от него - идеальной семейство в отъезде (хотя, по совести, его по-настоящему интересовала только Муми-мама), всё выглядит как-то не так, хотя бы и потому, что сейчас поздняя осень, а мир его мечты - летний (взять хотя бы образ ручья-реки[2]), а в дом приперлись отнюдь не идеальные существа... Всё не так!

И Хомсе приходится учиться быть одному, без мамы (это, конечно, автобиографическая деталь), отращивать зубы, но и справляться со своим гневом и прочими деструктивом, опасным для окружающих



(выросший нуммулит), смириться с тем, что его мечта об идеальной семье так и останется мечтой (сцена с шаром,



куда уходит нуммулит - в свою стихию, в идеальный мир, где даже у него всё будет хорошо), но и сохранять некую связь с этой своей мечтой, откуда, по-видимому, он сможет черпать силы для реальной жизни, а возможно, и творческие силы, ведь всё так неоднозначно (последняя сцена,



где он уже почти ловит канат от лодки с возвращающимся муми-семейством, вот в этом "почти" - вся суть...)

Короче, Тофту придется как-то балансировать, чтобы жить в этом неидеальном и сером мире и при этом не очень страдать. Он сможет возвращаться в свою фантазию, как бы подпитываться от нее, укрываться в ней, когда станет слишком тяжело и холодно, но - она никогда не станет явью. Печально, грустно, как угодно, но это офигеть как правдиво.

И дело не только в том, что рая на земле нет, хотя и правда нет. А в том, что идиллия, построенная на труде и самоотверженности одной, как это водится, женщины - не имеет права на существование, а если и существует, то непрочна. В этом - главный изъян, порок, червоточина "рая" Муми-дола, и для феминистки это понятно с первой же страницы первой же повести. Сразу всё начинает двоиться - да, классно быть Муми-троллем или Сниффом каким-нибудь, а вот Муми-мамой - не, не хочется. Папа отправился куда-то путешествовать, вот просто взял и уплыл, а супруга с детенышем его ищет, не унывая и не жалуясь - какая, ять, прелесть. И так во всех книгах. Что бы стало с уютным и надежным миром Муми-тролля, если бы мама вдруг устала и не приготовила ужин, забыла, где лежат лекарства, отказалась выслушать и утешить, пошла бы к себе в комнату заниматься творчеством, а то бы и просто взяла и ушла? Что, если бы она перестала быть тем бесконечным "контейнером", как пишут психологи, куда дети, да и не только они, складывают свой гнев, боль, тревогу? Что стало бы с Муми-папой без эмоционального обслуживания, без зеркала, "которое увеличивает его в два раза" (В. Вульф), с которым так легко чувствовать себя "главой"? Много бы он натворил?

Вот и становится постепенно, от повести к повести, всё более и более ясно и понятно: даже мама - не бесконечный ресурс[3]. Нельзя, просто нельзя вот так взять и свалить всё на кого-то одного... А как же ее потребности, ее мечты, ее жизнь, ее творчество? У нее как будто этого ничего нет, комфорт других - как будто смысл ее жизни, как будто это так естественно для нее, "присуще" ей "паприроде"... но нет - мало-помалу становится понятно, что всё "своё", "личное" у нее было и есть, но - принесено и ежедневно приносится в жертву семье[4].

В последней повести Тофту открывается правда об этой семье, и, что особенно важно - правда о маме. Оказывается, и они могли грустить и злиться друг на друга, и временами быть очень даже несчастными. А мама, на которой держалась вся эта идиллия? А вот она - особенно. Это неправда! - кричит он, возмущается, что они не понимают, врут, наговаривают... Он злится на Муми-маму за то, что она его не ждала, но если честно - за то, что не соответствует идеальному образу у него в голове, от злости и устраивает грозу, и растит гнев в своей душе. Но потом - понимает. Заходит в тот лесок, где бродили и прятались друг от друга недовольные Муми-тролли, а в особенности мама - и понимает.



"По этому лесу ходила Муми-мама, когда была усталая, сердитая и хотела, чтобы ее оставили в покое; невесело бродила она наугад в этой вечной тени..." И уже думает не о том, как бы ее наказать, а о том, как бы ей помочь, как бы сделать так, чтобы она не была такой несчастной... Поздравляю, малютка Муми-тролль с его вечным "мама что-нибудь придумает" - вырос! :)

Но тут смотрите какое дело. Сначала "он вдруг с большим облегчением почувствовал, что все образы, мелькавшие до этого в его голове, исчезли. Его рассказ о долине и счастливой семье поблек и куда-то уплыл, уплыла куда-то и Муми-мама, стала далекой, чужой, он даже не мог представить себе, как она выглядит." И только после этого "хомса вдруг представил Муми-маму совсем иной, и это вовсе не удивило его". Отпустив свою иллюзию, отказавшись от идеализации, он понял, какая она настоящая, живая, и смог ее понять, смог ей сочувствовать - классическая история детей и родителей, но не только. Опять же - отпустив свою фантазию о "счастливой семье", он смог установить контакт с теми светлыми и творческими силами своей души, которые и символизируют Муми-тролли:)

А, ну и нельзя обойти вниманием явную параллель между хатифнаттами и нуммулитом. Разумеется, приблизительную, как и все остальные параллели. Как хатифнатты, так и нуммулит видятся мне некими свойствами души, психики - свойства эти непонятны, непрозрачны для разума, иррациональны, могут быть опасными, могут тянуть непонятно куда (вечная тоска хатифнаттов по иному и их буйство в грозе), но они также имеют отношение к творчеству, свободе, самости... Эти существа обитают в творческом хаосе бессознательного) У Муми-папы, Муми-тролля и Тофта есть возможность общаться и с этими качествами души - ну повезло им, че. А Снусмумрик что с ними вытворяет...))) (в "Опасном лете") И кстати, у Мюмлы тоже особые отношения с грозой и электричеством: "теперь я заряжена дикостью, и не стану ничего делать. До чего же приятно делать то, что хочешь".

Конечно, я тут не сказала о многом. Хотя бы о коротких сказках - о "Филифьонке, которая боялась катастроф", о "Седрике" - там уже не совсем идиллия и весьма ценные, в том числе терапевтические, смыслы) Ну это ладно.

Но ах, как мне нравится этот рисунок



с Филифьонкой на берегу моря...



[1] Холодном - не как зима, зима-то была волшебной, а тут невыносимо скучный и тусклый ноябрь...

[2] Вот кстати, то, что Онкельскруту подсказывают, как правильно ловить рыбу в осенней реке... это ведь про то, что он волен называть реку ручьем и вообще как ему угодно, но "правила игры" от этого не изменятся - рыба будет не на середине реки, как летом, а около берега, и если иметь это в виду, то можно и со своей фантазией не расставаться, и вполне реальные плоды от данного мира получить.

[3] И тут, конечно, следует задуматься о себе. Мне - о себе. О своих требованиях к потенциальному партнеру, о своем идеале. Получается, кроме всего прочего, что он еще и должен быть эдакой идеальной мамой. Есть о чем подумать) Скажу сразу - я не собираюсь себя ругать, в чем-то упрекать, обесценивать и так далее. Я хочу нечто осознать. Соотнести кое-как это с реальностью. И понять, как, с одной стороны, получить что-то близкое к тому, что мне нужно, а с другой, что самое важное - вырастить эдакую "маму" в себе и для себя, научиться вполне счастливо и самостоятельно жить с собой. Вот что главное. Тогда или относительное счастье найдется, или без него тоже вполне сносно проживу. Это как-то ближе к реальности, а главное - полезно для меня. Чтобы я сама к себе хорошо, терпимо, бережно, с любовью относилась.

[4] Тут, конечно, можно завизжать - но ведь семья счастлива!! а значит, оно того стоит!!! Если даже не говорить о том, как это аморально - благоденствовать за счет поедания жизни другого... так что уже - нет, оно того не стоит. Но еще два момента. Во-первых, дочитайте серию до конца - семья не так уж счастлива, и усталость, и недовольство - прорываются и еще прорвутся. Во-вторых, Муми-мама списана с уникальной женщины - матери писательницы. Да, она фантастически успевала всё - и быт, и детей, и творчество. Но тут опять же два момента. Во-первых, не все так могут - банально не хватит сил, не у всех такой сумасшедший запас энергии. Во-вторых, что самое главное - а женщина и вовсе не должна всё успевать. Нет у нее такой обязанности. Пусть подключаются мужчины, хватит уже паразитировать. Кстати, сама Туве не захотела для себя такой "счастливой" судьбы жены и матери - и замуж не вышла, и детей не родила. Слишком понятно, почему))) Зато сколько всего сотворила!..

blackmoon3712: (Default)

Но Муми-тролль, однако, взрослеет) И всё уже не идеально. В повести "Папа и море" он идет на сделку с совестью (в эпизоде с кусачими муравьями уже прямо и безапеляционно показана смерть, пусть даже и малоприятных существ, но все же смерть, массовая, да и не просто смерть, а по сути убийство, этакий мини-геноцид). И он сталкивается с равнодушием и злой насмешкой другого - Морские лошадки его презирают и не хотят дружить... Это, конечно, напоминает влюбленность в каких-то недосягаемых красавиц, хотя бы и в "школьных королев", но это не так важно. Ну да, да - жизнь весьма печальна, не всегда получаешь то, что хочешь. Да тебе, вроде как, и не обязаны. Другое дело - зачем издеваться-то над тем, кто тобой восхищается.

Конечно, что уж там - меня сейчас очень интересует гендерный аспект этих произведений, особенно - образ Муми-мамы. Феминистке тут открывается такоооое, что, возможно, и хочется развидеть, как бы вернуться в сказку, в потерянный рай, но - никак. Мне это тем более проще видеть, что нет у меня тоски по детству, а эти книги для меня - о "золотом веке", об идеальном мире вообще, а не о детстве.[1] Фигасе детство, извините, с такими приключениями (см. хотя бы "Комета прилетает"). Итак, по крайней мере концовка "Волшебной зимы" уже как бы намекает: быть такой идеальной Муми-мамой - тяжко. Да, представьте себе, она говорит - надо бы проснуться следующей весной пораньше, чтобы немножко пожить и для себя. То есть, простите, даже ей все эти "приятные домашние хлопоты" - далеко не всегда в кайф.

Но особенно всё становится ясно в повести "Папа и море". Вот там - слишком ясно. Это можно столько выписок сделать... Ее отношения с Муми-папой настолько гендерно иерархичны, что выть хочется. Мало того, что она изо всех сил пытается вести себя так, как он хочет - она еще и на лету под него подстраивается: да, да, дорогой, я буду вести себя именно так, как в данный момент взбрело тебе в голову... Хочешь покрасоваться, почувствовать себя "сильным мужчиной", отправившись неизвестно куда, неизвестно зачем - пожалуйста... вот только сборы, обустройство на новом месте и прочий неинтересный, негероический, но такой необходимый семье быт - по-прежнему ее забота. "Интересно, оскорбится папа или нет, если я немного посплю в лодке" - о до чего. Она всегда внимательно его выслушивает, подбадривает, проявляет интерес и сочувствие ко всякой, сколь угодно бредовой идее. Она офигеть как тактична. Он же, если и соблаговолит обратить внимание на то, что важно и интересно ей - так, вскользь, между делом, чуть-чуть...Как типично, а. А по сути - ее никто не слушает и ее переживаниями никто не интересуется. Это еще простительно маленьким детям, но не мужу.

Я вот восхищалась, как в повести про комету Муми-мама отреагировала на то, что папа разбил миску - ну и молодец, она все равно была некрасивой. И так она всегда реагирует на косяки родных и гостей, и да, кто б не захотел оказаться на их месте... Я тоже так хочу - разбить тарелку, и чтоб меня за это еще и похвалили. Да, меня согревает бережное отношение к людям и наплевательское отношение к вещам (не ко всяким, но к каким-то неважным бытовым - уж точно). Но как реагируют окружающие на ее косяки? Особенно папа? А никак. Потому что нету у нее никаких косяков. Она идеальная, в том-то и весь ужас. Да, остальные персонажи могут себе позволить быть неидеальными, она - нет. И вот поэтому весь этот мир "золотого детства", держащийся на "идеальной маме" - вызывает ужас. Такое положение вещей в сущности кошмарно, и уж конечно, не может продолжаться вечно.

Поэтому мало-помалу наступает отрезвление - Муми-тролль видит, что мама и папа могут и того - поругаться, быть недовольными, усталыми, папа и вовсе истерики закатывает. Да! Один-единственный "косяк" Муми-мамы заключался в том, что она осмелилась намекнуть на то, что папа наловил дофигища рыбы, ее уже девать некуда, а до этого, о ужас, "не выразила восторга по поводу щуки".[2] Папа очень обиделся - как это не ценят его заботу о семье!..

На самом деле, увы, Муми-папа не просто мечтатель со странными идеями - он еще и довольно авторитарен, властен, болезненно самолюбив и тщеславен. Он изо всех сил пытается быть "главой семьи", чтоб все от него зависели, чтоб авторитет непререкаемый, но - не может. Не получается. Чего только стоит бесконечная ловля уже ненужной рыбы - нет бы крышу починить, течет же. Но он, видите ли, "не хочет ничего чинить"! Он хочет "сделать что-то новое, неслыханное"! А мама и подумать не смеет о том, чего ОНА хочет или там не хочет! И так у него во всем - и маяк он зажечь не может (а если бы вдруг мама смогла - он бы помер от горя и "унижения"!), и ерундой какой-то на озере занимается... Вместо заботы о насущных нуждах семьи - амбициозные и невыполнимые проекты, по сути - только для себя, для ублажения своего эго. И я бы это не осуждала, если бы он не завел семью и не свалил все хлопоты на жену. И "мужественность" его такая уязвимая, такая ободранная, жуть - съеживается не то, что от слова - от взгляда, от предполагаемой оскорбительной мысли о его "немощи", о "несостоятельности"... (кстати, о смирении - надо принимать таки тот простой факт, что ты не идеал и много чего не можешь) То ли дело "женственность" - выдерживает всё, не гнется, не ломается... Классика, ну классика ведь - женщина, тащи на себе всё, но делай вид, что я главный. Грустно всё это и вызывает протест.

Особенно важен сюжет о том, как Муми-мама разрисовывает стены их нового жилища. Тут ведь несколько смыслов, два как минимум. Во-первых, ее настолько задолбала любимая семья, что она уходит в нарисованный сад, прячется за деревом. а потом и вовсе рисует в саду несколько своих копий, чтоб не так-то просто было ее найти. Вот это поворот!



"У тебя просто мания величия, - решила малышка Мю. - Рисуешь только себя. Неужели ты не можешь и нас нарисовать?" "Вы живете на острове - ответила мама." Да, они живут, а она их обслуживает. Вот тебе и одиночество в семье, вот тебе и "счастье", и "предназначение".

Во-вторых, ее роспись - это точная копия того сказочного Муми-далена из первых книг, откуда они уехали на этот неприветливый остров посреди моря по прихоти Муми-папы. Первая мысль - она скучает по дому, но я думаю, что она тоскует по иллюзии, по идеальной семье, которой в реальности никогда не было... ей небось картинки красивые по молодости нарисовали ("картинками ее надо, картинками!" - Достоевский молодец, знает, о чем говорит)), а она и поверила, и вышла замуж, и оказалось всё не так... (да кстати - на нереальность, иллюзорность того мира очень прозрачно намекает стеклянный шар с отражениями в саду, первая глава книги так и называется - "семейство в стеклянном шаре"). Ну и третий смысл - женщина мечется между бытом и творчеством, это уже биографическое, про мать писательницы... Можно и еще накопать, но эти - главные.

И как, опять же, показательно - мама пропадает до вечера, маму ищут. До Муми-тролля доходит: "Она была так одинока, что потерялась". Она возвращается, и папа заявляет: "Зачем же ты нас так пугаешь? Ты ведь знаешь, мы привыкли к тому, что ты сидишь дома по вечерам." А она уже прямо говорит: "Вот это-то и ужасно. Должно же быть какое-то разнообразие." А до этого Муми-мама просыпается ночью и думает: "Жаль, что мамам нельзя уходить из дома, когда им вздумается, и спать не дома. Мамам иногда это в особенности нужно."



Кстати, детки уже спят не дома - взрослеют. Им, значит, можно) Муми-тролль становится подростком, страдающим от одиночества и непонимания даже идеальных, казалось бы, родителей: "Вечно одно и то же. Они так ничего и не поняли."

И не забываем - папа свободен, даже "обремененный" семьей, он уйти может, куда и когда захочет, заявив - "приду, когда приду" (да, так и написано!!), она - нет. Она его будет ждать, без единого упрека, она ему "верит и доверяет", а он? А ему даже в голову не приходит, что она тоже может захотеть уйти... Ну здравствуйте, двойные стандарты) постоянно вас вижу, везде, честно - вы задолбали.

Еще раз - мне страшно, что от женщины требуют быть такой идеальной и удобной, заметьте - ее не в чем упрекнуть, не было такого, что она не приготовила обед, отказалась выслушать... она только и делала, что заботилась о других. А если бы - нет? Вот так раз - и нет, сами, ребята, сами. Какова бы была реакция того же папы?.. Я на себе немножко, но испытала и давление, и непомерные требования, и упреки в несовпадении с идеалом, и даже этого хватило, чтобы решительно послать и посылать впредь и идею "женственности", и ее носителей и пропагандистов, пошло всё это к чертовой матери и горите в аду.

Понятно, что я говорю о смыслах, очевидных для меня. Я не всё понимаю. Я не поняла, что за фигня со Смотрителем маяка и почему пребывание муми-троллей на этом острове возвратило ему его личность, а самое непонятное - почему он ее потерял.[3]

Да, я не понимаю много чего, но это еще не значит, что смыслы, которые вижу я, какие-то "неправильные" или вовсе "не существуют".



[1] Мне некуда возвращаться и не о чем жалеть. И это не только про детство. Наверное, не найдется в жизни такого счастливого момента, в который хотелось бы вернуться - всё так или иначе отравлено.

[2] Обидеться на то, что тобой не восторгаются... А что, это мне понятно, я это могу. Так я же не "настоящая женщина", а еще мне хватает ума не заводить семью - за меня всё это тащить точно никто не будет. Я лично в любом случае не согласилась бы, но это важный момент, системный.

[3] Хотя, примерно понять можно, хотя бы и по аналогии с последней повестью, но мне сейчас лень) Коротко говоря, Смотритель получил травму, а потом благодаря Муми-троллям, особенно маме, восстановил связь с реальностью и вновь стал собой. (кстати, про кости чаек - это ж перекличка с привидением из "Мемуаров", как здорово...)

Все-таки есть в них, в Муми-троллях, что-то волшебное - они будто запускают механизм восстановления)) будто олицетворяют, помимо всего прочего, некие силы души, связь с первозданным и прочее... Это наряду с тем, что они являются живыми отдельными существами с собственными личностями.

blackmoon3712: (Default)
Галантность 21 века - это профеминизм. Мужчины-феминисты прекрасны!.. Не всем женщинам нужна эта фигня с открыванием дверей, подаванием пальто или, упаси Боже, целованием ручек - меня это скорее настораживает и я вообще это рассматриваю как принуждение к вступлению в контакт со случайным мужчиной, который, возможно, мне неприятен. Если приятен - так это уже не "вежливость", а флирт. Если это делает любимый - да, приятно. Но опять же не обязательно. А дверь открыть может кто угодно перед кем угодно, особенно если человек тащит что-то, например. Но когда даже абсолютно незнакомый мужчина пишет что-то профеминистское или выступает на стороне феминисток в комментах - это приятно всегда, это реально радует. А уж когда любимый профеминист - это вообще счастье.
***
Нормальное - в сущности, печально. Норма - это отсутствие любви, несовпадение чувств, угасание первых чувств. Неужели мне должно быть легче оттого, что это норма???))))
***
Быть может, не все травмы из детства, но ведь нередко ты напарываешься на них из-за причин оттуда... "склеивание" с партнером, например. Как с матерью была "склеена", так и к мужчине прилипнешь. Ох твою ж мать...
blackmoon3712: (Default)
Из учеников Леонардо он у меня самый любимый, наряду с Луини)
Какая улыбка)



Флора

Та же самая улыбка, но называется "Вертумн и Помона"



Я сначала ничего не поняла - где тут кто, вроде две женщины?.. Уже стала выдумывать, что Помона - которая пожилая, а Вертумн - юный прекрасный гермафродит) че-то засомневалась) пошла гуглить - ну плохо знаю римскую мифологию. И хм... Вот что я вам скажу: картина - изумительная, а миф - отвратительный. Вот "мужская точка зрения" как она есть. В общем, жила себе нимфа Помона, увлекалась садоводством, всё у нее было хорошо, ничего больше и не надо, мужчинами не интересовалась и даже их побаивалась (даже из этого мифа будет понятно, почему). Но в нее изволил "влюбиться" Вертумн. И стал ее "добиваться". Она - ноль внимания. Ну ей и так хорошо! А ему, изволите видеть, припекло! И вот что удумал: принял вид старухи, пришел к Помоне и стал вести гетеролюбовную пропаганду: че ты одна, ну че ты одна, непорядок, всё в природе находит себе пару, только ты одна... и при этом еще целоваться лез и лапать пытался! Себя еще рекламировал. Между делом рассказал офигительную историю, тоже о "любви": юноша влюбился в девушку, а она в него - нет, ну он обиделся и повесился прямо перед ее дверью, специально подгадал, чтобы она дверь открыла - а там он внезапно висит, здрасьте. А она в камень обратилась - видимо, за гордыню: низя отказывать мужчине! Да, именно так Вертумн и сказал: отбрось гордость и уступи тому, кто тебя любит. (А твои чувства - да кому они интересны?! Да кому интересно, что надо тебе?!) Конец истории - просто подарок феминисткам, в том числе сепаратным. Вертумну надоело зубы заговаривать, как-то он распалился, принял свой обычный облик и хотел уже изнасиловать Помону, но! Но внезапно, вот прям в тот же миг нимфа "поняла, что тоже его любит"! И не надо было уже насиловать, всё произошло по любви. (!?!??)
Что я только что прочитала? Одно из самых нелепых оправданий насилия над женщиной. "Она сама хотела" - да, это одно из любимых, но чтоб прям так?! Влюбиться в кого-то с чужих слов ровно в тот момент, когда этот кто-то пытается тебя изнасиловать?! И, уж заодно, мелочь, но забавно - в тот момент, когда раскрывается ложь и манипуляция "влюбленного"?! В то время как ты, подчеркиваю, нарочно и всю жизнь избегала мужчин?! Серьезно?!
Слушайте, не надо мне про "другие времена, иные нравы". Да понятны их нравы, да, мужчина вполне мог путать насилие со страстью, они и сейчас путают или делают вид, что "не поняли", но так - не влюбляются. Это тупая отмазка для насильников, ничего более. Чисто "мужская", то есть патриархальная, фантазия. И, повторюсь - даже для культуры изнасилования как-то слишком дебильная. И хорошо, что я это вижу - раньше бы мимо прошло))
Притом, мои личные предпочтения не поменялись - как там были мужчина и романтическая любовь, так и есть. Притом, я даже понимаю, что можно добиться девушки, которая тебя не любит, и это даже не обязательно будет насилие, просто она хорошо проведет с тобой время, но игра будет в одни ворота, тебе станет тяжело, она скажет - ну ты же знал, на что шел... по итогам ничего хорошего не выйдет. Не лучший сценарий, в общем, даже если без всякого насилия. Увы, совсем без всякого - тоже не получается.
ЗЫ. Сегодня еще пришло в голову. Конечно, мне могут припомнить Нарцисса и Ипполита, например. И тут, да, вскроется уже не гендерное насилие, а угнетение человека вообще "общепринятым": "будь как все", "следуй природе", бу-бу-бу, иначе тебя накажут... Но это самое общее угнетение никак не отменяет частного, того же гендерного, они просто существуют в одном поле. При всей трагичной судьбе этих "гордецов" мужского пола - женщины их не насиловали, даже мысли такой не могло возникнуть!
Если крестьянин зарубит помещика топором, то от этого первый не станет угнетателем, а второй - угнетенным. Насилие стихийное и насилие институциональное - таки разные вещи, хотя с высоты птичьего полета кажется, что один хрен. А с этой высоты полезно спускаться. С этой высоты слишком удобно не замечать страданий угнетенных - и "общечеловеческий" гуманизм оборачивается именно равнодушием к боли и унижению конкретного человека, которые происходят, вот сюрприз, не случайно, а системно. Не всегда, но слишком часто, чтобы этого не замечать. Иными словами: нельзя стирать различие между жертвой и насильником (часто системное!) и нельзя сочувствовать насильнику больше, чем жертве.
И я не оправдываю насилие со стороны угнетенных, но понимать, откуда ноги растут - надо. А что касается специфической темы "принуждения к любви", так тут и вовсе надо понимать: оно в принципе происходит оттого, что люди воспринимают секс как некую вещь, товар, долг, обязанность, как угодно, но не как процесс, который по самому своему смыслу должен быть приятен обоим участникам и изначально желанным для обоих. А извращенное донельзя представление о сексе - свойственно патриархату, как и любой другой негуманной общественной системе.
Правда, иногда женщины могли действовать обманом и шантажом, как в истории Иосифа, но тут уже вклинивается социальное неравенство, и снова заметим - если бы Иосиф был женщиной, а его госпожа - мужчиной, то мужчине бы и выдумывать ничего не пришлось, всё произошло бы гораздо проще и грубее! Сами понимаете...
Любят говорить о психологическом насилии женщин над мужчинами, но тут опять же немножко ха. Понимаете, психологическое насилие и манипуляции со стороны человека, в которого ты, допустим, безумно влюблен - это, конечно, больно. Но то же самое насилие и манипуляции со стороны человека, от которого ты зависишь материально, социально, у которого больше ресурсов и даже банальной физической силы, от которого у тебя недавно ребенок родился - это гораздо страшнее, вообще-то. Да и женские манипуляции происходят от того, что им внушили, будто секс - это товар, так что см. выше про патриархат.
Честно говоря - надоели все эти подмены понятий и взгляды с точки зрения, находящейся примерно на Эвересте, которые, разумеется, только играют на руку сложившемуся "порядку вещей". Жалуетесь на манипуляции со стороны женщин? А пробовали относиться к ним не как к товару? Но это проблема системная, двумя-тремя "в поле воинами" ее не решить, хотя это не причина относиться к женщинам по-скотски, все-таки не причина.
blackmoon3712: (Default)
Мне позвонили из института и САМИ и очень вежливо предложили перейти на бюджет. Я сказала, что у меня одно в/о уже есть, так что вряд ли. В то время как люди месяцами этого чертова бюджета добиться не могут, имея все права, мне он уже не нужен!! В т.ч. потому, что я вообще уходить собралась. Любимый купил торт, чтобы отметить мое, как никак, "достижение" и "признание", и это очень приятно. А я сижу в афиге и думаю, до чего же всё не вовремя... я могла учиться бесплатно и на гребаном юрфаке - это раз, далее, могла бы уйти оттуда хотя бы и на третьем курсе и поступить, куда тянуло, опять же бесплатно, но нет!!. нет слов.
Потом терапевтка сказала, что, вообще-то, мой мч сделал для меня то, что я не сделала для себя сама (а надо бы) - порадовался и отметил успех. А мне вечно всё не то, не так, не вовремя... в общем-то, да - обесцениваю то, что есть. Опять-таки потому, что плохо к себе отношусь, требовательно слишком) Вот всё больше и больше это до меня доходит. Утрируя, разумеется, сказала, что моя требовательная часть - это примерно мамаша, которая требует от трехлетнего малыша, пусть и смышленого не по годам и уже знающего буковки - декламировать Шекспира на память) малыш, может, и способен, может, и будет это делать, но не прям сейчас) Или еще образ: ну хорошо, допустим, я делаю для достижения своей цели что-то не то (тот же юрфак нахрена был?) Допустим, мне нужны чистые полы, а я для этого стираю полотенца. И да, полы все равно грязные, но можно хотя бы чистым полотенцам порадоваться?:) Конечно, я могу сказать, что это всё не совсем так - да, не совсем, но сам посыл мне нравится, я его принимаю, это главное) Мне вообще нравятся ее образы) Например вот еще: "вы упрекаете себя за то, что замерзли в минус сорок")))
***
Почему нет никакого "всё к лучшему" на примере моей ситуации с обувью. Так уж вышло, что я осталась на зиму без сапог, потому что одни выбросила, другие нуждаются в ремонте, в третьи и четвертые не влезаю, ну вот пока, ноги отекли, незаметно вроде, но в сапоги не влезть. И бегаю такая в гадах. И обнаружила, что в них удобно, сухо и тепло аж до минус 5. А еще, что они подходят практически ко всему в моем зимне-осеннем гардеробе, даже к длинной юбке, с которой я их надела вынужденно, потому что ну нет сапог. Можно сказать - о, я нашла свою идеальную, универсальную, ко всему подходящую обувь (к тому же крепкую и удобную, не то что всякие там туфельки))), благодаря тому, что лишилась другой обуви, ведь будь у меня хоть одни сапоги, я бы никогда не "осмелилась" надеть гады с той юбкой. То есть к лучшему, что я осталась без сапог? А ничего подобного. Лучше бы у меня были и сапоги, и смелость и фантазия хотя бы в сочетании предметов гардероба, чтобы хотя бы это маленькое творчество было от избытка, а не от нужды. Кстати, деньги на новые сапоги у меня есть. У меня  нет сил/желания ехать-выбирать-покупать, тем более сейчас с моими ногами это проблематично. Надеюсь, они придут в норму, я вроде уже худеть начала.
***
Опять попалась на глаза цитата из Бердяева о трагедии любви) Трагичность и мучительность любви происходит от попыток втиснуть вечное во временное - это очень верно. Но и от гендерных предрассудков тоже - люди не видят друг в друге людей, в пределе - только функции: "настоящий мужчина должен, настоящая женщина обязана". Тьфу.
И кстати. Это не означает принципиального дуализма вечного и временного, вечное и временное пересекаются, входят друг в друга, но чаще всего - "фрагментарно". Полезное понятие, кстати) Может быть и во времени вечная любовь, но - редко. А так Бердяев прав - большинство браков априори не вечны. Но вечное может в них мелькать, может.
blackmoon3712: (Default)
Вот классицистов, Пуссена с Лорреном, в основном не люблю, не цепляют они меня. Но нечто и у них можно найти. Вот "Нарцисс и Эхо" Пуссена - неплохо.



Светло, местами красиво. Эхо будто уже дематериализуется... Опять же, тема моя любимая - Любовь и Смерть. Несмотря на отвлеченный классицизм чувствуется в этой картине некое дыхание вечности и светлая грусть... Но такой сюжет можно воплотить и получше, интерпретация Пуссена лично для меня - из средних.
Или вот "Аполлон и Дафна" - тут чувствуется трагедия...



"Вдохновение поэта".



Ну какое-такое вдохновение, это же просто набор фигур в классических позах. Хотя и очень приятный по колориту и светотени. И понимание самого вдохновения неверное. Это ведь не диктант. Это и Бого-вдохновенности касается.

"Триумф Флоры"



- триумфы вообще не люблю, не люблю торжественность, помпезность и пр. Этот скромненький, тем не менее - скучный. Но неплоха парочка на первом плане - про любовь люблю)

"Вакханалия с гитаристкой" - да ладно, это просто пикник.



Вот у Тициана - там да...
Манера живописи какая-то деревянно-расплывчатая. Особенно деревянно то, чему это ну никак не подобает - небо. Ужасно. Если бы я написала такие картонные облака, я была бы жутко недовольна собой... Честно скажу - подобные картины я бы у себя дома даже за доплату не повесила бы. Скучно ведь. Эта античность без меры идеализированная, надуманная, идеал скучный, воплощение тоже скучное и красотой не поражает...

"Аркадские пастухи" -



вообще не цепляет, жизни нет, красоты тоже. Одна из самых известных картин на тему "и я был в Аркадии". Еще вариация, поживее и посимпатичнее:



Хм, "Похищение сабинянок".



Картина обычная для данного сюжета, ничего особенного. Я о другом - почему так часто изображали это безобразие?! Видимо, приятно женщин унижать, выставлять как вещь, которую можно в том числе и украсть. А еще ведь продать, купить, получить по наследству, сдать в аренду - не стесняйтесь, господа, что вы все про кражу, вариантов еще много. В конце концов, собственник имеет полное право и уничтожить свою вещь. А в сущности, это ведь массовое изнасилование, что в этом героического?!

Хорош "Пейзаж с Орфеем и Эвридикой".



Довольно красивый классический пейзаж. И вроде всё хорошо и спокойно, но смерть уже ворвалась в эту идиллию... Замечательно выявлен этот момент, красиво движение Эвридики... а Орфей еще не знает...ее фигура - как молния посреди всей этой идиллии. Да, тут что-то есть. Хотя, изначально идиллии нет в целом, по крайней мере на том берегу - дымится будто от пожара город, людей используют как тягловой скот... Или плохо только на том берегу, а на этом - хорошо? И на этом уже плохо...

О, очень нравится "Зима. Потоп".



Красиво, темно, зловеще, отчаянно - мой стиль. И змея так в тему. Да, тут он молодец, это куда правдивей и эстетичней, чем все его подслащенные сказки. В этом мире трагедия реальнее идиллии. И притягивает, ибо идиллия - пустая ложь, а страдание, тьма - путь к истинному свету. (Не всегда. Я склонна универсализировать свое несчастье и неудачу. Но я это хотя бы осознаю:)). Конец... Но конец чего, и где гарантия, что после не будет нового начала? (А где гарантия, что будет?:) И разве исправит новое окончательно погибшее старое?) Но пейзаж сам по себе обалденный! Думаю даже, без людей было бы гораздо лучше, глубже. С ними как-то прямо-топорно, а без них был бы элемент тайны...

Что показалось не совсем пуссеновским, так это "Возвращение в Назарет", дневной и ночной варианты - это уж явный маньеризм,





и "Оплакивание" -



тут действительно горевание без обычного лоска классицистов.
И еще - "Видение святой Франчески Римской об окончании чумы".



Визионерство и макабр на заднем плане - люблю)
blackmoon3712: (Default)
/2008, 2015-2017 доп./

О положении женщины: «И этот ум остается без пользы для общества, оно отвергает его, оно подавляет его, оно удушает его.» - !!! Мало того – заставляет жить в ничтожестве и выполнять самую грязную, мелкую, скучную работу.
«…трудно встать на колени перед самой собою» (т.е отзеркалить мужское якобы восхищение женщиной) - и не надо, нужно встать с колен.
«не хочу быть судьей в своем деле» - позвольте! Это совсем не тот случай! Вот это как раз – твое дело, и только тебе судить и решать. Часто возмущаешься какой-то нелепостью в жизни, и тебе дают якобы христианский ответ: «Не суй свой нос в Божий Промысел, на все воля Божья и т.п.» А когда начинаешь говорить, что если бы на всё была воля Божья, то рай на Земле никогда бы не кончился, затыкают уши. Страшно, видите ли, думать! Да и как же мне не совать нос, когда это мои дела?! Они или касаются лично меня, или могут коснуться, да и вообще – если в мире меня что-то живо интересует, это уже мое дело и имею право о нем судить. Это как в «Догме»: женщину бросил муж, а мама ей: «Это промысел Божий…» Да не смешите, разве Бог его заставил? Сам ушел. Но она могла бы возразить: «ушел потому, что я не могла иметь детей, и это ни от него, ни от меня не зависело. Зачем Бог сделал меня бесплодной?» Во-первых, не стоит жалеть о таком муже, он любил не тебя, а то, что мог бы получить от тебя, пусть даже это дети, неважно. Мог бы рассмотреть вариант усыновления, например. С другой стороны, мне могут сказать: если чф не соглашается менять свою позицию ради любимого, она его тоже не любит? Хм, а почему позицию должна менять именно она? Именно чф? Уничтожить себя – разве это любовь? Это мазохизм. Если здраво рассуждать, то тут неразрешимый конфликт интересов и нужно расставаться, а раз так, то и это не любовь, если  люди не совпадают в таких важнейших вещах.
Во-вторых, и я не понимаю: отчего порой одна женщина хочет иметь детей и не может, а другая не хочет, но очень даже может и уже не знает, как предохраняться, чтоб на 100%?! Наша физическая природа – это гребаная лотерея, она может нифига не совпадать с нашей личностью, с нашим подлинным «я», и это ужасно злит. Я думаю, первой женщине даже легче – всегда ведь можно взять приемного ребенка. А «родная кровь» - предрассудок, зависящий исключительно от убеждений самого человека. Можно любить приемных детей и не любить своих, это уже доказано многократно.
Но все же – почему так? Не знаю, но одно могу сказать точно: нет в нашем мире целесообразности и справедливости, нет никакой логики (особенно в природном). Доказательств тому масса: больные дети рождаются у положительных родителей, хорошие люди мучаются и гибнут, а плохие живут и благоденствуют. Невинное страдание. Ничем не обосновать. Ничем не оправдать. Факт. Зачем?!
Возможно, ради свободы. Свободы усомниться в существовании Бога. Если бы всё было целесообразно, больные дети рождались бы только у алкоголиков и наркоманов, бесплодные не хотели бы детей (Боже, я бы так радовалась, если бы была бесплодна!!!) зло тотчас получало бы по заслугам – разве такой правильный миропорядок не был бы явным доказательством бытия Божьего? Вот, смотри, всё правильно, теперь не отвертишься! Вот, смотри, хотя и есть у нас некая доля свобода, но всё находится под Его контролем! Многие скажут – и хорошо бы было! Хорошо, но не отлично. Средненько, удовлетворительно. Но Бог не оставил нас в мещанстве. Он хочет, чтобы было отлично. Он основал свое дело на свободе. Он не хочет принуждать принять Себя. Только свободно, только изнутри. Как и всякий нормальный человек не хочет принуждать другого к любви. Богу ведь не просто принятие нужно, а любовь. «Бог хочет свободной любви человека». Цена этого желания, конечно, жуткая и неподъемная. Но оно того стоит! И, в конечном итоге, иначе не было бы человека. Без свободы человека нет. Хотя, я в последнее время склоняюсь к тому, что Бог сделает бывшее небывшим. Что всё мучительное станет лишь дурным сном. Иначе жить невозможно.
Но не одни мы страдаем. Он – тоже[1].
И вот я… Я почему много чего боюсь… Я постоянно говорю себе: чем ты лучше других? И с тобой может произойти всякое. И дело даже не в лучше-хуже, пусть  даже я и лучше – но гарантий все равно нет никаких. Почему-то часто верующие чувствуют себя в привилегированном положении даже в этой жизни. «Вот я верю, мне Бог поможет. Вот помолюсь, перекрещусь перед выходом – день будет удачный, Бог защитит от врагов..» Ага, а если водички святой выпить да просфоркой закусить – и грипп не подцепишь, и вообще никакая зараза не пристанет.
Не всё так просто… Хотя мне везет очень часто, даже в мелочах, я все же постоянно думаю – ну чем я лучше других? Верой? «По вере вашей да будет вам…» Это так обычно и бывает. Но другие вовсе не виноваты, что у них нет веры. Им даже тяжелее. С верой в любом случае легче, а мы еще поблажки выпрашиваем… Да не жалко Богу, но… Нет, я ничем не лучше. Я так же могу тяжело заболеть, мне может жутко не повезти в личной жизни, меня могут ограбить, убить и страшно подумать, что еще сделать… Чем я лучше несчастных жертв маньяков и просто распущенных патриархальным строем недолюдей? Вот потому и страшно… И я постоянно говорю: «Господи, пусть ничего страшного не случится со мной и вообще ни с кем!..» Очень этого хочу! Есть надежда, что ничего не случится, но уверенности нет никогда. Невинные мученики – это жертвы за нашу свободу. И мы в любой момент можем оказаться на их месте…
И еще. Иов возмущался своим невинным страданием и был оправдан. Не более ли оправданы возмущающиеся чужими страданиями?.. Не всё лежит на поверхности. Часто думают, что прославляют Бога, а на самом деле богохульствуют. Порой думают, что богохульствуют, а на самом деле прославляют Бога, проявляя образ Божий в себе – любовь к людям.
«Приятно видеть счастливые браки». Да, очень приятно. Покажите мне хоть один, а? Да нет, не благополучный, а именно счастливый.
«…и влюбляться можно, и жениться можно, только с разбором и без обмана…» - именно, именно.
«Запах тленья все слабей,
Запаз розы все сильней» - то же самое предчувствие рая…
Конец романа очень красивый, красивый не словами, а… Чернышевский, не всегда хорошо владея словом, сумел внушить мне красивую картинку и красивое чувство, полное восхищения… чувство возрождения и обновления… мб, даже воскресения… И какой насыщенный, многомерный образ дамы в трауре, а затем в свадебном платье. Это и возлюбленная Рахметова, и жена Чернышевского, и Россия, а то и весь обновленный мир – Небесный Иерусалим… Конечно, революция у него получилась розовая. Но не суть.
Суть – в доброте и честности, которыми пронизан роман, в жажде новой жизни, в действительно человеческом отношении к женщине. В конце пишу: очень добрая и человечная книга! Пусть и с некоторыми заблуждениями, ну а кто не ошибался? Зачем искать тут непременно кровавую революцию и безнравственность? Кто чего хочет, тот того и ищет… Зачем придираться к мелочам и раздувать минусы? Лучше раскрыть глаза и увидеть чистейшую мораль, уважение к женщине, идеал брака… Женщины на похоронах Чернышевского вызвались нести его гроб. И как их не понять! Я бы тоже несла! Спасибо тебе, добрый и умный человек! Единственный русский феминист, между прочим! Царство Небесное, блаженное!..
Неплохо бы пройтись по критике романа. Ух, как я зла на Набокова и этого, козла последнего… Дмитриенко, что ли…!!!
В том издании к роману прилагались... кажется, воспоминания о Чернышевском и несколько критических статей, которые,  в свою очередь, раскритиковала я) Но об этом чуть позже:)



[1] Иисус жил в оккупированной стране, в нищете и унижении, был одинок, несчастен, непонят, в расцвете лет умер мучительной и позорной смертью. И это только земная жизнь. Бог страдал и сейчас страдает, на нас любуясь. Сострадает так, как никто. Ну конечно, для полного счастья Иисусу недоставало еще родиться женщиной… Но уж это было никак нельзя – женщину никто бы и слушать не стал.
blackmoon3712: (Default)
мне в живописи, вообще в искусстве надо чего-то необычного, неотмирного, всегда чего-то сверх... Да ведь и не только в искусстве - в сексе, в отношениях, чего-то похожего даже от работы хочу, постоянного удовольствия... Я недовольна этим миром и персонально своей жизнью - да. Вечно хочу убежать от скучной обыденности. В некотором смысле, я наркоманка - мне вечно нужны сильные ощущения, и чтоб длились подольше, но в реальности мне их получать боязно (да и не всегда возможно в принципе, ибо требования, ожидания и жажда зашкаливают), вот и улетаю от живописи, музыки... А в жизни вечно всего мало и всё не то... /2015/
blackmoon3712: (Default)
/2008, 2015-16 доп./
Я еще пройдусь по роману, поговорю про сны Веры, отмечу кое-какие черты... также поспорю, а в чем-то и соглашусь с критиками. Но сейчас хотелось бы поговорить о том, что меня очень мучило и даже способствовало болезни...
А именно - возможность второго брака. Для меня ведь одно дело - быть свободным и поэтому не уходить, и совсем другое - уйти на самом деле. Я не понимаю значения слова "любил", "второй муж/вторая жена", "новая любовь"... Не понимаю! Я - однолюб по натуре и по идеалам, а ведь это страшная вещь!..[1]
С одной стороны, ситуация в романе отозвалась болью личной - тут же начала перебирать наши отнюдь не идеальные отношения. С другой стороны - болью, позвольте мне так выразиться, общечеловеческой.
Вот тут, как гениально выразился Достоевский в "Бесах": человек мало того, что ищет  Бога, так еще такого Бога и так, чтобы его Богу поклонился вместе в ним весь мир! Собственно говоря, кто бы не хотел, чтобы его идеалы разделяли все?.. /Я не хочу! Уже не хочу! Поумнела! Признаю плюрализм, а эту шатовщину считаю соблазном дьявольским! Спасибо "русскому миру"!/ Мне как христианке это особенно важно. /О да! А приверженцу ИГ и того же "русского мира" это не особенно важно! Офигеть аргумент!!/ Хоть я и признаю изменчивость морали, но вовсе не релятивизм - априорные истины есть. /Где же та самая грань?../ Они не доказуемы, но они есть, они чувствуются совестью и сердцем. /Вот насколько разная может быть сама совесть - это мне помог понять один священник. Он мне - ну твоя же совесть осуждает незаконность твоих отношений! Я себе - хм, не чувствую... чувствую страх и неудобство перед вашими законами, чувствую их угрозу вплоть до ада... но совесть-то моя совсем о другом болит - не о незаконности, а о несоответствии личному идеалу.../ Да, у меня вполне естественное желание соборности - я, Бог и мир... (Себя я поставила впереди вовсе не из-за какой-то нелепой гордыни, несуразного желания поставить себя выше Бога... Нет, дело в том. что для меня всё начинается с меня, всё рождается во мне и вне меня ничего нет. Это экзистенциальность, проще говоря. Это не сужение вселенной до маленького "я", а напротив, бесконечное расширение "я", шире и вселенной.) /Соборность не есть одинаковость! Соборность есть приятие различий, подчас очень глубоких! Соборность есть единение в главном! В свободе, любви, Богочеловечестве! А значит - извините, плюрализм! Есть люди, которые счастливы обычной семейной жизнью, которых устраивает упорядоченный секс уже не по любви, а по физиологической необходимости! А я не такая!!!!
(И ведь только это и признают "прогрессивные" теологи типа Льюиса - что вы, ну какая любовь! Маленькие что ли? Главное - чтоб все было по закону, из чувства долга и вело к продолжению рода, а "любовь" ваша только к беззакониям и безобразиям толкает! Так и говорят: супружеская любовь - не что иное, как животное влечение в рамочке закона. Остальное - от лукавого. Любовь оправдывается законом, но сама ничего не может оправдать. Так-то. Без Божества, без вдохновенья... хрен вам, а не свет с преображением плоти. Я чуть не удавилась. Ну так вот. Хоть вы об стенку расшибитесь со своим законом - а мои-то идеалы поближе к евангельской благодати будут. Ваши - не поднимаются выше ВЗ (который и то был человечнее, признавая всякие лазейки от скуки к любви хотя бы для мужчин. Ну не ради чадородия любил Иаков Рахиль, а просто так. Для чадородия мог бы обойтись Лией и наложницами - а вот не захотел.) А по моим - пропагандируемый вами брак от блуда недалеко, да что там - совсем не ушел. Это рассуждая максималистски, как Иисус часто и делал. А вашу такую "нравственность" я ненавижу.)
Да и живите как хотите, подумаешь! Я же насчет себя поняла особенно четко в последнее время - моя любовь должна быть сплошной трансценденцией, и особенно в постели. Постоянным выходом за грани. Перманентным экстазом. Чтоб свет был чуть ли не видимым, чуть ли не осязаемым. Тут даже Ричард Бах со своим "Мостом через вечность" рядом не валялся, во как! Но тут же так не бывает. Так что нечего и дергаться. А все эти хуже/лучше... как-то не утешают, не могут утешить:(/
Итак, вторая боль - что мои идеалы мир не только не разделяет, но и вдруг не может разделять в принципе?! А это для меня ужасно мучительно. Я все-таки уверена, что большинство моих идеалов - универсальные. /Нет, сейчас болит совершенно противоположное: какого черта мир, а многие страны особенно, так дьявольски нетолерантны?! Так бесстыже навязывают человеку единую модель поведения даже в частной жизни! Долой! Да не будет! Да будет плюрализм и толерантность! Тогда почти все станут счастливее! А моя проблема лежит в иной плоскости. Толерантность ее не решит. Но это ж не повод быть равнодушной к угнетению ближних. Есть, есть универсальные ценности, но они более общего характера, чем я раньше думала./



[1] Да, я... была?!... такой! Теперь напрягите фантазию - что можно сделать, чтобы довести человека с такими чувствами и убеждениями до бессовестнейшей измены, длившейся около полугода, до двух крайне идиотских, но все же порывов уйти?! Да, я себя оправдываю и буду оправдывать! Кто, если не я) "судя по отзывам", самадуравиновата, тварь такая аморальная. (кроме одного чудесного исключения....) Ну вот если без всяких прикровенностей типа "сама личность несет ответственность, а не среда и обстоятельства". При этом я не снимаю с себя всей вины. Но не понимаю, просто не могу понять, кто виноват "больше", да это и не так важно.
blackmoon3712: (Default)





Оба сюжета ни к черту - ну, куда это годится, женщин воруют как коров, сексизм! Но любопытно поговорить о живописной манере. В случае с Еленой - чистый классицизм, с Деянирой - уклон в романтизм. Сравнив, я - руками и ногами за романтизм! Елена - как скучно, прилизано, безжизненно, ни красоты, ни мистики, ни даже натуральности... Пустая застывшая форма, ни одного живого чувства. Потом, помилуйте, какое же это "похищение" - она сама за ручку с Парисом идёт. Конечно, сама, а "похищением" это назвали патриархатные шовинисты, приравнивающие женщину к имуществу: мол, у нас украли, а мы вернём на место. Но лично я представляю себе романтический побег ночью, а не скучную свадебную процессию средь бела дня.
Но "Похищение Деяниры" - совсем другое дело! Мне здесь нравится динамика - всё в движении, тревоге, на ветру... Романтизм всегда живой, подвижный, бунтующий. Романтики чувствуют, что в застывшей, конечной форме никогда не достичь совершенства, они просто куда-то стремятся, рвутся - и в этом уже есть большая правда! Потому их творческая манера всегда мне по душе. Ну, и похищение здесь, в конце концов, похоже на похищение, а не на галантную прогулку. Пожалуй, романтики большие реалисты, нежели классики. Они хотя бы понимают, что нет совершенства "под куполом" - и страдают этим!
blackmoon3712: (Default)


удивительна тем, что даже я вижу в ней некую красоту. Это и пейзаж, и мягкая динамика образа, и нежный, почти прозрачный колорит... Этому художнику удалось невероятное - заставить меня застыть от красоты картины на нелюбимую тему... А всё потому, что тут нет ни тени безобразия или уродства. Бесстыжая идеализация - но ведь красиво) Младенцы даже у Леонардо подчас такие некрасивые... А тут у Соларио тема материнства, пожалуй, просветлена насколько это возможно, не преодолевая природы... Да, смотришь и думаешь: иногда искусство - это просто умелая возвышенная ложь:)
Вот, пожалуй, два самых значительных образа Богоматери (помимо образов Девы) - картина Соларио, где природное материнство максимально просветлено и "Сикстинская Мадонна" Рафаэля, где оно преодолено, что, конечно, лучше. У Леонардо же, да и у некоторых других моих любимых сюжет "Мадонна с Младенцем" ценен не сам по себе, а как плацдарм для их великих идей и духовных исканий. Просто повод.
Например, "Мадонна Литта" - манера живописи и горный, гордый дух мне по душе, но ведь сюжету это не соответствует) Манера и сюжет - отдельно, потому впечатление неоднозначное: вроде про материнство, но теплоты рода и неказистости природы в этой картине попросту нет. Это не благочестивая икона, но и не то, что заявила одна тетенька в Эрмитаже - не гуманистическое превозношение простого, человеческого, "женского", "материнского"... Ничуть не бывало. Тут изображена богиня, тут маленький сверхчеловек с таким взглядом, что не у каждого взрослого встретишь - они идеально красивы и неотмирны. То есть, может быть и превозношение человека - но уж никак не "простого", не такого, какой он есть. Тут - идеал, от которого дух захватывает... Хотя формально сюжет и отталкивает - ну зачем одному сверхчеловеку паразитировать на другом...
blackmoon3712: (Default)
Мне очень не нравится обезображенное материнством женское тело и героизация этого. "Новая жизнь" ничего не искупает и не оправдывает. Никаких "зато" для меня не существует. Мне глубоко чужд этот культ. Что чужд - меня просто трясет от ненависти, отвращения, обиды, чувства глубочайшей несправедливости и бессовестнейшей лжи. И глубоко возмущает, что этим культом рода как бы сглаживаются и скрываются настоящие женские проблемы. Или думаете, все мамы так нереально счастливы, что им пофиг на искореженное тело? Да хрен там был. Вот далеко не все, а если бы еще об этом разрешалось хотя бы думать, если бы об этом говорили, мы бы еще не такое от женщин услышали.
Где-то был текст... В общем, суть в том, что из моря выходит женщина, немолодая, со следами, хм, материнства на теле и со шрамом от кесарева, а около нее - три прекрасных сына. И наличие сыновей искупает ее потерянную красоту якобы. И она - богиня. Знаете, вот не передать просто, какой это во мне вызывает протест. По-моему, это ужасное лицемерие. Не должны одни люди рождаться за счет других, не должно так варварски калечиться человеческое тело. Это очень грустно, несправедливо, и, что уж там, противно.
Всегда вспоминаю отрывок из какого-то древнего японского романа, вот там хотя бы честно. В общем, компания "золотой молодежи" глазеет на проезжающих мимо женщин и оценивает - о, эта прекрасна, та нет... И видят, значит, очередную, и сперва она им кажется молодой и прекрасной, но тут замечают рядом ребенка и циничненько так начинают посмеиваться: ой как мы ошиблись, ее время уже прошло... Уже прошло. Всё. Отработанный материал.
И я ведь никого не удивлю, если скажу, что это не исключение какое-то особо безнравственное, таково отношение к женщинам в реальности. И знаете, вот честно - я никогда не хотела быть "отработанным материалом". То есть понятно, что мне не будет вечно 20 и даже 30 лет, но все-таки без детей гораздо проще сохранить хоть как-то приемлемую форму тела. Для меня это важно. И можно сколько угодно обвинять мужчин в безнравственности, и всё будет правильно и бесспорно, но.. но как я могу бросить в них камень, если мне, мне самой эта фигня не нравится и я не хочу, чтобы это произошло с моим телом?! Этика этикой, а с эстетикой не спорят. То есть, конечно, любящий мужчина будет любить тебя всякой... но я сама хочу считать себя красивой, хочу сохранить свое тело только для себя. Не хочу, чтобы кто-то жил в моем теле за мой счет - это не передать как противно, да и мучений не хочу. Пожалуй, это основное, да.
На эту тему, как ни странно, хорошо сказал Рцы, приятель  Розанова... Вот превозносили они напару материнство и родовую жизнь, дифирамбы всякие пели, а потом Рцы рраз - и пишет статью против Рубенса, в котором обвиняет его в эстетизации, откровенно говоря, "отработанного" женского тела и в общем-то прямым текстом говорит, что женщина-мать - некрасива, что материнство - уродует. Уж не знаю, как на это отреагировал Розанов, не слишком честный даже с собой, но я прям аплодировала. Господи, в кои-то веки хоть кто-то сказал неудобную правду. Материнство калечит и травмирует тело. И хорошо, что сейчас это можно уже как-то корректировать. Но лучшим решением была бы все же искусственная матка. Надеюсь, это не за горами. Хочу до этого дожить.
Я понимаю, что есть такой сорт людей, и даже феминисток, которые ратуют за всё "естественное" и абсолютно не соображают, что естественное - не значит хорошее. Ну вот не значит, и всё. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать о жизни первобытных людей или хотя бы крестьян 100 лет назад. Никто в здравом уме не захочет так жить. А если захочет - его личное право, пусть идет в лес, в пещеру. Но других-то за собой на аркане тащить не надо.
И заметьте, какую ловушку в нашей голове выстраивает общественное мнение: с одной сторону, кому ты нужна будешь без детей, с другой - ха, кому ты теперь нужна с прицепом. А, и после 30 ты уже в любом случае никому не нужна) Охренеть. Зато орлы эти всегда и всем нужны, тьфу. Но это уже совсем другая тема:)
(Немного странно, наверное, писать такое в свой же день рождения, но, во-первых, написано не прям сегодня, а во-вторых, что самое главное, как сказала мой психолог - какая разница, странная я или нет, я просто имею право быть такой, какая есть. Да и полезная рефлексия-то, как раз на день рождения, нет?:) Вот я сегодня встала, иду на кухню и думаю: конечно, что я появилась на свет - это, скорее всего, хорошо, но то, что мое явление на свет причинило, мягко говоря, адские страдания другому человеку, не говоря уже о далеко идущих последствиях для его здоровья и жизни - это однозначно плохо. Да, я не виновата, да, "это не моя ответственность", но факт остается фактом. Сознавать это - немножко неловко и неприятненько. А чья ответственность, кстати? Уж точно не моей матери, она не делала никакого "выбора", рожая меня. Я родилась не потому, что меня сильно ждали, а потому, что "все так делают и вроде как пора". Как и большинство людей, извините. Очень хочется, чтобы у женщин был настоящий выбор, реальный и осознанный честно. Это как минимум.)
 
blackmoon3712: (Default)
/2008/

Несколько слов, пусть и без свежего чувства, о "Путешествии из Петербурга в Москву" Радищева. Прежде всего, я возмущена несказанно нелепой и оскорбительной статьей Пушкина об этой книге и ее авторе. Дай Бог, если все эти глупости и унижения великого человека - из-за цензуры. И то - раз так, не надо было вовсе ничего писать. Я не понимаю, что такого важного можно увидеть между этих строк, как намекнуть, о чем хорошем напомнить... И я просто удивлена, почему цензура не пропустила этакое безобразие - по-моему, всё как они любят.

По-моему, недопустимы такие выражения, как "сатирическое воззвание к возмущению", "преступление", "мечтания" - и это пишет друг декабристов, автор вдохновенного "К Чаадаеву"?! Неприемлем тон повествования о самоубийстве Радищева - холодный, безжалостный, чуть не злорадный.
"Очень посредственное произведение, не говоря уже о варварском слоге..." Ну нет, главное - не как написано, а что. Главное - чувства и мысли автора, а они благороднейшие. По этой причине "Что делать?" Чернышевского стоит много выше "Повестей Белкина", "Капитанской дочки" и тому подобного. (Хотя бы потому, что Пушкин - начало, исток, а после него - развитие). И я не думаю, что слог Радищева для екатерининской эпохи, когда русские только учились писать, был так уж плох. А даже если и плох - не суть. А.С. как будто не знает даже того, что в то время частные типографии были легальны, а предварительная цензура - это другое дело. Да книга и через цензуру прошла - слава Богу, цензор прочитать не удосужился, успокоился названием! Как же благодетельна порой русская лень)
А вот это и вовсе хамство неправдоподобное, но вот, черным по белому читаю - "влияние его было ничтожно". Чего?! Да если б не он, и тебя бы не было, и Бог знает, что было бы вообще! Это наглость и неблагодарность возмутительные! Бердяев написал - "Радищев - отец русской интеллигенции". Чистая правда! Я сама убедилась! Но уточню. Если Ломоносов - отец русской науки (интеллектуалов), то Радищев - пробудившаяся совесть русского общества, крик вопиющего в пустыне - но после имевший широкий резонанс. Потому и - отец интеллигентов. Все обязаны ему, даже те, кто не чувствует этого вовсе. Да, с его восклицанием: "Я взглянул окрест себя, и душа моя страданиями человечества уязвлена стала" - родилась русская духовная элита!
В его книге "нет любви"?! К кому, извини? К извергам-помещикам и мошенникам-чиновникам? За что их любить-то? А вот к народу любовь, жалость - есть. Этот упрек - очередной вывих христианства. Требовать у жертвы или свидетеля казни любви к палачу - невообразимая наглость со стороны палачей. Да, Иисус просит возлюбить врага - но обращается напрямую к жертве, Сам являясь жертвой, а у палача такого морального права нет. К палачу же у Него одно требование, для начала - не быть палачом. Радищев этого и требует, так что всё правильно. А как надо было написать? "Ну да, помещики издеваются, но они ведь тоже люди, ну мало ли не с той ноги встали, понервничали, не выспались... а вы смиряйтесь..." - так, да?
Это ценнейшая книга, она целую эпоху открыла, и даже не одну! Там - темы, вечно волновавшие лучших русских людей, и естественно, что особенно выделена одна из важнейших - социальная. И никто не имеет морального права высказываться о Радищеве подобным хамски-казенным образом. А уж А.С. и подавно стыдно должно быть.
Конечно, я ожидала увидеть в этой книге только страдания крестьян и бедного люда вообще. И это само про себе было бы очень ценно. По этой теме даже распространяться не буду - ясно, что тут я 100%-но на стороне Радищева, так же возмущена, и очень, очень ценю его совестливость! (Вон, про Петрушку своего вспомнил - расстроился до слез. "Ваш сахар - наши слезы" - хорошо, что он об этом вообще задумался, уже заслуга! Лучший и полезный пост - не есть того, на чем "почили скорбь, отчаяние и горькая слеза нищего" - очень нравственно). Произвол, наглость, безответственность, лень чиновников  - "не моя обязанность", "по голове молотком тебя будить надо" - актуально! То есть, там про страдания всех сословий - но больше, конечно, о бедных. Конечно, скажут - что такого, люди страдали во все времена и сейчас тоже, христиане еще напомнят про первородный грех и невозможность построить рай на земле... Всё верно. Только вот не надо этим оправдывать несправедливый социальный строй, нельзя оставлять попытки усовершенствовать экономику - сделать лучше вполне в наших силах.
Но как же я была поражена, когда в рассуждениях Радищева о нравственности и стремлении к свободе - узнала себя, свои мысли! Никак не ожидала такого от человека середины 18 века... Насчет слога скажу от себя - да, тяжеловат порой, особенно для нашего времени - НО я-то выявляю смысл, не обращая внимания на форму. А иной раз даже в этом слоге прорывается такое воодушевление, что... ну, чувствуешь ветер свободы!
blackmoon3712: (Default)
С другой стороны, как вышло так, что это считалось христианством? Но Кьеркегора я слишком хорошо понимаю - это превращение любимого и желанного в тень при его достижении... возможно, он отказался от любви попросту потому, что боялся ее неизбежного мещанского перерождения...
Но были в его жизни и плюсы - жил по ночам, деньги были... мне бы такие условия... Но, пожалуйста, без такого детства, без повернутого на "грехе" отца, без всех этих "родовых проклятий", и вообще: мир без психологов - ужасен!!

Profile

blackmoon3712: (Default)
blackmoon3712

October 2017

S M T W T F S
1 23456 7
8 9101112 1314
15 161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 05:14 am
Powered by Dreamwidth Studios